• 05.01.2017
  • 1587

Утечка мозгов из Беларуси — как оставить ценные кадры в стране

Почему молодые и опытные специалисты покидают родину и отправляются на поиски лучшей жизни и можно ли это остановить? Ответы найдете в статье.
Ориентировочное время чтения: 17 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

С проблемой оттока квалифицированных кадров за рубеж так или иначе сталкиваются многие страны. Естественная эмиграция существовала во все времена, а поиски лучшей доли позволяли самым отчаянным совершать географические открытия и исследовать новые земли. Но «утечка мозгов» продолжает оставаться «головной болью» и белорусского правительства, которое неоднократно заявляло о необходимости удержать молодые и перспективные кадры. К сожалению, многих удержать так и не получилось и теперь, скорее, нужно думать как переманить их обратно.  


Почему люди уезжают из страны

Общих причин, по которым граждане одного государства решают сменить прописку и переехать на время или на постоянное место жительства в другую страну, может быть несколько. Вот основные из них:

  • война;
  • невысокий экономический уровень жизни, низкие зарплаты и пенсии;
  • произвол властей, отсутствие элементарных демократических прав и свобод;
  • преследование за убеждения;
  • высокий уровень преступности, деятельность террористических группировок;
  • изменение экологической обстановки на негативную вследствие аварии или природных явлений;
  • отсутствие доступа к образованию или медицине;
  • низкий культурный уровень;
  • отсутствие перспектив.

Одна или несколько из этих причин уже считаются достаточным аргументом для того, чтобы сменить страну проживания. А что толкает белорусских граждан на смену места работы и проживания, вызывая ту самую «утечку умов»?

Для начала определимся с терминологией. Под «утечкой мозгов» понимают одну из форм миграционного поведения, которая подразумевает отъезд, эмиграцию, выезд за границу на постоянную работу высококвалифицированных специалистов, не находящих своим способностям применения в национальной экономике [1, с.235].

В 2012 году главный ученый секретарь Национальной академии наук Беларуси, доктор физико-математических наук, профессор С. Килин в качестве основной причины выделял низкий уровень заработной платы [2]. В большей степени он имел в виду молодых ученых, которые приходят в академию сразу после ВУЗа. Но это справедливо не только в отношении них.

В разные годы социологи по-разному оценивали миграционные настроения. В сентябре 2013 года негосударственный исследовательский центр НИСЭПИ называл цифры от 33 до 45% желающих выехать на ПМЖ за рубеж от общего числа опрошенных. Другие исследователи называли цифры гораздо меньшие — от 5 до 12% [3].

Но все это, скорее, «цифры настроения», то есть сегодня человек ответил так, а завтра может и передумать. И это тоже учитывается, что нашло подтверждение в двух разновидностях миграции — пассивной и активной. В первом случае человек живет с мыслью об эмиграции и периодически декларирует ее, но активных действий по отъезду не предпринимает. Во втором случае он действительно предпринимает все действия для эмиграции и вскоре уезжает.

Впрочем, разного рода условности в оценке эмиграционных настроений не мешают нарисовать общий портрет современного белорусского эмигранта. Это молодой человек или девушка, проживающий в крупном городе (областном центре или столице), имеющий высшее образование, а также занимающийся перспективной деятельностью в сфере науки, медицины, бизнеса и ИТ. Подавляющее большинство не спасается от преследования властей или других факторов. Причины эмиграции — исключительно экономические (улучшение материального состояния, повышение квалификации, карьерный рост и социальные гарантии). Таким образом, большинство наших светлых умов, утекающих за рубеж, — это экономические мигранты.        

Чаще всего белорусы выезжали на заработки в Россию и страны Евросоюза. Изображение: a.21.com.mx

Кого не хватает больше всего

Собственно, на этом можно было бы закончить — раз причины в основном экономические, то удержать работников смогут только высокие зарплаты. Однако не все из них согласны оставаться в Беларуси даже за неплохую зарплату в 1 000 долларов в эквиваленте. И поскольку речь идет именно о высококвалифицированных кадрах, то в первую очередь в нашей стране наблюдается нехватка следующих специалистов:

  • программистов и смежников;
  • руководителей проектов;
  • бизнес-аналитиков;
  • тестировщиков;
  • специалистов по ВЭД со знанием иностранного языка;
  • инженеров-конструкторов радиоэлектронного оборудования;
  • специалистов в отрасли транспортной логистики и др. [4]

Хотя со времени исследования прошло более четырех лет, именно указанные специалисты составляют основную массу тех самых квалифицированных кадров, которые не хотелось бы терять. Впрочем, «присутствие», скажем, тех же программистов в Беларуси весьма условное. В отрасли «Компьютерные и информационные услуги» работает 971 компания. Государство владеет только 24 из них (это около 2,5% от общего числа). Менее половины компаний-резидентов ПВТ (41%) основаны белорусскими инвесторами, остальные — смешанный или иностранный капитал. Абсолютное большинство услуг и разработок сделаны на заказ и на экспорт (общей стоимостью до 785 млн долларов в 2015 году). Для «своих», т.е. для внутреннего рынка Беларуси и по его заказу, разработано программного обеспечения всего на 90 млн долларов. [5]

Материалы по теме: IT-сектор: спорные достижения

Вот и получается, что хотя многие лучшие умы формально и работают в Беларуси, но работают они не для нас. Они работают на тех, кто платит (и это естественно). В какой-то мере глобализация и развитие Интернета даже сыграли нам на руку — появилось такое явление как аутсорсинг, без которого отечественная сфера высоких технологий не могла бы добиться тех же впечатляющих результатов. Но факт остается фактом — даже оставшиеся здесь работники не всегда сотрудничают с местными госорганами и компаниями. Глобализация, ничего не поделаешь.

