• 16.12.2016
  • 834

Белорусский классик с берегов Волги

Ориентировочное время чтения: 29 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

Республика Беларусь торжественно отметила 125-летие со дня рождения великого белорусского поэта Максима Богдановича, который родился в 1891 году, 9 декабряв Минске. Раннее детство поэта прошло в Гродно, куда через восемь месяцев после рождения Максима переехали его родители.

Максим Богданович (1891 — 1917) прожил очень короткую, но чрезвычайно плодотворную в творческом отношении жизнь. Он достиг широкого признания современников и потомков. Имя Максима Богдановича стоит рядом с такими классиками белорусском и мировой литературы, как Янка Купала и Якуб Колас. Его творческое наследие — очень значимая часть духовного наследия и культуры белорусского народа. По мнению белорусского литературоведа, поэта А. Лойко:

«Максим Богданович как творец, мыслитель, историк … уникальная, феноменальное явление, которое не укладывается ни в рамки своего времени, ни в рамки целых литературных эпох»

Максим Богданович — публицист, литературовед, переводчик; классик белорусской литературы, один из создателей белорусской литературы и современного литературного белорусского языка (первый активно разрабатывал такие сложные поэтические формы, как терцина, триолет, октава, рондо, вместе с Я.Купалой и Вл. Жилко считается основателем сонета, положил начало урабанистической поэзии и профессиональной литературной критики, был новатором в сфере перевода), воспевший родную Белоруссию и выразивший в лирических строках безграничную, искреннюю любовь к своему народу. Классик славянской литературы, проживший яркую, но очень короткую жизнь и оставивший после себя богатое творческое наследие, рассказывающее о людях и времени, в котором они жили.

Об этом удивительном и талантливом поэте наша статья.


Вы, любители порыться
В ветхих, выцветших страницах
Книги, много лет забытой,
Блеклый в ней найти цветок, —
Просмотрите этот томик:
Я прокладывал бумагу
Свежими в те дни цветами
Мыслей искренних и чувств.

М.Богданович

Александр Григорьевич Лукашенко:

«Стихи Богдановича по праву признаны одной из высот европейской поэзии ХХ века»

Александр Лукашенко поздравил участников торжеств по случаю 125-летия со дня рождения Максима Богдановича.

В поздравлении говорится, что утонченные, непревзойденные стихи всемирно известного поэта, которые отличаются мастерским использованием образно-выразительных средств, проникновением в духовный мир человека и высокой культурой слова, по праву признаны одной из высот европейской поэзии ХХ столетия.

«Своей деятельностью песняр заложил фундамент белорусской национальной эстетики, внёс большой вклад в формирование литературного языка и становление патриотического сознания народа. Поэтому сегодня мы, граждане суверенного государства, должны ценить и беречь то, ради чего работал наш именитый земляк, -— историческую память, родное слово, крепкую страну», — подчеркнул глава государства

Александр Лукашенко выразил уверенность, что торжества по случаю 125-летия Максима Богдановича будут содействовать укреплению единства общества и прославлению творческих талантов нашего народа…

Чем же знаменит этот поэт? И кто и как повлиял на его творчество?

Жизнь как яркая вспышка

Изображение: cdb-yaroslavl.ru

Максим Адамович Богданович родился в Минске в 1891 году в семье учителей, и сразу после рождения мальчика Богдановичи переехали в Гродно.

Фото: maxpark.com

Отец поэта, Адам Егорович (1862 — 1940), сын безземельного (бывшего крепостного) крестьянина, известный этнограф, фольклорист, языковед, окончил Несвижскую учительскую семинарию и работал в Минске (1885 — 1892) заведующим 1-го городского начального училища.

Мать, Мария Афанасьевна (1869 — 1896), учительница по образованию, училась в Земской учительской школе в Петербурге.

