Мнения

Год в криптостране: что изменилось

Почти год прошёл с того момента, когда в открытом доступе появился Декрет №8 «О развитии цифровой экономики». Он должен был встряхнуть не только ИТ-сферу, но и всю экономику страны. Что же изменилось в жизни простых белорусов за это время и стала ли им ближе основная новация документа — блокчейн-технология?

Краткая история цифровой экономики

С конца осени 2017 года по Беларуси ходили слухи — готовится некий прорывной, революционный документ, который удивит всех. 23 ноября президент Беларуси А. Лукашенко подписал Декрет №7

«О развитии предпринимательства», который вступал в силу

26 февраля 2018 года. Позже его назовут сверхлиберальным и сверхпрогрессивным. Но это были только цветочки.

22 декабря 2017 года белорусские СМИ облетает новая сенсация. В открытом доступе появился проект Декрета №8 «О развитии цифровой экономики». Даже при беглом прочтении бросалось в глаза, что вместо привычных «запретить», «ограничить», «обязать», здесь значились сплошь «не признавать», «предоставить» и «освободить». Кроме того, написан он был совершенно непривычным для наших законодателей языком и оперировал терминами «опционы», «блокчейн», «токен». Документ действительно поразил всех — пока Китай и Россия вяло обсуждали на совещаниях блокчейны и отдельные криптовалюты, Беларусь одной из первых взяла и узаконила их все разом, заодно избавив от налогообложения!

Утверждённый документ вступал в силу 22 марта 2018 года и подтверждал особый статус Парка высоких технологий как исключительного IT-оффшора страны. Чего стоит только продление особого правового режима до 1 января 2049 года и перспективное право на проведение киберспортивных состязаний, разработок в сфере искусственного интеллекта, создания беспилотников и т. д. Собственно, при участии резидентов ПВТ, ГУ «Администрация Парка высоких технологий» (администрация является госучреждением, если кто не знал), юристов, зарубежных экспертов и прочих теоретиков данный документ и приняли — быстро, восторженно и без проволочек.

foto_1-sb.by.jpg
Изображение: sb.by

Вот как анонсировал будущий Декрет IT-предприниматель В. Прокопеня:

«Суперлиберальный вариант с поддержкой всех способов применения блокчейна, 100% отсутствием бюрократии, любых бизнес-моделей, в том числе продуктовых, полной свободы в найме иностранных специалистов, поддержкой образования, институтов английского права и так далее… Количество подготавливаемых ИТ-специалистов будет увеличено в разы».

Восторг айтишника был понятен и приятен. Но вот прошёл год, и поводов для радости стало заметно меньше.

Взлёт и падение биткоина

Декрет принимали в атмосфере позитива, когда разного рода аналитики размахивали графиками и сравнивали курс главной криптовалюты — биткоина — в конце октября 2017 года (6 100 долларов) с январским значением (960 долларов). По миру гремели разного рода ICO, раздававшие токены за вложения в самые безумные проекты. Кстати, чтобы не путаться в терминах и понимать, о чём идет речь, ознакомьтесь с материалами по теме:

Читайте также:

Призрак бродит по планете — блокчейна призрак…

На игле биткоина

К середине декабря на волне всеобщей эйфории и невиданного хайпа в Сети биткоин торговался по 19 000$ за единицу. Казалось, Беларусь схватила удачу за причинное место и скоро станет чем-то вроде Эмиратов, без нефти, но с самым прогрессивным «цифровым» декретом. При этом все слабо представляли, какую роль в этом может сыграть криптовалюта №1. К моменту вступления декрета «О цифровой экономике» в силу биткоин рухнул до 9 тыс. за единицу и продолжал падение.

Сегодня биткоин на удивление спокоен. Он дергается в диапазоне 6,3—6,6 тыс. за единицу и по волатильности (изменчивости цены) на которотком временном отрезке сравнялся со вполне осязаемыми Apple, Nvidia, Amazon. Отдельные криптооптимисты, вроде Тима Дрейпера, кричат о том, что к 2022 году «биток» будет стоить 250 тыс. долларов, но их слушают вяло. Хайп прошёл, и теперь майнеры больше всего напоминают предпринимателей на столичных Ждановичах. Они жалуются на то, как всё плохо, какое дорогое электричество и что оборудование ещё не окупилось, но при этом продолжают майнить в надежде на новые высоты BTC.

