Мнения

Беларусь в условном индексе политического насилия

В первые дни нового, 2021 года, одна правозащитная организация, лишенная в Беларуси аккредитации, распространила информацию, что с 9 августа по 31 декабря 2020 года в нашей стране общее количество задержаний на акциях протестов составило 26 577 при количестве задержанных в 25 326 человек (это значит, что более 1000 человек были задержаны милицией два и более раза). Также, согласно данным все той же незарегистрированной организации, при задержаниях были избиты не менее 381 человек, в 482 случаях потребовалась госпитализация, не менее 10 человек получили огнестрельные ранения и 5 человек были убиты. Если сравнивать нашу страну по уровню т.н. политического насилия с другими странами, в которых имеют место массовые протесты – так ли уж все плохо на самом деле?

Летом и осенью 2020 года Беларусь захлестнула волна уличных протестов, невиданных по своей массовости и интенсивности за всю нашу новейшую историю. К сожалению, в первые дни августовских протестов имела место, возможно, чрезмерная жестокость со стороны силовиков в отношении протестующих и, нередко, просто случайных прохожих: новостные ресурсы сообщали о десятках и сотнях, реже – о тысячах избитых милицией во время задержаний и в местах временного содержания. Также во время протестов либо по причинам, связанным с ними, погибло, как минимум, пять человек. Факт весьма прискорбный и это произошло, опять же, впервые за все время существования Республики Беларусь: никогда до этого во время проведения массовых акций в нашей стране люди не гибли. С изменением тактики действий противников действующей власти, переформатировавших протесты в долгоиграющий проект в виде «прогулок» по определенным дням недели женщин, пенсионеров, людей с ограниченными возможностями, студентов и воскресных маршей уже для всех граждан, так или иначе не согласных с нынешним режимом, тактика властей почти не изменилась – наиболее ретивых «просто гуляющих» по улицам, главным образом, белорусской столицы, по-прежнему задерживают и присуждают либо денежный штраф, либо «сутки». Нужно заметить: все это происходит в рамках действующего в данный момент законодательства Республики Беларусь.

Некоторые оппоненты режима, принимая во внимание цифру в 25 тыс. человек, задержанных в течении 2020 года, уже успели по этому показателю сравнить нашу страну с Нацистской Германией: мол, даже во времена Гитлера в немецкие тюрьмы было брошено людей меньше, чем это сделал «режим Лукашенко» за несколько месяцев одного года… Подобные сравнения не выдерживают никакой критики: в тюрьмах и концлагерях Третьего Рейха сидело гораздо больше людей, чем было задержано в нашей стране за лето-осень нынешнего года, причем как в абсолютных числах, так и в расчете на 100 тысяч человек населения. Подобные сравнения является всего лишь еще одной попыткой наглой манипуляции общественным сознанием и находятся рядом с «десятками изнасилованных в автозаках девушек и женщин», задержанных на протестах, которых никто не видел, но очень многие слышали…

C:\Users\user\Desktop\7c3306bf81028b3f1f80e6c8cfeeda90.jpg

Буквально с первых дней активных белорусских протестов со стороны стран Запада начали поступать призывы прекратить насилие в отношении протестующих. Любопытно, что, например, в той же Франции имеют место протесты «желтых жилетов», начавшиеся в ноябре 2018 года и не прекращающиеся по сей день, время от времени довольно жестко подавляемые полицией Пятой республики. Также можно вспомнить протесты в США, вспыхнувшие после гибели Джорджа Флойда в мае 2020 года, в ходе которых погибли, по меньшей мере, 19 человек, а задержано было более 15 тысяч. В октябре вспыхнули протесты против абортов в Польше, в большинстве своем – подчеркнуто женские. Слава Богу, у наших соседей хотя бы обошлось без погибших. Оппоненты действующей белорусской власти могут быть довольны: экспорт политических технологий («чисто женские» протесты – это ведь наша, белорусская разработка!) произошел вполне успешно. А ведь еще были протесты в Гонконге в 2019-2020 годах, протесты в Чили в 2019… Осенью 2020 года протесты, главным образом, против карантина в связи с пандемией COVID-19 были отмечены в Германии. При желании этот список можно продолжить. Получается, что белорусские власти вовсе не являются единственными, кто может довольно жестко обращаться со своими гражданами, нарушающими общественный порядок и одновременно законодательство о проведении массовых акций своей страны. Вопрос: на каком, хотя бы примерно, месте в мире находится наша страна в условном индексе политического насилия?