Детей в семье Адама Егоровича и Марии Афанасьевны было четверо: Вадим (1890 г.р.), Максим (1891 г.р.), Лев (1894 г.р.) и Нина (1896 г.р.). Несмотря на то, что в семье Богдановичей разговаривали по-русски, уклад жизни, привычки, вкусы, образ мыслей в своей основе были белорусские. Здесь дети слышали белорусские сказки, песни, поговорки. Отец уделял много времени своим сыновьям и привил им любовь к литературе. В одном из писем к своему другу Максим писал:

«Меня воспитывал отец. Тогда я показывал вам его библиотеку. В ней есть всё существенное, что появляется в литературе всего мира. Мы с детства проходили эту мировую школу… Разумеется, главное внимание обращалось на славянские литературы… »

Однако, по мнению самого Адама Егоровича, поэтический дар Максим унаследовал от матери, обладавшей, «необыкновенной живостью восприятия и повышенной чувствительностью в обыденной жизни», а также от бабушки по отцовской линии Анэли (Анны) Фоминой Осьмак, которая, как писал отец поэта в своих воспоминаниях:

«была прекрасной рассказчицей народных сказок, — дар, несомненно, поэтический, — унаследовав эту способность частично от своей матери Рузали Казимировны Осьмак, обладавшей этим даром в высокой степени. Передача сказочного сюжета для неё было творческим актом; каждый раз она вносила в обработку сюжета новые черты; говорила сильно нараспев, придавая повествованию заметную ритмичность…Она знала на память множество белорусских песен и вообще была носительницей и хранительницей народной старины: обрядов, обычаев, гаданий, преданий, пословиц, поговорок, загадок, народных лекарственных средств»

Богдановичи и Пешковы. Фото: maxpark.com

Там его мать умерла от туберкулеза в 1896 году, и отец с Максимом и остальными детьми отправилась в Нижний Новгород. Отец женился второй раз (на сестре жены Максима Горького). Дома у Богдановичей все разговаривали по-русски, но уклад жизни, привычки и вкусы во многом оставались белорусскими.

Алексей Максимович подарил своим друзьям гравюру с изображением Мадонны — фрагмент знаменитого шедевра эпохи Возрождения Рафаэля Санти, ставшую семейной реликвией, которую Богдановичи всегда возили с собой при многочисленных переездах.

С 1902 по 1907 годы Максим Богданович учился в Нижегородской мужской гимназии. Юноша находился в атмосфере радикальных политических настроений. В доме Богдановичей постоянно собиралась революционно настроенная интеллигенция и молодёжь. Максим активно посещал различные митинги и манифестации.

Изображение: maxpark.com

В это время он активно изучает белорусский язык, знакомится с материалами белорусских газет «Наша доля», «Наша ніва», которые существенно повлияли на формирование его мировоззрения. И в дальнейшем, в своей творческой деятельности Максим Богданович отдавал преимущество белорусскому языку, особенно в своём художественном творчестве.

Своим воспоминаниям о Горьком Адам Богданович посвятил книгу «Страницы из жизни Максима Горького».

В четвёртом классе Максим начинает проявлять свои революционные взгляды. Накануне революции 1905 года Богданович создает потайной кружок анархистов, и перестаёт интересоваться белорусским, как утверждал его отец Адам. В скором времени Максима власти начали подозревать в терроризме, когда его друг взорвал лестницу в гимназии. Но на допросах будущий поэт держался твёрдо и не давал никаких показаний против своих единомышленников. За плохое поведение и участие в ученических актах непослушания получил аттестат «неблагонадёжного ученика».

В доме Богдановичей очень часто бывали гости, а отец Адам, в свою очередь, был народовольцем, поэтому, слушая разговоры отца и его друзей о необходимости изменений ситуации в стране, мировоззрение в революционном направлении сформировалось и у молодого Максима.

Данные моменты из жизни поэта описал его отец в книге «Материалы к биографии Максима Адамовича Богдановича».

С 1908 года Богдановичи живут в Ярославле, где Максим продолжает обучение в гимназии. В этот период юноша столкнулся с тяжким испытанием. В 1908 году от туберкулеза умирает его старший брат Вадим, а весной заболел туберкулезом и сам Максим. Отец отвез его в Крым, что положительно отразилось на его здоровье.

1911 год явился в значительной мере переломным в жизни Максима Богдановича. После окончания учебы в гимназии он посетил Вильно, где познакомился со знаменитыми деятелями белорусского национально-освободительного движения братьями И. и А. Луцкевичами, белорусским писателем, историком, филологом, литературоведом В. Ластовским. По приглашению Луцкевичей Максим Богданович почти всё лето жил в усадьбе Ракутевщина около Молодечно. К этому времени он имел только книжное представление о Беларуси, но здесь, в 20-летнем возрасте смог вблизи увидеть белорусский природу, жизнь и быт белорусов.

