Мнения

Белорусский политолог Дзермант: Я бы говорил не о русской ирреденте, а о Союзе Русских народов в будущем

Белорусский политолог и главный редактор сайта IMHOclub.by Алексей Дзермант рассказал изданию Украина.ру о настроениях, которые сегодня царят в белорусском обществе, и о том, как сделать так, чтобы в российско-белорусских отношениях не было кризисов и конфликтов

— Алексей, вы как белорусский политолог не принимаете идею члена Конституционной комиссии политолога Богдана Безпалько о праве русского народа на ирреденту и о праве присоединения к Российской Федерации областей Украины и Белоруссии. Почему? Ведь Россия и Белоруссия строят единое государство.

— Уточню, Беларусь и Россия строят Союзное государство, но это не значит, что одна из стран может и должна прописывать в своей Конституции возможность или механизм отчуждения от другой части её территории. По-моему, это нонсенс, противоречащий не только союзным, но и в целом нормальным, добрососедским отношениям между странами.

Наличие такой нормы в Конституции приведёт к обратному эффекту: недоверию, отчуждению и даже враждебности. Поэтому подобные заявления рассматриваю как безответственную провокацию против союза России и Беларуси.

— Считаете ли вы, как и сторонники Безпалько, что в России, в Белоруссии и на Надднепрянской Украине живет один народ — русские, поэтому они должны жить в одном, а не в нескольких государствах? Вообще лично вы видите Белоруссию в составе исторической России, в которую еще вольется и Надднепрянская Украина, или Белоруссия должна оставаться независимым государством?

— Если мы признаем, что русские, белорусы и украинцы — народ одного корня, а для этого есть основания, то это вовсе не значит, что все они должны быть в составе того государства, которым является современная Российская Федерация.

Я бы говорил скорее об учреждении нового Союза, например, Союза Русских Народов, если заглядывать в будущее. Также нет ничего необычного, если один народ живёт в разных государствах, например, вспомним немцев в ФРГ, Австрии, Швейцарии или арабов с их многочисленными государствами.

Другое дело, хотелось бы, чтобы эти государства, образовавшиеся после распада СССР, не враждовали друг с другом, а были союзниками, и поэтому я считаю оптимальным создание современных наднациональных союзов по типу ЕС, но это не имеет ничего общего с ирредентой, которая может спровоцировать очень серьёзные конфликты между ними, вплоть до войны.

Также я не согласен, что наша общность почему-то ограничивается только Надднепрянской Украиной. Например, население Волыни очень близко в языковом и культурном плане жителям Брестского Полесья, так почему мы не должны считать их одним народом с нами?

— На Украине украинские государственники всегда пишут «в Украине», а не «на Украине». В последней форме написания видят «российский империализм». В Белоруссии аналог этой филологической битвы заключается в том, что белорусские государственники видят «российский империализм» в том, когда говорят «Белоруссия», а не «Беларусь». Почему так? Откуда идет эта традиция?

— На мой взгляд, различие между «Беларусью» и «Белоруссией» совершенно не принципиальное, просто в русском языке, бытующем на территории Республики Беларусь, более распространен первый вариант, а в России — второй, в нём более чувствуется греческое влияние. Ломать копья из-за этого мне представляется совершенной глупостью и поэтому можно допустить свободное хождение в быту обоих вариантов.

— Как сейчас себя в Белоруссии чувствует «литвинская идеология»? Насколько среди белорусов популярны идеи смены этнонима с «белорусов» на «литвинов», а названия страны с «Белоруссии» на «Великолитву» или «Великое княжество Литовское Беларусь»? Поддерживают ли «литвинскую идеологию» власти Белоруссии?

— «Литвинская идеология» не является мейнстримом даже в среде прозападных националистов, это крайне маргинальное явление, поэтому говорить о статистически заметной популярности идеи переименования Беларуси в Великолитву и т.д. не приходится.

В то же время, история периода Великого княжество Литовского, в Беларуси, безусловно, изучается, признаётся, многие значимые исторические памятники и события связаны с этой эпохой, но я сомневаюсь, что это можно назвать государственной поддержкой «литвинской идеологии».

