МненияНовости

Интервью с Дмитрием Астраханом: о Беларуси, фильме «Деточки» и проблемах кинематографа

 7 декабря в Минске в конференц-зале Дома прессы прошла встреча с режиссером театра и кино, актером, заслуженным деятелем искусств России Дмитрием Астраханом.

Гость прибыл в столицу по приглашению Международного медиа-клуба «Формат А-3». В зале собрались студенты и преподаватели Белорусской государственной академии искусств, Белорусского государственного университета культуры и искусств, нынешние и будущие специалисты в области  театрального, кино и телеискусства. Поговорить с человеком, сыскавшим славу народного художника, пришли также журналисты, школьники и рядовые зрители.

Астрахан на Формате
Астрахан на проекте «Формат А-3»

Замечательный рассказчик, щедро наделенный чувством юмора, с присущими ему самоиронией и артистизмом Мастер рассказывал о своих университетах, о том, что родился он в Ленинграде, а его родители – выходцы из Беларуси. 

Возможно, неслучайно в последние двадцать лет его жизнь и творчество неразрывно связано с нашей страной. Именно здесь он снял двадцать (!) картин, и неудивительно, что он знает Минск и его окрестности не хуже обитателей белорусской столицы.

Астрахан считается одним из самых интересных и успешных режиссеров российского кинематографа, его фильмы заставляют нас плакать, смеяться, содрогаться и искать ответа на сложные нравственные вопросы. Зрители признаются, что от экрана порой невозможно оторваться, кажется, что это не киношные герои, а они сами учатся любить и мечтать, бороться со злом и находить в себе силы жить дальше, не смотря на удары и пощечины судьбы.

Фильм «Деточки» (2012 г.), который критики назвали настоящим прорывом в российском кинематографе, также были сняты в Минске, в главных ролях – белорусские школьники.

Дмитрий Хаманович любезно согласился дать интервью и нашему порталу.

О Беларуси

—  Почему вы приехали в Беларусь на проект Формат А-3?

— Эта программа уже работает года 2.  Её организаторы ко мне периодически обращаются . Я ездил в Кишинёв, ездил в Ригу. Я отношусь к этой миссии так: если где-то (я же не политик, я занимаюсь творчеством) я могу рассказать людям, которые русскоязычные, которые вообще интересуются Россией, что-то рассказать, что мы живём не только тяжёлыми проблемами, что для нас существует ещё и творчество, что есть искусство, что нами движат разного рода созидательные вопросы, связанные не с политикой, то я с удовольствием иду и рассказываю. А политики, в этом смысле, я стараюсь вообще не касаться. Потому что в этом я  не специалист.

Задача Кино — выразить дух эпохи, какую-то эмоцию, какое-то настроение. И если вот оно поймано, то фильм получается хороший.

У меня есть какие-то свои впечатления, свой взгляд на мир и я  считаю своим гражданским долгом стараться как-то их  выражать через творчество. Я это делал в фильме “Деточки”. Это делал и в других своих картинах, которые мы делали с Олегом Даниловым. Чисто развлекательными были только «Перекрёсток» и может быть «Леди на день», «Тартарен из Тарскона». Такими жанровыми. Даже фильм «Ты у меня одна» это был такой знаете взгляд на время . «Всё будет хорошо» — просто взгляд на время.

И вот я приехал в Минск, в котором я практически живу. Мы тут смотрели вчера, если посчитать формально количество времени сколько я провёл на съёмках с 96-го года: картина снимается три месяца (даже месяц) и монтаж ещё два и тренировочные — и вот, считай, шесть месяцев. А я снял больше 20 картин, а там ещё были и сериалы. Т. е., если всё это посчитать, то получится почти 10 лет. Это только съёмки. А я ещё просто приезжал, занимался проектом «Я пою» и так далее.

— Вот вы приехали практически защищать Россию в Беларуси, а приходилось ли вам защищать Беларусь в России?

