• 13.11.2017
  • 313

Костюшко наш?

Ориентировочное время чтения: 12 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • В конце прошлого месяца установили памятник Тадеушу Бонавентуре Костюшко в Швейцарии. Напомним, подготовка к данному событию происходила в довольно напряжённой обстановке, и некоторым планам инициаторов создания монумента (членов Ассоциации белорусов Швейцарии) было не суждено сбыться: изначально предполагалось, что на шильде появится надпись на белорусском языке «Выдатнаму сыну Беларусі ад ўдзячных суайчыннікаў» («Выдающемуся сыну Беларуси от благодарных соотечественников»), однако сотрудники польского посольства в Швейцарии потребовали убрать упоминание о нашей стране.

    Для наших западных соседей оказалось неприемлемым отсутствие какого-либо упоминания о Польше, и они предложили оставить на шильде лишь имя и фамилию национального героя их страны, Беларуси, США и Литвы. В дело вмешался белорусский МИД, и благодаря работе наших дипломатов во взаимодействии с властями Швейцарии, удалось найти компромисс. В итоге надпись на табличке монумента двуязычная – на белорусском и немецком:

    «Тадэвуш Касцюшка… Ад Беларускага аб’яднання ў Швейцарыі» («Тадеуш Костюшко… От Белорусского объединения в Швейцарии»).

    В скором времени новый памятник Костюшко может появиться и в нашей стране. На фоне вышеописанного скандала местный журналист Глеб Лободенко начал сбор средств на монумент в Беларуси. С момента создания счёта не прошло и месяца, а уже собрана вся сумма. Необходимые 17 500 бел. руб. (около 8800 долларов США). Что ж, весьма оперативно.

    Безусловно, в том, что поляки и американцы считают его своим национальным героем, прослеживается определённая логика. Для поляков он свой человек — окончил кадетский корпус в Варшаве, возглавил восстание за возрождение Речи Посполитой в границах 1772 года; для американцев он герой, потому что блестяще себя проявил во время Войны за независимость, внёс вклад в избавление янки от британских колонизаторов.

    В США, куда он направился ещё в 1776 году, его умения оценил сам Джордж Вашингтон, назначив его в военное министерство. Там молодой Костюшко принял участие в обороне форта Тикондерога, которая закончилось для американцев неудачей: британцы контролировали возвышенности, заняли крепость и стали преследовать врагов, которые бежали в южном направлении. Положение Костюшко и его товарищей казалось безнадёжным. Генерал-майор Филипп Шайлер, который отчаянно пытался увеличить расстояние между своими людьми и британцами, поставил перед Костюшко задачу задержать последних. Тогда молодой поляк отдал солдатам приказ валить деревья, разрушать мосты и дамбы. Военные из Европы потеряли много времени, преодолевая препятствия, что помогло американским войскам спастись.

    Тадеуш Костюшко в Новом свете довольно много занимался строительством оборонительных сооружений. Так, он построил укрепления около Саратоги в местности Бемис-Хайтс, возвышающейся над Гудзоном. Укрепления эти были почти неприступны с любого направления, благодаря чему янки смогли выстоять под натиском англичан, перейти в наступление и окружить противника.

    А 13 октября 1777 года произошло переломное сражение той войны. Тогда под Саратогой капитулировал шеститысячный корпус выдающегося британского военного и государственного деятеля Джона Бергойна, который позже весьма лестно высказался об одном из своих противников по имени Анджей Тадеуш:

    «В этом случае великими тактиками сражения были холмы и леса, которые неким молодым польским инженером, благодаря его умению, были избраны для моей позиции».

    Позже поляк покинул США и возвратился в родную Речь Посполитую, которая тогда переживала далеко не лучшие времена: уже был проведён первый раздел — страна была под угрозой исчезновения. В Варшаве он предложил создать ополчение по американскому образцу, получил должность генерал-майора в польской армии, участвовал в русско-польской войне, когда войска России перешли границу Речи Посполитой с целью второго её раздела. Капитуляция короля стала тяжёлым ударом для не проигравшего ни одной битвы Костюшко. В середине сентября он ушёл в отставку и в начале октября выехал из Варшавы. Поляк переехал в Париж, где пытался достучаться до французского правительства с проблемами Речи Посполитой, но то лишь выразило устное сочувствие.

    Затем он вернулся в Польшу, собрал армию около 6000 человек, в том числе 4000 солдат регулярной армии и 2000 рекрутов, и двинулся на российских военных, одержал победу в битве под Раславицами 4 апреля 1794 года, где сумел набрать в свой отряд добровольцев среди крестьян. А спустя две недели, 17 апреля 1794 года, произошло одно из самых известных событий в начале восстания — Варшавская заутреня, которое заключалось в нападении жителей Варшавы на русский гарнизон, послужившее сигналом к присоединению жителей Варшавы к восстанию Костюшко. Русские были застигнуты врасплох на утреннем богослужении во время Пасхальной недели и в значительной степени перебиты восставшими. Некоторые источники гласят, что по приказу Костюшко беспощадно истреблялись не только военные, но и те, кого повстанцы считали «изменниками» — поляки, которые были настроены дружественно к России.

    Императрица Екатерина Вторая, узнав о дерзком поляке, пообещала вознаграждение тому, кто доставит ей Костюшко «живым или мёртвым». Спустя всего полгода после начала восстания он был пленён, попал под стражу, и после смерти Екатерины Второй был освобождён новым императором — Павлом Первым, который предложил поляку нести службу Российской империи. Костюшко сперва отказался, но после подписал присягу на верность. Однако 4 августа 1798 года, приглашённый в Париж для формирования польских легионов, Костюшко написал императору, что не считает возможным выполнять присягу, данную под давлением [1].

