Мнения

Что потеряет Беларусь в случае смены власти в Венесуэле

Дружба официальных Минска и Каракаса продолжается с 2006 года. Именно тогда президенты Лукашенко и Чавес разглядели друг в друге неутомимых борцов за справедливость и противников империализма. Что изменилось за 13 лет и что нам с той дружбы?

Мост дружбы через океан

Интерес двух стран друг к другу появился не на пустом месте. Во второй раз пришедший к власти в 2002 году Уго Чавес провозгласил курс на социалистическую боливарианскую революцию, сделав ставку на национализированные нефтепромыслы. К 2006 году цена на нефть превысила 80 долларов за баррель, а к январю 2008 «улетела в космос», достигнув 140 долларов за «бочку». Моноэкономика социалистического образца опёрлась на экспорт нефти как главный источник доходов. Это привело к тому, что едва ли не 85-90% всех экспортных доходов приходились на чёрное золото.

При высоких мировых ценах на нефть Венесуэла казалась социалистическим раем XXI века. В 2002 году ВВП страны составлял 131 млрд долларов, здесь были самые высокие зарплаты в Латинской Америке, копеечный бензин, строительство школ, больниц и жилья велось стахановскими темпами. Казалось, страна вошла в фазу устойчивого роста и готова повторить нефтяной успех Норвегии и ОАЭ. Кроме того, Чавес быстро собрал вокруг себя наиболее близких по духу лидеров, организовав вместе с Ф. Кастро альянс АЛБА (Боливарианский альянс для народов нашей Америки). В него вошли Антигуа и Барбуда, Боливия, Эквадор, Гренада и другие страны Латинской Америки и Карибского бассейна. Он наладил контакты с Сирией, Ираном, Ливией, КНДР и другими «изгоями». Об активном Уго Чавесе узнали во всём мире.

Президент Венесуэлы Уго Чавес и президент Беларуси Александр Лукашенко
Уго Чавес (слева) и Александр Лукашенко. Изображение: reuters.com

Слава Чавеса дошла и до Беларуси, которая в середине 2000-х также демонстрировала «оскал» европейского экономического «тигра». Высокие цены на нефть и её субсидированные поставки из России обеспечивали рост экономики и перераспределение доходов для поддержания иных (убыточных) производств. Белорусские власти искали рынки сбыта и узнали об успехах и платёжеспособности Венесуэлы, испытывавшей спрос на всё: от стройматериалов до новейших русских вертолётов. В начале 2006 года, после президентских выборов, Лукашенко пошёл на окончательный разрыв отношений с Западом. А уже в июле в страну впервые прилетел «дорогой друг Уго», заявивший о создании «стратегического альянса» между двумя странами.

В сентябре стороны собирались вместе сражаться с «дьяволом-Бушем» и американским империализмом. В подкрепление своих слов они подписали свыше двух десятков соглашений. Пока в США скрежетали зубами по поводу выхода из-под контроля традиционной сферы интересов — Латинской Америки — в Венесуэлу стройными рядами направились белорусские специалисты, продукция и технологии. Чавес говорил:

«Нефть, которая вам нужна, находится здесь, вам хватит её на 100, на 200 лет».

Надо сказать, что Венесуэла не бросила Беларусь в гиблые 2008 и 2011 годы, когда цена на нефть ушла в пике, рынки обвалились, а конфликты с Россией набирали обороты. Именно Чавес тогда выделял Беларуси кредиты, позволял вести разработку углеводородов и направил в одесские порты танкеры с нефтью. Планировали поставить 14 млн тонн, но в итоге остановились на 1,5 млн. Венесуэльская нефть выходила буквально золотой из-за затрат на логистику, и перепродавать её было не выгодно. Затем как-то опять подружились с Россией, и всё нормализовалось.

Карточка про визит президент Беларуси Александра Лукашенко к президент Венесуэлы Уго Чавесу в 2012 году

А 5 марта 2013 года Уго Чавеса не стало.

Конец латиноамериканской сказки

Моноэкономика Венесуэлы и в прошлые годы не отличалась стабильностью. Несмотря на впечатляющие темпы роста ВВП в 1960-70-е (по 6% в год), страна очень зависела от мировых цен на главный углеводород. Резкий обвал Венесуэла переживала и в конце восьмидесятых, и в девяностые. В год смерти Чавеса инфляция в стране уже составляла 54% (в 2018 году этот показатель достигнет 2 500 000%). Очередное стремительное падение цен на нефть в 2014 году окончательно добило страну, которая так и не диверсифицировала экономику за 50 лет. Сейчас она живёт в состоянии непрерывного протеста и двоевластия, стоит на грани дефолта из-за ошибок в ручном управлении экономикой и должна выплачивать мировым кредиторам по 10 миллиардов долларов ежегодно в течение ближайших десятилетий.

