• 21.12.2016
  • 1245

День Чекиста: всегда на посту — «бойцы невидимого фронта»

Ориентировочное время чтения: 52 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

В Республике Беларусь 20 декабря празднуется День сотрудника органов государственной безопасности.

С первых дней своего существования ЧК защищала суверенитет и территориальную целостность государства, вела борьбу с разведывательно-подрывной деятельностью иностранных государств, антисоветскими заговорами и многочисленными бандами, состоявшими из остатков разгромленных белых армий и уголовных элементов. После окончания Гражданской войны необходимость в специальном органе, имевшем чрезвычайные права и полномочия, отпала, и ЧК была упразднена. Её преемником стало образованное 1 марта 1922 года Главное политическое управление при ЦИК Белоруссии, а с 15 июня 1934 года — НКВД БССР.

В современных условиях, наряду с выполнением традиционных для спецслужбы функций разведки и контрразведки, органы государственной безопасности республики находятся на переднем крае борьбы с такими социально опасными явлениями, как терроризм, организованная и экономическая преступность, коррупция и наркобизнес.

Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, поздравляя военнослужащих, сотрудников и ветеранов органов государственной безопасности с профессиональным праздником, сказал:

«Сегодня Комитет государственной безопасности Республики Беларусь находится на переднем крае борьбы с экстремизмом и преступностью, надёжно защищает интересы Родины, обеспечивает социально-политическую стабильность в обществе. Вы выполняете ответственную, важную и очень нужную работу, требующую высокой компетентности, целеустремленности и мужества»

Глава государства выразил убеждение, что сотрудники органов государственной безопасности и впредь будут самоотверженно и с высокой отдачей трудиться над решением возложенных на них задач, отдавая все силы для укрепления Беларуси.

О столь важной, порой незаметной, службе чекистов наша статья.


Наследники славных традиций

Среди юбилейных дат различных министерств и федеральных структур профессиональный праздник органов госбезопасности, которые 20 декабря отмечают 99 лет со дня образования, занимает особую нишу. И прежде всего в силу специфики деятельности и закрытости людей, которые не афишируют себя. При этом роль органов госбезопасности, их вклад в укрепление государственности, в обеспечение национальной безопасности страны сегодня трудно переоценить. Как известно, за всю непростую историю существования органов безопасности эта служба претерпела множество реорганизаций и изменений, но своим главным принципам не изменила.

Являясь преемницей ВЧК-КГБ, белорусская спецслужба за все годы своего существования прошла долгий путь становления и развития, впитала в себя все лучшие традиции старших поколений чекистов, главная из которых — беззаветное служение Отечеству. Сегодня Комитет государственной безопасности на высоком профессиональном уровне решает стоящие перед ним задачи, служит надёжным щитом Беларуси от внутренних и внешних угроз, вносит существенный вклад в обеспечение суверенитета и неприкосновенности нашей страны.

Изображение: clicdisk.ru

Чекисты… В этом слове — пороховой запах гражданской и суровых лет Отечественной. Без отдыха, не щадя себя, боролись чекисты против спекулянтов и саботажников, белогвардейцев и бандитов, шпионов и предателей. Боролись и побеждали.

Чекисты — люди переднего края классовых схваток. И в будни и в праздники не знают они покоя. И в будни и в праздники стоят на боевом посту.

«ВЧК — ГПУ создавалась и развивалась с трудом, с болью, со страшной растратой сил работников — дело было новое, трудное, тяжкое, требовавшее не только железной воли и крепких нервов, но и ясной головы, кристальной честности, гибкости неслыханной и абсолютной, беспрекословной преданности и законопослушности партии», — так писал Вячеслав Рудольфович Менжинский, один из ближайших соратников «железного» Феликса.

Того, кто по праву был назван первым и лучшим чекистом, кто стоял у колыбели ВЧК — грозы буржуазии, неусыпного стража революции, обнажённого меча пролетариата.

Идут годы. Меняются поколения чекистов. Неизменным остается одно — беззаветная преданность делу партии, Родине.

Впрочем, одно различие в биографиях чекистов тех огненных лет и сегодняшних сотрудников Комитета государственной безопасности все-таки есть. И различие принципиальное.

В 1921 году в ВЧК было лишь 1,3 процента сотрудников с высшим образованием, 19,1 процента имели среднее образование. Более того, бесстрастная статистика сообщает и такую цифру: 1,5 процента сотрудников ВЧК 1921 года были вообще неграмотны. Сегодня же абсолютное большинство чекистов имеет высшее образование.

Какими качествами должен обладать сегодняшний чекист?

Можно было бы ответить словами Дзержинского: иметь холодную голову, горячее сердце и чистые руки. К этим точным словам хочется добавить, что чекист немыслим без глубокой идейной убежденности и государственной бдительности.

Быть чекистом — значит быть патриотом своей Родины, быть готовым в любых самых сложных и самых тяжелых условиях биться до конца за свою Родину и свой народ. И это чекисты наглядно доказали как в годы войны, так и по окончании её, борясь с врагами нашей страны. На этих героических страницах деятельности КГБ Республики Беларусь остановимся более подробно.

Чекисты Беларуси в годы войны. Бойцы «невидимого» фронта

Спецслужбы фашистской Германии задолго до начала агрессии против СССР стали проявлять повышенный интерес к территории Беларуси, её военно-политическому и экономическому положению. В мае 1941 года, накануне войны, в связи с обострением обстановки личный состав подразделений органов госбезопасности республики уже работал в условиях особого положения. В это время белорусским чекистам в результате активных и сложных розыскных мероприятий в Брестской, Белостокской областях, в других местностях были выявлены и разоблачены многие хорошо подготовленные лазутчики спецслужб Германии. У отдельных шпионов и диверсантов, кроме оружия, взрывчатых веществ, изъят и сильнодействующий концентрат сибирской язвы, который предполагалось использовать для возбуждения у нас эпизоотии.

