Мнения

Белорусский язык и русофобия — вещи несовместимые. Часть 2. Почему белорусы не разговаривают на белорусском языке?

Нравится это кому-то или нет, а факты упрямая вещь — подавляющее большинство жителей Беларуси говорят на русском языке. Это подтвердила республиканская перепись, проведённая в 2009 году. Родным белорусский язык назвали 60% жителей страны. Но в качестве разговорного полностью или частично его используют лишь 23% населения. В Минске эти показатели выглядят ещё более жёстко — соответственно 35% и 6%.

А вот как на вопрос о родном языке отвечали простые белорусы:

Возникает вполне закономерный вопрос: А почему белорусы в стране под названием Беларусь разговаривают на русском языке, а не на белорусском? С чем это связано? Плохо это или хорошо? Нужен ли самим белорусами белорусский язык?

И вопросы эти далеко не праздные и не оторванные от жизни, ведь ещё известный языковед Владимир Иванович Даль, живший в 19 веке, отмечал:

«…Словесная речь человѣка, это видимая, осязаемая связь, союзное звено между тѣломъ и духомъ: без слов нѣтъ сознательной мысли… »[1]

Кроме того, от ответов на эти вопросы зависит: сможем ли мы объединиться в единую общность под названием «белорусская нация», либо так и будем неким конгломератом людей, которые не понимают, кто они такие.

Разные ответы на один и тот же вопрос

Версия №1: не разговаривают потому, что белорусский язык притесняется русским

Тема уничтожения белорусского языка «расейским империализмам», «праклятыми маскалями» — самая популярная среди национально-«свядомых» граждан:

Павел Сцяцко, доктар філалагічных навук:

«У бальшавіцкай імперыі, як і царскай, расейскія шавіністы змагаліся за вынішчэнне, задушэнне беларускай мовы — той мовы, якую геніяльны Адам Міцкевіч назваў найчысцейшай і найбагацейшай сярод славянскіх моваў. Нашая мова тут знішчалася найбольш «кваліфікавана», по-езуіцку: на словах абвяшчалася яе свабоднае развіцё і функцыяванне, а ў рэчаіснасці рабілася ўсё наадварот — з мэтай ператварыць беларускую мову ў дыялект расейскай і канчаткова знішчыць яе як выразніка адмысловага народа, яго духоўнасці і культуры.»[2]

Транспаранты в поддержку белорусского языка на выступлениях белорусской оппозиции
Подобные транспоранты не редкость на выступлениях белорусской оппозиции. Фото: nn.by

Микалай Крукоўскі, доктар філасофскіх навук:

«Увядзенне сёння дзяржаўнага статусу і для рускай мовы, як зроблена пасля рэферэндуму 1995 года, з’явілася вынікам не толькі трагічнай памылкі не самай разумнай часткі беларускага народа і ганебна-здрадніцкай пасіўнасці яго рускамоўнай інтэлігенцыі, але і свядомым злачынствам з боку ўлад. Апошнія свядома паставілі сабе за мэту ўключэнне Беларусі як правінцыйнай губерні ў склад Расійскай Федэрацыі, тым самым стаўшы на шлях адкрытай дзяржаўнай і нацыянальнай здрады, бо тое прывядзе у перспектыве не толькі да гібелі беларускай нацыянальнай культуры, але і да знішчэнню суверэнітэту Рэспублікі Беларусь у цэлым. Статус рускай мовы як мовы дзяржаўнай адыгрывае ў сённяшніх варунках ролю траянскага каня, які скасоўвае ўсе шанцы на адраджэнне беларускага народа, яго культуры і яго незалежнай дзяржаўнасці.»[2]

Был или не был геноцид национальной белорусской культуры в Российской империи?
Рекомендуем ознакомиться со статьёй: Был или не был геноцид национальной белорусской культуры в Российской империи?

Версия №2

Несколько другая версия была у большевиков.

Один из самых активных организаторов 1-го Всебелорусского съезда (декабрь 1917 года) Евсевий Канчер в Смольном (штаб-квартира большевистского правительства) перед съездом непосредственно имел беседу с Луначарским (первый нарком просвещения РСФСР), содержание которой было следущее:

«ЛУНАЧАРСКИЙ. Понимает ли белорусский народ тот язык, на котором выступают белорусские деятели с приветствиями и декларациями?

КАНЧЕР. Не понимает.

ЛУНАЧАРСКИЙ. А имеют ли белорусы свой язык для национализации школы и учреждений?

КАНЧЕР. Белорусское национальное движение, возглавляемое Белорусской Великой Радой, выработало белорусский язык, отличный от русского и народного белорусского, но очень близкий к польскому. В народе, среди учителей и белорусов восточной ориентации этот язык абсолютно не популярен. Белорусский Областной Комитет полагает, что автономная Белоруссия может существовать с тем языком, какой она знает и признает своим. Что касается национального языка, то он будет создан народом, как только выяснится в этом потребность.

