• 25.10.2017
  • 1223

Режиссёр Александр Гарцуев: «Будущее за проектным театром»

Ориентировочное время чтения: 13 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • Закончилось самое масштабное и долгожданное театральное событие года в Минске — 7-й форум театрального искусства «ТЕАРТ». За три недели зрители увидели постановки театров России, Италии, Словении, Франции, Латвии, Германии, Кыргызстана и, конечно же, Беларуси.

    С художественным руководителей Республиканского театра белорусской драматургии, режиссёром Александром Гарцуевым, вспомнили о прошедшем форуме, поговорили о настоящем и будущем белорусского театра.


    Режиссёр Александр Гарцуев: «Будущее за проектным театром»

    Напомним, что началась программа «ТЕАРТа» с комедии без слов «Женитьба» Николая Гоголя в постановке Сергея Землянского, которую на сцене Дома офицеров показал Лиепайский театр (Латвия). Параллельно с международной программой проходили образовательные мероприятия Школы «ТЕАРТа». Мастер-классы, лекции, круглые столы и обсуждения с режиссёрами, композиторами, хореографами, культурологами и театральными критиками — эта часть фестиваля уже второй год помогает публике стать более профессиональным и внимательным зрителем. Куратор Школы «ТЕАРТа» Анна Самарская в нашей с ней беседе накануне открытия фестиваля отметила, что мероприятия Школы значительно расширят кругозор, помогут по-максимуму включиться в театральный процесс. Ведь куда скатится театр, да и искусство в целом, без образованного и «включённого» зрителя? «Театр не может быть без зрителя», — тоже верно подмечает в интервью и Александр Гарцуев.

    Завершился «ТЕАРТ» программой Belarus Open, в которой больше всего привлёк внимание (судя по скорости проданных билетов) спектакль Могилёвского областного театра кукол «Синяя-синяя» режиссёра Игоря Казакова, поставленного по мотивам одноименного романа Владимира Короткевича.

    Театр белорусской драматургии (РТБД) в этом году в белорусской программе представил целых два спектакля: «Карьера доктора Рауса» и «Это всё она». Наш собеседник Александр Гарцуев является режиссёром первого. «Раус» (как сокращённо он называет в интервью свой спектакль) был поставлен по пьесе Виктора Мартиновича.

    Эта постановка рассказывает не о фактологии и периодизации жизни первопечатника, а о его чувствах, переживаниях, о его одиночестве от того, что его идеи не хотели понять и принять. Скорина — человек, который родился гораздо раньше своей эпохи — таков основной посыл спектакля.

    Режиссёр Александр Гарцуев: «Будущее за проектным театром»

    Фото Виктора Гилицкого

    Александр Гарцуев отмечает, что в произведении Мартиновича заложен странный подход к образу Франциска Скорины, который узнаваем нашим зрителем.

    Чеснок: Думаем, что вас, как художника, для создания спектакля привлекала совсем не круглая дата — 500-летие белорусского книгопечатания.

    А. Г.: Правильное понимание. С круглой датой это связано вот каким образом — был объявлен конкурс пьес, посвящённых этой дате. Идея конкурса зародилась в Национальной библиотеке. И предполагалось, что можно потом поставить работу кого-то из лауреатов любой номинации. Обязаловки никакой не было.

    Так сложилось, что заинтересовали меня две пьесы. Одна из них — пьеса Рудковского. Но её уже репетировали в Могилёвском театре: в номинации «Современная пьеса» она и заняла первое место.

    «Раус» занял второе, но я голосовал именно за него. Во-первых, Мартинович для меня — это современный, очевидно талантливый, независимый человек и писатель, в интеллигентских кругах его книги передают из рук в руки. Это всё, скажем так, достаточно модно в узком кругу людей, которые тяготеют к белорусской ментальности.

    Чеснок: Много ли пришлось работать с текстом Мартиновича?

    А. Г.: Да, мне пришлось его сильно сокращать. Конечно же, с разрешения автора. Если бы я не сделал пьесу более компактной, то спектакль получился бы на пять часов. И так у меня он вышел достаточно длинным: три часа с антрактом.

    Чеснок: Что называется, оптимизировали пьесу.