В июне 1941 года, незадолго до начала войны, территориальными органами белорусской контрразведки задержаны целые группы шпионов и диверсантов. Так, на Минском направлении с 18 по 22 июня 1941 года чекистами захвачено и ликвидировано несколько десятков разведывательно-диверсионных групп фашистской разведки.

Изображение: bobruisk.guru

С 22 июня 1941 года в соответствии с директивой НКГБ БССР все территориальные органы госбезопасности официально перешли на режим боевой готовности и приступили к выполнению своих оперативно-служебных и боевых функций в условиях военного времени. Все подразделения контрразведки Беларуси приняли непосредственное участие в мероприятиях, связанных с угрожаемым положением в Беларуси, с реальной возможностью оккупации территории республики. Серьёзная роль стала отводиться борьбе с вражескими десантами. Была усилена охрана промышленных предприятий, транспортных средств и объектов связи, обеспечивались безопасность прохождения воинских эшелонов и помощь беженцам, был развёрнут активный розыск дезертиров, оказывалась помощь службам противовоздушной обороны.

Чекисты приняли участие в работе военных органов по изъятию у населения оружия, радиопередающих устройств, в формировании истребительных батальонов, боролись против распространения панических и ложных слухов, с враждебной деятельностью уголовных элементов, пытавшихся дезорганизовать работу тыла. Чекисты оказали значительную помощь советским и партийным органам прифронтовых областей в переходе к работе в условиях подполья.

В конце июня 1941 года в тыл врага вышли первые чекистские партизанские отряды особого назначения, сформированные Наркоматом госбезопасности республики, который накануне захвата фашистами Минска был передислоцирован в Могилёв. В Могилёвском парке в полевых условиях организованы 14 первых партизанских отрядов численностью свыше 1 тыс. человек. Эти крупные по численности отряды формировались из сотрудников НКВД-НКГБ, пограничников и советских патриотов. В их состав вливались оперативные работники органов госбезопасности, временно оказавшиеся в силу различных обстоятельств в тылу врага и выходивших из-за линии фронта. Личный состав отрядов составляли в основном руководящие и оперативные работники Наркомата госбезопасности республики и его территориальных подразделений.

Отряды были направлены в различные районы Минской, Витебской и Могилёвской областей накануне их оккупации гитлеровцами. В каждый отряд в соответствии с решением партийных органов включались и ответственные сотрудники советского и партийного аппаратов.

Для активизации боевой работы в тылу врага в Беларуси и организованной подготовки участников чекистских групп в этот же период создаются разведывательные пункты в Гомеле, Жлобине, местечке Довск. Хорошо зарекомендовали себя и созданные специальные группы разведки. Последние комплектовались за счёт опытных и квалифицированных сотрудников органов госбезопасности советского и партийного аппаратов.

Чекистским органам во вражеском тылу приходилось решать и другие специальные задачи, связанные с разложением войск вермахта и его союзников, осуществлять контрразведывательную защиту растущих и набирающих силу и боевой опыт партизанских отрядов и многие другие.

В связи с тем что к концу 1941 года по существу перестал выполнять свои функции Наркомат госбезопасности БССР, 20 января 1942 года по инициативе Центра создается специальная Оперативно-чекистская группа НКВД по БССР, которая стала выполнять функции руководящего органа госбезопасности республики. Она продолжила подготовку и направление в тыл противника новых чекистских подразделений. Непосредственными исполнителями этой работы стали созданные накануне областные оперативно-чекистские группы УНКВД по Витебской, Гомельской, Минской, Могилёвской, Полесской областям.

Следует отметить, что именно в 1942 году в связи со слабостью организационных возможностей чекистских органов республики по инициативе Центра в помощь им в Беларусь со специальными заданиями выходят несколько чекистских отрядов особого назначения, переданных впоследствии в подчинение НКГБ БССР. В их числе через линию фронта перешли ставшие потом известными в чекистской среде спецотряды «Славные» и «Боевой». В этот период в районы Витебской области направляются отряды «Вторые», «Третьи» и спецгруппа «Неуловимые».

Обстановка для боевой деятельности чекистских органов как в целом, так и для развертывания партизанской борьбы в тылу вражеских войск в Беларуси в этот период оказалась сложной и неблагоприятной. Однако чекистские группы и отряды значительно активизировали свою деятельность. Увеличивалось число спецгрупп, которые в это время забрасывались в основном в Витебскую, Могилевскую, Гомельскую и Минскую области.

Так, в мае 1942 года в Витебской области стали действовать оперативные группы «Сокол», «Мех» и повторно вышел в тыл врага спецотряд под командованием Я.И. Шпилевского. В июне 1942 года за линию фронта в Беларусь направлены спецгруппы «Храбрецы» и «Четвертые». Нахождение базы «Храбрецов» между крупными железнодорожными узлами (Осиповичи, Бобруйск, Жлобин, Калинковичи и Мозырь) предопределило необходимость создания в этом районе центра чекистской разведки республиканских подразделений госбезопасности. Вследствие этих обстоятельств многие небольшие разведывательные группы белорусских чекистов действовали на расстоянии до 175 км от основных баз дислокации, что требовало определенного мужества и отваги.

Фото: e-reading.by

В июле-сентябре 1942 года советские войска продолжали вести тяжёлые бои под Сталинградом. На этом направлении через территорию Беларуси фашисты осуществляли интенсивные передвижения своих резервов, информация о которых составляла наибольшую ценность для нашего командования. Наряду с этим перед белорусской разведкой ставилась задача обеспечения информацией диверсионной работы и требование Центра в качестве первоочередной важности активизировать диверсионную деятельность на важнейших коммуникациях железнодорожного, водного транспорта и на шоссейных дорогах. С этой целью в июле 1942 года — марте 1943 года через линию фронта в Беларусь направлялись новые разведывательные группы чекистских органов республики. Часть из них комплектовалась из лиц, накопивших опыт боевой работы во вражеском тылу.