OMG_1698

 — Вы знаете, первый раз когда мне пришлось защищать Беларусь, это было, когда я был на «Поединке» у Соловьёва. Тогда там был Жириновский и Немцов (светлая ему память). Они вели тогда диспут. И Борис говорил, когда спорили какой где был строй, какая мол тяжёлая ситуация в Беларуси, о демократических свободах, касающихся Беларуси, где лучше жизнь в России или Беларуси. И я тогда будучи в этом жюри, может впервые, невольно (ситуация потребовала),  высказал свою позицию. При всём моём уважении к Немцову, я ему сказал, что я с ним не согласен. Потому что всё-таки то, что было в Беларуси, по сравнению с Россией в то время, это совершенно разные вещи.

Так получилось, что я знаю и Россию, и знаю и Беларусь, я много прожил и там и там. И вот начало 90-х, этот переходный период, от социализма к капитализму  был, естественно, тяжёлым и болезненным. Россия решила его жёстко: взяли закрыли все не рентабельные предприятия, массу людей оказались на улице, выкинуты. Этому посвящён фильм «Ты у меня одна». Когда: «ра-а-з!» — закрываются все конструкторские бюро — и люди все на улице. Это переломанные судьбы, это рухнувшие семьи, это люди, которые уезжали из страны. Это драма!

Белоруссия делала то же самое иначе. Она тоже переходила от социализма к чему-то другому. Но делала это с какой-то попыткой сохранить людей. Попытаться ради людей сделать так, чтобы у людей не было чувства обездоленности. Знаете есть такое выражение “ползучий капитализм”? Не закрывали предприятия, люди получали (пусть и маленькую) зарплату, люди не были выкинуты на улицу. Как к этому относиться? Ясно, что были тоже проблемы, но они не были столь трагичны. Потому что люди не были загнанны в эти тяжёлые условия. Вот этот момент его нельзя не оценить. И я как человек нормальный прекрасно понимаю, что это такое. Я общался с разными здесь людьми (мы с Леной здесь прожили долго) с инженерами, с соседями. Я видел как они живут.

Я понимаю, что бы могла испытать эта семья в России, и как она проходила этот период в Беларуси.. Он был тяжёлым, но не трагическим. Драм, разводов, крушений судеб было намного  меньше. И люди постепенно, медленно как-то адаптировались.

По-этому поводу, я привожу всё время один пример. Ясно, что есть рабовладельческий строй, и он считается прогрессивней первобытно-общинного. И вот поменялся строй и это вроде позитивно было. А вот теперь возьмём это с точки зрения того, кто стал рабом. С его точки зрения это как мы посмотрим на эту ситуацию? А может ему раньше было лучше и он скажет, что, «да, ребята,  не надо мне этого вашего прогресса ? Я не хочу!». И так посмотрит на эту ситуацию любой нормальный человек. На эту перемену к капитализму. И именно этому был посвящён фильм “Зал ожидания”, когда 70%, если не 90%, людей не хотят этого капитализма!

А в Беларуси, для людей сделано было всё по большому счёту правильно. По-человечески.

 О фильме «Деточки»

OMG_1681

— Если в 90-е годы  мы снимали кино полное надежды, оптимизма, веры в будущее. Вот что там было в тех фильмах. То сейчас мы снимаем «Деточки». Это другой фильм. Он как бы уже предостерегает. Вот путь: от беззаботного кино, кино где всё проникнуто духом «всё будет хорошо!». Сейчас мы понимаем, что всё будет хорошо, если… Закон начнёт работать. Тут появляется фильм «Деточки». Тут появляются новые реалии, другие проблемы, И теперь уже совсем другие вопросы, которые надо решать. Т.е. уже такой фильм «Всё будет хорошо» уже будет не совсем уместен в наше время. Он будет выглядеть фальшиво.

— В Голливуде они же придумывают эту фабрику грёз. А Россия ушла в такой мрачный кинематограф «Левиафан», «Елена». Проблемы, судьбы. И никакой надежды на будущее, хотя люди стали жить лучше! И эти «Деточки» — тоже мрачный фильм.

— Во-первых, мы не в Голливуде живём и я не берусь отвечать за чужое искусство. А во-вторых, фильм «Деточки» он не мрачный, но как раз-таки и светлый! Знаете почему он светлый? Потому что он ведёт к действию. Потому что герои охвачены каким-то созидательным чувством ими движет: благородство, они действуют не ради личных целей, они думают о других, эти «деточки», в них есть стремление к справедливости.  И не зря зритель хлопает, когда они совершают благородные поступки. Не зря такой отклик позитивный. Да, показана сложная и трагическая ситуация! Но при этом они абсолютно созидательны!

