Арт-терапия: навестить самого себя |
Мнения

Арт-терапия: навестить самого себя

От усталости и проблем многие отвлекаются танцами, живописью, посещают концерты классической музыки или спектакли. Во время занятия любимым делом становится легче. Но мало кто задумывается, что в этот момент он проходит сеанс арт-терапии с самим собой. «Чеснок» решил подробнее узнать об этом методе психокоррекции у арт-терапевта Натальи Сакович.


На фото: Наталья Сакович

Справка. Наталья Александровна Сакович — старший преподаватель кафедры психологии и педагогического мастерства «ГУО Республиканский институт высшей школы», автор курсов «Индивидуальная и групповая психотерапия», «Арт-терапия: теория и практика», «Авторская школа сказкотерапии», «Системная песочная психотерапия», «Фототерапия — говорящие отражения» и многих других. Практический психолог «Студии семейного развития», тренер-консультант SOS-Детской деревни (Беларусь), член сообщества сказкотерапевтов, член Российской ассоциации арт-терапии, член Ассоциации врачей и психотерапевтов (Беларусь), руководитель Белорусского отделения Ассоциации песочной терапии.

Арт-терапия — это метод психотерапии, в котором используется творческая активность человека для решения его психологических проблем. Во время занятий арт-терапией чаще всего применяется рисование, музыка, лепка, фотография, литературное и кинотворчество, актёрское мастерство. Такая приятная прихокоррекция помогает избавиться от внутренних или межличностных конфликтов, тревог, развивает фантазию и повышает целостность личности. К видам арт-терапии также относят библиотерапию, сказкотерапию, песочную терапию, игротерапию, цветотерапию и ряд других. Oбpaзы хyдoжecтвeннoгo твopчecтвa выражают наши подсознательные кoнфликты, cтpaхи, вocпoминaния.

В своей книге «Психология бессознательного» Зигмунд Фрейд утверждал, чтo бeccoзнaтeльнoe пpoявляeт ceбя в cимвoличecких oбpaзaх. Но в своей практике никогда не прибегал к терапии искусством. Его же yчeник — Кapл Юнг — напротив, рассматривал творчество как одно из способов изучения бессознательного. В книге «Дух в человеке, искусстве и литературе» он писал, что произведения искусства возникают из почти таких же психологических условий, что и невроз. Подобно всем неврозам, это сознательное содержание имеет бессознательный фон. И в своём художественном проявлении этот фон часто выходит за рамки индивидуума в нечто более глубокое и более широко отражающее человека, а в случае с профессиональными художниками — и всё человечество.

Впервые термин «арт-терапия» ввёл в обиход английский художник Адриан Хилл. В 1938 году он долгое время находился в санатории, где проходил курс лечения от туберкулеза. У него в тот период было много свободного времени, которое он полностью посвящал рисованию. Совсем скоро Хилл пошёл на поправку и чётко для себя осознал, как благотворно повлияли на его самочувствие занятия творчеством. В том же санатории Адриан организовал групповые занятия по живописи. Свою работу с пациентами художник описал в книге «Искусство против болезни». А в 1964 году он создал Британскую ассоциацию арт-терапевтов.

Арт-терапию используют не только психологи, педагоги, врачи, но и мы с вами. Правда, не осознавая этого. Что ж, попробуем перевести свои бессознательные занятия этой техникой в разряд сознательного и извлечь из них максимальную для себя пользу.

Наталья, арт-терапия сегодня это что-то пограничное между психологией и творчеством?

— Не пограничное, конечно. Просто искусство является уникальным инструментом проявления человека в мире. Такая техника позволяет психологу понимать клиента. Да и сам человек лучше начинает понимать себя, он увеличивает свой ресурс самопомощи. Искусство исцеляюще действует на человека, даёт возможность созидания и отреагирования. Почему бы не использовать такой инструмент?

Какие есть методы проведения арт-терапии?

