Мнения

Церковь как участник политического противостояния в Беларуси

Александр Телевич

Католической и православной церквям в прошлые годы при возникновении конфликта между государством и частью общества обычно всегда удавалось сохранять нейтралитет, ограничиваясь призывами к миру согласию. Удивительное дело — в текущем общественном конфликте церковь фактически заняла место участника этого конфликта, правда, тут же понесла потери: 25 августа главу БПЦ митрополита Павла синод РПЦ снял с должности и перевел в другой регион, а 31 августа главе католической церкви Беларуси архиепископу Тадеушу Кондрусевичу отказали во въезде в нашу страну даже несмотря на то, что он является ее гражданином. Данный инцидент вкупе с блокировкой верующих в Красном костеле в Минске 26 августа явно будет иметь политические последствия для белорусских властей.

Буквально в первые дни после жесткого подавления протестов несогласных с результатами выборов католическая церковь включилась в ход событий, как и подобает, с миротворческой миссией: 14 августа Тадеуш Кондрусевич обратился к Александру Лукашенко с требованием освободить всех мирных граждан, незаконно задержанных на акциях протеста, а 18 августа — к министру внутренних дел страны Юрию Караеву по делу о задержанных во время акций протеста и попросил разрешить священникам посещать людей, задержанных после президентских выборов, чтобы оказать им необходимую помощь, особенно духовную, а также попросил министра о личном приеме «чтобы обсудить сложившуюся непростую ситуацию с целью предотвращения насилия в будущем». А еще призвал главу ведомства немедленно освободить задержанных.

19 августа архиепископ Тадеуш Кондрусевич пришел к печально известному изолятору в переулке Окрестина. В сам изолятор к задержанным его не пустили, поэтому после молитвы он больше часа разговаривал с людьми, которые ранее были заключены на Окрестина, и с волонтерами, оказывающими им помощь.

Ранее, 14 августа тогдашний Митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси Павел призвал Александра Лукашенко сделать все, чтобы остановить насилие. В ответ на столь активные действия руководителей обеих церквей 22 августа на митинге в Гродно Президент Лукашенко довольно эмоционально призвал представителей различных конфессий не вмешиваться в вопросы политики, предложив им «заняться своим делом».

Изначально Митрополит Павел поздравил Лукашенко с избранием на следующий день после выборов, 10 августа, вслед за предстоятелем всей РПЦ патриархом Кириллом. Правда, спустя два дня после этого выступил с заявлением о событиях в стране, призвав остановиться и прекратить вражду и ненависть, а 14 августа даже извинился перед верующими преждевременное поздравление Александра Лукашенко с победой на президентских выборах. 17 августа Митрополит Павел посетил в больнице скорой медицинской помощи города Минска людей, пострадавших во время акций протеста, и призвал их не падать духом.

А уже 25 августа Синод Русской православной церкви удовлетворил прошение экзарха Беларуси об отставке и освободил его от занимаемой должности, тут же назначив главой Кубанской митрополии, где он заменит умершего после заражения коронавирусом митрополита Исидора. Новым Патриаршим экзархом всея Беларуси назначен епископ Вениамин, который продолжит управлять и руководимой им до сих пор Борисовской епархией. Важно отметить, что епископ Вениамин – первый руководитель БПЦ за всю историю современной Беларуси, являющийся уроженцем нашей страны: Филарет и Павел были уроженцами России.

Вечером 26 августа в Минске произошел неприятный инцидент: часть граждан, вышедших на акцию протеста на площади Независимости, оказалась заблокирована в здании Красного костела. Этому предшествовало появление на площади бойцов ОМОН, начавших задержания участников акции, после чего некоторые из них побежали в костел, вероятно, с целью укрыться там. Силовики фактически затолкали в костел граждан, стоявших на крыльце, и заблокировали двери храма – таким образом взаперти оказалось порядка 20 человек, а также группа прихожан, пришедших на службу. Люди смогли покинуть здание костела только спустя 40 минут.

Вечером того же дня архиепископ Тадеуш Кондрусевич резко осудил действия силовиков, назвав их «неадекватными и противоправными», и напомнил, что согласно Конституции Беларуси, люди имеют право молиться, беспрепятственно входя и выходя из храма. Блокирование выходов из святыни и создание препятствий для свободного входа и выхода людей является грубым нарушением прав верующих и свободы вероисповедания.

