Мнения

Пять пощёчин или как Польша проецирует свою силу на Беларусь

Пропагандисты представляют Польшу как аутсайдера и «политическую путану» мировой политики. Отчасти это так. Но люди, продолжающие читать эти старые мантры, говорят лишь об одной стороне медали. На деле Польша, несмотря на свою изначальную историческую незначительность, смогла стать одной из ключевых точек мировой геополитики, вобрав в себя весь мировой иезуитский дипломатический опыт.

Потому о польском гоноре слагают легенды, а польская экономика последние три десятилетия неустанно растёт. Неудивительно, что вместе с экономическими успехами (Польша растёт быстрее всех в Европе и получает от неё больше всех дотаций) и политическими (считает себя первым в ЕС другом США, и это взаимно) растут и её геополитические амбиции в регионе.

И пока Россия возвращается в высшую лигу мировой геополитики через Сирию и Крым, Польша под протекторатом двух старших братьев безнаказанно крутит фиги прямо у неё под носом.

Первые лица Польши давно не скрывают, что национальная стратегия их страны —  возвращение былого величия, то есть возвращение к границам 1939 года, вместе с местными жителями.

Потому, пользуясь «многовекторностью» белорусских властей, Польша безнаказанно отвешивает Минску пощёчины.

Во-первых, раздаёт в Беларуси карты поляка, как Wi-Fi. Это несмотря на робкие попытки белорусских властей говорить, что такие действия «как бы незаконны».

 Поляки без проблем приобрели здесь уже около 140 тысяч белорусов с двойной лояльностью.
Поляки без проблем приобрели здесь уже около 140 тысяч белорусов с двойной лояльностью.

При этом карта поляка в Польше даёт прав больше, чем белорусский паспорт в Беларуси (здесь и безвизовый въезд в ЕС, и уже практически в США, скидки на транспорт и культурную жизнь, а также возможность получить бесплатное европейское высшее образование). Попробовала бы Россия раздавать здесь «карты русского», и действия Москвы по заигрыванию с «обелорусевшими» соотечественниками непременно получили бы не просто осуждение, но «жесточайший» отпор со стороны Минска.

Во-вторых, в Беларуси реальное засилье польских НКОФонд имени Казимира Пулаского, Фонд имени Стефана Батория, фонд «Образование для демократии», фонд «Свобода и демократия», Институт славистики Польской академии наук, Центр социально-экономических исследований, Польский институт международных отношений, Центр изучения Восточной Европы Варшавского университета — это далеко не полный список всех польско-американских НКО, продвигающих здесь каждая свою культурно-историческую и нужную Польше повестку дня. Всё вместе это грамотно работающая «мягкая сила» здорового государства.

В-третьих, в Беларуси польское информационное засилье. Польско-американские и польско-европейские СМИ выкашивают белорусское информационное поле, как Наполеон выкашивал своей артиллерией целые полки. Поляки на правах главного друга Запада, не потратив и злотого, успешно аккумулировали все его средства, выделяемые на свободу слова и демократизацию Беларуси. И, снова стоит отдать им должное, пустили их в дело: создали в Беларуси практически все «независимые СМИ» и «городские журналы», нативно продвигая в них линию спонсоров (Запада) и свою собственную. И всё это так, «между прочим», под постоянные разговоры об информационном засилье России, которое выражается здесь разве что в сериалах и плохих ток-шоу на тему Украины.

Помимо белорусских филиалов, некоторые, не мимикрируя под белорусские медиа, остались работать в Польше: фабрика троллей Натальи Пук (так называемая «Хартия’97»), команда под брендом Nexta, «Белсат», офис Facebook, вещающий на Восточную Европу, и иже с ними.

В-четвёртых, у Польши чёткие территориальные претензии к Беларуси.

Как «безобидные» изображения белорусских территорий на своих картах и всём, что движется и не движется, так и многочисленные заявления президента Польши Анджея Дуды о «преступности» пакта Молотова — Риббентропа и «советской оккупации» Польши направлены в первую очередь на Украину и Беларусь.