— На сегодня есть направление арт-терапии, где первичным является искусство и его процесс, а психология уже вторична (меньше анализа, интерпретации, диагностических выводов и так далее). Другой вариант — это когда психология первична. Тогда работа идёт под психологические цели, работы клиентов подвергаются анализу, интерпретации, темы работ подбираются исходя из поставленных психологом задач.

Фото из архива Натальи

Что даёт эта психокоррекция?

— Творчество, безусловно, прекрасный профилактический ресурс (в смысле сохранения психологического здоровья). Так что достоинства арт-терапии — в доступности для каждого и отсутствия противопоказаний. Даже то, что возникло это направление из клинической психиатрической практики при работе с реабилитацией психиатрических пациентов говорит в её пользу. Это невербальная форма экспрессии. Особенно хороша она для тех клиентов, которым трудно говорить о своих чувствах и событиях.

С помощью арт-терапии легко выстраивается контакт между психологом и клиентом. Она позволяет проецировать все отрицательные состояния и чувства на арт-материал, а не на другого человека. В процессе творчества у клиента открываются собственные исцеляющие ресурсы, скрытые таланты. Вместо апатии и разочарования приходит желание что-то создавать. В групповой арт-терапии высок уровень вдохновения человека творчеством другого, что важно при определённых депрессивных состояниях или потере смысла.

Каждую работу можно осознавать с точки зрения проекции внутреннего состояния клиента на бумагу или глину или другой материал. Это позволяет человеку лучше понимать свое состояние и его динамику.

В каких случаях арт-терапия полезна здоровым людям, без психических заболеваний?

— Психолог работает со здоровыми людьми, у которых возникли какие-либо психологические трудности. Если таковые есть — возможно использовать арт-терапию. Выбор именно этого направления зависит от клиента. Психолог рассказывает о такой возможности, чем она будет полезна в его случае, а клиент решает: хочет ли он это попробовать и использовать в дальнейшем как способ разрешения проблемы.

А при каких психических расстройствах может помочь арт-терапия?

— Если же говорить о психических расстройствах (это заболевания, которые в том числе параллельно лечатся медикаментозно) — это работа клинического психолога или психотерапевта, которые также вместе с клиентом решают вопрос о возможности использования формата арт-терапии.

В целом, арт-терапия хороша для детей раннего возраста, сложных подростков (в связи с возможностью проявления агрессии и гнева), в случаях кризисов любого генеза, при переживании горя (ведь в арт-терапии есть возможность невербального отреагирования), при экзистенциальных кризисах и склонности к суициду.

Фото из архива Натальи

— Получается, что арт-терапия может быть как самостоятельным видом психокоррекции, так и дополняющей составляющей работы с пациентом?

Да, это так. Многие специалисты интегрируют техники арт-терапии в свою практику гештальт-терапии или когнитивно-поведенческой терапии и другие.

Почему вы выбрали именно это направление психокоррекции? Как к этому пришли?

— Искусство всегда было со мной рядом. В детстве я посещала музыкальную школу, увлекалась фотографией и изобразительным искусством, танцами (в настоящее время я танцую в коллективе индийского танца «Сапна»). Я всегда на себе замечала его оздоравливающее воздействие. Свой диплом когда-то писала по теме взаимосвязи выбора роли актёром с его личностным профилем. Работая психологом, почти сразу стала использовать различные приёмы арт-терапии в школе, а уже с 1999 года поехала учиться на пролонгированный курс арт-терапии в Россию к Александру Копытину и далее повышала квалификацию уже у разных арт-терапевтов со всего мира. Сейчас уже сама обучаю начинающих специалистов.

Вы также занимаетесь песочной терапией и сказкотерапией. Как они перекликаются с арт-терапией?

— Это очень близкие направления психотерапии, которые хорошо интегрируются между собой. Если в арт-терапии инструментом воздействия является материал: краски, глина, мелки, музыка и тому подобное, то в сказкотерапии инструмент — это история: сказочная или не очень. Она воздействует на клиента, помогая многое понять и начать менять (переписывать сюжет, а значит менять сценарий своей жизни). В песочной терапии инструмент — ёмкость с песком и набор миниатюрных объектов, с помощью которых создаются уникальные миры. Принцип работы схожий: клиент из роли пострадавшего переходит в роль создателя своей новой жизни.