ЛУНАЧАРСКИЙ. Следовательно, школа и учреждения не национализируются?

КАНЧЕР. Школа и учреждения могут переходить на белорусский язык годами, по мере создания языка. Но они могут с таким же успехом укреплять русский язык, если этого желает народ.»[3]

Есть ещё и другие версии, их мы рассмотрим в наших следующих статьях.

Но и так уже видно, что вопрос неодназначный. Одни утверждают, что язык уничтожается. При этом упор делается на лингвистический геноцид именно русскими. Языково-культурная пустыня, которую нам устраивали поляки в Речи Посполитой и в Западной Беларуси при Юзефе Пилсудском, если и упоминается, то как-то вскользь.

А другие говорят, что проблема в другом — в том, что единый для всего белорусского народа язык ещё не сформировался, а разработанный нациостроителями вариант языка в народе не приживается. Но тут в умолчаниях остаётся: а зачем вообще понадобилось прививать белорусам некий язык? Что этому предшествовало?

Начнём постепенно распутывать этот непростой клубок противоречий.

Что говорит лингвистика?

Как утверждают ряд авторов, языковая ситуация в Беларуси, как и вообще белорусская социолингвистика, — одна из малоизученных областей белорусоведения, но тем не менее для специалистов не секрет, что лингвистически белорусский и русский — это два близкородственных языка.

Правда, высказываются порой и иные мнения. А.Е.Тарас в одной из своих книг пишет:

«Лишь невежественный человек, ничего не смыслящий в языкознании, может говорить, например, что белорусский и русский языки — практически близнецы. Лексически совпадения белорусского и русского не превышает 25-30%… тогда как с польским языком белорусская лексика совпадает на 60-70%. Белорус без переводчика понимает польский, словацкий, украинский языки, а вот русский человек без переводчика белорусскую речь не понимает, как, впрочем, и любой другой славянский язык».[4]

Но здесь, во-первых, невежественна сама постановка вопроса, так как в языкознании не могут быть два языка, «как близнецы» похожи друг на друга (тогда это будут формы одного и того же языка), и сравнения двух языков на предмет их различия либо сходства нельзя начинать с лексики (в первую очередь, сравнивается грамматическая структура).

Во-вторых, как уже говорилось выше, белорусский и русский языки не просто родственные языки, а близкородственные (морфология, основа языка, свидетельствует об этом слишком чётко). Кого эта тема интересует более подробно, рекомендуем прочитать книгу Владимира Тулинова «Язык мой — друг мой»(Беларусь. Двуязычие. За и против)[5], где автор подробно и основательно полемизирует с Тарасом, Голденковым и Деружинским на тему лингвистических особенностей белорусского и русского языков, и показывает ущербность логики оппонентов.

Раз уж речь заходит о лексике, для наглядности приведём таблицу, где каждый может сравнить, какой язык ближе.

Таблица сравнения написания определённых слов на русском, белорусском и польском языках

То есть одна из причин — это родственность, похожесть двух языков. Ещё в начале 20-го века выдающийся учёный-славист, филолог, этнограф и палеограф Е.Ф. Карский в своих работах показал, что белорусский язык является формой (одной из многих) того старорусского языка, который некогда распался на различные языки-диалекты восточнославянской группы.

Важно отметить, что проследить, как этот древнерусский язык «распадался» на разные свои ветви, не самая простая задача для лингвистов. И однозначно разграничить: где диалект, где наречие, а где непосредсвенно первоначальный язык, сегодня сможет далеко не каждый филолог.

Титульный лист «Катехизиса» Сымона Будного (1562 год)
Старобелорусское наречие очень близко к обычному древнерусскому языку. Не верите? Вот титульный лист «Катехизиса» Сымона Будного (1562 год)

Очень важная причина

Другой, на наш взгляд, очень важной причиной, на которую почему-то разные националисты не обращают внимания, являются непрекращающиеся захватнические войны, которые шли со стороны западной цивилизации. Войны были катастрофическими для жителей белорусских земель, так как велись не только на разграбление, но и на истребление. Соответственно, носители местного языка в больших количествах периодически уничтожались. Вот только некоторые примеры (далеко не все!):

Северная война (1700 — 1721 гг). Военные действия с самого начала развернулись на территории Белоруссии. В 1700-1702 гг. она была оккупирована шведскими войсками. Весной 1705 г. Пётр 1 направил свою армию в Польшу, вытеснявшую на своём пути шведские войска. Зимой 1705-1706 гг. шведы вновь перешли в наступление. В декабре 1707 года Карл ХІІ с армией в 45 тысяч человек начал свой поход через Беларусь на Москву. В январе 1708 года шведские войска заняли Гродно, в феврале Сморгонь, в июле — Могилёв. На захваченных территориях шведы жгли города и деревни, грабили население, чинили разбой.