Понятие политического насилия само по себе довольно многогранно и его можно оценивать по разным показателям: количество участников, продолжительность и интенсивность протестов, наличие насилия в отношении протестующих со стороны представителей власти и обратная сторона – насилие со стороны участников протестов в отношении силовиков и/или граждан, не принимавших участия этих протестах, равно как и против имущества граждан и коммерческих организаций (все могли видеть кадры с подожженными легковыми машинами и разбитыми витринами магазинов во время протестов тех же «желтых жилетов»). Показатель «наличия насилия» можно выразить и в количестве пострадавших в ходе массовых беспорядков (в том числе, серьезно), а также, к большому сожалению, наличии погибших либо, что гораздо лучше — в отсутствии таковых.

C:\Users\user\Desktop\pro700.jpg

В случае белорусского уличного протеста важным индикатором степени «размаха политического насилия» является количество задержанных участников несанкционированных массовых акций. Здесь сразу же возникает проблема, связанная с различиями в количестве населения той или иной страны относительно количества участников подобных мероприятий. Например, газета The New York Times в июле 2020 года называла движение #BlackLivesMatter, возможно, самым массовым протестным движением за всю историю США, а общее число протестующих оценивала в 15-26 миллионов человек. В нашей стране в день самых массовых протестов, 16 августа 2020 года, по разным оценкам, по всей стране участие в шествиях приняло до 400 тысяч человек. Однако, население РБ – 9,5 миллионов, а в США постоянно проживает 330 миллионов человек. Поэтому представляется, что для условного индекса политического насилия количество участников массовых акций, подвергшихся насилию со стороны правоохранителей, корректнее приводить с поправкой на общую численность населения страны.

Есть, правда, еще один маленький нюанс. Насилие в отношении участников массовых акций может быть применено не всегда только со стороны силовиков. В нашей стране в конце 1990-х годов отмечались случаи уличных стычек между представителями БНФ и доморощенными сочувствующими одной российской политической структуры ультраправого толка (причем без вовлечения сотрудников правоохранительных органов в эти стычки). В ходе нынешнего противостояния сторонников и противников действующей власти отмечались словесные перепалки между представителями противоборствующих групп. Также нельзя исключать т.н. «дружественный огонь» — это когда граждане, находящиеся по одну и ту же сторону баррикад, случайно наносят вред себе или своим соратникам (например, древком от исторического флага). Правда, подобные варианты борьбы идеологий или политического членовредительства, в случае отечественных протестов это, как говорят физики, величины, которыми можно пренебречь. А вот пренебрегать несколькими десятками пострадавших в августе 2020 года бойцами белорусского ОМОНа (несколько человек из которых пострадали серьезно) все-таки не стоит – потому как это тоже наши сограждане, пусть и в форме. Ведь любой власти, в принципе, нужны люди, зачищающие общественный порядок.

В случае протестов, продолжающихся длительное время, появляется проблема двойного счета их участников и репрессированных за участие в этих протестах, если эти протесты были незаконны. Допустим, что условный Иванов, выходящий каждое протестное воскресенье на улицу в течении десяти недель подряд может быть посчитан как «+10 протестующих за политический сезон». В ходе противостояния лета-осени 2020 года было немало случаев, когда один и тоже гражданин привлекался к административной ответственности по «народной» статье 23.34 КоАП РБ два и более раз (!).

