Мнения

Главные мифы о БелАЭС, в которые мы верим до сих пор

Строительство Белорусской атомной электростанции растянулось почти на 10 лет и за это время о целесообразности проекта не высказался только ленивый. Вокруг главного отечественного электрогенератора появилось столько мифов, что самое время разобраться, где здесь правда, а где нет.

«АЭС себя изжили, их везде в мире закрывают»

Действительно, «золотой век» атомной энергетики (середина 60-ых — начало 80-ых гг. XX века) уже миновал, а в ряде крупных стран (США, Великобритания, Германия, Япония) продолжается вывод действующих АЭС из эксплуатации. В США, например, закрыты 35 энергоблоков, в Британии — 30, а в Германии — 29. Однако в той же Великобритании прекращена работа АЭС первых серий, но речи о полном отказе от мирного атома не идёт, поскольку в Хинкли-Пойнт в 2018-2019 гг. началось строительство двух новых энергоблоков. То же самое и в США — да, много станций закрылось, но далеко не все, а в Вогтле будут запущены ещё два энергоблока. В качестве идеального примера часто приводят Германию, которая намерена полностью отказаться от АЭС. Там осталось всего 6 функционирующих энергоблоков, их собираются заглушить к 2022 году. Казалось бы, закрытие АЭС — это общемировой тренд, а Беларусь опять пошла «своим путём».

Строящаяся АЭС «Аккую» в Турции с четырьмя реакторами ВВЭР-1200. Изображение: gettyimages.com

Но даже мощнейшая немецкая экономика несёт потери от такого шага. Во-первых, страна стала сжигать больше угля, а это дополнительные десятки миллионов тонн углекислого газа. По примерным подсчётам, ущерб экологии, жизни и здоровью людей оценивается в 12 млрд долларов ежегодно. А пресловутая «зелёная» энергетика оказалась дороже и ненадёжнее, чем считалось ранее. В противовес этому в настоящее время новые энергоблоки и АЭС строят в таких странах как Аргентина, Бангладеш, Бразилия, Индия, Иран, Китай, ОАЭ, Пакистан, Республика Корея, Россия, Турция, Финляндия, Япония. В пяти странах при этом вводят в эксплуатацию российские реакторы ВВЭР-1000, 1200 и 1300.

«АЭС — это безумно дорого и никогда не окупится»

Возведение такого мощного комплекса как атомная электростанция на самом деле является испытанием для любой экономики, особенно развивающихся стран. Беларуси в частности она обойдётся примерно в 7-10 млрд долларов США, не считая затрат на содержание инфраструктуры. Это почти шестая часть нынешнего ВВП страны и экоактивисты ворчат, что за такие деньги можно было развернуть сеть  «зелёной» энергетики. Например, поставить до 10 000 ветрогенераторов. Пример ветропарка уже есть под Новогрудком, срок окупаемости тамошних установок составляет 11 лет при экономии 4,5 млн куб. м газа (700-800 тыс. долларов США ежегодно, по состоянию на 2017 г.). Срок службы установок — до 25 лет с возможностью модернизации. 

ОО «Экодом» летом этого года подсчитало, что срок окупаемости БелАЭС составит 60 лет при высокой себестоимости электроэнергии и отсутствии рынков сбыта. Издание sb.by приводит другие цифры — срок окупаемости 15-20 лет при сроке службы минимум 60 лет. Здесь много переменных, начиная от стоимости российского газа, от которого, собственно, Беларусь и хочет обрести независимость и заканчивая потенциалом станции для развития экономики, включая тотальную электрификацию последней. Напомним, после выхода на полную мощность БелАЭС обеспечит до 50% внутренней потребности страны в электроэнергии, позволит сэкономить на 4,5 млрд кубометрах газа в год, создать 2,5 тыс. новых рабочих мест.

БелАЭС может окупиться в период от 20 до 60 лет. Изображение: ria.ru

Сфера применения «лишнего» электричества однозначно найдётся. Во-первых, возрастёт количество электротранспорта. Во-вторых, энергия с АЭС подаётся постоянно и стабильно, а это позволяет развернуть мощности для майнинга криптовалют, облачных вычислений и серверов. В-третьих, начнётся электрификация жилья, включая отопление и подогрев воды. Словом, точные сроки окупаемости вовсе не упираются в бесконечность и будут напрямую зависеть от потребностей экономики в доступной электроэнергии и темпов её развития. 

«Зачем нам профицит дорогой электроэнергии?»