Собственно, граждане Беларуси вряд ли получили ощутимые выгоды от необлагаемого налогом майнинга. Дело в том, что к концу зимы 2017 года уже было не очень выгодно входить в эту сферу, поскольку цены на «добывающее» оборудование — видеокарты и ASIC — взлетели до 600 — 1 000 долларов США за штуку. К этому добавлялись расходы на электричество и обслуживание техники. И даже если кто-то втихаря и вывел крупные средства, ничего похожего на братьев Винклвосс (первые криптомиллиардеры) мы не наблюдали. Большинство из майнеров остались на уровне школьника Никиты, сидящего на ферме из шести видеокарт. К тому же криптовалюты не являются законным платёжным средством на территории Республики Беларусь и приобрести за них пиццу или «Теслу» всё равно нельзя.

foto_2-en.mercopress.com.jpg
Изображение: en.mercopress.com

Что будет с самой известной и дорогой криптовалютой — неясно. Вряд ли повторится хайп, аналогичный прошлогоднему. Если, конечно, к публике не выйдет сам предполагаемый создатель битокина С. Накамото и не разведёт победно руки, как актер Роберт Дауни в известном меме из «Железного человека». Тогда биткоин может прыгнуть и до 100 тысяч долларов за единицу. Отметим, что создатель другой известной криптовалюты Ethereum В. Бутерин регулярно бывает на публике, конференциях и форумах и постоянно анонсирует изменения в сети. Он также терпеливо объясняет, чем занимается и зачем простым людям блокчейн.

Возможно, майнинговые планы связаны со вводом в строй белорусской АЭС. Станция будет вырабатывать профицитное электричество, девать которое пока некуда. Было бы неплохо расположить в Островце гигантскую шахту, добывающую биткоины на благо бюджета. Впрочем, у властей наверняка более приземлённые планы по реализации дармовой энергии и связаны они, скорее, с её продажей в другие страны за, опять же, вполне реальную валюту. Словом, в белорусском бюджете на будущий год прогнозный курс биткоина не заложен, и хорошо. Скорее, пока он так и останется игрушкой для энтузиастов.

Гениальный блокчейн

Совсем иное отношение у правительств многих стран мира сложилось по отношению к блокчейну. Россия, Казахстан, Саудовская Аравия, Япония, Корея, Сингапур, Австралия, Эстония, Чехия — вот лишь несколько государств навскидку, которые вовсю продвигают новую технологию. Начиная с сентября в трендах Google запрос «блокчейн» впервые обогнал «криптовалюты». Поисковый запрос «биткоин», правда, всё равно вбивают в 3-10 раз чаще, но всё же это явный успех блокчейна. Чем же он так хорош?

Начнём с того, что блокчейн — это последовательно выстроенная цепочка блоков с данными о транзакциях, сделках и контрактах внутри системы. Они хранятся в зашифрованном виде. Именно блокчейн и его концепция децентрализации, прозрачности и автономности легли в основу биткоина. Данные постоянно накапливаются и обновляются, но их проверяет и подтверждает вся сеть, поэтому удалить или заменить блок втайне от остальных не удастся — для этого нужна вычислительная мощность, сопоставимая с самой сетью. Когда в Интернете проскакивают новости о краже биткоинов и взломах, нужно понимать, что речь идёт о взломе бирж, кошельков, завладении паролями, но никак не о взломе самой сети, подпитываемой сотнями тысяч криптографических устройств (ASIC и GPU).

foto_3-profitgid.ru.png
Изображение: profitgid.ru

У блокчейна нет единого центра, сервера или злобного администратора, который делает, что хочет. Все участники равноправны, счета и совершённые операции каждого из них прозрачны. Масштабироваться, то есть прирастать новыми мощностями, сеть может практически безгранично. Недостатки у блокчейн-сетей, конечно, есть. Можно перехватить управление не над всей сетью, а хотя бы над 51%, и тогда можно совершать, например, обратимые транзакции (то есть возвращать отправленные средства назад, записывая их и в приход, и в расход). А обмен слишком большими массивами данных приводит к росту объёмов записей до терабайт.

Термин «блокчейн» в современном мире является аналогом некогда нашумевшего «нано». Помните все эти нано-присадки, нано-платки, нано-оружие и т. д.? Примерно то же происходит сейчас и с блокчейном. Sony, например, разрабатывает блокчейн-сеть DRM для защиты авторских прав. Загрузивший в сеть текст, музыку, фото или видеоролик получит точное удостоверение права собственности, оспорить которое будет невозможно. При этом в основу подобных сетей планируют заложить смарт-контракты, разработанные В. Бутериным для сети Ethereum. Их выполнение (закрытие сделки) происходит только при удовлетворении условий сторонами без посредников.

Эта технология действительно открывает обширные перспективы для Беларуси.

Беспощадный белорусский блокчейн

В первую очередь блокчейн мог бы реально разгрузить и дебюрократизировать госаппарат. В стране вот уже 12 лет действует Директива от 27 декабря 2006 года «О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения». Сокращения чиновников и всевозможные реорганизации проходят постоянно. Но если в 2010 году в сфере госуправления было задействовано 202,5 тыс. человек, то в 2018 году — всё равно около 190 тыс. Многие из них занимаются согласованиями, утверждениями и прочей лишней работой. Перевод некоторых процессов на блокчейн (например, регистрация права собственности на недвижимое имущество или открытие частного предприятия) сократил бы чиновничий аппарат в разы, снизил нагрузку на бюджет и устранил лишние звенья в процессах принятия решений при выполнении всех необходимых условий. Правда, что делать с многотысячной армией бюрократов в этом случае — неясно. Наверное, переучивать на блокчейн-консультантов.