    А. Г.: Кстати, тема оптимизации есть в его пьесе. Герои пользуются смартфонами, ноутбуками, звучит современный сленг, есть видеопроекция, вокруг — абсолютно офисная среда. Однако все ходят в средневековых одеждах, и нет книг. Шредеры работают, табло показывает год — 1517. Вот такой странный мир, где всё было как у нас, но только книг не было. И зачем они нужны: никто не понимает.

    В таком преподнесении образ Скорины становится живым: он бьётся над великой идеей, а его никто не понимает. Человек родился лет на триста раньше, чем надо было.

    Режиссёр Александр Гарцуев: «Будущее за проектным театром»

    Фото Алекса Остапенко

    Есть и была тенденция деления спектаклей на фестивальные или проектные (для немассового зрителя) и нефестивальные (более посещаемые). Я всегда старался держаться середины: делать спектакли для массового интеллигентного зрителя. Например, спектакль «Карьера доктора Рауса». Я понимал, что, наверное, он будет проектным спектаклем: вся минская интеллигенция за два показа придёт и посмотрит. Не знаю, в чём дело, но удивительным образом уже раз десятый спектакль идёт при аншлаге. Это очень приятно. Никак не предполагал, что это будет кассовый спектакль.

    Чеснок: РТБД уже не первый год участвует в «ТЕАТРе», вы наблюдаете за развитием фестиваля из года в год. Как считаете, «теартовская» публика — какая она?

    А. Г.: За время существования театрального форума действительно воспиталась «притеартовская» публика, которой в Минске раньше не было. Это интеллигентные (в первую очередь я имею в виду здесь мышление) люди, которые, возможно, до этого были в театре, но не считали себя театралами. А теперь они каждый фестиваль ждут.

    Зритель в 90-е очень хорошо ходил в театр — на комедии. Я помню это по театру Янки Купалы, которому отслужил более тридцати лет. Очень хотели смотреть что-то яркое, весёлое, музыкальное. И когда стали предлагать продукт высокого уровня, например, спектакли Николая Пинигина «Идиллия», «Тутэйшыя» — на это тоже хорошо ходили. Но не более. Я думаю, то, что показывают сейчас, они бы не смотрели.

    Но за это время появилась новая театральная публика. И я думаю, что в этом большая заслуга «ТЕАРТа»: привить вкус массовой театральной публике к хорошему европейскому театру. К литовскому театру прежде всего. Ведь так сложилось, что наши соседи — европейские лидеры в этом смысле. Никто этого толком не может объяснить: почему, например, не Польша, не Германия? Почему Вильнюс, где пятьсот тысяч населения и официально пять театров?

    Чеснок: А сами вы посещаете спектакли «ТЕАРТа»?

    А. Г.: Да, я по мере возможности посещаю спектакли фестиваля. Скажу сразу, не всё и не всегда мне нравится, но в любом случае это не говорит о том, что та или иная работа непрофессиональна. Она просто не моего вкуса. Халтуры на этом фестивале не бывает. В этом году, к сожалению, я впечатлений не получил.

    Чеснок: Стесняетесь уходить со спектаклей, которые вам не нравятся?

    А. Г.: Стесняюсь. Я не ухожу. Более того, тысячу раз переспрошу: что это за спектакль, в результате я на многое не хожу. Мужчина я крупный, уходить незаметно не получается (улыбается). Потом спрашивают: «А чего это ты ушёл?» Во время действия никогда не уходил — только в антракте. Мне мало что нравится, мне трудно угодить. Но если уж пробивает, так пробивает.

    Мы как-то даже с Николаем Пинигиным давно говорили о том, что в нас умер зритель. Непосредственно воспринимать спектакль стало невозможно: ты его всё время раскладываешь, рассуждаешь: как и для чего это сделано. Отвлечься невозможно, чтобы просто посмотреть спектакль.

    Показатель качественности спектакля для меня: если я смотрю на часы, значит всё — мне стало скучно. Это непроизвольная, конечно же, реакция. Это значит внутри: «Когда это кончится?» Беда, если это седьмая минута. Если сороковая, то это уже хороший спектакль.

    Чеснок: Что последнее вас потрясло?