После разгрома войск противника в районе Дона и Волги Генеральный штаб Красной Армии начал реализацию плана по прорыву блокады Ленинграда. В связи с действиями Волховского и Ленинградского фронтов внимание подразделений советской разведки, в том числе чекистских групп в Беларуси, было сосредоточено на добывании сведений о передвижении живой силы и техники врага в направлении Ленинграда. В первую очередь вражеские составы в этом направлении следовали по транспортным магистралям Витебской и Минской областей. В связи с этим чекистские подразделения должны были активно действовать на крупных узловых станциях Полоцк, Витебск, Минск, Борисов и на основных шоссейных дорогах, что представляло особую опасность, так как абвер именно здесь искал признаки деятельности групп разведки, — активно использовал свою агентуру.

Эти обстоятельства требовали дополнительного напряжения усилий чекистских органов республики.

Фото: airfighters.ru

Наряду с повсеместной активизацией разведывательной работы спецгрупп, дислоцировавшихся в этих районах, сюда направлялись новые чекистские подразделения. Для их успешной работы предусматривалось широкое использование местных партизанских отрядов. Например, руководителю спецгруппы «Соколы» К.У. Щербакову (псевдоним «Соколов») выдавался документ, подписанный секретарём Минского подпольного обкома КП(б) Белоруссии, что способствовало быстрому продвижению участников спецгруппы по тылам врага в Минской области. Спецгруппа следовала к району боевых действий с помощью проводников-партизан, которые передавали разведчиков спецгруппы от одной партизанской стоянки к другой. Местом дислокации «Соколам» был определён партизанский отряд Н.Л. Дербана партизанской бригады «Старика». Спецгруппа «Тарасова» базировалась при партизанской бригаде М.Ф. Бирюлина. В целях разведки чекисты широко использовали партизанских связных.

Спецгруппы органов госбезопасности республики «Соколы» и «Тарасова» были последними, которые вышли в тыл врага в 1942 году. Таким образом, к 23 декабря 1942 года на временно оккупированной территории республики активно действовало почти 30 групп советской разведки общей численностью свыше 350 участников. К этому времени ещё пять групп белорусских чекистов были готовы к переброске в тыл врага в Беларусь.

Положительные результаты в работе чекистским органам давала интенсивная работа со связными, которые выполняли сложные задания разведывательного и диверсионного характера.

В течение 1943 года под руководством Оперативно-чекистской группы НКВД СССР по БССР (с мая 1943 года Наркоматом госбезопасности БССР) было дополнительно направлено в тыл врага более 50 чекистских подразделений со специальными разведывательными заданиями. Таким образом, во вражеском тылу в Беларуси действовало более 400 участников, активно боровшихся с захватчиками.

В число участников групп и отрядов особого назначения отбирались смелые, проверенные и беспредельно преданные делу победы командиры и бойцы. К моменту их направления в тыл многие прошли закалку в боях с оккупантами, участвовали в обороне Москвы. В число бойцов отрядов вошли известные спортсмены страны.

К 1943 году в Беларуси, кроме подразделений органов госбезопасности республики, действовало свыше десяти спецгрупп союзного подчинения, в их числе в тылу неприятеля активно боролись «Неуловимые» (М.С. Прудников), «Дяди Коли» (П.Г. Лопатин), «Соколы» (К.П. Орловский), «Вперед» (П.Г. Малыгин) и др. В течение 20 дней июня 1942 года в Беларуси находилась спецгруппа «Победители» (руководитель М.Д. Медведев). Они возглавлялись наиболее опытными чекистами СССР, неоднократно выполнявшими сложные задания органов госбезопасности за границей и в условиях вражеского тыла. Многие из командиров формировали свои группы сами и проводили специальную подготовку бойцов.

В 1943 году Наркомат госбезопасности БССР уже мог организовать тщательную подготовку или переподготовку всем своим подразделениям, уходившим в тыл врага. Направлялись спецгруппы в основном в Могилевскую, Минскую, Гомельскую, Барановичскую, Пинскую и Брестскую области. 

Фото: fototelegraf.ru

Спецгруппам вменялось в обязанность, кроме основных функций, оказание посильной помощи партизанским отрядам, бригадам и соединениям. Такая централизация в руках профессионалов позволяла активизировать боевую деятельность чекистских сил и средств, а также партизан в Беларуси. Таким образом, к июлю 1943 года в тылу врага в Беларуси завершилась работа по созданию достаточно разветвлённой и боеспособной структуры органов госбезопасности республики, которая оказалась способной решать сложные задачи. К этому времени в тыл врага дополнительно было десантировано, в том числе повторно, несколько спецгрупп НКГБ БССР («Первые», «Родные», «Мстители»), а также две группы НКГБ СССР («Олимп», «Артур»).

Повсеместная активизация разведывательной и другой работы участников спецгрупп и отрядов создала общую готовность всех подразделений НКГБ БССР, действовавших в зафронтовых условиях, к выполнению сложных заданий и боевых задач, связанных с планированием и осуществлением наиболее крупной в масштабах Великой Отечественной войны стратегической операции «Багратион» — наступления Красной Армии в Беларуси летом 1944 года.

Именно в это время на территории Беларуси создаются и активно действуют оперативно-чекистские конспиративные центры в Витебской, Минской, Могилевской, Полесской, Вилейской, Барановичской, Пинской, Брестской, Белостокской областях во главе с заместителями начальников соответствующих управлений НКГБ БССР А.П. Максименко, Ф.Ф. Хвесько, М.И. Филимоновым, И.М. Стельмахом, Г.И. Слеповым, К.М. Сосновым, Д.М. Армяниновым, В.П. Лощининым, А.Н. Дроздовым, Д.И. Мануйловым.

На эти центры возлагалось всё практическое руководство разведывательно-диверсионной работой групп и отрядов особого назначения органов госбезопасности республики. Они же осуществляли связь на местах между чекистскими подразделениями и командованием партизанских сил на всей оккупированной фашистами Беларуси, активно содействуя в разведывательной, контрразведывательной и диверсионной работе партизан. Эти центры на местах планировали и осуществляли многочисленные совместные боевые операции чекистских подразделений и партизанских отрядов, что сыграло известную мобилизующую роль при концентрации партизанских сил в Беларуси накануне её полного освобождения от немецко-фашистских захватчиков.