[row][paragraph_left]

И при всём его драматизме — это всё-таки светлый фильм. Потому что вот, когда они все вместе идут — в этом есть надежда: что люди не равнодушны. И он с верой о том,  что есть и люди, которые задумываются! И этот мальчик (сын следователя), который гибнет, не приемля лжи, и его отец, который в итоге сам бросается, тоже там что-то переосмысляет. И тот же командир главный, который останавливается всё-таки в конце, когда он смотрит на всех этих детей. он понимает, что не может дать уже приказ. Всё уже. Т.е., если он был готов к каким-то плохим вещам, то когда он видит всех пришедших — он тоже что-то понимает. Всё-таки, я думаю, что это должно давать надежду.

Потому что, если за фильмом стоит призыв, обращённый к людям, «давайте будем меняться!», а в фильме «Деточки» он стоит чёткий, мы вас просим, призываем вас, взрослые. Это же вообще не про детей фильм! Не про детей и не для детей. Дети — это вообще образ. Это обращение: «Опомнитесь!», «Принимайте меры, срочно!», «Действуйте!».  Этот фильм рождает действие! Меняйте, вводите законы, вводите жёсткую руку, надо что-то менять с законами, надо чтобы они работали. Иначе — начнётся самосуд. И герои там не пришли к позиции безысходности. Для меня эта позиция была бы не приемлема: если безысходность, ну чё, тогда? безысходность и чего тут обсуждать? Понимаете? Во всех моих фильмах нет таких ситуаций, когда уже всё — тупик, герой опустил руки. Мне эта позиция не близка. Я считаю, что и фильм «Деточки» тоже в этом духе.

[/paragraph_left]

[third_paragraph]

 

Detochki_2013
Фильм «Деточки» (2012 г.), который критики назвали настоящим прорывом в российском кинематографе, также были сняты в Минске, в главных ролях – белорусские школьники.

[/third_paragraph][/row]

Я проверял, многим показывал, потом было обсуждение этих «Деточек». Спрашивал, что поняли? Отвечали: «Что надо быть благороднее», «нельзя быть равнодушным». Когда мне мои дети, после этого фильма, говорят, что «нельзя быть равнодушным». Молодёжь тоже. Ни у кого нет мысли, что нади идти кого-то убивать. Но, что нельзя быть равнодушным, что нельзя смотреть и ничего не замечать — это есть. Вот, если бы в этой больнице, где этот врач негодяй берёт взятки, люди бы, которые там работали, как-то отреагировали?… Вы, что думаете, что никто не знает, что ли, что там происходит? Все знают! Все вокруг всё знают. Все взрослые люди всё знают! Но просто почему-то не хотят связываться, не хотят в это вникать, не выгодно, не желание ссориться. Зачем?.. И в итоге мы получаем, то что получаем.

— В Беларуси и в России эту картину могут воспринят по разному.

— В том то и дело, что в Беларуси — это нереальная ситуация. Как ни дико звучит — здесь закон работает. Это как бы парадокс, но это так и есть. А Россия здоровая, большая — тут до всего пока закон дойдёт, к сожалению. В итоге мы смотрим разные ужасы. Про Чайку тут, понимаете, показывают в интернете. Правда не правда, не знаю. Но если правда — то кошмар.

 О кинематографе в Беларуси и в мире

— Что вы можете сказать про современный белорусский кинематограф? Какие есть проблемы? Тенденции?

OMG_1677

— Основная проблема белорусского кинематографа (она на самом деле и общая проблема) с моей точки зрения — это вопрос про что снимать кино?

— Нет тем?

— Темы есть, но их надо осмыслить. И это вопрос драматургии. То, что белорусское руководство много тратит денег (если брать масштаб страны, то госзатраты будут соизмеримы, с такими странами как Финляндия, например) на кино — для меня совершенно очевидно. Т.е. государство помогает. Берём последние фильмы, которые были сняты. Это разные фильмы. Например, «В августе 44-го» Пташука очень удачный фильм. Т.е. были картины удачные. Но и были, как мне кажется,  не совсем удачные.

