Мнения

Какая политическая реформа нужна Беларуси

Две правды

Летом 2020 года в Беларуси разгорелся исторический спор. Столкнулись две идеологии. Среди сторонников одной преобладали воодушевляемые социальными сетями, уверенные в своей правоте, готовые идти напролом бунтари преимущественно 17-35 лет. Их девиз – «буря и натиск». Улица для них на несколько месяцев стала родной стихией. Настоящее в их представлении избыточно обременено прошлым. Поэтому, полагают они, прежде чем идти в будущее, необходимо это настоящее основательно демонтировать. 

Молодая энергия, вырвавшаяся на площади и улицы белорусских городов, была непреклонна. «Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног», только выполнив это условие, Беларусь сможет двигаться в завтрашний день. Белорусский режим, как бастион прошлого, должен пасть, упорно требовали молодые люди. Александр Лукашенко, навязавший Беларуси проект реставрации исторически устаревших форм общественного развития, чужд нам мировоззренчески…

Какая политическая реформа нужна Беларуси 1
Баррикады из мусорных баков, которые построили протестующие в ночь на 10 августа в Минске, Беларусь
Stringer/EPA-EFE/Vosotock Photo

Сторонники другой правды – люди преимущественно среднего и старшего возраста. Их жизненный и социальный опыт подсказывает им руководствоваться принципом «от добра добра не ищут». Созданное Александром Лукашенко во многом по лекалам канувшей в Лету советской жизни социальное государство представляется этой категории белорусов лучшим из всего того, что можно было приобрести после распада СССР. Доставшиеся от БССР заводы  и фабрики, сельское хозяйство не разорены, рассуждают они, а приведены в порядок, дают прибыль. Казна не переполнена, но и не тощая. Поликлиники, больницы, детские сады, школы, вузы работают, пенсии выплачиваются, безработица не зашкаливает. Зарплаты не бог весть какие, но регулярные. Конечно, хотелось бы большего, но лучше синица в руке, чем журавль в небе. Александр Лукашенко – автократ (чего он сам не скрывает), но с ним кажется безопаснее идти в будущее. 

Митинг сторонников Лукашенко 16 августа 2020 г., г. Минск
Митинг сторонников Лукашенко 16 августа 2020 г., г. Минск. Фото: president.gov.by

Камень преткновения

И тех и других заботит завтрашний день. Разница, однако, в том, что одни хотят совершить переход в будущее плавно, так сказать, эволюционно, не теряя приобретенного за годы правления Александра Лукашенко скромного социального комфорта. Другие – это категорически настроенное крыло внесистемной оппозиции, ее наиболее решительный отряд в лице, прежде всего, ищущих место на лучшей стороне жизни молодых идеалистов и максималистов. Этим приверженцам революционного реванша мало тактических уступок и мало приглашения к диалогу, им нужен решающий голос во власти. Скажем прямо, антагонистически настроенные  силы будут пытаться разжигать страсти до тех пор, пока воля и устремления конструктивно мыслящей умеренной части оппозиции не найдут практического выхода. Это означает, что успех политической модернизации, в которой рассудительные белорусы видят возможность преодоления политического кризиса, будет тем вернее, чем толковее белорусская власть реформирует свои отношения с оппозицией, юридически и организационно оформит их. 

Тема основательных политических преобразований постучалась в повестку дня отнюдь не в ходе событий президентской кампании 2020 года. Необходимость реальных изменений в сфере политических отношений была очевидна и пять, и десять лет назад. В декабре 2008 года в газете «СБ. Беларусь сегодня» был напечатан мой материал «Пришло время уходить с баррикад». Опыт показал, отмечалось в статье, что максимализм и непримиримая конфронтация в отношениях с правящим классом мешают оппозиции использовать многообразные методы политической борьбы, в определенном смысле заводят оппозиционную стратегию в тупик. Интеграция контрэлиты в системный политический процесс откроет ей возможность добиваться трансформации политической организации белорусского общества методами системной борьбы.