За период с 1996 по 2010 гг. из Беларуси выехало около 1 000 ученых и преподавателей. Изображение: aquaculturetalent.com

Рецепты борьбы с утечкой мозгов

Выскажем довольно смелую мысль о том, что для сохранения ценных кадров в стране нужно хорошее образование, соответствующее мировым стандартам. Под нужды времени должна перестроиться и система хозяйствования. Выпускники, которые напичканы устаревшими знаниями, проводят сравнения с зарубежными методиками преподавания, хозяйствования и результатами такой деятельности и приходят к выводам не в пользу существующей в Беларуси, России, Украине, Казахстане и других странах системы.

Интересное мнение высказал Научный руководитель Центра изучения современности (Франция), кандидат физико-математических наук Павел Крупкин:

«В общем-то, большевики никогда не любили «шибко умных» по-видимому из-за претензии последних на свободу мысли… Лишь опыт 2-й мировой заставил этих ребят «наступить на горло своей песне», и развить относительно свободные «отстойники» для разработки оружия. При этом сформировавшаяся советская техноструктура, даже в том виде, в котором её допустили в СССР, всё равно страшно раздражала и агитпроп, и генералов режима своим якобы «вольномыслием». Потому неудивительно, что когда большевистский агитпроп прорвался в генералы по итогам последней революции, он одним из самых важных дел посчитал деклассирование техноструктуры. Ибо нечего тут!

Неудивительно, что при таком прессинге на основной субъект развития любого социума, в конечном итоге мы получили институционально аграрное общество, чьи рутины постепенно закрепляются в общественных практиках. А то, как методами аграрного общества может эксплуатироваться индустриальный ландшафт это всё дано нам в наших ощущениях. Вот так и получается, что возврат молодёжи в науку, который может начаться лишь в случае появления интересных историй успеха, может идти лишь через оффшоры. При этом для режима возникает риск роста социальных напряжений на границах оффшоров, ибо слишком многие будут бороться за то, чтобы оказаться там, внутри, где дух победившего постсоветского большевизма не будет так шибать в нос». [6]

На это же накладывается и общий кризис науки на постсоветском пространстве. Пока у России есть залежи полезных ископаемых, прорывные технологии ей не нужны, что бы там ни декларировали власть имущие. Полеты в космос стали дорогими, а основной сферой приложения научного потенциала остается военная отрасль.

В Беларуси ситуация несколько иная. Бывшее острие научно-технического прогресса и напичканная разного рода индустриальными гигантами БССР вошла в период независимости сравнительно (простите за тавтологию) независимой от внешних воздействий, поскольку сумела сохранить производственный потенциал. Очень быстро выяснилось, что техническое отставание между нашей продукцией и западными образцами довольно весомое. Это неизбежно подталкивало к модернизации производства и продаже не справляющихся с вызовами нового времени заводов. Произошло точечное разгосударствление. Начались проблемы с экспортом. Мы по-прежнему «гоним» на экспорт минеральные удобрения, химическую продукцию и машины с оборудованием. Здесь особенного применения для тех самых мозгов, которые утекают, не находится.

И в этом случае, казалось бы, можно вообще прекратить выпуск научных и технических специалистов. Пусть остаются только юристы, экономисты и журналисты! Прекратим обучать за свои деньги будущих наемников американского и европейского капиталов! Или лучше так — запрем их в наукоградах и сделаем невыездными, как в СССР. Подобные популистские меры, разумеется, не выход.

Одной из форм борьбы с утечкой мозгов из Беларуси стало обязательное распределение. Практически в неизменном виде оно сохранилось еще со времен СССР, с 1933 г. Вроде все выглядело привлекательно — гарантированное трудоустройство, компенсация за найм жилых помещений по месту работы, иные выплаты. Но помимо всего прочего такой вид удержания противоречил положениям Конституции страны о запрете принудительного труда. Поэтому систему постоянно оптимизируют, включая и недавнюю новацию — теперь отказавшимся от распределения молодым специалистам не нужно выплачивать стипендию за все годы обучения. Словом, «путевка в жизнь» тоже не работает.

Распределение не является панацеей для мест с высокой текучкой кадров и выпускники не всегда могут найти себе работу даже при «обязаловке». Изображение: vsmu.by

В итоге все сводится к тому, что нужно создавать соответствующие условия, чтобы специалисты оставались в стране и не желали ее покинуть. Это, прежде всего, интересная и перспективная работа, набор льгот и высокая заработная плата.  