После прихода к власти в стране Н. Мадуро Венесуэла постепенно перестала занимать в отечественных новостях главенствующие позиции. Хотя он и прилетал в Минск 3 июля 2013 года, следующего визита ждали больше четырёх лет (до 5 октября 2017 года). К 2013 году страны реализовывали около 90 совместных проектов, включая строительство жилых комплексов, нефтедобычу, газификацию, развитие энергетики, сельского хозяйства и машиностроения. Товарооборот по итогам 2012 года составил 580 млн долларов.

Если на пике, в 2010-2011 гг., товарооборот между двумя странами доходил до 1,3-1,4 млрд долларов, то к 2016 упал до двух миллионов долларов в год, то есть в 700 (!) раз. Дошло до смешного — у якобы альтернативного поставщика нефти и стратегического партнёра мы приобрели в 2016 году 4 кг электрической обвязки и 36 радиаторов. В 2017 году торговля несколько оживилась, и Беларусь экспортировала товаров на 5 млн долларов, львиную долю из которых составили калийные удобрения.

Карточка про товарооборот между Беларусью и Венесуэлой

За 2017 год товарооборот между странами составил 10,2 млн долларов, а в 2018 году — едва превысил 2 млн. Казалось бы, ну что тут терять, сущие копейки! При этом обиднее всего за уже начатые, но не доведённые до конца проекты, не выполненные условия контрактов, на которые можно махнуть рукой. Как махнула, например, Россия, вбухавшая в нефтеносный край около 17 млрд долларов за 13 лет и теперь реструктуризировавшая выплаты в добычу золота или долю в «трубах», пролегающих вблизи США.

Беларусь среди пальм: Наследие

Когда говорят о совместных белорусско-венесуэльских проектах, чаще всего вспоминают совместные предприятия по производству керамических блоков в Гуаренас Гуатире (штат Миранда), по сборке тяжёлой дорожно-строительной техники «Макинарьяс Баринас», «ВенеМинск Тракторес С.А.» по сборке МТЗ и «МАЗВЕН С.А.» по сборке МАЗов. Их открыли в 2012 году, а год спустя торжественно передали первые машины счастливым аграриям штата Баринас. Во время церемонии назвали и прогнозы выпуска: 5 тыс. грузовиков и 10 тыс. тракторов ежегодно.

Радужным планам не суждено было сбыться: в страну попало лишь 7 тыс. тракторокомплектов для отвёрточной сборки и около 3,5 тыс. машинокомплектов. В 2015 году с конвейера «МАЗВЕН» сошло только 325 грузовиков вместо плановых 2 500. В 2017 году ситуация оказалась совсем печальной: рабочие собрали… 14 автомобилей МАЗ и 8 тракторов МТЗ. Потребность в технике была и есть, Венесуэла хотела даже экспортировать наши трактора в Латинскую Америку. Но всё замёрзло: дышащие на ладан СП с трудом проводят сервисное обслуживание уже проданной техники и ждут перемен.

Жилые комплексы в Венесуэле построенные белорусскими фирмами
Жилищный комплекс в городе Пало Негро (штат Арагуа). Изображение: realt.ej.by

Десятки тысяч счастливых обитателей новеньких квартир, посетителей поликлиник, обитателей детских садов, школ и магазинов, наверняка искренне благодарят «Белзарубежстрой» и его строителей за проделанную работу. Увы, но того же нельзя сказать о правительстве страны, которое за десяток лет рассчитывалось с нашими специалистами всего несколько раз, задолжав крупные суммы. Тем не менее, даже в середине 2018 года строительство продолжалось, а долг, возможно частично, погасили в рамках бартерных сделок.

«Петролера БелоВенесолана» — совместное предприятие по добыче нефти — было ещё одним нашим громким активом. В 2017 году там добыли лишь 700 тыс. тонн нефти, при участии единственного представителя Беларуси. 40% компании, кстати, принадлежит «Белоруснефти».

В разное время направлялись специалисты по химической промышленности, сейсмо-разведывательным работам, сельскому хозяйству, продуктам питания. Для граждан обеих стран отменили визовый режим, визиты глав государств совершались ежегодно. В политическом плане стороны оказали друг другу неоценимую поддержку на международной арене и многосторонних площадках ООН, Движения неприсоединения и других.