Учитывая, что БелАЭС после выхода обоих реакторов на 100%-ную мощность будет генерировать почти половину всей необходимой стране электроэнергии, возник вопрос — а кому мы будем продавать образующиеся излишки? Строго говоря, с 2009 г. почти единственным нашим покупателем была Литва. В 2006 и 2008 гг. ещё удалось продать киловатт-часы в Польшу. К 2019 г. поставки литовцам электричества достигли суммы 77,3 млн долларов США. Крупные поставки наблюдались также и в Украину — в 2019 г. они превысили 45,6 млн долларов США.

Однако Литва уже давно заняла антиядерную позицию и ясно дала понять, что откажется от импорта белорусской электроэнергии как только АЭС «включат в розетку». Так и произошло в начале ноября. Не собиравшиеся поначалу столь жёстко отказываться от импорта Польша и Латвия с Эстонией после политических событий последних месяцев тоже решили «ввести санкции» и закупать электричество на вольных скандинавских биржах.

«Электроэнергии будет предостаточно. Наши протестуны плачут, что некуда её девать. Слушайте, как некуда девать электроэнергию? Нам ещё надо одну такую станцию построить, чтобы уйти от зависимости по углеводородам. Это счастье, подарок». 

(А. Лукашенко во время торжественного пуска БелАЭС 7 ноября 2020 г.)

В России достаточно своих источников, поэтому последнюю экспортную надежду Лукашенко возлагал в том числе на Украину. Однако и там за год риторика однозначно сменилась на негативную. Если в ноябре 2019 г. министр энергетики и защиты окружающей среды Украины А. Оржель полунамёками заявлял на заседании украинско-белорусской группы по сотрудничеству в топливно-энергетической сфере что:

«Электроэнергия — среди приоритетных вопросов. В феврале должна заработать Белорусская АЭС, может быть избыток электроэнергии».

Но уже 5 ноября 2020 года и. о. министра энергетики Украины О. Буславец на совещании с руководством энергогенерирующих компаний, «Укрэнерго» и других представителей отрасли высказалась в том духе, что на 2021 г. импорт электроэнергии из Беларуси в прогнозный баланс не заложен. Причём поставки из Беларуси сошли на ноль ещё в мае 2020 г. И даже напротив — мы стали закупать у Украины электроэнергию! С июля по сентябрь Беларусь импортировала из Украины 82,8 млн кВт-ч электроэнергии. А 20 ноября Украина и вовсе присоединилась к санкциям ЕС против Беларуси.

Изображение: minenergo.gov.by

То же объединение «Экодом» указывает на то, что нам не только некому продавать лишние киловатты, но и для самих белорусов стоимость электроэнергии может вырасти в 1,5-2 раза (до 10 центов за 1 кВт-ч). Себестоимость при этом тоже вырастет с 4 центов до 7,26. Комментируя это, заведующий отделом общей энергетики РУП «БЕЛТЭИ» (Белорусский теплоэнергетический институт) А. Молочко сказал следующее:

«Себестоимость производства на шинах, то есть на границе БелАЭС, согласно нашим экономическим расчетам, составляет 3,26 цента за 1 кВт-ч с учетом срока амортизации в 60 лет».

Но это ещё не всё. Это лишь т.н. «чистая» себестоимость. Если добавить к ней необходимость возвращать российский кредит по процентной ставке 3,3%, себестоимость подрастает до 8,26 центов за 1 кВт-ч. Забегая вперёд, скажу, что даже если остановить работу БелАЭС, «отказаться» от неё, кредит возвращать всё равно придётся. 

Выходит, мы действительно построили себе дорогую игрушку, чтобы не знать, куда девать излишки электроэнергии и ещё платить за неё больше, чем раньше? И да, и нет. Отчасти всё так и получилось — страна ввязалась в крупную стройку, пока опережающую потребности экономики и темпы её развития. Отдавать кредитные деньги придётся в том числе и юрлицам, и физлицам через повышение тарифов. В 2019 г. замминистра энергетики М. Махадюк утверждал:

«Наша задача в сложившихся условиях заключается в том, чтобы найти разумный баланс тарифов, который бы обеспечивал и развитие отрасли, и вместе с тем обеспечивал бы конкурентоспособность нашей экономики, обеспечивал бы разумный баланс между платежеспособностью населения, уровнем доходов населения и уровнем тарифов. В стране сохраняется перекрестное субсидирование. Оно будет постепенно снижаться в зависимости от роста доходов населения. Наша основная цель — с вводом АЭС сделать экономику Беларуси более конкурентоспособной. Что касается конкретных цифр, давайте доживем до этого. Над этой темой соответствующие органы очень плотно работают».

Однако сделано это с прицелом на будущее, для роста экономики, которая сможет быстрее «переварить» проект подобного масштаба.

«Лукашенко построил нам новый Чернобыль и «грязную» бомбу»

Один из самых острых аргументов, упоминаемых противниками строительства БелАЭС, является игра на эмоциях после аварии на ЧАЭС. Дескать, это ж надо додуматься — построить в стране, наиболее пострадавшей от аварии, две «атомные бомбы» своими руками, да ещё и в кредит залезть. 