Максим Богданович, 1911 год. Фото: maxpark.com

Получив в 1911 году аттестат об окончании гимназии, Максим Богданович намеревался поступить в Петербургский университет на филологический факультет, но из-за отсутствия средств, а также из-за того, что сырой климат столицы не подходил для человека с его здоровьем, не смог осуществить своё намерение и, вернувшись из Беларуси в Ярославль, поступил в Демидовский юридический лицей. При этом Максим очень настойчиво занимался самообразованием.

В 1909 — 1913 годах Максим Богданович написал также более десяти стихотворений на русском языке, сделал ряд переводов на белорусский язык Овидия, Горация, П. Верлена.

Среди значимых событий личной жизни Максима Богдановича с 1914 и почти до конца 1916 года были поездка в Крым для повторного курса лечения и новая любовь, которая принесла ему много переживаний. Следует также отметить и профессиональное признание молодого литератора со стороны коллег: Максима Богдановича приняли в члены «Всероссийского общества деятелей периодической печати и литературы».

Осенью 1916 года, окончив в Ярославле юридический лицей, Максим Богданович переехал в Минск. Здесь он работал секретарём продовольственного комитета минской губернской управы, одновременно занимался делами беженцев в Белорусском обществе помощи пострадавшим от войны, участвовал в работе кружков молодёжи. Богданович поселился на одной квартире с литератором Змитраком Бядулей, который позже оставил много воспоминаний о поэте.

Здоровье портилось. Зная об ужасной и неминуемой развязке, Максим трудился не покладая рук. В 1917 году на собранные друзьями средства поехал поправить своё физическое состояние в Ялту. Это была его последняя весна. 25 мая 1917 года поэта не стало. Последним детищем белорусского автора в эти дни было составление славянского букваря.

Птица на двух крыльях

Максим Богданович родился в Беларуси, но всю оставшуюся жизнь прожил в России, лишь изредка бывая на малой родине. Он в совершенстве владел двумя языками, но больше любил писать на белорусском.

«Его поэзия перекликается с произведениями Николая Гумилева, особенно это касается литературного ритма. Русский поэт серебряного века был на шесть лет старше Михаила Адамовича, поэтому не удивительно, что он повлиял на Богдановича»,

— говорит Любовь Турбина, русская поэтесса, переводчик и литературный критик. Она перевела много стихов Богдановича на русский язык. Вот что она говорит о нём:

«Для Беларуси Максим Богданович — уникальный литературный феномен. Если Якуб Колас и Янка Купала, в первую очередь, были на службе у национальной идеи и воспевали социальные мотивы, то Максим Адамович относился к белорусской поэзии, как к родной матери, которую он рано потерял — с трепетом и тоской. Осознанно или нет, но у Богдановича была одна цель — вписать поэзию Беларуси в европейский и мировой контекст. Например, в сборнике «Венок» автор в качестве эпиграфов использует слова западных литераторов»

Во время открытия памятника Максиму Богдановичу. Минск, 9 декабря 1981 года. Фото: souzveche.ru

«В отцовской библиотеке он изучал много белорусских источников и глубоко копался в критических статьях Якуба Коласа и Янки Купалы. Но придерживался мнения, что кроме социальной значимости, в поэзии должна присутствовать и художественная ценность»,

— отмечает Любовь Турбина.

А вот мнение белорусских историков:

«Максим Богданович по-настоящему стал первым городским стихотворцем, который положил начало урбанистической поэзии. Лаконично совмещая теорию и практику, Богданович разрабатывает новые для белорусской литературы поэтические формы: терцины, триолеты, рондо и рондели. Максим Адамович одним их первых начинает работать как исследователь истории белорусской письменности и как переводчик. В отличие от других авторов «Нашей нивы» (популярное белорусское издание того времени, где публиковались многие писатели и поэты — примечание) — более тематичен и художественен. Он значительно расширил горизонты для своих последователей»,

— рассказывает Михаил Барановский.

Особенности творчества М. Богдановича

Литературная биография Богдановича сложилась весьма своеобразно. Долгие годы он знал свою родину только по впечатлениям раннего детства: поэт вырос вдали от родного края, не слыша вокруг белорусской речи. И тем не менее увлечение его белорусской литературой, белорусским народным творчеством, этнографией проявилось очень рано и навсегда определило его жизненный путь. Здесь сказалось влияние отца, превосходного знатока белорусской этнографии, собирателя белорусского фольклора, а также круг чтения будущего поэта.