Второе отличное применение блокчейна — процесс голосования и проведение референдумов. Это совершенно новый уровень демократии, который позволяет быть уверенным, что твой голос не украдут, не перепишут за нужного кандидата и не вбросят стопку «правильных» бумаг. Чистые и прозрачные блокчейн-выборы навсегда сняли бы с действующей власти вопросы о честности избирательной кампании. И оппозиция лишилась бы возможности спекулировать на теме референдума.

Отношение властей к электронному голосованию лаконично выразила председатель Центризбиркома Л. Ермошина:

«В целом для нас это неактуально».

Скепсис касательно электронных систем голосования прост и понятен: их можно взломать. Но с децентрализованной системой всё иначе. Каждый отдаёт свой токен (виртуальную монету равную одному голосу) понравившемуся кандидату. Побеждает получивший наибольшее число токенов политик. Всё прозрачно и видно в режиме реального времени. Впрочем, и здесь справедливо указывается на то, что манипулировать избирателями можно в ходе агитации, и тут без разницы, как голосуют — бумажками или токенами. При этом не сохраняется и анонимность либо нужно очень хорошо шифровать данные избирателей.

foto_4-tvc.ru.jpg
Изображение: tvc.ru

В любом случае, развернуть в десятимиллионной стране блокчейн-систему к ближайшим выборам довольно дорого и не факт, что эффективно. Неудивительно, что пока подобные системы сформированы в основном в небольших странах, вроде Эстонии или Сьерра-Леоне. К тому же риск централизации в случае с республиканскими референдумами всё равно сохраняется, а значит не исключены сбои или, не дай бог, «правильные» голоса.

Вообще, идентификатор личности на базе блокчейна также должен был давно заинтересовать наши власти. Единый ключ, хранящий информацию о доходах, наличии водительского удостоверения, статусе кредитов и праве голосования, мог бы заменить целую кипу документов. В Эстонии действует подобный универсальный накопитель — ID-карта. В Беларуси переход на ID-карты перенесён на 2020 год. В МВД это объясняют просто:

«Теоретически мы могли бы запустить процесс производства ID-карт и биометрических паспортов уже с начала следующего года. Однако мы видим, что в этом пока нет смысла, так как, по сути, это будет лишь голый пластик».

Объединение разрозненных баз данных и информационных систем в единую сеть заложено в дорожную карту МВД и Мининформа. Однако в каком виде всё это будет реализовано и получит ли одинокая бабушка в далёком селе свой универсальный блокчейн-документ — неясно.

Ещё одной беспроигрышной сферой для внедрения блокчейна в Беларуси может стать логистика. Отслеживание передвижений сырья и товаров стало бы отличным преимуществом такого транзитного коридора, как наша страна. Не так давно усилия по созданию блокчейн-сервиса для отслеживания перемещения грузов объединили датский MAERSK и американский IBM. По мнению разработчиков, это навсегда устранит мошенническую составляющую в действиях контрагентов и в таможенных процедурах и поможет чётко определить вину стороны, допустившей невыполнение обязательств в срок.

Суровая реальность криптостраны

Говоря об успехах Беларуси как IT-страны, в пример ставят Парк высоких технологий. Этот интернациональный аутсорсинговый рай прирастёт по экспорту в нынешнем году ещё на 40%. А значит его выручка вплотную приблизится к 1,5 млрд долларов. В прошлом году на него пришлось 0,5% из 3,7% прироста белорусского ВВП в целом.

При этом состояние белорусских блокчейн-технологий по-прежнему далеко от перспективных. Пока более-менее крупномасштабный проект запустил только Нацбанк. В июле прошлого года он создал единую информационную сеть с использованием блокчейна. Планировалось улучшить взаимодействие между банками и расширить спектр финансовых операций. Кстати, банковская сфера — это едва ли не первое, что приходило в голову относительно реального применения блокчейна.

Поэтому неудивительно, что первый реализованный проект оказался связан с банковскими гарантиями. Администратором этой сети выбран Расчётный центр Национального банка, а присоединиться может любой банк или небанковская кредитно-финансовая организация. Эстафету должно было подхватить ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа». Блокчейн помогал бы вести реестр операций с ценными бумагами, сделал бы его прозрачным и способствовал развитию фондового рынка Беларуси.