Сегодня существует мультимодальный подход в арт-терапии, который объединяет все эти направления и даёт возможность специалисту использовать их, интегрируя между собой.

Дети и взрослые в арт-терапии: насколько отличается возрастная методика? С кем вам обычно легче работать?

— Если говорить о разнице работы с этими возрастными группами, то в её основе всё-таки не арт-терапия, а возрастная психология. То есть, основные задачи и проблемы возраста, интересы и потребности. Что необходимо ребёнку — уже неинтересно взрослому и наоборот. Арт-терапевт учитывает индивидуальные и возрастные особенности клиентов и потом подбирает методы работы из арт-терапии.

По поводу легко-сложно однозначно ответить нельзя. Дети более спонтанны, и в арт-терапии позволяют себе больше проявляться, больше доверяют себе, экспериментируют, уходят от стереотипов. Взрослые же полны стереотипов и страхов проявления себя. При этом взрослые больше рефлексируют и больше осознают, что всегда придаёт динамику процессу и облегчает работу специалиста. Это просто разная арт-терапия. Детская со стороны может напоминать хулиганство. Например, если мы работаем с детьми на отреагирование (освобождение) агрессии — это выглядит так: громкая агрессивная музыка, большие форматы бумаги и спонтанное нанесение чёрной и красной краски куском губки в произвольном порядке, как ребёнку хочется. Краска брызжет, он весь в ней, красивого продукта не получается. Но цель достигнута, приходит облегчение. С взрослыми так бывает крайне редко. Как правило, взрослый работает за столом, аккуратно, много внимания уделяет анализу и интерпретации, для него важнее это.

— Какие можете обозначить проблемы в арт-терапии?

— Как в методе? Сейчас в первую очередь это проблема поляризации метода, определение первичности процесса и результата.

А можно ли назвать арт-терапией, когда человек красит стены в доме, и это его успокаивает? Или пишет стихотворение? Смотрит спектакль?

— Конечно можно. Особенно если мы говорим о том виде арт-терапии, где первично творчество, сам его процесс. Клиент интуитивно чувствует, что может ему помочь и использует это как ресурс самопомощи. Он не ставит психологической задачи, как это сделал бы специалист-психолог, а действует бессознательно. У каждого из нас есть этот ресурс, и мы рекомендуем заниматься творчеством с целью профилактики проблем психологического здоровья. Есть много книг по самопомощи через творчество, психологи как правило дают клиентам рекомендации и домашние задания, на какой спектакль или фильм сходить, какую выставку посетить (которые бы отражали его внутреннее состояние), каким видом творчества заняться как способом долговременной профилактики рецидива.

Изображение: ChangeUA.com

— Каким разносторонним человеком нужно быть хорошему арт-терапевту, чтобы давать такие дельные советы… То есть вы хотите сказать, что в принципе искусство вполне может быть самодостаточным лечебным средством?

— Чаще всего специалист хорошо осведомлён в одной области искусства и рекомендации даёт исходя из этого. Самому быть в творчестве важно, конечно. А искусство не может быть лечебным средством, если мы говорим о лечении (это уже про нездоровье). Это дополняющий лечебные средства ресурс, способный компенсировать, пробуждать, насыщать эмоционально.

Ваша личная арт-терапия — это занятие танцами. Чем ещё вдохновляетесь, чтобы помогать другим, развиваться самой?

— Да, повторюсь, что в танцах очень много исцеляющего для меня, так же увлекаюсь фотографией и изобразительным искусством. Вдохновляюсь музыкой и выставками, а также общением с нашими художниками, которые очень интересуются арт-терапией и многие уже используют её как часть концепции своих проектов.

У вас есть любимый художник?

— Да, Сальвадор Дали.

Как арт-терапевт, как бы в двух словах расшифровали его психологический портрет по одной, допустим, из картин?