Венесуэла, её лидеры и залитые солнцем пейзажи не сходили с белорусских экранов. Всё изменилось за какие-то несколько лет.

Белорусские активы в Венесуэле

Подсчитать точное число активов, продукции и иных финансовых вложений в Венесуэлу невозможно. Наши министерства не публиковали прозрачные отчёты о вложенных и освоенных средствах, поэтому показатели теперь прыгают от 100 до 500 млн долларов, и даже в пределах 1 млрд. По имеющейся в открытом доступе информации, задолженность венесуэльской стороны выглядит так:

Кому должна Венесуэла«Белзарубежстрой»МТЗМАЗОршанский АРЗ
Сумма, млн USD~66501704

Таким образом, получается примерно 290 млн долларов. Это число, конечно, довольно среднее, и не исключено, что большая его часть уже погашена. Однако интереснее другое.

В ноябре 2017 года прокатились слухи о движении из Каракаса каких-то кораблей, гружёных железными слитками. Следы даже якобы нашлись в отчётах о внешней торговле. При этом ни МТЗ, ни МАЗ не подтвердили поступление некоего венесуэльского железа. Что это было и куда делось — лишь одна из нескольких загадок взаимной торговли стратегических партнёров.

В 2013 году некоторые белорусские СМИ со ссылкой на экономиста Я. Романчука горячо обсуждали белорусский долг Венесуэле в размере 2,8 млрд долларов, якобы за поставленную авансом нефть и иные «спасательные» круги. Впоследствии официально эта информация не была ни подтверждена, ни опровергнута. Во всяком случае упоминалось о серьёзном партнёрстве и отсутствии претензий.

Теневая сторона белорусско-венесуэльской торговли особенно закрыта в военной сфере. Не исключено, что по пыльным дорогам сейчас бегают какие-нибудь списанные в 2011 году БТРы или постреливают АК-74 из белорусских частей. Фантазировать здесь, как делают наши оппозиционные СМИ со ссылкой на «достоверные» источники, можно бесконечно. Дошли уже до колумбийских наркотиков и забитого под завязку деньгами белорусского «борта №1», который слишком долго стоял в столице нефтяной державы в 2012 году.

 Белорусский МАЗ в Венесуэле после ДТП
Белорусский МАЗ в Венесуэле после ДТП. Изображение: fotobus.msk.ru

Если исходить из более-менее адекватных оценок, то долги сейчас колеблются в районе 100-200 млн долларов, а стоимость всего объёма оказанной помощи (строительство, совместные предприятия и пр.) едва ли превышает 500 млн.

Удар по многовекторности

В нынешних экономических условиях потеря очередного рынка сбыта для изолированной белорусской экономики ничего хорошего не несёт. Конечно, произошло это не в январе 2019 года, а началось ещё лет пять назад, но именно сейчас оформилось в коллапс. Если очередная «оранжевая» революция будет в конце концов доведена до конца, новое руководство вряд ли захочет сотрудничать с Россией и её сателлитами.

В 2017 году министр нефти Венесуэлы Д. П. Эулохио говорил:

«Сейчас Венесуэла переживает самый тяжёлый период за последние 70 лет, когда цены на нефть ниже исторического минимума. Поэтому страна перестраивается на диверсификацию. С Беларусью мы сотрудничаем давно. В нефтяной отрасли есть совместные предприятия. У ваших специалистов очень высокий уровень, они великолепные работники. Поэтому мы хотим перейти на новый этап сотрудничества, более активный и широкий. Это будет ещё одним подтверждением, что друзья познаются в беде».

Карточка про количество беженцев в Венесуэле

К сожалению, помочь Венесуэле в её нынешней беде маленькая Беларусь точно не в состоянии. Да, 200 млн долларов на дороге не валяются, но скорее всего в верхах уже смирились с их возможной потерей. Это не 17 млрд России и не 50 млрд Китая. Вот на их месте стоит беспокоиться. Белорусско-венесуэльская история любви уже давно растеряла юношеский пыл, а уверения в нерушимости отношений напоминали вялые цитаты из Интернета.

Карточка про гуманитарную помощь Беларуси Венесуэле

Другое дело, что потеря былого «символа многовекторности» заставляет задуматься о перспективах экономического развития в целом. Отечественная внешняя экономическая политика с каждым годом всё интенсивнее демонстрирует свою неэффективность. Отказ от сотрудничества с ЕС, США, новые витки конфликтов с Россией вынуждают искать на мировой периферии таких же изгоев. Получается забавная ситуация — такие же бедные, как и мы, страны ищут халявные предложения и товары по бросовым ценам, но со знаком качества. Богатые же нонконформисты, вроде Катара или ОАЭ, просят только самое лучшее, и белорусские тракторы и грузовики из прошлого века им особо не нужны.