По данным интернет-ресурса theglobaleconomy.com в Индексе политического насилия в мире (Political violence risk World Index) за 2019 год наша страна занимала 53-е место из 194 стран, расположившись между Анголой и Колумбией, которые также, как и мы, получили 4 балла из 7 возможных (1 балл — очень хороший показатель, 7 баллов — очень плохой). Если же учитывать только страны Европы, присутствующие в индексе, то здесь мы вообще занимаем 3-е место из 43 возможных. Впереди нас — только Украина с 6-ю баллами, а еще Босния и Герцеговина со своими 5-ю «очками». Одинаковое с нами количество баллов набрали также Молдова, Россия и Турция – в остальных же странах Европы ситуация с рисками политического насилия обстояла лучше. Но это, повторюсь, по состоянию за 2019 год – по итогам прошедшего, 2020 года, скорее всего, рейтинг нашей страны будет еще ниже, виной чему довольно жестокий разгон протестов в августе, большое количество задержанных и избитых, а также несколько погибших в ходе подавления этих протестов.

C:\Users\user\Desktop\55381244_101.jpg

Вполне возможно, что в этом Индексе политического насилия-2020 наша страна оставит далеко позади Польшу с ее массовыми, но, Слава богу, в целом бескровными протестами, но пропустит вперед Францию (где только за несколько первых месяцев протестов «желтых жилетов» погибли 11 человек), Чили (тысячи задержанных и 18 погибших), США (свыше 15 тысяч задержанных и, как минимум, 19 погибших в ходе протестов 2020 года). Потому что как только проливается кровь, то количество задержанных, даже если оно и было значительным, уже не имеет никакого значения. Это, вероятно, «у них» черные жизни имеют значение, у нас же — жизнь каждого человека бесценна. В мирное время в нашей стране участники массовых акций, тем более, если эти акции в основном также были мирные, гибнуть не должны.

Многие участники белорусских протестных акций лета-осени минувшего года как один из аргументов в пользу законности своих действий нередко приводили статью 35 Конституции Республики Беларусь, согласно которой они имеют право на свободу массовых собраний и что ни один закон либо подзаконный акт (в данном случае, ограничивающий право на свободу проведения массовых акций) не может стоять выше нормы, содержащейся в Основном законе страны. В случае со свободой проведения митингов, шествий, пикетов и т.д. это не так, потому как в той же 35 статье Конституции далее сказано, что «порядок проведения указанных мероприятий определяется законом». Имеется в виду закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» от 1997 года, в который многократно вносились изменения, каждый раз еще больше сужая возможности рядового гражданина для оправления своего конституционного права на свободу собраний. Вдобавок в январе 2019 года правительством РБ было принято известное постановление № 49, согласно которому заявители уличных акций стали обязаны оплачивать услуги по охране общественного порядка, а также расходы, связанные с медобслуживанием и уборкой территории после проведения на ней своего мероприятия, что еще больше усугубило проблему.

Правда ранее, весной 2017 года, по следам т.н. «тунеядских» протестов Глава государства высказался, что «на площадь человеку нельзя запретить ходить» — после чего по всей стране исполкомы стали выделять площадки для митингов (т.н. «гайд-парки», по аналогии с названием одного из парков столицы Великобритании, в котором узаконено проведение массовых акций), как правило, в удалении от центра этих населенных пунктов. В Минске, например, такими местами стали Киевский сквер, парк имени 50-летия Великого Октября и Парк Дружбы Народов, также известный как «площадь Бангалор». На этих площадках сейчас возможно проведение массовых мероприятий по т.н. заявительному принципу.

Оппоненты власти анонсировали всплеск уличной активности на весну 2021 года. Если допустить, что весной одновременно на площади Бангалор соберутся те же «около 400 тысяч» человек (как это уже было 16 августа 2020 года в Минске) – есть вероятность, что такое количество людей данная легальная протестная площадка вместить будет уже просто не в состоянии…

Проблема есть и необходимость ее решения назрело. В противном случае снова будут «сутки», штрафы, задержанные «по политическим мотивам» и прочие «ужасы режима», которые так любят некоторые Telegram-каналы, нередко ведущиеся из-за рубежа. Дай Бог, чтобы на этот раз обошлось хотя бы без пострадавших. Иначе низкое место в условном рейтинге политического насилия нам будет гарантировано снова. Это – как минимум.

Александр Телевич

Back to top button