— Я бы очень хотела поговорить с ним, чтобы быть более объективной в анализе. При этом, опираясь на исследования и других специалистов, однозначно можно сказать о его шизоидном радикале (терминология М.Бурно). Его картины наполнены загадками смыслового содержания, которые выходят вперёд эмоционального или социального. Его картины являются прекрасными экранами для проекций в работе с клиентами, так как каждый видит за изображённым символом что-то своё. Такая глубина притягивает и поражает.

Сальвадор Дали “Сюрреалистическая композиция”, картон, масло. 1928 г. Art on Web

 

Расскажите, пожалуйста, как вообще проходят ваши занятия по арт-терапии? Какую роль в процессе и интерпретации полученной работы играет интуиция?

— Обычно мы заранее договариваемся, какие нужны материалы для работы. Это важно иметь с собой на занятии. В кабинете всё необходимое есть, но большинство клиентов предпочитают приносить всё своё. Длится занятие 70-80 минут, большую часть составляет сам процесс творчества, а минут 20 остаётся на осознание, анализ. С детьми занятие не более часа и почти всё время на творчество. Часто по заданной теме, так как специалист ставит психологическую задачу, которую должен решить, используя арт-терапевтический процесс. Интуиция тоже важна, и если ребёнок или взрослый что-то делают интуитивно — это самое важное, пожалуй, мы этому полностью доверяем, так как это рассказывает про его потребности. А затем будем понимать вместе: про что это.

Всегда ли в арт-терапии бессознательное выдаёт рисующего «с потрохами»?

— Да. Одно из достоинств арт-терапии ещё и в снятии контроля сознания. И если на первых встречах пойдут стереотипы, встроенные интроекты, позже начинает проявляться внутренняя истинная природа человека. Но в этом и исцеляющий потенциал. Человек как бы освобождается от чужого, от насильственно встроенного и начинает проявлять и видеть себя настоящего. Многое зависит и от специалиста. У него нет задачи «распотрошить» клиента. Если такое происходит, если навязывается интерпретация и диагнозы — бегите от этого горе арт-терапевта. Задача помочь проявить свои чувства и понять себя, раскрепоститься, принять свою индивидуальность со всеми достоинствами и недостатками, использовать это в своё благо.

Есть такой арт-терапевт, психиатр Марк Бурно. Так вот он использует при работе с тяжёлыми психиатрическими пациентами метод творческого самовыражения. Он заключается в следующем: клиент рисует спонтанно, затем специалист показывает клиенту, на кого из великих художников похож его стиль рисования, они вместе рассматривают картины этого художника, понимая сходство, и через это Бурно даёт клиенту знания о психологическом профиле его личности. Это не только поддержка самооценки (Я как Сальвадор Дали), но и информирование об особенностях восприятия, реакций, эмоциональных проявлений, потребностей. Когда человек знает себя, он знает, что его провоцирует, от чего лучше уходить, а к чему стремиться. Для психологического здоровья это важно. А мы знаем всё о машине, на которой ездим, и боимся что-то узнать о своих «скелетах в шкафу».

Как заниматься арт-терапией дома самому?

— Заниматься творчеством полезно всем. Как это делать — каждый решает сам. Если же мы говорим именно о терапии (где психология первична, а искусство — вторично), тогда, конечно, необходимо понимать, куда и к чему вы хотите прийти. Консультация специалиста не помешает.

Книга Фанфиков

— Но как сделать занятия своим любимым делом более осознанными, извлечь из этого процесса арт-терапии с самим собой максимум полезного?

Для этого нужно, конечно, проконсультироваться со специалистом, чтобы сначала разобраться с тем, что важно осознать. И тогда уже подбирать те занятия, которые помогут извлечь максимум полезного из процесса.

С какими проблемами к вам, как к арт-терапевту, приходят чаще всего? Может быть, есть запоминающийся случай из вашей практики?