    А. Г. Как ни странно, это наш белорусский спектакль, не совсем относящийся к РТБД, но сделали его ребята из нашего театра. Это независимый, современный, смелый для нашей реальности проект Александра Марченко — спектакль «Опиум». Он поднимает тему Украины. С точки зрения техники — хорошо сделан. Поставили его на собранные краудфандингом деньги. Как репертуарный спектакль его создать было бы тяжело. «Опиум» — спектакль нервный, компактный. Смотрел я его год назад, но это по-хорошему меня зацепило.

    Чеснок: Каким вам видится будущее белорусского театра?

    А. Г. Есть общее мнение, что белорусский театр находится в неком застое. Это неправда. Явно ростки современного европейского театра появились, вместе с новым театральным поколением. И явно у театра есть будущее. Другое дело, что со временем, возможно, репертуарный театр отойдёт на второй план. Похоже, модель проектного театра всё же побеждает. Он более подвижный, остро и быстро реагирующий на реальность. Наверное, как во Франции: Национальный театр должен быть у нации. Может ещё что-то — театр оперы и балета, например. А маленькие театры, наверное, приобретут какую-то другую форму.

    Во Франции в каждом маленьком городке — театр. А что там за театр? Директор, режиссёр, несколько технических работников, площадка для создания проекта — и всё. Для каждого проекта собирается новая команда. Зрители этот проект смотрят — и он закрывается. А тянуть репертуар, выполнять план… Отсюда и ругают театры. Чтобы этот план выполнить, нужно соответствовать требованиям зрителя. Зритель в своей массе требует не совсем то, что мы показываем на фестивале. Поэтому спектакли и делятся на фестивальные — менее потребляемые зрителем -— и нефестивальные, хорошо потребляемые. Иногда бывают совмещения. Пока «Раус» находится в этой зоне. Он создан вроде как фестивальным, но на него почему-то ходит массовый зритель. Не знаю, как долго это продлится, но это есть. Мы уже возили постановку в Гомель, поедет она скоро в Бобруйск, за границу, видимо, ещё повезём. Поэтому полагаю, что будущее за проектным театром.

    В рамках «ТЕАРТа» будущее театра обсудили в последний день фестиваля на лекции театрального критика Людмилы Громыко «Что не так с белорусским театром?». Однако на такой бескомпромиссный вопрос-тему хочется ответить: недостатки, конечно, будут всегда. Но порой, чтобы от них избавляться, нужно сосредоточиться на достоинствах, осознать сильные стороны, развивать их и обрастать новыми. И, может, даже по-другому поставить вопрос: «Что так с белорусским театром?»

    В белорусском театре сильных сторон немало. Это можно заметить не только по возрастающей из года в год конкурентоспособности на «ТЕАРТе» белорусских постановок с зарубежными, но и по признанию нашего профессионализма на международном уровне. Тот же театр белорусской драматургии прошедший сезон закончил участием в международном театральном фестивале в Авиньоне. Впервые за последнее десятилетие театр был представлен на одном из самых масштабных фестивалей мира двумя международными проектами: премьерным спектаклем Андрея Иванова «Это всё она» в постановке немецкого режиссёра Моники Добровлянской и совместным франко-белорусским проектом «Границы» в постановке Александра Марченко. Спектакли получили приз Tournesol и, можно сказать, новый статус на своей родине.

    8-й международный театральный форум «ТЕАРТ» будет теперь через год. Так что предлагаем вам пока ознакомиться с премьерами этого сезона в минских театрах.

    Вам также будет интересно:

    Что послушать в филармонии?

    Игорь Растеряев в Беларуси

    Как устроить квест дома или получить на него бесплатный сертификат от компании квестов «Клаустрофобия»

    Обнаружили ошибку? Выделите часть текста и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Если Вам интересна эта информация — жмите "мне нравится", оставляйте комментарии и делитесь ей с друзьями в группе Вконтакте: https://vk.com/4esnok_by

    Подписывайтесь на нас в Живом Журнале: http://4esnok-by.livejournal.com/,

    Фейсбуке: https://www.facebook.com/groups/4esnok/

    Твиттере: https://twitter.com/4esnok_by

    Одноклассниках: https://ok.ru/group/54150698631417

    Лучшая награда - это репост!

    Вы можете поддержать общественно-политический журнал «Чеснок» финансово:

    Благодарим за интерес к нашим публикациям!

    Теги: Культура, спектакль, Театр
    Loading...