ГКСЭ Белоруссии открестился от дела пророссийских публицистов |
Мнения

ГКСЭ Белоруссии открестился от дела пророссийских публицистов

Государственный комитет судебных экспертиз Белоруссии (ГКСЭ) не имеет отношения к проведению психолого-лингвистической экспертизы по делу «пророссийских публицистов». Об этом 20 апреля заявил в ходе своей пресс-конференции председатель ГКСЭ Андрей Швед, отвечая на вопрос главного редактора журнала «Новая экономика» Сергея Шиптенко.

Вопрос, заданный одним из осужденных за «разжигание межнациональной вражды» на основании экспертизы, проведенной сотрудниками «Научно-практического центра Государственного комитета судебных экспертиз» Белоруссии, касался работы данного учреждения и заявлений Шведа о том, что за последние пять лет не было ни одного нарекания по поводу выводов и заключений белорусских экспертов.

«Я как раз один из тех людей, который столкнулся на практике с качеством проводимых госкомитетом судебных экспертиз. 2 февраля по делу так называемых пророссийских публицистов был вынесен приговор в Минском городском суде. Он основывался на выводах заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы, которую выполнил Научно-практический центр при Госкомитете судебных экспертиз. Вы указали на то, что за пять лет никто не усомнился в качестве проводимой вашим ведомством работой. Как вы можете оценить тот факт, что в ходе судебного следствия были предъявлены экспертные заключения, мнения специалистов, которые прямо указывают на ошибки, допущенные вашими экспертами?», — поинтересовался Шиптенко.

Глава судебной экспертизы республики не смог внятно ответить, на основании чего была проведена данная экспертиза и посоветовал обращаться к тем людям, которые ее делали.

«Значит, отвечу очень четко на этот вопрос! Во-первых, это информация недостоверная. Даже то, что Вы, уважаемый коллега, сейчас говорите, это не соответствует действительности. Поясню, вот я хочу, чтобы вы четко это уяснили! Научно-практический центр Государственного комитета судебных экспертиз по этому делу никаких экспертиз никогда не проводил! Государственный комитет судебных экспертиз РБ по этому делу никаких экспертиз не проводил! Это первое. Второе. То о чем вы говорите, эта экспертиза проводилась межведомственной комиссией при министерстве культуры. Обращаю ваше внимание, эта структура к нам не имеет никакого отношения! В рамках этой комиссии привлекались работники научно-практического центра, в том числе, в качестве экспертов. Эта комиссия могла привлечь любых специалистов. Обращаю ваше внимание, любых. Для производства любой экспертизы в рамках этой компетенции. Поэтому говоря о судебном, экспертном заключении в рамках того дела о котором мы говорим, Государственный комитет судебных экспертиз и его специалисты к этому не имеют никакого отношения! Мнение вот этих троих работников, о которых вы говорите, это вы пожалуйста обращайтесь к ним, они могли согласиться принимать участие, могли нет, это их мнение. И повторяю еще раз — наше законодательство позволяет привлечь в качестве эксперта любого специалиста. По любому делу», — довольно эмоционально отреагировал Швед.

Сергей Шиптенко также поинтересовался тем, как осуществляется процедура подтверждения квалификации государственных экспертов по экстремизму, какие критерии к ним предъявляются, и появилась ли собственная белорусская методика изучения экстремизма и выявления экстремистских признаков в текстах. По словам Шведа, «под каждый вид экспертизы (это благодаря тому, что произошла централизация) должна быть методика».

«Есть экспертиза, есть условия проведения, это методическое обеспечение. Чтобы всем было понятно, что эксперт пришел к тому или другому выводу», — заявил глава ГКСЭ.

При этом руководитель ведомства отметил, что в Белоруссии, начиная с 2016 года, «начали работу по внедрению этого вида экспертиз (по обнаружению признаков экстремизма — EADaily), но в настоящее время полноценная судебная экспертиза этого вида пока не проводится».

«Мы работаем над подготовкой специалистов, эта работа уже практически завершена, подобраны кадры, и сейчас завершается работа по формированию полноценной методики. Вопрос не в том, что российская или какая-то другая методика, методика должна пройти апробацию и быть принята межведомственным советом. То есть, есть определенная процедура, этот межведомственный совет, в него входят представители всех правоохранительных органов и судов и других государственных органов, которые используют заключение эксперта в своей работе», — подчеркнул Швед.