— В чем, по-вашему, заключаются нынешние разногласия РФ и Белоруссии? Как их стоит решать?

— Основная причина разногласий между Россией и Беларусью имеет сугубо экономическую природу: это цены на энергоносители, доступ к рынкам, соблюдение ранее достигнутых договорённостей экономического формата и т.д. Если в этой сфере выйти на понятные, прозрачные, взаимовыгодные принципы, то многие разногласия разрешаться сами собой.

— А вы бы могли хотя бы приблизительно назвать эти принципы? Или дать какие-то рецепты, чтобы между РФ и Белоруссией возникающие конфликты разрешались бы быстро?

— Могу: а) четкое исполнение уже достигнутых договоренностей в экономической сфере, а не пересмотр их каждый раз в угоду меняющейся конъюнктуре; б) принцип равнодоходности в ценоообразовании на энергорерусы; в) доверие между и элитами и понимание того, чего каждая из сторон в реальности хочет.

— Но ведь на Волыни, напомню, родилась УПА в 1942 году. И в целом за почти 30 лет украинской государственности Волынь, хотя там огромное количество приходов Московского патриархата, показала себя антирусской территорией. Времена, когда Волынь была опорой Союза Русского народа, канули в лету. Нет?

— Локотская республика на Брянщине тоже была, но это не значит, что Брянщина — это не русская земля. По-моему, не нужно отождествлять националистические организации со всем населением Украины. УПА, бандеровцы — это всего лишь неприятный, темный эпизод в истории этой земли, но я не думаю, что он вечен и что мы должны судить о ней только по нему.

— Насколько в Белоруссии велико влияние Белорусской католической церкви? Есть ли корреляции между тем, что человек исповедует католицизм, и его убеждениями, например, антироссийскими?

— В Беларуси, по разным оценкам, около 1 млн католиков. Это значимое сообщество для страны. Но я не вижу прямой корреляции между католическим вероисповеданием и антироссийскими взглядами. Этого сращивания не произошло и во многом потому, что в стране нет никакого ущемления католиков или предвзятого к ним отношения. И, конечно, их никак нельзя сравнивать с украинскими униатами. У нас униаты тоже есть, но они крайне малочисленны.

— У белорусской власти никогда не было идей создать в стране отдельную от РПЦ Белорусскую православную церковь?

— Властям это не нужно, раскол породит конфликты, а государство в этом не заинтересовано. В самой церкви иногда ходят такие разговоры, но в целом эта идея не имеет серьезной поддержки.

— Батька (президент Белоруссии Александр Лукашенко — Ред.) как-то сказал, что белорус — это русский со знаком качества. А как вы полагаете: в чем отличия белорусов от русских?

— Не смотря на то, что белорусы и русские очень близки, даже, наверное, больше чем русские и украинцы, отличия все же есть. Белорусы стараются избегать крайностей, резких изменений, они находятся на пограничье с латинским миром и стремятся скорее эту границу и противоречия сглаживать, тем более, что среди белорусов есть довольно много католиков, в России эта граница уже связана с исламским миром, в Беларуси этого практически нет. У белорусов ярко выражено стремление к локальному порядку, хозяйственности, организации окружающего пространства.

— Кому в белорусском обществе больше симпатизируют — Донбассу или Украине? Я имею в виду военные конфликт.

— Симпатии больше на стороне Донбасса, большинство белорусов подержало присоединение Крыма к России, но и Украине не воспринимается резко негативно, в государственных СМИ нет явного антиукраинского посыла или пропаганды.

— Насколько сейчас сильны в белорусском обществе евроинтеграционные настроения? Насколько они сильны в сравнении с пророссийскими настроениями?

— Проевропейские настроения довольно сильно колеблются в зависимости от внешней конъюнктуры. Их потолок — 20%. Пророссийские настроения, как правило, в три раза выше — 60-65%.

Источник
Украину.ру
Метки (тэги)