В тщательно подобранной библиотеке его отца, наряду с русской и мировой классикой, широко были представлены славянская литература и, разумеется, белорусский фольклор, работы по белорусской этнографии, истории. В отцовской же библиотеке Богданович познакомился и с произведениями Дунина-Марцинкевича, со стихами Богушевича.

Изображение: nn.by

С середины 1900-х годов, когда начала выходить белорусская газета «Наша доля», а затем «Наша нива», когда организованное в Петербурге издательство «Заглянет солнце и в наше оконце» стало выпускать книги белорусских писателей, Максим Богданович прочёл произведения Тётки, Купалы, Коласа.

Это знакомство с белорусской литературой происходило в период широких литературных увлечений поэта, которому были чрезвычайно близки Пушкин, Фет, Майков, Блок; он превосходно знал украинскую литературу, серьёзно изучал поэзию греков, итальянцев, французов, славян. В том, что влечение к белорусской литературе преобладало над другими интересами, сказалось влияние атмосферы, окружавшей Богдановича в семье.

Началом литературной деятельности Максима считается 1907 год, а его первым значимым художественным произведением — опубликованный в «Нашай ніве» аллегорический рассказ «Музыка» («Музыкант»), содержащий легенду о скрипаче, который много ходил по земле и играл волшебную музыку на волшебной скрипке. Если скрипка плакала в руках музыканта, то каждый плакал, если грозно гудели струны — люди поднимали опущенные головы и гневом великим блестели их глаза. За такое творчество злые и сильные люди бросили музыканта в тюрьму, где он погиб. Но память о нём не умерла. Сюжет этого рассказа прост, предельно ясен и по тем временам очень актуален, особенно для Беларуси.

В это время появляются и первые лирические стихи Максима Богдановича: «Над магілай», «Прыйдзе вясна», «На чужыне», которые опубликовала «Наша ніва». Однако многие стихи молодого поэта так и остались лежать в редакции неопубликованными, поскольку их сочли декадентскими.

В 1909 году с творчеством поэта познакомился белорусский поэт, публицист, критик, сотрудник газеты «Нашай нівы» Сергей Полуян, который сыграл значительную роль в творческой судьбе Максима Богдановича, настояв на публикации его стихов.

Начиная с 1909 года произведения Максима Богдановича не сходили со страниц этой газеты. Среди них стихотворение «Краю мой родны! Як выкляты богам…», в котором отчётливо прозвучала тема социального гнёта и национального возрождения белорусов. Богданович заявил о себе как о певце родного края.

По некоторым оценкам, это произведение поставило его в один ряд с Янкой Купалой и Якубом Коласом. Кроме того, в «Нашай ніве» были напечатаны такие произведения, как короткое стихотворное лирическое повествование «З песняў беларускага мужыка», стихи «Цемень», «Пугач», «Разрытая магіла», а также переводы Гейне, Шиллера.

В 1912 году газета «Наша ніва» опубликовала ряд стихотворений поэта, посвящённых истории Беларуси. А в Вильнюсе, в типографии Мартина Кухты, издан единственный прижизненный сборник произведений Максима Богдановича «Вянок» (на титуле обозначен 1913 год) с посвящением:

«Вянок на магілу С.А. Палуяну (памёр 8 красавіка 1910 г.)»

В сборнике около 100 стихотворений, которые объединены по циклам: «У зачарованым царстве»,«Згукі Бацькаўшчыны», «Старая Беларусь», «Места»; «Думы», «Вольныя думы», «Старая спадчын», «Мадонны».

Певец родного края

Изображение: kvistrel.su

Рост белорусской литературы в начале века тесно связан с историческими процессами эпохи революции 1905 — 1907 годов.

«Новый период в истории белорусской литературы имеет своей исходной точкой 1905 год, произведший глубокий переворот в психике народных масс, — писал в одной из своих статей Максим Богданович, — перед нами встал, выдвинувшись из тени на свет, целый ряд новых вопросов, требовавших немедленного разрешения, а традиционных ответов на них деревня ещё не имела. Создалось горячее стремление разобраться в событиях, раздвинуть поле своего зрения, а следовательно, создался громадный спрос на идеологические ценности. В это время белорусское печатное слово сделалось настоятельной необходимостью и быстро получило небывалый размах. Заработали и легальные и нелегальные станки, выбросившие в народные массы тучу произведений, брошюр и, наконец, даже еженедельную социалистическую газету «Нашу долю», выходившую в 10 тысячах экземпляров, но чуть не еженомерно конфискованную, а потому и остановившуюся на 7 №. В это время, осенью 1906 года, возникла и вторая, но уже более умеренная, белорусская газета «Наша нива»…» (Новый период в истории белорусской литературы. — Творы, т. 2. Минск, 1928, стр. 24.)