Протестующие в Венесуэле
Протесты в Венесуэле. Изображение: reuters.com

В итоге первые (бедные) не отличаются стабильностью заказов и оплаты, а вторые (богатые) мягко стелят, да жёстко спать укладывают. А ещё рисуют красивые рендеры с замками в центре Минска, но не всегда или почти никогда не доводят задуманное до конца. Продавать дёшево «бедным» неинтересно белорусским предприятиям, иначе «папиццот» так и останется путеводной звездой за горизонтом. «Богатым» можно предложить только «топ»: модернизированное вооружение, минеральные удобрения и «химию».

Поэтому внезапно открывшиеся в середине 2000-х перспективы отношений с Венесуэлой так впечатляли. На карте мира вдруг появился перспективный рынок сбыта, а в качестве приятного бонуса он ещё и позиционировался как «социалистический рай». Казалось, сейчас заживём на заокеанской нефти и подпитанных ею долларах. Поставили всё на красное, если можно так выразиться. И проиграли.

Чем всё это закончится

Диалог с пока ещё действующей властью Венесуэлы продолжается. Латиноамериканский Эльдорадо снова пригодился, когда заговорили об альтернативных каналах поставки нефти. В начале января (ещё до пика волнений и появления на политическом горизонте Х. Гуайдо) страну посетил курирующий энергетику и промышленность Беларуси вице-премьер И. Ляшенко. Помимо поздравлений вновь избранного Н. Мадуро, он провёл с последним некую «краткую» встречу. Обсуждали, видимо, строительство жилья (и оплату задолженностей за него), а также нефтедобычу.

Не исключено, что в рамках беседы представитель одной криптодержавы предложил другому представителю рассчитаться по долгам в криптовалюте. Желание Мадуро везде реализовать свой петро (венесуэльская «национальная» криптовалюта, якобы обеспеченная нефтью и другими полезными ископаемыми) понятно. Беларусь, может, и согласилась бы, но затраты на перегонку нефти всё равно выйдут космическими. Доставка через одесские порты на мозырский или новополоцкий НПЗ «чёрного» золота остаётся слишком амбициозной и экономически невыгодной задачей.

Ясно, что получить деньги в ближайшие месяцы у фактически дефолтной страны вряд ли удастся. Не помогут и традиционные инструменты, вроде обращения в международные суды — ну нет денег, что тут сделаешь? К тому же «вес» Беларуси в списке кредиторов не слишком значителен. Распродавать страну по запчастям Мадуро тоже не станет, иначе его правлению придёт конец. Остаются только некие бартерные варианты, вроде горячебрикетированного железа и иных полуфабрикатов для загрузки белорусских заводов и перепродажи изделий на Запад.

Завод в Венесуэле
Изображение: hdnux.com

В любом случае, венесуэльский урок учит одному — выбор надёжных и стабильных партнёров на международной арене явно не является коньком наших властей. Зимбабве, Пакистан, Судан и прочие отверженные не приносят стране ожидаемых доходов. Остаётся лишь место для красивой риторики и прочего «заживём». Да и то, с риторикой тоже непонятно: только созвонились с Госдепом 10 января и пригласили дипломатов, а чуть больше чем через две недели США признают оппозиционного лидера главой Венесуэлы. Вот как тут реагировать в этом сошедшем с ума от многовекторности мире?

Карточка про признание Хуана Гуайдо временным президентом Венесуэлы

Не исключено, что белорусское руководство разыгрывает сложную многоходовочку с одной единственной целью — найти новый «нерв» Кремля. Всё-таки в прошлый раз поставки венесуэльской нефти вызывали усмешку и не были реализованы до конца, но миссию свою выполнили. Включение в логистический маршрут нефтепровода Одесса-Броды заставило Москву дрогнуть и пойти на уступки. И в долгосрочной перспективе Беларуси удалось продлить срок действия преференций.

Читайте также: Что принесут нефтяные манёвры Беларуси в ближайшие годы

Сейчас Венесуэла может оказаться лишь преддверием перед новыми «нефтяными шантажистами», например, Азербайджаном или Ираном. Но дрогнет ли Москва в этот раз — большой вопрос. Пока в отношениях братских держав всё указывает на то, что экономика побеждает. Как и везде в мире.

Леонид Мережковский

Метки (тэги)
Показать больше