Китайский прием

С подобной проблемой столкнулись и в КНР, особенно в период с 1990 по 2000-ый гг. И тамошнее правительство всерьез намерено вернуть большую часть переселенцев на родину. Для этого были запущены различные программы, вроде «100 талантов», «Подготовка талантов для XXI века», «Весенние бутоны» и другие, финансируемые при непосредственном содействии ЦК Компартии Китая. Все они имели определенную направленность — одни были направлены на возвращение ученых, другие — на крупные предприятия и государственные коммерческие организации. При них открывались технопарки, зоны свободного бизнеса и кластеры-аккумуляторы идей.

Китайцы начали «обратную охоту» — рекрутеры крупных госкомпаний и наукоемких производств стали вербовать своих бывших граждан, ныне проживающих за рубежом. А основными принципами взаимодействия стали:

  • сочетание патерналистской политики с использованием потенциала диаспор;
  • постоянное ведение диалога с зарубежными китайскими диаспорами;
  • упор на привлечение с специалистов по новым технологиям, способствующих продвижению китайских компаний на мировой рынок. [7]

Все китайцы, проживающие за границей, были объявлены резервным генофондом. Именно этот уже «прокачанный» и набравшийся знаний и опыта генофонд и решено вернуть любыми силами на родину.

«Расскажи на родине чему тебя научили за рубежом» — примерно под таким девизом китайцев возвращают обратно. Изображение: townnews.com

Надо сказать, что волн, связанных с утечкой мозгов, было несколько. Например, после революции 1917 года и распада СССР в 1991 г. За это время Российскую империю, а позднее и Советский Союз, покинуло, по разным данным, от 5 до 8 млн человек. Среди них были рабочие самых разных специальностей, в том числе и ценные кадры. Эти потери не восполнить уже в любом случае.

Выводы

Утечка мозгов и миграция ценных кадров как социальное явление существует уже много лет. Чаще других основными причинами, влияющими на переезд, являются экономические. Причем не всегда речь идет исключительно об уровне заработной платы. Люди выбирают другую страну из-за условий жизни, хорошего рабочего места, доступа к последним достижениям науки и техники и интеграции в мировую систему распределения труда. Зарубежные рекрутеры чаще охотятся за специалистами в области естественных наук, нежели за гуманитариями.

Утечка мозгов — явление интернациональное. Ученые уезжают из Германии в Швейцарию, из Италии в Великобританию и из Китая в США. И в этом наш шанс. Помимо создания условий, реформ в науке, образовании и производственной сфере можно не только возвращать «своих», но и организовать «перехват» толковых специалистов из других стран, создавая для них максимально тепличные условия. Следует обращать внимание отечественных ученых на высокий уровень конкуренции в мировой системе распределении труда. Многих «умников» просто используют, как батарейки, а затем банально не продлевают контракты и возвращают на родину. Да, достаточное число из них сравнительно неплохо устраивается, но для этого нужно делать то, что котируется в любой стране мира — работать на износ.

Следует перенимать китайский опыт по созданию учреждений, ориентированных на лучшие умы и открывающихся для них. Вторым шагом станет введение дифференцированной оплаты за результаты, открытия и достижения. В противном случае мы получим наплыв нахлебников, которые «клюют» сейчас на «волшебные» слова «программист» и «тестировщик», а впоследствии будут так же реагировать на слово «ученый».

С развитием интеллектуальной корпоративной культуры получится открыть и развить высокотехнологичные производства. Они станут основой экономики нового типа. Под нее будут переписаны законы, изменится административная структура, возникнет потребность в новых специальностях и рабочих местах. Все это вполне может вырасти из одного условного Белорусского научного парка, который соберет под своей крышей две-три сотни самых перспективных ученых. Но начинать нужно уже сейчас, не теряя драгоценного времени, иначе мы рискуем оказаться за бортом научно-технического прогресса.      

Автор: Владимир Марченко

Источники:

  1. Большой экономический словарь / Под ред. А. Н. Азрилиян. М.: Институт новой экономики, 2008
  2. Проблема «утечки мозгов» для Беларуси остается актуальной — НАН
    http://www.belta.by/society/view/problema-utechki-mozgov-dlja-belarusi-ostaetsja-aktualnoj-nan-99228-2012
  3. Сколько же белорусов хотят навсегда уехать из страны http://naviny.by/rubrics/society/2013/11/26/ic_articles_116_183766
  4. Грозит ли Беларуси утечка мозгов? http://infobank.by/grozit-li-belarusi-utechka-mozgov/
  5. IT-рынок в Беларуси 2016 http://www.uniter.by/upload/iblock/68e/68ec0d19a876e84896dccbca0ae4cf60.pdf
  6. Как бороться с утечкой «мозгов» из России: мнения http://maxpark.com/community/129/content/757757
  7. Китай сделал ставку на резервный генетический фонд http://politrussia.com/society/kachestvo-a-ne-944/

Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

Loading...