Период, о котором пишет Богданович, отмечен творчеством поэтов, в чьих стихах прозвучал голос разбуженного революцией белорусского крестьянства.

«…Знаете Вы белорусских поэтов Коласа и Янко Купала? Я недавно познакомился с ними — нравятся! Просто, задушевно и, видимо, поистине — народно»,

— писал в 1910 году М. Горький в письме к А. Черемнову (Сочинения в 30-ти томах, т. 29. М., 1955, стр. 144.)

Горький справедливо заметил, что народность — наиболее яркий признак молодой поэзии, заговорившей на языке белорусской деревни, в простых, близких к народно-песенным формах стиха, отразившей помыслы и чаяния крестьянской массы.

Максиму Богдановичу довелось сыграть в развитии белорусской поэзии особую роль. С ним в белорусскую литературу вошёл новый поток — образцы русской, греческой, итальянской, французской, немецкой, финской, славянских литератур. На белорусском языке зазвучали стихи Горация, Овидия, Шиллера, Гейне, Верлена, произведения славянских поэтов.

Достижения мирового искусства обогатили белорусскую литературу благодаря переводам Богдановича. Но ещё существенней то, что традиции мировой литературы в оригинальных произведениях поэта органически переплавились с народными традициями белорусской поэзии. Это оказалось возможным потому, что Богданович выступил в такое время, когда в литературе уже работали Купала и Колас, поэты, которым дано было наиболее ярко выразить в своём творчестве национальный характер поэзии белорусов и завершить формирование белорусского литературного языка.

Богданович вошёл в литературу в мрачные годы реакции. Тем более существенно, что он никогда не сворачивал с избранного пути, что его не затронула волна ренегатства либеральной интеллигенции. Вера в грядущую победу народа пронизывает собой превосходные стихотворения: «Веселей разгорайся огонь мой в ночи…», «Не горит ни в час смерканья…», «Холодной ночью я…», «Звёздочка, ты не погаснешь…». В сонете, в первой части которого рассказывается о семенах пшеницы, тысячелетиями пролежавших в египетской гробнице, поэт писал:

«Вот символ твой, отчизна дорогая!
Взметнувшийся от края и до края
Народный дух бесплодно не заснет,
Он к свету ринется, как та криница,
Которая стремится всё вперед,
Чтоб из-под почвы на простор пробиться»

Эта вера в неизбывность революционной энергии народа заметно усилилась в годы, предшествовавшие революции 1917 года.

«Беларусь, твой народ повстречается С ярким солнцем встающего дня»,

— писал Богданович в 1915 году

Именно в тяжелые годы империалистической войны создал поэт свои лучшие произведения, проникнутые ощущением наступающего исторического перелома.

К этим же годам относится работа Богдановича над народными песнями. В созданных им русских, украинских, испанских, скандинавских, японских, персидских песнях поэт творчески осваивает народно-песенные традиции различных народов, стремится каждый раз раскрыть в песне «национальную душу». И по содержанию, и по форме эти произведения чрезвычайно разнообразны.

Суровая романтика «Скандинавской» песни, повествующая о трагической судьбе верной своему рыцарю красавицы Ингеборг, очень далека от лукавой легкости испанских песен, от поэтического лаконизма японских. Поэт стремится не только нарисовать в песне своеобразный национальный колорит, но и передать в ней национальный склад характера.

Стремление глубже понять «национальную душу» народа, которая, как указывал Богданович, ярче всего проявляется в народной песне, усилило интерес поэта к быту белорусской деревни, к внутреннему облику белорусского крестьянина. На протяжении 1914 — 1916 годов появились такие шедевры народно-песенного жанра, как «Стихи белорусского лада», «Мушка-зеленушка и комарик-носатик», «Лявониха», «Скирпуся», «Ой, греми, греми, труба, утром рано…», «Ой леса-боры и луга-разлоги!..».