27 августа отношение БПЦ к данном инциденту высказал председатель Синодального информационного отдела Белорусской Православной церкви Сергий Лепин, в частности, заявив, что действия сотрудников правоохранительных органов у Красного костела, когда люди оказались заблокированы в здании, должны получить оценку со стороны властей. В то же время Сергий Лепин выразил надежду на то, что ноты Католической церкви, в которых говорится о необходимости расследовать «неадекватные и противоправные» действия силовиков у Красного костела, будут услышаны.

31 августа произошел вообще скандальный случай: Тадеуша Кондрусевича, возвращавшегося из Польши, где он находился в служебной командировке, продержав на погранпереходе немногим больше трех часов, не пустили в Беларусь – в итоге он вернулся обратно на территорию Польши. В тот день, равно как и на следующий, Госпогранкомитет Беларуси отказался комментировать данную ситуацию.

Интересно то, что, по словам самого Кондрусевича, он имеет только белорусское гражданство и никакого иного гражданства у него нет. Ранее у него было российское гражданство, когда это нужно было для его работы в России, но когда Папа вернул Кондрусевича в Беларусь, ему восстановили белорусское гражданство.

Статья 30 Конституции Республики Беларусь говорит прямо: «Граждане Республики Беларусь имеют право свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах Республики Беларусь, покидать ее и беспрепятственно возвращаться обратно». Кроме того, право на возвращение в страну гражданства гарантировано Международным пактом о гражданских и политических правах, ратифицированным Беларусью. Получается, что с правовой точки зрения не пустить в Беларусь человека с белорусским паспортом могут только по одной причине — если он больше не является гражданином нашей страны. На момент недопуска архиепископа Тадеуша Кондрусевича в Беларусь ему ничего не было известно о каких-либо процедурах по лишению его белорусского гражданства.

1 сентября Александр Лукашенко рассказал, что глава католической церкви ранее неожиданно выехал для консультаций в Варшаву и, получив определенные задачи, возвращался в Беларусь и попал в этот список невъездных, который с недавних пор у Беларуси и России общий, также добавив, что появилась информация о возможности наличия у Тадеуша Кондрусевича не одного гражданства. Правда, тут же «отыграл назад», сказав: «Если там все чисто и по закону, поступим по закону. Нам неважно, кто он — главный католик, главный православный или главный мусульманин. Должен жить по закону. А если ты еще и в политику влез и потащил за собой верующих, католиков, которые прекрасные люди, тогда двойная ответственность».

Прокомментировал Глава белорусского государства и неприятный инцидент с блокировкой группы граждан в Красном костеле: «Вы же посмотрите: мы костелы не закрыли, даже если они вели антилукашенковскую, антигосударственную пропаганду. Мы их не закрыли, наоборот, пытаемся поддержать, защитить. Вы это видели на площади. Правда, фейк устроили, что мы там в костел не пускали». После этого Александр Лукашенко сослался на представителей ОМОНа и рассказал, что правоохранители в тот момент защищали от толпы митингующих тех, кто молился в храме.

2 сентября в интервью «Настоящему времени» Кондрусевич рассказал, что выезжал в Польшу на богослужения, был рядом с Белостоком, а потом ездил на причастие в сторону Варшавы, но не в сам город, и что инструкции ему может давать только Папа Римский или папский нунций. А вот на просьбу прояснить ситуацию с якобы наличием у него двойного гражданства, Кондрусевич ответил так: «Как я могу это прояснить? У меня есть белорусский паспорт, я его показал».

В тот же день ситуацию с митрополитом Кондрусевичем прокомментировал госсекретарь США Майкл Помпео, призвав белорусские власти разрешить митрополиту въезд в страну. Небезынтересен фактически директивный тон заявления американского чиновника: «Власти Беларуси должны разрешить въехать архиепископу Кондрусевичу, чтобы он мог заботиться о своей пастве во время продолжающихся протестов. Он и все белорусы должны иметь возможность пользоваться своими основными свободами, включая свободу вероисповедания».

О свободе вероисповедания днем ранее упомянул и Президент Лукашенко, когда говорил о ситуации вокруг Кондрусевича: «Какие бы там личности ни были (Кондрусевич, Лукашенко и прочие), костелы работали и будут работать, потому что молитва, верующие, их дорога к храму — это святое. Я всегда говорил, что у каждого белоруса должна быть своя дорога к храму, и мы это свято соблюдаем. Никакого наката государства на католическую, православную церковь, мусульман, иудеев — кто бы здесь ни был — мы никогда не допустим. Потому что это наша гордость — конфессиональный мир, национальный мир. Мы всегда этим гордились и будем гордиться».