Фото: mtdata.ru

Одновременно для усиления чекистских сил в тылу врага с июля 1943 года по июль 1944 года в Беларусь за линию фронта направляются более 60 разведывательных подразделений (около 700 участников). Для активации боевой деятельности на транспортных коммуникациях с целью сковывания возможности противника по переброске резервов к линии фронта создаются непосредственно в тылу десятки диверсионных групп из разведчиков и подрывников, перед которыми ставилась задача препятствовать передислокации вражеских войск.

Наряду с этим для укрепления оперативного состава спецгрупп и отрядов накануне осуществления операции «Багратион» в тыл врага переброшено свыше 120 оперативных работников, имеющих богатый опыт чекистской работы. В указанное время для связи спецгрупп с центром в тылу работало 76 радистов госбезопасности, а при необходимости для связи с «Большой землей» могли быть использованы практически все 130 радиостанций партизан, действовавших к началу наступления частей Красной Армии в Беларуси.

В составе спецгрупп и отрядов в этот период действовало почти 1200 участников, имевших специальную подготовку, что в определённой степени компенсировало прежние недостатки в квалифицированных кадрах и положительно сказалось на результатах борьбы со спецслужбами гитлеровской Германии.

Освобождение Минска. Фото: minsknews.by

Грандиозное наступление, начатое войсками четырёх фронтов в Беларуси 23 июня 1944 года, закончилось к 28 июля полным освобождением республики от немецко-фашистских захватчиков.

«Отличительная черта операции заключалась в том, что вместе с войсками армии, в тесном взаимодействии с нами громили фашистов сотни тысяч отважных белорусских партизан», — отмечал впоследствии И.X. Баграмян (Баграмян И.X. О боях за освобождение Белоруссии // Советская Белоруссия. — 1969. — 27 июня.). Эта высокая оценка деятельности партизанских сил Беларуси полностью относится и к боевой деятельности чекистов.

Такую же объективную оценку действенной помощи войскам со стороны партизан и чекистских групп высказали и другие выдающиеся военачальники Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков, А.В. Василевский, К.К.Рокоссовский.

В ходе освобождения территории республики от врага многие группы и отряды специального назначения органов безопасности БССР из восточных районов передислоцировались в западные районы Беларуси, а другие соединились с частями наступающих войск Красной Армии.

В результате в июле 1944 года на оккупированной территории продолжало сражаться с захватчиками более 60 чекистских подразделений, насчитывавших более 2 тыс. участников. Под руководством командования спецгрупп и отрядов НКГБ БССР на железнодорожных коммуникациях и шоссейных дорогах активно действовало значительное количество небольших по численности специальных диверсионных групп.

Командование чекистских отрядов и групп оказывало всемерную помощь партизанским соединениям в предотвращении уничтожения и угона отступающими частями вермахта гражданского населения, а также предпринимались меры к недопущению уничтожения и вывоза из Беларуси материальных ценностей, сохранению урожая 1944 года, решению других вопросов, стоявших перед командованием партизанских сил в период освобождения территории республики.

Одновременно Наркомат госбезопасности БССР наряду с активизацией боевой работы в тылу врага в этот период стал решать задачу большой важности по восстановлению и организации повседневной работы территориальных органов госбезопасности в освобождаемых от оккупантов районах республики. Например, возникла проблема с комплектованием кадрами, имеющими специальную подготовку, управлений госбезопасности Гомельской и Полесской областей.

На всей освобождаемой территории республики необходимо было выявить и ликвидировать шпионов и диверсантов, оставляемых абвером при отступлении фашистских войск. Предстояла борьба с лжепартизанскими отрядами и различного рода бандами, которые создавались гитлеровцами или инспирировались спецслужбами фашистской Германии, предстояло пленение или уничтожение отдельных подразделений или мелких групп гитлеровцев, оказавшихся в окружении в тылу Красной Армии.

Для многих сотрудников органов госбезопасности республики боевая работа на временно оккупированной территории после освобождения Беларуси не окончилась. Они в составе спецгрупп НКГБ СССР вышли на территорию Польши для продолжения разведки и борьбы с противником в тылу немецких войск.

Всего за годы Великой Отечественной войны сотрудники органов госбезопасности республики сформировали 66 отрядов народных мстителей, насчитывавших в своих рядах свыше трех с половиной тысяч бойцов.

В составе партизанских отрядов, бригад и соединений на территории Беларуси в 1941— 1944 годах сражались с врагом 1853 чекиста. Из них 26 являлись командирами и комиссарами партизанских бригад и отрядов, а 12 — начальниками штабов.
В целом чекисты Беларуси, практически мало подготовленные вначале к длительной борьбе с врагом на оккупированной территории, преодолев первые трудности войны, выполнили поставленные перед ними задачи. Осуществляя свои функции по обеспечению государственной безопасности, они проявили массовый героизм.

Изображение: static.diary.ru

В постоянно менявшейся обстановке военного времени они действовали решительно и нанесли значительный ущерб оккупантам, внесли свой вклад в освобождение Беларуси. Их борьба в условиях глубокого тыла группы фашистских армий «Центр» стоила многих жертв, хотя, как правило, даже во время войны профессиональные разведчики погибают редко или жертвуют собой при исключительных обстоятельствах. В годы Великой Отечественной войны чекисты понесли такие же тяжелые потери, как и весь многострадальный белорусский народ.

В политической, исторической и другой литературе в настоящее время сложилось и получило широкое распространение понятие «всенародная борьба против фашистских оккупантов», включающее в себя боевые действия партизанских формирований, деятельность подполья и саботаж населением политических, экономических и военных мероприятий врага в Беларуси в годы Великой Отечественной войны.

Однако в данное время в это понятие, по нашему мнению по субъективным причинам, никто не включает в качестве составной части и боевую работу участников групп и отрядов органов госбезопасности БССР и СССР, внесших серьёзный вклад в разгром агрессора. Мы убеждены, что это неправомерно и во всенародную борьбу в тылу врага в Беларуси необходимо включить и деятельность участников спецгрупп и отрядов органов госбезопасности республики.