Белорусский народ с первых дней войны оказывал шведским захватчикам упорное сопротивление. Крестьяне прятали или уничтожали хлеб и скот, уходили в леса в партизаны. На территории Беларуси проходило множество ожесточенных битв. Так, например, 28 сентября 1708 года возле деревни Лесной русские войска под командованием Петра І в жестокой битве разгромили корпус Левенгаупта, шедший из Прибалтики на помощь королю Карлу.

В конечном итоге Северная война закончилась победой Русского государства, но для Беларуси она принесла много несчастья. Были разрушены Брест, Гродно, Минск, Витебск и особенно Могилёв. Городское население уменьшилось на 30-70%.

Отечественная война 1812 года. С первых дней Отечественной войны 1812 года территория Беларуси стала ареной военных действий. Значительная часть населения Беларуси, поверив обещаниям Наполеона возродить на захваченных его армией землях Великое княжество Литовское, выступила на стороне французов. Многие, поддерживая русскую армию, ушли в партизаны. Впервые именно в годы Отечественной войны 1812 года партизанское движение становится массовым.

Короткая по своим срокам война, была тем не менее жестокой. На земле Беларуси в очередной раз произошли ожесточённые сражения и бои, например, под Клястицами или на Березине под Борисовым. Война принесла белорусскому народу великие страдания. Витебск, Полоцк, Минск, Гродно и многие другие города, а также сёла были разграблены и большей частью сожжены. Множество людей погибло, умерло от голода и болезней. Места боёв и сражений были завалены трупами людей и лошадей, которые никем не убирались. В результате войны почти наполовину сократились посевные площади и поголовье скота.

Война стоила белорусам миллиона человек — каждого четвёртого.

Великая Отечественная война (1941 — 1945 гг). Тут излишние комментарии не нужны — эту войну, всю тяжесть борьбы с немецким фашизмом, так же, как и другие народы Советского Союза, белорусский народ вынес на своих плечах. 2 миллиона 250 тысяч белорусов заплатили своими жизнями дорогую цену Победы в Великой Отечественной войне…[6]

Вывод:

Сегодня мы привели статистику о том, на каком языке преимущественно разговаривают белорусы, и рассмотрели две возможные причины, по которым в нашей стране сложилась такая языковая ситуация. Во-первых, это то, что и русский, и белорусский языки для белорусов являются одинаково родными и в ряде случаев очень сложно отличимыми друг от друга. Во-вторых, носители своеобразного белорусского наречия, периодически истреблялись в многочисленных разрушительных войнах, вызванных агрессивной экспансией Запада.

То есть претензии националистов о том, что во всём виноваты «проклятые москали», слишком банальны и примитивны. Они не несут никакого конструктива, а только делят белорусов на «правильных» и «неправильных» граждан.

И многие в нашей стране не против белорусской культуры и языка, а против таких вот разделений. Разве кто-то кому-то мешает писать на белорусском языке различные тексты — научные, художественные, философские, религиозные — чтобы всё больше людей проникались белорусской культурой и приобщались к ней? Ответ очевиден.

А корень проблемы не в том, что кто-то запрещает разговаривать или притесняет белорусский язык, а в желании найти очередной повод, чтобы вбить клин в отношения между Россией и Беларусью. Очень показателен в этом смысле пример Украины, где вопрос «мовы» поднимался похожим образом.

Понятно, что проще винить во всём других, но это не то, на чём можно построить Белорусскую национальную идею, которая должна сплотить народ. То,что предлагают на нынешнем этапе националисты — идеи, которые разъединяют, сеют вражду и ненависть. Сегодня нам объективно нужны иные идеи, более мощные и созидательные, которые способны объединять. И не только в рамках одной нации, страны или союза, но и всего человечества.

Именно за такими Идеями будущее, а местечковый шовинизм должен остаться в прошлом.

Мова: белорусский язык и русофобия — вещи несовместимые. Часть 1. Суть проблемы
Рекомендуем ознакомиться со статёй: Белорусский язык и русофобия — вещи несовместимые. Часть 1. Суть проблемы

Источники и литература:

1. Даль Владимир. Толковый словарь живого великоруского языка: Т. 1.;

2. Аняменне: з хронікі знішчэння беларускай мовы. — Вільня: 2000 г.;

3. Евсевий Канчер. Из истории Гражданской войны в Белоруссии в 1917–1920 гг.

4. Тарас А. Анатомия ненависти, русско-польские конфликты в 18-20 веках;

5. Владимир Тулинов. Язык мой — друг мой. (Беларусь. Двуязычие. За и против);

6. Токаревский А.В. История военного искусства.

Сделай Чеснок своим источником новостей в Яндекс.Новости или Google News.
Подписывайся на наш телеграм.

Back to top button