Из альтернативных проектов отмечу белорусскую соцсеть Steepshot, базирующуюся на блокчейне. Её пользователи получают награды (токены) в зависимости от востребованности контента другими участниками сети. По сути, идея не нова и копирует проекты Golos (блог-платформу с аналогичным вознаграждением в виде внутренней валюты) и Steem. Чем богаче постановщик и получатель лайков, тем весомее его вклад в развитие и существование сети. Этакое акционерное общество без акционеров.

В остальном, если полазить по сайтам разработчиков, блокчейн в Беларуси за последний год выглядит заброшенным. Не наблюдается и особого ажиотажа среди иностранных резидентов, желающих зарегистрироваться в блокчейн-криптовалютном оффшоре. Может, это связано с общим «таинственным» имиджем Беларуси. Может, с тем, что недалеко есть надёжная и дружелюбная Швейцария, гарантирующая защиту активов постабильнее, чем президентские указы и декреты. Ясно одно — ожидаемый властями вау-эффект от принятия сверхлиберальных нормативных актов пока не достигнут.

Криптоанархия или блокчейн-диктатура

Пока трудно сказать, в каком направлении пойдут государства в вопросах признания блокчейнов и криптовалют. Некоторые, как например Китай, Саудовская Аравия или Россия, очень заинтересованы в блокчейне при полном непринятии криптовалют, как спекулятивного недоактива. Иран, Венесуэла, Япония хотят внедрить национальные криптовалюты для обеспечения стабильности финансового рынка перед возможными потрясениями. Такие страны, как Великобритания или Индия, пока и вовсе не знают что делать.

Идеал блокчейна — это равноправная прозрачная сеть для обмена и передачи зашифрованных данных друг другу, подкреплённая принятой участниками внутрисетевой валютой (криптовалютой) для расчёта за реальные активы. Приверженцев такой крайности называют криптоанархистами. Им не нужны банки, чиновники, власти, посредники, регистраторы и регуляторы. Но пока к анархии не приблизилась ни одна страна, за исключением, пожалуй, Сомали. А уж тем более к тому, чтобы перейти на открытые данные о себе и расчёты внутри страны за вполне осязаемые хлеб и вино условными альткоинами. Даже если такую анархистскую экономику поддерживали бы снаружи кредиторы-авантюристы. Говоришь им: «а мы, знаете ли, с 1 января перешли на криптоталер» и отсыпаешь горку единичек и нулей по курсу 1 к 1 на криптовалютный кошелёк местного банка. Доллар всё-таки пока приятнее, понятнее и реальнее.

Блокчейн стал отличной основой для ICO — публичного привлечения денежных средств путем выпуска токенов. Это когда какой-нибудь стартап, отправляющий котиков на Луну или создающий приложение для измерения искренности в улыбке, выпускает токены и обменивает их на реальные деньги. При этом он не регистрируется на бирже и не становится эмитентом акций. Инвесторы скупают эти «акции без акционерного общества», а затем узнают, например, что трест лопнул и разработчики скрылись где-то на островах. Подобные манёвры, прозванные скамом (от англ. scam — мошенничество, то есть когда организаторы ICO изначально не намерены раскручивать проект, а хотят собрать побольше денег и скрыться), не добавляют доверия ни к данному виду привлечения инвестиций, ни к блокчейнам вообще. Поэтому государство и вынуждено вмешиваться, создавая блокчейны под своим управлением (как правило из сферы услуг).

foto_5.jpg
Изображение: bitok.blog

Это, конечно, немного противоречит философии консенсуса блокчейна, но пока иначе нельзя. При этом с вмешательством государства в цепочки шифрования может возникнуть такая антиутопия, что «1984» и «Мы» покажутся детскими сказками. Представьте: каждый будет иметь только цифровой кошелёк с записанной в нём информацией обо всём — заработке, недвижимости, звонках, покупках в магазине, отправленных письмах, поездках в такси и пр. Конечно, вся информация будет храниться в зашифрованном виде, но где гарантия, что её не взломают и не будут использовать против владельца? При этом основным заказчиком услуг будет государство и его функционеры. Совершил неблагонадежный поступок — лишился права на доступ в Интернет на месяц. Сходил на субботник — получил премию. Всё честно и прозрачно.

Похожий проект реализуют в КНР. Его начали разрабатывать в 2010-х гг. под наименованием «система социального рейтинга» (она же — «система социального кредита»). Граждане и организации оцениваются по разным параметрам. Для формирования рейтинга используют системы массового контроля и анализа больших данных (Big Data). Основной лозунг системы — «построение гармоничного социалистического общества». ССР сосредоточена в основном в четырёх областях: честности в госуправлении, коммерческой и общественной целостности и судебной достоверности. К 2020 году систему должны внедрить в полном объёме.

Думая о блокчейне в таком контекте, невольно по-иному трактуешь пророчество Иоанна Богослова:

«Всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его».

Леонид Мережковский

Метки (тэги)
Закрыть