    Безусловно, вышеперечисленные победы Костюшко дают основания считать его героем. Действительно, храбрый и самоотверженный человек. Его талантом восхищались даже враги, а его горячее стремление сохранить независимость своей Родины говорит о глубоком чувстве патриотизма.

    Но важно понимать, что несмотря на то, что у Тадеуша белорусское происхождение, он посвятил свою жизнь борьбе за свободу США и Речи Посполитой. Именно поэтому нам не стоит его воспринимать в качестве национального героя и «змагара за незалежнасць Беларусі». Для нас руководитель антироссийского восстания может быть просто одним из выдающихся деятелей в мировой истории, не более. Подобно Жанне Д’арк, Спартаку, Емельяну Пугачёву, Степану Разину.

    Восприятие Костюшко в качестве национального героя связано с трендом представлять многих исторических персон, которые родились на территории нынешней Синеокой, как белорусских деятелей. Даже если они посвятили свои жизни обогащению не нашей, а польской культуры, либо борьбе не за независимую Беларусь, а за Речь Посполитую. Но такой подход порой выглядит не совсем правильно. Представьте себе, если бы российские историки стали называть Иммануила Канта великим русским философом… Ну а что? Кант родился на территории нынешней России, в нынешнем Калининграде. А то, что он писал произведения на немецком языке, и во всём мире воспринимается именно как немецкий философ, при таком подходе остаётся как бы на втором плане.

    Вообще «Кант — русский философ» звучит странно, не правда ли? Чтобы не возникало таких ситуаций, выводы об исторических персонах стоит делать исходя из их конкретных слов и действий, а не из места рождения.

    Но. Мало того, что данный подход сам по себе неверный, так его додумались применять весьма избирательно.

    Сравните. Тадеуша Бонавентуру Костюшко и Константина Винцента Калиновского, осуществлявших свою деятельность во благо Польши, у нас героизировали. Во многом благодаря месту рождения.

    Но в то же время таких уроженцев Беларуси, как первого президента Израиля Хаима Вейцмана, его коллегу, третьего израильского главу государства Залмана Шазара, а также одного из пионеров возрождения иврита Элиэзера Бен-Йехуда, среди большинства историков не принято называть белорусскими политиками. Их работа была направлена во благо Израиля, значит, вполне логично, что их называют израильскими деятелями.

    Причина такой избирательности кроется в политике. Некоторые прозападные деятели, оппозиционеры, националисты и сочувствующая им часть историков, которые хотят видеть будущее нашей страны в западных интеграционных проектах, пытаются с помощью своей трактовки истории сформировать у населения определённое общественное мнение, которое не будет ориентировано на союзничество с Москвой. Помимо Костюшко и Калиновского в ход идёт возвеличивание роли битвы под Оршей 1514-го года, героизация антисоветских слуцких повстанцев. А порой доходит и до отбеливания откровенного нацистского коллаборациониста и гитлеровского прислужника Михаила Витушко.

    К тому же, весьма примечательно, что на фоне пафосных разговоров о героизме Тадеуша Костюшко и Константина Калиновского в борьбе против Российской империи, в тени остаётся тема реального положения простых людей, т.е. большинства населения на нашей территории в те годы. Заострение внимания на геополитических «разборках» конца 18-го века, а не на жизни народных масс, напоминает о сегодняшней ситуации на Украине, где точно так же на фоне тяжёлого экономического положения людей всё их внимание пытаются сосредоточить на внешней угрозе со стороны России.

    Противоядием от переписывания истории может стать наша память о великих деятелях Беларуси, а также кропотливое изучение истории нашей страны, её понимание, объективные размышления по поводу тех или иных исторических событий. Стоит признать, что те, кто так или иначе работают на создание новых героев, работают слаженно и очень профессионально. Вот только проблема в том, что эти герои символизируют собой абсолютно однозначное будущее нашей страны — в европейской семье, но ни в коем случае не с Россией (одна республика сделала уже семимильные шаги в этом направлении). Но насколько такое будущее действительно будет хорошим для нашей страны — ещё большой вопрос. Кроме того, речь ведь идёт и о банальной фальсификации исторических фактов, введении в заблуждение людей, в особенности, когда дело касается истории Великой Отечественной войны, с чем, мы считаем, государственные органы должны вести активную и непримиримую борьбу. Признанные историки могли бы также активнее выступать против переписывания истории.

    Хотелось бы, чтобы мы гордились теми, кто внёс существенный вклад в жизнь и развитие именно нашей страны, независимо от того, где они родились, и какая кровь текла в их жилах.

    Златан Митрич

    Источники:

    1. «Тадеуш Костюшко в русской столице», В. Дьяков, журнал «Родина» №8/9 (с. 154-155), Москва, 1992.

    Обнаружили ошибку? Выделите часть текста и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Если Вам интересна эта информация — жмите "мне нравится", оставляйте комментарии и делитесь ей с друзьями в группе Вконтакте: https://vk.com/4esnok_by

    Подписывайтесь на нас в Живом Журнале: http://4esnok-by.livejournal.com/,

    Фейсбуке: https://www.facebook.com/groups/4esnok/

    Твиттере: https://twitter.com/4esnok_by

    Одноклассниках: https://ok.ru/group/54150698631417

    Лучшая награда - это репост!

    Вы можете поддержать общественно-политический журнал «Чеснок» финансово:

    Благодарим за интерес к нашим публикациям!

    Теги: Великая отечественная война, История, МИД, Польша
    Loading...