По его словам, «должностные лица, специалисты разных государственных органов изучают эту методику и принимают коллегиальное решение».

«Если хотя бы хоть один из них против, то методика отправляется на доработку», — констатировал чиновник.

Вместе с тем, Швед подчеркнул, что в ГКСЭ есть некий реестр методик, где можно посмотреть перечень тех, которые применяются на практике.

«Я все правильно говорю, и под каждую экспертизу у нас в этом реестре есть вид методики. Так вот, если есть экспертиза, под нее должен быть вид методики. Если нет такого вида, значит, пока мы не можем работать, делать полноценное судебное, экспертное заключение. Я думаю, что в этом году мы завершим все процедуры, и вы об этом узнаете, когда мы начнем делать полноценные (впервые в Белоруссии) экспертизы на определение признаков экстремизма», — заявил руководитель ГКСЭ.

При этом он еще раз подчеркнул, что «сейчас практики у нас таковой нету, и собственно говоря, нет предмета для разговора».

Отвечая на вопрос о том, почему в Белоруссии, если нет официальной практики проведения экспертиз подобного толка, выносятся обвинительные приговоры, Швед заявил, что этот вопрос не к нему.

«Я вам еще раз говорю, Государственному комитету судебных экспертиз и Научно-практическому центру по этому конкретному делу никто не назначал судебную экспертизу… я наверное лучше вас знаю, делали ее мы или нет», — резюмировал Швед.

При этом руководитель ГКСЭ не смог объяснить, чем во время проведения экспертизы по делу трех публицистов занимались его сотрудники Гатальская, Андреева и Кирдун.

«Я не хочу эту полемику, она лишена всякого смысла!», — завершил разговор глава Комитета.

Примечательно, что исходя из данного ответа, очевидно, что глава ГКСЭ прекрасно знает о сути дела и тех проблемах, которые были связаны с экспертизой, проведенной Аллой Кирдун, Алесей Андреевой и Галиной Гатальской. Более того, в ответ на попытки Шиптенко задать дополнительный вопрос ему было предложено «подойти попозже» после окончания пресс-конференции, чтобы он смог предоставить документы, опровергающие слова Шведа.

Как сообщало EADaily, Андрей Швед уже заявлял о том, что лингвистические экспертизы на предмет наличия в текстах признаков экстремизма в рамках судебно-экспертных учреждений Белоруссии ранее никогда не проводились. По его словам, в случае необходимости граждане могут обращаться в «республиканскую комиссию при министерстве информации, а также самостоятельно осуществлять поиск специалистов, но в дальнейшем будут обращаться и к нам (ГКСЭ — EADaily) в том числе».

Вместе с тем, именно на основании психолингвистической экспертизы № 88/06−26 от 07.07.2017 г., по выводам которой были осуждены Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин, проводилась именно в рамках ГКСЭ — на базе ГУ «Научно-практический центр Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь» его же сотрудниками Кирдун, Андреевой и Гатальской. После судебного разбирательства и вынесения обвинительного приговора троим публицистам, в Белоруссии перестали проводить психолингвистические экспертизы по выявлению признаков проявления экстремизма. В настоящее время в Белоруссии нет не только методики проведения подобных экспертиз, но и аттестованных экспертов в этой области.

Напомним, 2 февраля 2018 года Шиптенко, Павловец и Алимкин, которые в своих статьях резко критиковали сближение белорусских властей с радикальным национализмом, были признаны Минским городским судом виновными в «разжигании межнациональной розни в составе группы лиц» и приговорены к пяти годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на три года. Во время судебного разбирательства эксперты ГКСЭ Кирдун, Гатальская, Андреева были уволены из Комитета судебных экспертиз, а само «дело публицистов» спровоцировало ряд громких отставок: своих постов лишись министр информации Лилия Ананич, руководители официального издания администрации Лукашенко «Советская Белоруссия» Павел Якубович и Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько, а также начальник научно-практического центра ГКСЭ, где проводилась экспертиза, Андрей Тетюев.

До настоящего времени все статьи авторов не признаны каким-либо судом Белоруссии «экстремистскими», что является обязательным процессуальным действием согласно белорусскому законодательству. Осужденные и их родные продолжают отстаивать свою невиновность. 29 мая состоится заседание Верховного Суда Белоруссии по рассмотрению апелляционных жалоб публицистов, явка на которое ни их самих, ни их защитников «не обязательна».

Источник: eadaily.com

Метки (тэги)
Показать больше