Также успешно чекисты Беларуси действовали и после освобождения от немецко-фашистских захватчиков в борьбе с «лесными братьями».

Германия и её план по антисоветскому вооружённому сопротивлению

Весной 1944 года, предвидя своё отступление с оккупированной территории СССР, командование Вермахта одобрило план «Цеппелин». Его разработал командующий Иностранными войсками Востока («восточными добровольцами») генерал-лейтенант Рейнхард Гелен (R. Gehlen; 1902—1979).

План проводили в жизнь штурмбанфюрер (майор) СС Эрих Хенельхаупт (E. Henelhaupt) и оберштурмбанфюрер (подполковник) СС Отто Скорцени (O. Skorzeny; 1908—1976). Они подчинялись начальнику СД и Абвера бригаденфюреру (генерал-майор) СС Вальтеру Шелленбергу.
Одним из элементов плана «Цеппелин» явилось создание летом 1944 года подразделения Ядфгербанде-Ост (Jadvgerbande-Ost), командиром которого стал Скорцени. Историк Бьёрн Фелберг пишет: «В приказе, датированном октябрем 1944 г. /…/, цели Ядфгербанде описывались следующим образом: во-первых, проведение специальных операций во вражеском тылу; во-вторых, развертывание, инициирование антисоветского движения сопротивления на Востоке или помощь ему. Одним из примеров деятельности Ядфгербанде была помощь УПА, которую обеспечивали оружием, инструкторами и даже бойцами».

По мнению белорусских исследователей С. Ерша и С. Горбика, операция по развертыванию антисоветского движения сопротивления имела кодовое название «Милая кошечка» (LiebchenKatzen) и охватывала территорию от Балтийского до Черного моря. Инспирированные СД-Абвером антикоммунистические диверсионно-конспиративные сети создавались в национальном ключе и получали собственные кодовые обозначения. Но во всех употреблялось слово «кот» (katze). Так, в Латвии операция получила обозначение «Дикий кот» (Wildkatze), в Беларуси — «Черный кот» (Schwarzkatze).

Планировалось, что солдаты батальона «Дальвиц», подготовленные для операции «Чёрный кот», будут десантироваться на территорию БССР. Там, опираясь на белорусских деятелей, не ушедших с немцами, они будут создавать антикоммунистическое подполье. Между тем, по советским данным, после того, как фронт переместился далеко на запад, на территории БССР находилось не менее 35 тысяч человек, ранее служивших в пронемецких формированиях, занятых в оккупационной администрации или участвовавших в белорусских национальных организациях. ( Валаханович И.А. Антисоветское подполье на территории Беларуси в 1944—1953 гг. Минск, 2002, с. 21—22.).

Согласно опубликованным документам наркомата госбезопасности (НКГБ) БССР, в 1945 году было «установлено, что подпольные группы БНП ( Белорусская независимая партия — наше прим.) были созданы во всех областных и районных центрах БССР».

В 1944—45 годах НКВД и НКГБ удалось разгромить несколько партизанских отрядов БНП и взять в плен её руководителя Всеволода Родько, которого в 1946 году приговорили к смертной казни и расстреляли.

Но, как следует из вышеизложенного, в период 1944— начало 50-х годов партизанские отряды белорусских националистов действительно существовали. Они вели на территории БССР вооруженную борьбу с представителями советской власти, сотрудниками милиции и органов госбезопасности, военнослужащими. Аналогичная борьба с данными бандами велась и чекистами, и вооружёнными силами Беларуси

Беларусь послевоенная

Жизнь в первые мирные годы (после освобождения территории от немецко-фашистских захватчиков) в западных областях Белоруссии сложно назвать спокойной.

Один из дальновосточных чекистов, вспоминая свою работу в органах госбезопасности, скромно и лаконично написал:«В 1944 году меня направили в Западную Белоруссию для участия в мероприятиях по ликвидации националистических банд. В течение двух лет на территории Западной Белоруссии принимал активное участие в боевых операциях, неоднократно с боем брал схроны, выбивал бандитов из деревень и хуторов. Трудное это было время…» Так же немногословен его белорусский коллега Петр Барышев, который стал чекистом летом 1944 года: «Те, послевоенные годы спокойными никак не назовешь. По лесам прятались банды «лесных братьев», дезертиров, недобитых полицаев и «аковцев». Особенно много их было в Западной Белоруссии, на границе с Польшей и Литвой. Бандиты не давали организовывать колхозы и совхозы, убивали активистов и их семьи, устраивали настоящую охоту за советскими работниками. Враг был жестокий, опытный, коварный…».

Время действительно было суровое. По официальным данным КГБ Республики Беларусь: «В 1944—1953 годах в результате проведения чекистско-войсковых и оперативных мероприятий было ликвидировано 2138 банд, которые насчитывали свыше 30 тысяч человек. Самоотверженно и геройски действовали сотрудники органов государственной безопасности при ликвидации бандитизма в Белоруссии. Многие из них пали смертью храбрых. В Музее КГБ Республики Беларусь есть стенд с фамилиями чекистов, имена которых навечно вписаны в летопись борьбы с бандитизмом».

С кем же сражались чекисты? Не только с «лесными братьями» и коллаборационистами, но и с теми, кто не желал служить в Красной армии. Например, по утверждению белорусского журналиста Василия Матоха, на территории республики 170 тысяч человек скрывалось от призыва в Красную армию. Цифра явно завышена, но вступивших в конфликт с законом жителей республики было действительно много. Причем многие из них совершили не одно, а множество преступлений.

По данным Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР, «выявленных дезертиров и тех, кто уклонился от службы в Красной армии» в Беларуси:

«в 1943 году: дезертиров — 755 человек, кто уклонился — 333 человека; за первую половину 1944 года соответственно 2396 и 902; всего — 4406 человек».