Поездка в Белоруссию летом 1911 года, состоявшийся в 1916 году переезд туда на жительство дали поэту возможность близко познакомиться с жизнью и бытом крестьянства. В его произведениях этой поры появляются живые образы людей деревни. Даже в шуточной поэме «Мушка-зеленушка и комарик-носатик» не только колоритно изображен национальный быт, но и созданы психологически выразительные портреты. Яркий характер нарисован и в стихотворении, написанном по мотивам народной белорусской песни — «Лявонихи». Фигура разбитной молодой женщины, ловкой в работе, лукавой, озорной Лявонихи выписана кистью художника, хорошо знакомого с бытом современной белорусской деревни, с её сильным, жизнелюбивым народом

В одной из своих статей Богданович писал о русской культуре:

«Её печать лежит на духовном творчестве любого народа России, она является для них общей почвой, сближая содержание их культур, их идейных и литературных направлений. Поэтому можно с полным правом говорить о намечающемся формировании национальной литературы России (М. Барсток. Новыя матэрыялы М. Багдановіча. — «Беларусь», 1953, № 6, стр. 22.)»

В этом процессе сближения культур братских народов деятельность самого Богдановича оказалась одним из самых существенных этапов. В его творчестве демократическая, революционная по духу, глубоко народная по своим истокам белорусская поэзия наиболее близко соприкоснулась с великими традициями русского и мирового искусства. Богданович, как мы видим, широко раздвинул содержание белорусской поэзии, сознательно ставил себе задачу расширить круг её тем и форм.

Значение этой работы огромно. Поистине титаническим был его труд по внедрению в белорусскую литературу новых поэтических форм. Достижения мировой поэзии — старой и новой, самая изощренная культура стиха — все это стало достоянием белорусской литературы. Богданович как бы стремился доказать что белорусской поэзии открыты все пути, которыми идёт современное искусство.

Его творчество оставило неизгладимый след в культуре белорусского народа. В 1970 году композитор Ю.В. Семеняко на основе стихов Богдановича написал оперу «Звезда Венеры». В 1991 году 100-летие со дня рождения поэта было отмечено в календарном списке ЮНЕСКО.

Послесловие

25 мая 1917 года на 26-м году жизни Максима Богдановича не стало. Он похоронен в Ялте на старом ялтинском кладбище. На скромном деревянном кресте, с согласия отца, была сделана надпись: «Студент М.Богданович»

Памятник Богдановичу в Ялте. Фото: euroradio.fm

Только единицы из современников понимали тогда, что на небосклоне белорусской поэзии загорелась очень яркая звёздочка, что не погаснет в сердцах людей. До обидного мало (всего десять лет) было отпущено этому талантливому, необыкновенно одухотворенному человеку для его творческой деятельности. Он умер на подступах к тому периоду, который мы называем «расцветом творческих сил».

Коротким был жизненный путь поэта, ещё короче — творческий… Но благодаря своей гениальной одарённости в таких узких временных рамках истории Максим Богданович смог осуществить свой великий творческий подвиг — стать одной из первых звёзд на небосводе белорусской национальной поэзии, оказаться в центре литературно-общественного движения Беларуси начала ХХ века, быть лучшим критиком и историком родной литературы, её классиком, отличным переводчиком и прозаиком.

Тем поэтическим шедеврам, которые он успел написать, выпала завидная судьба. Проходят годы, десятилетия, а его волшебная поэзия до сих пор тревожит и волнует души и сердца людей.

Материалы:

Александр Лукашенко поздравил участников торжеств по случаю 125-летия со дня рождения Максима Богдановича.
http://nn.by/?c=ar&i=181843&lang=ru

Максим Богданович был анархистом и почти что «террористом». Интересные факты о поэте в день его 125-летия
http://belsat.eu/ru/news/maksim-bogdanovich-byla-anarhistom-i-pochti-chto-terroristom/

Максиму Богдановичу — 125
http://belsat.eu/ru/programs/maksimu-bogdanovichu-125/

Сокровищница мировой литературы. Максим Богданович
http://maxpark.com/community/65/content/1706888

Белорусский классик
http://souzveche.ru/articles/culture/34569/

Гродно и Богданович
http://www.grodno.by/grodno/history/biblio/maksim_bogdanovich.html

Максим Богданович:биография
http://fb.ru/article/222740/maksim-bogdanovich-biografiya-proizvedeniya-interesnyie-faktyi-iz-jizni#image1064630

Белорусские поэты (XIX — начала XX века)
http://www.e-reading.club/bookreader.php/1035216/Belorusskie_poety_%28XIX_-_nachala_XX_veka%29.html

Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

Теги: История, Культура, литература
Loading...