 Поезд с картой Польши, в состав которой включены территории Беларуси, курсирует по железным дорогам Подкарпатского воеводства с сентября 2018 года.
Поезд с картой Польши, в состав которой включены территории Беларуси, курсирует по железным дорогам Подкарпатского воеводства с сентября 2018 года.

Сам Александр Лукашенко прекрасно об этом осведомлён и в стародавние времена (до Крыма) говаривал: «Поляки никак не успокоятся! Понимаете, ну никак не успокоятся! И это не секрет для нас, что наша западная граница должна проходить под Минском. Ни больше ни меньше. И это деятели типа Сикорского — у него перед глазами Восточные Кресы. И хотел в связи с этим сказать на все их попытки тем или иным способом отрезать у нас часть Западной Белоруссии: до тех пор, пока живу и существую тут как президент страны, не получат ничего».

Однако после событий 2014 года белорусские власти больше не хотят подвергать обструкции Польшу. Последнее заявление главы РБ от 17 октября 2019 года звучало так: «Я говорю: времена изменились, мы готовы к любым союзам, к любым речам, но мы суверенные и независимые и должны видеть свой интерес. И всё это во благо наших детей. А для этого надо иметь и оборону, управлять всеми процессами. Чтобы больше никогда нами из-под плётки не управляли в нашей истории. Чтобы мы сами управляли процессами в своей стране и определяли её будущее. Это главное, что нужно сохранить. Всё остальное купим».

В этом заявлении белорусский лидер в очередной раз подчёркивает неделимость границ, но при этом уже и готовность вступать в любые союзы, несмотря на уже существующие.

Именно эта двойственная лояльность, вечная боязнь официального Минска оскорбить западного соседа, бесцеремонно ведущего себя здесь, может сыграть с белорусами злую шутку.

Официальная позиция Минска по Дню воссоединения Беларуси — 17 сентября — помогла бы нашей республике уберечься от дальнейших попыток притязаний на белорусские земли со стороны Польши.

Важно на национальном уровне признать 17 сентября национальным праздником и не стесняясь сказать: это наша победа в национально-освободительной, антиколониальной борьбе белорусов против польской плётки. Потому как мы прекрасно помним, как ваши «Кресы Всходние», по которым вы так томно и открыто вздыхаете, были самой настоящей колонией, в которой местное белорусское население выступало в качестве рабов.

В-пятых, Польша является примером патриотизма и государственной идеологии.

В Беларуси нет идеологии, но есть 10 тысяч идеологов. В Польше нет идеологов, но есть идеология. Беларуси нужно ещё 50–100 лет, чтобы найти своё место в мире, Польша его давно нашла.

Потому польский патриотизм однозначен: базируется на католической вере, богатой истории и великих амбициях. Беларусь считает себя многоконфессиональной, стесняется своей истории (17 сентября 1939 г.), при этом путается в показаниях даже в точке отсчёта государственности: то нам 1000 лет (от Полоцкого княжества), то 100 лет (от БНР или БССР), то 28 от распада СССР, то 25 от начала правления Александра Григорьевича.

К тому же Беларусь живёт одним днем. План на будущее предельно прост — выжить, светлого будущего не обещают уже даже на словах.

Несмотря на общую границу, польские власти никогда не заигрывали с Минском и никогда не закатывали ему истерик, как это делает Литва. Польша поступательно и спокойно подчёркивает свою самодостаточность, свой особый региональный статус.

Минск чувствует эту силу, и потому Варшава по мере набора своего могущества приобретает для «многовекторной» Беларуси всё более притягательную силу. Потому отношения Минска и Варшавы всё сильнее напоминают классический сценарий неразделённой любви: кто-то любит, а кто-то позволяет себя любить. Отсюда и вся эта странная тяга к пощёчинам.

Читайте также:

Источник
СОНАР 2050
Метки (тэги)