Большинство банд дезертиров действовали автономно и в течение нескольких месяцев были ликвидированы правоохранительными органами. Оставшиеся на свободе пополнили ряды оперировавших в республике банд «аковцев» и «лесных братьев».

Фото: rus-orden.com

По подсчётам польских исследователей, летом 1944 года численность бойцов Армии Крайовой (АК) составляла около 380 тыс. человек; на территории Белоруссии в вооруженные отряды Полесского, Новогрудского и Виленского округов АК входило около 20 тыс. человек, еще около 40 тыс. действовало в конспиративной сети. Противник сильный и очень коварный. В качестве примера процитируем фрагмент «Справки о проведенных войсковых операциях в период ликвидации бандитских групп с участием 97-го пограничного отряда, 136-го полка внутренних войск, оперативными группами НКГБ с участием местного партийно-советского актива…», которая датирована 15 января 1945 года.

«…В ходе проведения оперативно-войсковых операций с целью ликвидации бандитских групп с 17 по 29 декабря 1944 г. …убито 16 и арестовано ранеными 6 бандитов.
В ходе операций у бандитов изъято из тайников, подобрано на поле боя, изъято при арестах оружия и боеприпасов: пулеметов — 5; автоматов —7; карабинов — 40; пистолетов — 4; ручных гранат — 19; различных боеприпасов — 3047; ракетниц — 1; ракетных патронов — 30; взрывчатых веществ — 16 кг; детонаторов — 100 штук; бикфордова шнура — 50 метров; магазинов для ручных пулеметов и автоматов — 14 штук; радиоприемников — 3 штуки; радиопередатчиков — 1.
7 декабря 1945 года была проведена ещё одна войсковая операция по ликвидации бандитских групп в Рудницкой пуще.
В ходе ликвидации было убито 106 бандитов. Бандиты применяли коварные формы борьбы с войсковыми подразделениями Красной армии — переодевались в форму солдат и командиров Красной армии. В ходе ликвидации бандитской группы в Рудницкой пуще 7.01.1945 года было установлено, что среди 106 трупов бандитов один бандит был одет в форму майора Красной армии, другой — в форму лейтенанта и 20 — в форму солдат Красной армии. Конфискована также оружие и амуниция: пулеметов — 1, автоматов — 2, карабинов — 29, пистолетов — 1, патронов — 3 тыс.; взрывчатых веществ — 8 кг; радиостанций — 1…»

Так же активны были в этом регионе украинские националисты, вошедшие в историю под именем «бандеровцев». Очень серьезный и коварный противник советской власти. К лету 1944 года численность вооруженных формирований ОУН-УПА на территории Белоруссии достигла отметки 12—14 тыс. человек.

«Некоторые районы Брестской, Пинской и Полесской областей были подконтрольны оуновцам, активность борьбы которых в некоторой степени определялась нежеланием части местных жителей установления здесь советской власти».

В период с 1944 по 1946 год ОУН-УПА совершили на территории Белоруссии 2384 диверсии и террористических акта, в результате которых погибло 1012 человек, в т. ч. 50 сотрудников НКВД, 8 офицеров, 28 солдат и сержантов Советской армии, 171 партийный и советский работник, 298 гражданских лиц. Ответные меры также были жестокими. Только в результате проведения в Брестской и Пинской областях с 15 февраля по 20 апреля 1945 года чекистско-войсковой операции по ликвидации банд УПА было разгромлено 33 вооруженных группы и отряда, убито 98 и арестовано 3808 человек, 55 человек сдалось в плен.

А в северо-западных районах Белоруссии действовали отряды литовских «лесных братьев».

Вот такое «белорусское» национально-освободительное движение.

Причем каждая из указанных выше сил действовало самостоятельно. Политические и национальные конфликты мешали их объединению. С украинцами поляки конфликтовали из-за пограничных земель Волыни и Полесья, с литовцами — из-за Вильно и Виленского края. Со своей стороны, Вильнюсом интересовались и белорусы.

Власти не собирались мириться с подобным положением дел и регулярно проводили крупномасштабные антипартизанские операции.

Вот фрагмент одного из отчётов, направленного Лаврентием Берией руководству страны 17 сентября 1945 года:

«Всего за время проведения операций с июля 1944 года по 1 сентября 1945 года НКВД Белорусской ССР арестовано и задержано 97 094 человека, в т. ч. бандитов — 6514, бандпособников — 1036, членов антисоветских организаций — 651, немецких пособников и другого антисоветского элемента — 6141, дезертиров и уклонившихся от службы в Красной армии — 82 752. Убито 3232 бандитов, дезертиров и других антисоветских элементов.
Кроме того, явились с повинной 698 бандитов, 48 188 дезертиров и уклонившихся от мобилизации.
При проведении операций конфисковано: минометов — 62, ПТР (противотанковых ружей. — Прим. авт.) — 30, пулеметов — 657, автоматов — 1359, винтовок — 10 485, револьверов — 771, гранат — 1435, мин — 1164, патронов — 94 845, взрывчатых веществ — 893 килограмма, раций — 12, радиоприемников — 51».

В отчёте о работе ЦК КП(б)Б с июля 1944 года по июнь 1946 года отмечалось:

«Бандитские формирования в первый год после изгнания немцев представляли собой крупные, хорошо вооруженные и экипированные воинские единицы, находившиеся под командой опытных конспираторов и офицеров, объединившиеся и координировавшиеся эмиссарами заграничных центров».

В результате разгрома этих бандформирований:

«…убито 3035 и арестовано 17 872 бандитов и участников подпольных антисоветских организаций. Разоблачено и арестовано активных пособников банд, подпольных организаций и ставленников немцев 27 950 человек. Разоблачено и арестовано 5620 агентов иностранных разведывательных и контрразведывательных органов. Всего было ликвидировано 814 подпольных террористических организаций и вооруженных банд, из них: 667 польских, 97 белорусских, 23 украинских и 27 других фашистско-националистических организаций и банд…»

Белорусские «лесные» братья 4.bp.blogspot.com

Внимательный читатель обратит внимание на то, что белорусских банд было значительно больше, чем украинских. Это объясняется просто. В их число попали отряды, состоящие из обычных белорусских коллаборационистов, далеких от национальных идей и вынужденных просто скрываться от справедливого возмездия за свои уголовные деяния.