— Сейчас чаще всего обращаются молодые люди с потерей смысла жизни. У них появляется ощущение пустоты, которая всё больше захватывает. В этом случае арт-терапия — как раз то, что нужно. Так как именно искусство позволяет из ничего создать что-то. Много запросов на работу с агрессией детей и подростков, работу с горем и кризисами.

Каждый случай очень интересен. Я могла бы привести множество иллюстраций. Вспоминается клиентка, которая не могла выстроить отношения с мужчинами. Она создавала куклу. Хотела создать идеальный образ себя. Мы манипулировали с готовой куклой, проигрывали монологи, корректировали образ, и потом она захотела создать куклу идеального мужчины. Долго работала над ним, злилась, потому что идеал не получался. Мы так же рефлексировали процесс. Через несколько встреч образ пришёл, и ей понравилось то, что получилось. Мы ставили сцены с этими двумя куклами, параллельно обсуждая, что кукла-девушка делает не так. В этих сценах всё было очень ярко проявлено. Что-то я снимала на видео и показывала ей. Она забрала кукол домой и повесила их рядом. Мы стали работать с фотографией как инструментом арт-терапии, и через несколько дней она познакомилась с мужчиной, который очень был похож на сделанную ей куклу. Она пришла немного напуганная, мол, что это происходит? Мы обсуждали, что дело не в кукле, а в её новом поведении и восприятии. Когда он пришёл к ней в гости, то очень смеялся, увидев парочку кукол, висящих в коридоре. С одной стороны это кажется простым, с другой — большая личная и психологическая работа. Куклы или любой другой продукт творчества — это только трансферные объекты, на которые мы переносим внутреннее содержание, вытесняемое и не осознаваемое нами.

Считаете ли вы, что и каждому психологу нужен психолог?

— Да, конечно. Психолог — это профессия, а внутри — человек, со своими трудностями и переживаниями. Он также имеет право на психологическую помощь и на арт-терапию. Это даже в этических стандартах арт-терапевта прописано.

Как в нашей стране можно стать арт-терапевтом?

— Существуют различные курсы на базе высшего психологического или художественного образования. В том числе я веду подобные авторские курсы на базе студии семейного развития.

— Наверное, вместе с настоящими специалистами есть и те, кто себя за таковых выдаёт. Как попасть к действительно квалифицированному арт-терапевту?

— Важно, чтобы у него было соответствующее образование. Можно даже попросить документ, подтверждающий его. Почитайте о нём в интернете, узнайте, состоит ли он в профессиональном сообществе — ассоциации арт-терапевтов.

— Состоит или нет — это показательный фактор?

— Конечно.

Нужно ли арт-терапевтам придумывать полностью свою программу в этой психокоррекции при проведении занятий?

— Будучи арт-терапевтом необходимо идти за потребностью своих клиентов, а оттуда, естественно, и рождается индивидуальная программа. Большинство специалистов знают, работать полностью по чьей-то готовой программе нереально, так как реализована она на других людях и, скорее, является примером или опорой. Творчество применимо и здесь.

Быть может, вы бы хотели создать свой метод психокоррекции? Каков в принципе, как вы считаете, потенциал у арт-терапии?

— У меня много авторских методов и в фототерапии, и в терапии искусством. Сейчас пишу книгу по методологии системной песочной терапии. Считаю потенциал арт-терапии очень мощным и только-только открывающимся для специалистов. Многие понимают его как набор упражнений и не следуют его глубине. Если пробовать новое и идти за потребностями клиента, можно эффективно помогать при многих психологических проблемах.

Pure Leverage

Считаете ли вы, что люди часто недооценивают силу воображения в своей жизни?

— Я считаю, что мы вообще недооцениваем возможности человека. Стало модным уходить от природы человека, механизировать его в плане реакций и поведения, отдалять от естественности и его потребностей. Условия жизни стали важнее самой жизни. Это грустно. При этом многие стали возвращаться к себе, стали пробовать писать, петь, рисовать — а значит понимать себя.

Виктория Гомза

Метки (тэги)
Показать больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.