• 27.11.2016
  • 721

Судьбоносный референдум. 20 лет спустя

Ориентировочное время чтения: 5 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • Ровно 20 лет назад в Беларуси прошёл референдум, который полностью изменил конституционный строй и политический ландшафт страны. Республика Беларусь превратилась из парламентской республики в президентскую. Референдум был одним из ключевых элементов становления той фирменной системы госуправления, которую сам Лукашенко назвал позже «президентской вертикалью». 


    Политическая система, реализованная в Беларуси, является авторским проектом. Она не выстроена по рецептам западных полисмейкеров и по образу и подобию западных же демократий, как все остальные страны Центральной и Восточной Европы. В ней практически отсутствует сколь-нибудь серьёзная партийная система, и, по сути, нет места даже для системной оппозиции. Несистемная же оппозиция  вообще низведена в маргинальное положение и именуется пятой колонной.  Собственно, таковой она в реальности и является. Не для кого это не секрет. Роль парламента является символической, избирательная система мажоритарная. Исключительной особенностью является и пророссийская геополитическая ориентация Беларуси. Беларусь, пожалуй, единственное государство в ЦВЕ, которое поддерживается Россией.

    Исключительная авторитарность режима Лукашенко обусловлена вовсе не безудержной тягой его к власти. Мы не наблюдаем сколь-нибудь  серьёзных репрессий против его политических оппонентов, как это характерно для режимов с таким уровнем концентрации управленческой инициативы. Для большинства  авторитарных лидеров характерна психо-эмоциональная нетерпимость даже к теоретически возможным конкурентам. В белорусском же случае лидеры т. н. оппозиции живы, здоровы и получают финансирование из за рубежа, что всем известно и никем не скрывается. Периодически они  имитируют  некую деятельность, проводят несанкционированные акции, на которые приходит несколько десятков человек. Белорусские силовики выписывают им мелкие штрафы, и на этом все репрессии, как правило, заканчиваются. 

    Авторитарность белорусской политической системы обусловлена авторским её характером. Лукашенко – идейный монарх. Он – отец-основатель белорусского суверенного государства. Белорусский суверенитет и личная власть Лукашенко на сегодняшний исторический момент суть одно и то же, поскольку являются взаимообусловленными явлениями. Перефразируя Маяковского: Мы говорим Лукашенко, подразумеваем суверенитет. Мы говорим суверенитет, подразумеваем Лукашенко.  Белорусское государство – это его детище, над которым он трясётся и с которого пылинки сдувает.

    Именно такая уникальная политическая система позволяет иметь уникальную модель социально-экономического развития. Суть этой модели в том, что доходы от собственности на средства производства не расхищаются олигархами, как в других странах ЦВЕ, и не выводятся за рубеж в пользу глобального банковского капитала, а инвестируются государством в техническое развитие страны.

    Не удивительно, что всё это встретило жёсткий отпор Запада, поскольку не оставляло ему шансов подчинять своим интересам страну по схеме отлаженной и отработанной годами. С самого начала прихода к власти Лукашенко и до недавнего времени  Запад не прекращал попыток свергнуть его режим путём организации уличной революции, так как это он неоднократно успешно проделывал в отношении других государств, где подворачивалась такая возможность и была политическая необходимость.  Тем не менее, в отношении режима Лукашенко это сделать за 20 лет не удалось.

    Такая авторская персоналистская  система государственного управления имеет свои ярко выраженные преимущества, главным из которых является то, что подрывные методики и технологии отработанные Западом  для коррумпированных режимов с частнособственническими экономиками оказались в белорусском случае  совершенно безрезультативными. В итоге, Запад, потерпев фиаско, вынужден на ходу менять тактику и стратегию в отношении Беларуси, как раз в тот момент, когда у него самого кризис всего, что только может быть, и ему, Западу,  явно не до Беларуси теперь.

    Недостаток же такой системы очевиден для всех. Система построена вокруг личности Президента, который, как и все люди, не вечен. Судя по тому, что самого Президента этот вопрос не особенно беспокоит, во всяком случае,  публично, он рассчитывает лично политически пережить тот период исторического межвременья, в котором мы все сейчас находимся. В новой исторической эпохе многополярного мира, будут другие реалии, и эту проблему страна будет решать в новых условиях. Похоже, Президент в таком важном вопросе, как преемственность своей власти, руководствуется заповедью Христа: «оставьте заботы завтрашнего дня, дню завтрашнему».

    Михаил Малаш

    Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Loading...