В свое время имели место случаи, когда в нашу страну не пускали иностранных граждан, главным образом, католических священников — граждан Польши, но чтобы отказали во въезде гражданину Беларуси (конечно же, это при условии, что у гражданина Кондрусевича не имеется гражданства иных государственных образований) – такое на моей памяти впервые. Для чего белорусские власти пошли на подобный беспрецедентный шаг?

Ведь, во-первых, в Беларуси более миллиона католиков и после инцидента с Красным костелом и, особенно, после возникновения некрасивой ситуации вокруг отказа в возвращении архиепископа Кондрусевича на белорусскую территорию, отношение католического сообщества нашей страны к правящему режиму может измениться не в лучшую сторону. Некоторые наблюдатели уже назвали данное решение белорусских властей «выстрелом себе в ногу»: проще говоря, подобными действиями власть собственными руками расширяет протестную базу, подталкивая католическое сообщество к протестам.

Во-вторых, Католическая церковь — это международное сообщество, объединяющее миллиард верующих по всему миру и имеющее косвенное влияние на процесс принятия важных политических и экономических решений в ряде стран и надгосударственных образований. Нынешний «накат» на Католическую церковь будет иметь существенные репутационные потери для нашей страны и заявление Помпео это лишь начало. Кроме этого, это еще больше отдалит визит Папы в Беларусь, о теоретической возможности которого белорусские власти говорят уже не один год.

11 сентября Беларусь посетил Секретарь по отношениям с государствами Государственного Секретариата Святого Престола архиепископ Пол Ричард Галлахер. Согласно довольно скупому сообщению пресс-службы нашего МИД, в ходе его встречи с министром иностранных дел РБ Владимиром Макеем помимо прочего обсуждалась послевыборная ситуация в Беларуси и сотрудничество в рамках ООН, включая поддержку Ватиканом деятельности Группы друзей, объединившихся в борьбе с торговлей людьми. А вот обсуждалась ли во время этой встречи ситуация с Кондрусевичем – неизвестно.

В марте 2019 года Белорусская аналитическая мастерская (BAW), зарегистрированная в Варшаве под руководством профессора Андрея Вардомацкого, провела традиционный общенациональный репрезентативный опрос. Результаты данного исследования интересны тем, что по уровню доверия белорусов церковь в целом, то есть без разделения на католическую и православную, занимает первое место – этому социальному институту доверяет 66,8% жителей Беларуси.

Существует устоявшееся мнение, что нашей стране церковь в определенной степени является политической силой, способной при необходимости продвигать в массы повестку тех или иных центров притяжения: если РПЦ по понятным причинам является проводником интересов Москвы, то Католическая церковь, по этой логике – проводник интересов коллективного Запада в целом и конкретно Варшавы в частности. Нельзя исключать, что инциденты с отказом архиепископу Тадеушу Кондрусевичу во въезде в Беларусь и блокировка верующих в Красном костеле, на самом деле были политическим реверансом Александра Лукашенко в сторону наших российских партнеров: мол, мы не только усилили группировку войск на нашей западной границе (а это, к слову, одновременно и граница Союзного государства), но также при необходимости готовы защищать наших восточных соседей иными способами и не только от прямых военных угроз.  

Политическую кампанию-2020 от других кампаний отличает, в числе прочего, высокий уровень религиозных проявлений: например, кандидата Тихановскую во многих регионах люди встречали… иконами. Подобного в новейшей истории Беларуси я не припомню, разве что ежегодное присутствие иконы Матери Божьей Чернобыльской на «Чернобыльском шляхе». Но «шлях» изначально был мероприятием экологической направленности, а политическая составляющая добавилась к нему позже.

Некоторые обозреватели заметили, что Тадеуш Кондрусевич претендовал на роль потенциального медиатора в мирных переговорах по выходу из общественно-политического кризиса – во внутригосударственных кругах такой вариант вроде как мог действительно рассматриваться и даже некоторые деятели публично высказывались, что церкви могли бы выступить в качестве подобного посредника, но обязательно обе – Католическая и Православные церкви вместе. Возможно, наверху просто сработала установка, что медиатор подобного типа может стать слишком опасным, либо на определенном этапе церковь перестанет быть посредником и поддержит одну из сторон конфликта – и вовсе не факт, что это будет сторона действующей власти.

