Мнения

Ты куда пропал?

7 причин посмотреть сериал «Оставленные»

Сериал HBO «The Leftovers» по роману Тома Перротты прошёл практически незамеченным. А жаль! Если вы ищете в сериалах чего-то большего, чем обычные игры престолов, то вам обязательно стоит его посмотреть. Всего вышло три сезона, они все довольно разные, хоть и представляют одну линию повествования. Довольно сильно заметно, что первый сезон поставлен по книге — там есть вполне понятный финал (о нём позже), и это было большой радостью, когда стало известно, что сериал на этом не закончится. Очень хочется обойтись без спойлеров, но боюсь, что в полной мере этого не получится, так что, не обессудьте.

1. Фантастика.

Представьте себе, что в один момент на Земле исчезает 2% людей. На самом деле — огромное количество! Только распределены эти исчезновения неравномерно: у кого-то пропала вся семья, а где-то не исчез никто (а в одной австралийской деревне, говорят, осталось только одно яйцо, из которого вылупился цыплёнок-пророк, но это всё слухи, конечно). Что бы вы стали делать в такой ситуации? Попытаетесь найти рациональное объяснение происходящему? Будете романтизировать утрату? Создадите машину, которая сможет вернуть исчезнувших или хотя бы поможет не смирившимся оставшимся тоже исчезнуть? А может, создадите секту?

Как видите, завязка вполне фантастическая, только это такая особая американская фантастика, в духе Курта Воннегута (в частности, сразу вспоминается его гениальное «Времетрясение»), и это очень, очень хорошо. Потому что при современном засильи фэнтези очень хочется хоть какой-то пищи для ума. Здесь её достаточно. Весь первый сезон нас будут постепенно вести к тем истинным причинам, которые объединяют всех исчезнувших, и к предпоследней серии мы получим достаточно ясное представление о них — и что особенно радует, авторы не называют эти причины напрямую, оставляя нас с нашими догадками наедине (и оставляя себе пространство для манёвров в следующих двух сезонах).

2. Мистика.

Что бы вы стали делать, если бы начали видеть мёртвых? Ну или хотя бы слышать их? Стали бы отвечать? А если бы не стали, надолго ли бы вас хватило, учитывая, что мёртвые порой могут быть очень навязчивыми? А если при этом ваш родной отец уже заперт в психушке (потому что разговаривает с голосами) и пытается убедить вас, что ваше спасение находится в старом журнале National Geographic? А если это не только ваше спасение, но и всего мира? Вы верите в конец света? А если он всё же наступит завтра? Даже в нашей с вами жизни полно загадочного и трудно объяснимого (а может, и вообще необъяснимого), чего уж говорить об оставленных! Второй сезон делает заметный крен в сторону мистики, и к этому просто нужно быть готовым. Так же, как и к загадочному по эту сторону экрана.

3. Психологическая драма.

В центре повествования — семья, в которой вроде никто не пропал, но которая распадается, не выдержав этого случившегося тектонического сдвига. Приготовьтесь к тому, что на протяжении всех 28 серий (это общее количество всех трёх сезонов) вам будет довольно грустно, и чем ближе к концу, тем грустнее. Да, здесь мастерски показано, насколько несовершенен мир, в котором мы живём, точнее, насколько несовершенны мы, чтобы жить не только в этом мире, но и просто — в мире. И может, правы члены той белой секты, отказавшиеся от слов, если эти слова или ничего не значат, или делают только хуже? И что делать, если очень больно, но выразить это не получается — нет привычки это выражать, нет инструментов, не принято это, в конце концов, в нашем мире. А если кто-то предлагает забрать мою боль, предложив банальные обнимашки, — сможет ли он сделать это по-настоящему или это всего-лишь (дешёвый) трюк? Третий сезон в большей степени сконцентрирован именно на психологических проблемах (хотя мистического и фантастического там предостаточно!): почему отношения, построенные даже на обоюдных потерях и трагедиях, всё равно не получают достаточно крепкого фундамента? Вопросов будет ещё много, так и знайте.

4. Наука и религия.