Естественно, идея формирования системной оппозиции подразумевает обновление политического устройства общества. Это означало и означает, что те, кто этой системой рулит, кто ее защищает, также должны спуститься с баррикад. Помимо этой публикации автор напечатал в государственной и негосударственной прессе ряд других статей, посвященных проблематике значимых политических реконструкций. 

Больше того, предпринимались попытки практического решения системной адаптации одной из оппозиционных партий (БСДП «Грамада», которую в 2006-2012 гг. возглавлял Анатолий  Левкович, активно продвигавший этот проект). 

Власть – за политическую реформу, но…

Основная трудность – между правящей элитой и контрэлитой нет консенсуса относительно того, в каких рамках должен протекать политический процесс, чтобы удовлетворять обе стороны. Именно поэтому попытки оппозиционных политиков и их сторонников сменить несистемную стратегию политической борьбы на системную, следовать реформистской парадигме политической модернизации до сих пор не имели успеха. Политическое сознание отягощено грузом застарелых обид и привычек, как с одной, так и с другой стороны. 

Еще в январе 2012 года в интервью ведущим китайским СМИ глава государства Александр Лукашенко заявлял: «Мы сегодня изучаем определенные тенденции в мире и, конечно же, будем приспосабливаться, модернизировать нашу политическую систему. Проведем парламентские выборы, и думаю, что нам надо обратить серьезное внимание на политическую реформу или реформу политической системы нашей страны». Такого рода соображения высказывались им не один раз. Но дело не двигалось, пока невиданная активность общества, острый политический кризис, разразившийся в стране после президентских выборов, не поставили официальный Минск перед необходимостью выбирать между падением и обновлением политической системы. 

Верховная власть подготовила изменения и дополнения в Конституцию. Развернута работа по организации и проведению соответствующих юридических процедур и политических мероприятий, цель которых, как представляется, – модифицировать властные отношения, сделать менее явной распорядительную монополию главы государства, передать часть президентских полномочий другим властным институтам. Движение верное и необходимое, но оно все же не дает, как представляется, полного решения острой проблемы, вокруг которой разгорелся политический кризис.

Совещание по вопросам изменения Конституции
Совещание по вопросам изменения Конституции Фото: president.gov.by

Намечаемые преобразования пока обходят стороной вопрос, какими должны быть отношения власти и оппозиции по сути: враждебными или партнерскими, какова этика этих отношений, каково законное место и роль оппозиционных структур в политическом процессе. 

Оппозиции нужен опыт системного участия

Несомненно, правящая элита, побуждаемая давлением внутренних факторов и неблагоприятной внешнеполитической конъюнктурой, ищет пути адаптации к политическим тенденциям современности, сознает (не может не сознавать) неотвратимость обновления политического устройства белорусского социума. 

Неясно, однако, насколько обновленческие инициативы белорусской власти могут сделаться эффективной и устойчивой практикой. С другой стороны, склонны ли противники белорусского режима добиваться своих целей эволюционным путем, использовать нынешний кризис, чтобы приобрести системный политический вес? За четверть века политической борьбы белорусская оппозиция  прочно обосновалась за рамками системного политического процесса. Одним из следствий этого стала маргинализация оппозиционных структур. 

Часть оппозиционеров с легким сердцем откликается на избыточно радикальные идеи по поводу общественных преобразований. Еще раз заметим, для того чтобы у оппозиционного деятеля появилась зрелая политическая ответственность и пропала страсть переворачивать общественные устои, ему необходим опыт позитивного системного участия. Во внесистемной политической среде, где по вполне понятным причинам много обиженных и преобладают реваншистские настроения, формирование подобного опыта затруднительно.