«В ходе ликвидации подпольных банд и организаций» за два года правоохранительные органы изъяли 211 минометов, 193 противотанковых ружья, 3587 пулеметов, 68 377 автоматов и винтовок, 2979 пистолетов, 36 078 гранат и мин, 5 тонн тола, около 4 млн патронов, 40 множительных аппаратов, 47 раций, поддерживающих двустороннюю связь с заграничными руководящими центрами. И резюме документа: «Общее число убитых с нашей стороны — 924 человека».

Высокую цену заплатила советская власть за разоружение местного населения.

Когда в январе 1947 года действующие на территории Западной Белоруссии бандиты сорвали проведение выборов в Верховный Совет БССР, в Минске прошло секретное заседание ЦК КП(б)Б, которое поручило министрам МГБ и МВД Цанаве и Бельченко «решительным образом усилить мероприятия» по борьбе с антисоветским подпольем и партизанским движением.

Уже в декабре 1947 года нарком госбезопасности БССР Лаврентий Цанава докладывал в ЦК о результатах:

«Выявлены и ликвидированы 15 белорусских, польских, украинских националистических организаций в Барановичской, Молодечненской, Брестской, Гродненской и других областях, созданных зарубежными националистическими центрами по указанию иностранных разведывательных органов. Полностью ликвидированы 36 активно действующих банд, созданных и руководимых этим подпольем, а также нанесен серьезный разгром остальным 41 банде».

Как уже сказано, большинство этих отрядов («банд») и организаций были польскими и украинскими. Но около 12 % (6 или 7) — белорусскими.

Что планировала Германия на территории Беларуси?

За что боролись эти люди — миллион с лишним уроженцев Беларуси, сражавшиеся на фронтах Великой Отечественной войны и в партизанских отрядах? Неужели, идя на смерть, терпя страдания и лишения, не видели они в своих мечтах сильную, богатую, цветущую Беларусь? В последние годы почему-то редко вспоминается существование «Генерального плана «Ост», согласно которому гитлеровские власти после разгрома СССР намечали геноцид славянского населения Беларуси, Польши, Украины, России и переселение на освободившиеся территории немецких колонистов. Особенно непопулярна эта тема на Западе.

Каждый пункт плана нашёл чудовищное по своей методичности и скрупулезности воплощение. Планировалось убийство евреев и всех функционеров государственного и партийного аппарата СССР. Кто станет это отрицать, ознакомившись хотя бы с малой толикой сохранившихся документов о злодеяниях фашистов? Как засвидетельствовано на Нюрнбергском процессе, под предлогом борьбы с партизанами в годы войны проводились планомерные этнические чистки и мирного белорусского населения.

Доказательство этого находится в трёх десятках километров от Минска. Это символическое хатынское кладбище белорусских деревень, сожжённых вместе с жителями.

Изображение: ppt4web.ru

Пишем эти строки — и нет-нет да и ловим себя на мысли: ведь это уже давно всем известно! По крайней мере, в советские времена об этом знал каждый школьник. Однако сегодня очевидно: если периодически не напоминать об истинах, казавшихся некогда прописными, то потомки могут воспринять их как неожиданное и, может быть, уже ненужное откровение или, что ещё хуже, как ложь… На оккупированной территории Беларуси царил террор, организованный гитлеровцами и их прислужниками.

Беларуси нацисты отводили особую роль. Сюда планировалось после предварительных этнических чисток еврейского и белорусского населения согнать миллионы «расово неполноценных» людей из других стран Центральной и Восточной Европы, чтобы они медленно умирали от голода и скученности в этом «заповеднике». Безусловно, в ходе войны планы гитлеровцев менялись, но никогда в их прожектах не велось даже речи о благе и жизненных интересах белорусского народа. К концу войны, как установил историк Сергей Новиков, военные стратеги рейха даже планировали использовать припятские болота в качестве полигона для испытаний атомной бомбы.

Однако вопрос: какую Беларусь отстаивали коллаборанты, сотрудничая с гитлеровцами, участвуя в противопартизанских акциях, а бывало — и в уничтожении мирных жителей (поскольку сожжение Хатыни, например, тоже было «противопартизанской акцией»)?

Ведь немцы не сформировали в годы войны никакой административно- территориальной единицы, которая хотя бы приблизительно полно охватывала территорию, где проживали этнические белорусы. Советский Союз способствовал историческому объединению Восточной и Западной Беларуси в 1939 году. А Герма- ния? Часть Брестской и Белостокской областей с городами Гродно и Волковыск была передана в состав Восточной Пруссии. Южные районы Брестской, Пинской, Полесской и Гомельской областей были включены в рейхскомиссариат «Украина». Северо-западные районы Вилейской области были присоединены к генеральному округу Литвы. Территория Витебской и Могилевской, а также части Гомельской и Минской областей составляла зону армейского тыла группы армий «Центр». На остальной территории, составляющей примерно треть от довоенной БССР, гитлеровцы создали «генералбецирк Белорутения», включённый в рейхскомиссариат «Остланд» с резиденцией в Риге.

О такой будущей «Беларуси» мечтали полицаи и руководители «Беларускай краёвай абароны» и других таких же организаций, опереточных по форме и эсэсовских по содержанию? Заметим, что гитлеровские планы геноцида белорусского и других восточнославянских народов не были для коллаборантов тайной за семью печатями. Эти планы ещё в 1941—1942 годах обнародовались и обсуждались в открытой печати — национал-социалистских периодических изданиях. Например, в передовице «Дас шварце кор» с недвусмысленным названием «Германизировать ли!» (20 августа 1942 года) цитировались слова Гиммлера:

«Наша задача заключается в том, чтобы германизировать Восток не в прежнем смысле этого слова, то есть не в том, чтобы побудить живущих там людей усвоить немецкий язык и немецкие законы, а в том, чтобы населить Восток людьми с подлинно немецкой, германской кровью».