Начать следует с того, что авария на ЧАЭС была вызвана человеческим фактором, сопряжённым с недостатками реакторов типа РБМК-1000. Инциденты с ними фиксировались с 1975 г. (авария на Ленинградской атомной электростанции) до 1992 г. (происшествие на той же ЛАЭС). При этом до сих пор в эксплуатации (исключительно в РФ) находятся 9 энергоблоков типа РБМК-1000. 

Сборка реактора ВВЭР-1200. Изображение: atomic-energy.ru

Реакторы же ВВЭР-1200, установленные на Белорусской АЭС, вообще считаются одной из самых удачных разновидностей подобного оборудования. В них учтены ошибки, допущенные в том числе операторами атомных станций, и заложены многие уникальные решения (ловушки расплава активной зоны, защита от падения самолета и пр.). Ни одного техногенного инцидента с реакторами данного типа зафиксировано не было.

Заявления про «грязную бомбу в центре Европы» вообще не хочется комментировать. Мало того, что чисто технически «взорвать» современную АЭС сложнее не только чем пояс шахида, но и ту же ЧАЭС, так ещё и принципы воздействия на окружающую среду невозможно предсказать. Если при взрыве «грязной» атомной бомбы происходит разовая и мощная цепная реакция, то разрушение активной зоны реактора (как в Чернобыле) приводит лишь к постепенному непредсказуемому заражению территории в зависимости от направления ветра. «300 Хиросим» Чернобыля были не последствиями взрыва в ночь на 26 апреля, а именно продолжительным выбросом радиоактивных веществ в атмосферу на протяжении нескольких месяцев. Оставим в стороне вопрос об адекватности руководителей, в здравом уме способных на такое. И да, собрать «нормальную» «грязную» бомбу можно гораздо дешевле, чем за 10 млрд долларов США, да ещё и подбросить её аккурат к брюссельским/варшавским офисам, а не ждать нужного направления ветра.

«Станцию построили с нарушениями, всё равно рванёт»

7 ноября президент А. Лукашенко торжественно открыл БелАЭС, возвестив начало новой атомной эры, а уже 8 ноября реактор был заглушен, работая всего на 40% от проектной мощности. Протестная публика в этот день была занята на «Марше народовластия», но данный факт отметила как лишнее подтверждение скорого апокалипсиса и превращения Беларуси в пустоши из игры S.T.A.L.K.E.R. 

Причиной остановки послужил выход из строя трансформаторов напряжения. 19 ноября станция снова начала работу в сети, вернувшись на мощность 400 МВт. В эти же дни на станции находились эксперты WANO (Московского центра Всемирной ассоциации организаций, эксплуатирующих атомные электростанции, ВАО АЭС). Вроде пока всё работает, однако нельзя не вспомнить иные инциденты, имевшие место на ещё толком не работающей гордости отечественной ядерной мысли.

По некоторым данным, именно патрубки (выделены красным) задели опору контактной сети. Изображение: network.bellona.org

10 июля 2016 г. СМИ сообщали о случайной расстроповке корпуса реактора и его касании земли. Спустя месяц конструкцию всё-таки решили заменить, но 20 декабря новый корпус при транспортировке зацепил опору ЛЭП. На нём осталась отметина, но менять оборудование уже не стали. Это только те инциденты, которые просочились в прессу, но многие уверены, что их гораздо больше и вообще о качестве строительства можно только догадываться. Однако это только предположения.

В любом случае с АЭС нам теперь жить. Поскольку заглушить её уже не вариант, это не избавляет от обязанности рассчитываться по кредиту, остаётся только надеяться, что она станет не «памятником эпохи», а рабочим инструментом, при помощи которого наша экономика получит дополнительный стимул к развитию. 7 ноября представители Минэнерго озвучили такие цифры — всего за трое суток с момента пуска было подано в объединённую энергосистему 22 млн кВт-ч электроэнергии. Это позволило сэкономить 6,4 млн кубометров природного газа на сумму в 1 млн долларов США. Учитывая, что один реактор в это время работал на 40% мощности, подсчитаем, что за год он позволит сэкономить 304 млн долларов США при выходе на полную мощность. Два реактора, соответственно, позволят сэкономить около 600 млн долларов США ежегодно, что уже очень неплохо. Плюс, не будем забывать, что АЭС позволила создать 2,5 тыс. рабочих мест и дала возможность нашей стране стать частью довольно элитного «ядерного клуба мирного атома», в котором состоят всего лишь около трёх десятков стран из более чем 200 возможных.   

Леонид Мережковский

Back to top button