А основные проблемы, которые я бы для себя видел, это вопрос о том, что снимается и ситуация,именно, со сценарной основой. В связи с этим мы делали и вот эту школу сценаристов. Мне кажется, что руководителям культуры надо бы обратить внимание на эту сторону вопроса. Надо помочь людям в плане умения писать сценарии. Т.е. тема то есть а дальше начинается: как это изсложить? как это описать? Драматургия — это особый вид. Это кажется, что я вот писатель и сейчас пьесу напишу. Нет. Не получается. Мы знаем массу примеров у великих, когда у них не получались пьесы.

— О чём бы вы хотели снять кино в современной Беларуси? У нас сняли, например, фильм «Мы, братья», который считается национальным и рассказывает о многих событиях в истории суверенной Беларуси.

— Я вообще этого не очень понимаю. Я когда снимаю кино ( а Олег Данилов, когда пишет сценарии) мне кажется, что оно такое интернациональное. Я считаю, что надо снимать такое кино, которое будет интересно для любой страны. Я помню, когда в Америке показывал картину «Ты у меня одна» на фестиваль в Сан-Франциско. Там была огромная очередь на этот просмотр, потому что знали про мой прошлый фильм «Изыди». И вот утром мне, вдруг, в номер гостиницы, в которой я жил, звонит американка и на английском говорит: « Вот я консьер, я работаю в ресепшн, я вчера с мужем была на вашем фильме. Я плакала. Это про меня! Это про моего мужа! Вот этот вот выбор! Мы так с мужем потрясены картиной! ». Это именно потому, что поймано вот это настроение. Т.е. если поменять имена на двух китайцев, сюжет перенести в Китай, поезд между Пекином, или паром между Лондоном и Парижем, где она изменила ему.

Ведь удача сценариста, когда он вроде как пишет национальную историю, но в то же время говорит об общечеловеских ценностях. Абсолютно. Когда эти проблемы общие. Может быть другой социальный уровень, другие какие-то машины, другие реалии, но по сути своей вот эти конфликты они общие. Потому что всё-таки мы занимаемся не этнографией. Поэтому какой бы я хотел снять фильм в  Беларуси? То конечно он должен быть об общечеловеческих ценностях не только белоруссов. Чтобы интересно было всем. В этом задача на самом деле.

— Есть такая тенденция у режиссёров постсоветских стран: копировать голливудский стиль. Почему это происходит?

OMG_1675

— Они не голливудский стиль копируют. Тут вопрос такой спорный. Фильм «Чапаев» был придуман российскими режиссёрами братьями Васильевыми. Посмотрите психическую атаку в фильме «Чапаев», и посмотрите Мэла Гибсона «Храброе сердце», как снято наступление шотландцев  — один в один. Кто кого копирует? Вот они взяли «Чапаева». Посмотрите также «Аватар» — по схеме атаки. Т.е. Васильевы придумали вот эту атаку психическую, гениальный сделали фильм. Придумали как из-за горы выскакивает Чапаев. И у них — везде всё из-за горы. Потому что это выгодный эффект. Они нашли ракурс. А американцы внимательно это всё смотрели. Что значит копировать?

Вообще штампы в искусстве — это не плохо. Это сложный более разговор. Но вообще штамп в искусстве — это клише. Дальше вопрос как ты его используешь, по какому поводу? Если брать вообще наше кино советское, например, Александрова он, наверно, больше смотрел все эти западные мюзиклы. Это всё идёт параллельная вещь тут кто, кого копирует изначально определить достаточно не просто. Но изначально, конечно же мы много чего открыли. Другой вопрос, что сейчас мы пытаемся снимать кино, которое будет интересно всем, вот этом начинается наверное трудности.  Всё таки наши сериалы, которые снимает сейчас наше отечественное кино, становятся всё лучше и лучше. Будем честно это говорить. Многие уже научились снимать. Снимать, выстраивать, выбирать артистов.  В основном проблемы обычно идут, как я уже говорил,  с драматургией.