Экономика личной жизни

Помимо всего прочего, не все оппозиционные деятели расположены к тому, чтобы занять место в системном политическом секторе. Поперек дороги встает, так сказать, экономика личной жизни. Оппозиционерам нужны продукты, одежда, кров над головой так же, как обладателям власти. Разница в том, что последние в силу своего статуса легально пользуются казенными источниками материального существования. А куда обращаться контрэлите? Выбор у нее небольшой. Либо прибегать к финансовой поддержке извне, вольно или невольно соглашаясь с диктовкой кредиторов. Либо, и здесь мы подходим к принципиальному моменту, контрэлита приобретает узаконенную возможность получать средства к существованию из общественных источников внутри страны. Став частью политической организации общества, кредитуемая из понятных отечественных источников оппозиция усвоит культуру и нормы системного поведения. 

Однако у главы государства на этот счет пока несколько иная точка зрения. 9 апреля 2021 года он пояснил, что политическая деятельность категорически не должна финансироваться из-за рубежа. Она также не может финансироваться из средств государственного бюджета и частным капиталом. 

Если правящая элита хочет развивать реалистичную альтернативу революционным технологиям борьбы за власть, ей надо не только сдерживать их проникновение в страну. Необходимо преобразовать белорусское политическое пространство таким образом, чтобы конструктивная оппозиция присутствовала в нем как элемент политической организации общества.

Разумеется, проблему политической модернизации Беларуси нельзя свести к нарезке оппозиционной делянки в системном политическом поле. Это было бы слишком просто. Сегодня слышны требования новых правил политической игры и широкого политического участия. Политическому сообществу предстоит построить так называемую инклюзивную модель системы, основанную на привлечении к управлению общественными процессами различных политических сил, в том числе оппозиции. В чем смысл решения этой задачи?

Две стороны одной медали

Природа политической жизни такова, что рождение власти с необходимостью влечет появление её противника. Политический процесс обретает полноту и самодостаточную жизнеспособность тогда, когда в нём участвуют силы, представляющие власть, а также и те, кто в той или иной форме отрицает её. 

Власть и оппозиция – стороны одной медали. В политической культуре и практике сложились два подхода к пониманию характера отношений между элитой и контрэлитой, участвующих в политическом процессе. В одном случае политическое сознание ориентировано так, что власть воспринимает оппозиционно настроенного противника как необходимую часть политического процесса. Политическое устройство общества, полагают сторонники такой точки зрения, нуждается в оппозиции. Политическое участие оппозиционных сил придает режиму большую динамическую устойчивость и эффективность, предохраняет общество от избыточной конфликтности и раскола. 

Дух законного присутствия оппозиции в системном процессе рождает у противников власти ощущение причастности к системной политической деятельности, ответственности за её результаты. Оппозиция видит свою миссию в данном случае не в том, чтобы переворачивать общественные устои путем разрушения прежнего порядка вещей, а в том, чтобы, оставаясь в границах политической организации общества, продвигать свои сценарии общественного развития. В этой истории оппозиция не бедная родственница, а законная и органичная часть политического спектакля. Её нельзя взять и произвольно убрать со сцены. 

Традиционный политический футбол 

Иначе понимает место и роль власти и её противника другая политическая традиция. Власть здесь – всё: и Бог, и царь, и воинский начальник. Противник же – нечто случайное, досадное, путающееся под ногами. Как деструктивную силу, его следует контролировать и подавлять. В этой логике зло имеет внешнюю природу, оно перекладывается на тех, кто претендует на контригру. Противник – носитель всего отрицательного. Развивая эту логику далее, мышление разделяет политику на две противостоящие одна другой части. В одной сосредоточены силы добра и света. В другой – «плохие парни», олицетворяющие зло. Адаптация к критической силе противника посредством исключения его из игры, удаления  за пределы «игрового поля» – особенность постсоветской политической культуры. 