Нельзя не заметить, что сериал вступает в серьёзную полемику с официальными религиями, в первую очередь, с христианством. Особенно в этом смысле порадовала мысль, высказанная в фильме чуть ли не в проброс, о том, что, возможно, первым исчезнувшим (в мире сериала они называются departed — отбывшие) был Иисус. Тем, кто знаком с околокоранической версией о том, что казни Христа не было (смотри, например, «Мастера и Маргариту»), этот момент точно не оставит равнодушным. Вообще, религия, как известно, определяет наши отношения со смертью. А смерть здесь — не банальный двигатель сюжета, а целая важная территория его развития. И религия вполне оправдывает своё предназначение здесь. В этом смысле ещё более интересны взаимоотношения религии с различными культами-сектами (в фильме детально показан один такой культ, но по ходу действия понятно, что их там много): это непримиримая борьба, которую каждый ведёт доступными ему средствами. Пытается в этой борьбе поучаствовать и государство, для которого главное — порядок, но оба основных игрока спокойно уходят на территорию смерти (во многом благодаря действиям того самого государства), куда светским путь заказан. Упс, а вот и спойлер.

5. Уходя — уходи.

Одна из основных идей фильма, что ушедшие таким мистическим образом люди, всё-таки не воспринимаются оставшимися умершими (и, как показывает дальнейшее развитие сюжета, правильно — упс, ай дид ит эгейн). И здесь таится одна из самых главных психологических проблем современности, на мой взгляд. Я говорю об этом «мерцании», когда в общении человек то есть, то пропадает. И ты не только ничего не можешь с этим делать, ты ещё и не знаешь, куда девать свою привязанность, свой контекст, который должен по идее связывать вас, но ответа нет, и совершенно непонятно, это уже конец или ещё не конец. И всеми силами цепляешься, хочешь, чтобы всё продолжалось, только продолжалось не так. А какая-то другая твоя часть пьёт мазохистский кайф от перекатывания мысли о брошенности, ненужности, несправедливости. Пропавшие без вести — это не только про войну или про вот такую фантастику. Это и про нашу повседневную жизнь, когда люди вдруг исчезают с радаров. И даже ещё страшнее, когда, в принципе, можно произвести поиск и найти их, только не делаешь этого, потому что понимаешь, что раз пропал человек — значит, так ему лучше. Или это всё же паранойя?

6. Так кто же оставленный?

Вы наверняка сталкивались в жизни с такими ситуациями, когда брошен на самом деле не тот кто остался, а тот кто ушёл. А теперь представьте себе, что где-то есть точно такой же мир, в котором внезапно исчезли не 2% населения, а 98%. Каково им там? И что они должны думать о том, что произошло и почему? И у каждого ли хватает смелости разорвать порочные («со-зависимые») отношения, которые заставляют только ещё больше мучиться и даже подумывать о самоубийстве? И главное — как всё-таки вернуться? Можно ли наконец изменить себя таким образом, чтобы построить по-настоящему здоровые, честные, открытые отношения? Когда слова приобретают своё истинное предназначение, когда не получается глупых и ужасных ситуаций от того, что так и не нашлось ни сил, ни слов, чтобы правильно объясниться. И кстати, вы готовы к тому, что вас оставят, если вы скажете всю необходимую правду?

7. Конец близок.

В общем-то, сериал был закрыт ещё в 2017, так что, можно сказать, что конец уже наступил (шутка). Но, положа руку на сердце, мы по-прежнему очень близки к тому, чтобы с нами уже случилось наконец что-нибудь такое. Что просто возьмёт людей за условные плечи и как следует потрясёт: «Да что с вами не так, вашу мать?!» И прав был Воннегут (а вслед за ним и Перротта) — это «не так» только во вторую очередь (следствие) в экологии, экономике и прочих социальных вещах. Самое главное (причина), что мы сами по себе (не говорю за всех, но лично я, например, точно) являемся источником разных мелких и крупных неприятностей. Пора бы уже не шутить про тараканов, которые рисуют мелками в наших головах, а начать их выгонять. Потому что психологические драмы — это, конечно, может быть очень красиво, но как-то хочется жить всё же. Ну и не будем забывать о смерти (memento mori!). Это очень важная территория, на которой, я уверен, каждому из нас ещё предстоит сыграть свою роль. Так что, когда окажетесь в том самом отеле, не торопитесь пить местную воду — постарайтесь сначала доделать свои земные дела.

Глеб Деев


Закрыть