Не будем перечислять подробности организации и функционирования всех этих полицейских «батальонов», «эскадронов» и «бригад». Эволюция у них всех была закономерная — те, что не были разбиты в боях с партизанами и частями Красной Армии, в 1944 году влились в состав 30-й штурмовой бригады СС «Белорутения», которая в конце концов перебежала на сторону американцев, а часть превратилась в «лесных братьев».

Точно таким же образом в «героях антифашистского сопротивления Франции» в 1944 году вдруг оказались и украинские эсэсовцы — перебежчики, на совести которых и Хатынь, и Бабий Яр. Впрочем, недолговременное пребывание в польской армии генерала Андерса в 1945 году позволило впоследствии некоторым вовремя переметнувшимся эсэсовцам- «белорутенам» гордо причислять себя к ветеранам Второй мировой войны. По сути, белорусские коллаборанты не создали во время войны ни одного военного формирования без разрешения немцев или независимого от них.

Кто же в действительности отстаивал национальные интересы Беларуси в годы войны? Более миллиона белорусов, в том числе около 400 тыс. партизан, воевали за физическое и духовное выживание своей нации, за восстановление территориальной целостности Беларуси и изгнание лютых грабителей и насильников с нашей земли. В это время более 100,0 тыс. полицаев, коллаборантов и членов пронемецкой администрации всячески помогали врагам своего же народа. Не будем вникать в рассуждения о том, какие, быть может, благие намерения имели все эти люди: в конце концов, справедливо евангельское изречение «по плодам их узнаете их». А плодами стали миллионы убитых соотечественников, сожжённые города и деревни, разрушенная экономика и культура. Образно говоря, конфликт интересов был только один: первые сражались за жизнь своих детей и близких, а вот за что убивали своих сограждан вторые — за «бел-чырвона- белы сьцяг», за герб «Пагоня», за газеты на тарашкевице, за обещание мифической «автономии», то есть за все те побрякушки, которые им кинули немецкие хозяева, как стеклянные бусы африканскому вождю?

Нет, не была эта война для белорусов «гражданской» — была она действительно Великой Отечественной. И своими победителями, в том числе чекистами — «бойцами невидимого фронта» — а не своими предателями в этой войне гордился и будет гордиться наш народ.

Послесловие

20 декабря свой профессиональный праздник отмечают люди, которые ежедневно решают задачи, связанные с обеспечением государственной безопасности.

Однако, только лишь этим круг обязанностей сотрудников органов государственной безопасности не ограничивается, ведь интересы государства тесно связаны с удовлетворением возможности прогрессивного развития личности и общества, поэтому речь также идет и о национальной безопасности. Национальная безопасность — это защищенность жизненно важных интересов граждан, общества и государства, а также национальных ценностей и образа жизни от широкого спектра внешних и внутренних угроз, что они делают на протяжении всех этих лет.

«Террористы», «сепаратисты», «незаконные вооруженные формирования», «организованные преступные группировки», «локальный конфликт», «криминальные авторитеты» — эти термины, увы, стали привычными в последние два десятилетия. Но они вполне подходят в качестве определения истинной сути банд нацистских недобитков, наводнивших южные и западные регионы Белоруссии в послевоенное лихолетье. Орудовавшие в 40 — 50—х на Брестчине, Гомельщине, Гродненщине боевики Армии Крайовой, украинского антисоветского подполья, как и их вдохновители из потерпевшего крах третьего рейха, мнили себя освободителями, идейными борцами с большевизмом. Действовали, однако, в совершенно криминальном, разбойном, изуверском духе. Украинская повстанческая армия (УПА), организация украинских националистов (ОУН), белорусское националистическое подполье, бывшие полицаи — эти обломки гитлеровской свастики в своем стремлении выжить любой ценой развязали в юго—западных районах БССР настоящий криминальный беспредел.

Если не поддаваться псевдореволюционным эмоциям, не идти на поводу площадной эйфории, а верить документам, фотографиям, экспертизам, то именно под таким углом зрения и стоит рассматривать кровавые следы, оставленные бандеровцами на белорусской земле. Прежде чем бездумно отзываться на выкопанные из старых лесных схронов лозунги, славить молодчиков в пилотках вермахта, устраивать марши на Куропаты сегодняшним излишне горячим юнцам стоило бы подучить историю. «Героям слава»? Ну—ну…

А чекисты, эти бойцы «невидимого» фронта в тяжёлые годы войны, а также и по окончании её, сделали всё возможное, чтобы сегодняшнее поколение нашей республики жили спокойно, с уверенностью в завтрашнем дне.

И люди помнят о их подвиге. Вот тому пример: Уроженцы Могилёвщины — «золотой фонд» внешней разведки Советского Союза».

Материалы:

Чекисты в Великой Отечественной войне

http://www.klaipeda1945.org/istoriya/chekisty-v-velikoj-otechestvennoj-vojne/

Чекистские диверсионные отряды в годы войны

http://bobruisk.guru/chekistskie-diversionnyie-otryadyi-v-god/

Раздумья над досье чекиста

http://www.sb.by/obshchestvo/article/missiya-tovarishcha-rogova.html

Диверсанты Сталина: НКВД в тылу врага

http://www.e-reading.club/bookreader.php/128102/Popov_-_Diversanty_Stalina__NKVD_v_tylu_vraga.html

СМЕРШ

https://defendingrussia.ru/a/smersh_radioigry-6543/?utm_source=smi2

Была ли Великая Отечественная для белорусов «гражданской» войной?

http://beldumka.belta.by/isfiles/000167_47779.pdf

Бойцы невидимого фронта

http://www.vminsk.by/news/26/40420/

О чём молчало Совинформбюро

http://detectivebooks.ru/book/37202428/?page=25

Белорусские «лесные братья»

http://inbelhist.org/belaruskie-lesnye-bratya/

Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

Теги: Историия, КГБ
Loading...