Также не исключено, что демарш белорусских властей по отношению к Кондрусевичу просто является «прививкой» тем представителям церкви, которые уже вовлечены текущие в общественно-политические события либо способны сделать это в ближайшее время. Ведь если бы нынешняя общественно-политическая деятельность церкви развивалась в той же динамике, в которой она велась с середины августа, то не ровен час, что мы могли бы услышать от высокого представителя Католической церкви в нашей стране нечто подобное тому, что мир услышал 22 октября 1978 года, в день интронизации Иоанна Павла II, известное как «Не бойтесь!». Ясное дело, что белорусским властям подобное не нужно.

Тем не менее, из всей этой некрасивой ситуации нужно как-то искать выход. В том же Красном костеле 31 августа кто-то поменял замки во вспомогательных помещениях. Политики тут, скорее всего, нет: летом текущего года стало известно, балансодержатель костела «Мiнская спадчыны» после реконструкции объекта выставил религиозной общине счет на более чем 166 тыс. BYN за год – компенсация за земельный налог, амортизацию и налог на недвижимость. Разумеется, религиозной общине выплата такой суммы не по силам, поэтому прихожане настаивали на том, чтобы объект передали в собственность общине – в этом случае на них будут распространяться налоговые льготы. Для этого под коллективным обращением было собрано свыше 4 тыс. подписей минчан, после чего 24 июля на имя Александра Лукашенко и председателя Совета Республики Натальи Кочановой были направлены письма от религиозной общины, верующих и всех неравнодушных граждан с просьбой рассмотреть вопрос передачи Красного костела религиозной общине.

Если власть найдет возможность способствовать этой передаче – это будет положительно воспринято всеми заинтересованными сторонами, начиная от белорусских католиков, и заканчивая нашими западными партнерами. А там, глядишь, и ситуация с Тадеушем Кондрусевичем как-то разрешится.

Ближе к середине сентября Кондрусевич наконец-то получил ответ от Госпогранкомитета РБ за подписью его председателя Анатолия Лаппо, где говорилось следующее: «Вы были не пропущены через границу в связи с принятым органами внутренних дел решением о признании принадлежащего вам паспорта недействительным».

15 сентября чуть больше ясности в ситуацию внес руководитель Департамента по гражданству и миграции МВД Беларуси Алексей Бегун, сказав, что паспорт главы Католической церкви Беларуси Тадеуша Кондрусевича был признан недействительным из-за проверки его принадлежности к белорусскому гражданству, однако самого гражданства нашей страны он лишен не был – для этого вопроса требуется вынесение специального заключения: Министерство внутренних дел просто в настоящее время проводит проверку его принадлежности к гражданству Республики Беларусь и представленных им документов при прохождении процедуры натурализации. Также, по словам А.Бегуна, ежегодно проводится больше тысячи подобных процедур в отношении лиц, которые имеют гражданство Республики Беларусь, а проверка в отношении Тадеуша Кондрусевича была начата еще до его отъезда в Польшу, и последовавшие за этим события — всего лишь совпадение: «Так получилось по совокупности обстоятельств. Процедура была начата чуть раньше (направление соответствующих запросов и так далее), а он в это время уехал. Нам было бы тоже выгоднее, если бы он был бы здесь». Если все это действительно так, то есть вероятность, что ситуация вокруг Кондрусевича может разрешиться уже в ближайшее время, причем благоприятным образом.

А вот церковь, к сожалению, по-прежнему остается вовлеченной в общественно-политические процессы нашей страны: 17 сентября в Минск-арене перед аудиторией провластного концерта выступила настоятельница Гродненского православного монастыря Гавриила. Содержание ее выступления вызвало не совсем однозначную реакцию православных верующих, поэтому на следующий день уже упоминавшийся выше пресс-секретарь БПЦ Сергей Лепин поспешил отмежеваться от слов игуменьи: «М.Гавриила была на мероприятии по благословению Митрополита, но сам Митрополит не был информирован о том, что это не просто какое-то «женское» мероприятие, но мероприятие с определенным политическим подтекстом. Был ли нарушен принцип невмешательства в политику м.Гавриилой в ее речи? По-видимому, да. Но в любом случае, матушка выразила свое мнение, которое просим не вменять всей БПЦ». Эх, если бы еще и все остальные деятели церкви осознавали недопустимость своего вмешательства в политику – было бы просто замечательно!

Если же говорить серьезно, то Республика Беларусь – это светское государство и церковь, вне зависимости от своей конфессиональной принадлежности, не должна быть вовлечена в политические процессы и, тем более, пытаться обслуживать чьи-то геополитические интересы. Аминь.   

Back to top button