Какая политическая реформа нужна Беларуси 2
В Украине во времена майдана бывшую политическую элиту частенько «люстрировали» через мусорный бак.
Депутат от Партии регионов Скоробогач в мусорном контейнере во время столкновений между сотрудниками милиции и местными жителями. Константин Чергинский/ТАСС

Официальные референты неустанно повторяют: оппозиция – гвоздь в башмаке, который мешает белорусам широко шагать в будущее. Но это половина правды. Другая половина состоит в том, что противники белорусского строя, наделяют белорусскую власть такими же негативными чертами. Внесистемная оппозиция (а иной и нет) швыряет камни во власть и из всех оппозиционных репродукторов кричит, что режим Александра Лукашенко – вериги на ногах белорусского общества. 

Много продуктивнее идти по пути, на котором возможен диалог и компромисс с политическим противником. Этот путь начинается с отказа от безапелляционных негативных оценок борющихся в политическом процессе сторон.

Отправной пункт политической модернизации 

На данном этапе правящий класс справился с разразившимся после президентских выборов политическим кризисом. Тем не менее, стоит серьёзно задуматься, каковы дальнейшие возможности политической организации общества. Как уже отмечалось, официальные структуры в голос говорят о политических преобразованиях, методично продвигают проект обновления конституционного дизайна власти. 

Однако пока дело больше сводится к ремонту и укреплению существующего порядка вещей, что само по себе не лишено смысла. Проще всего с помощью законодательных и организационных мер законопатить щели, через которые может проникнуть тень противника. В результате градус политического противостояния снизится. Но надолго ли? От социальных сетей, которые в условиях повсеместного распространения интернета сделались самым эффективным инструментом индоктринации и мобилизации противников политической системы, отгородиться забором вряд ли получится. Немало тех, кто ушел во внутреннюю эмиграцию.  Они могут быстро вернуться, если в сетях прозвучит клич и ситуация снова обострится. 

Перекладывая весь негатив на оппозицию, отказывая ей в необходимости и значимости, правящему классу будет трудно добиться полного гражданского и политического умиротворения. Оппонентам режима следует предоставить прописку в политической системе.

Поэтому отправным пунктом политической модернизации (помимо изменений и дополнений в Конституцию) должен стать закон об оппозиции. Главный принцип такого закона: оппозиция – часть системного целого, ее отношения с властью строятся на основе взаимного уважения. Это необходимая норма политической жизни, поскольку в обществе всегда есть социальные группы, экономические и политические убеждения которых не совпадают с официальной точкой зрения. 

Получая возможность системной аккредитации (смешанная избирательная система была бы для этого подходящим легальным механизмом), носители оппозиционных убеждений принимают на себя обязательства соблюдать установленные регламенты политической борьбы. Закон об оппозиции должен содержать правовые гарантии оппозиционной деятельности и вместе с тем расставлять флажки, указывающие на границы допустимого.

Компромисс вместо шельмования

Принявшая правила системной игры, добившаяся электоральной поддержки, скажем на выборах в Палату представителей, оппозиция в лице тех или иных оппозиционных партий вполне могла бы претендовать на закрепленную законом значимую роль в работе представительного органа. 

Как, например, в Германии. Там права парламентской оппозиции прописаны в основном законе ФРГ и парламентском регламенте. Хотя принимаемые законодательным органом законы чаще всего нуждаются в одобрении парламентского большинства, все же оппозиция имеет немалые возможности влиять на законотворчество. Процессуальные регламенты гарантируют, что все существенные предложения, высказанные оппозицией, в том или ином объеме будут учтены при разработке и принятии окончательного текста законодательного документа. Оппозиционные партии могут усиливать свое влияние в парламенте, создавая коалиции. Представители оппозиции могут возглавлять парламентские комитеты, назначаться на министерские и иные государственные должности. Финансирование политических структур, включая оппозиционные, также регламентируется законом. 

Политические партии ФРГ получают деньги из нескольких источников. Это членские взносы (около трети суммы, необходимой для их деятельности). Примерно столько же они получают из государственного бюджета. При этом учитываются успехи в избирательной кампании, а также помощь членов и спонсоров партий. Члены партии, занимающие посты министров или имеющие депутатский мандат, вносят в кассу существенно больше рядовых партийцев. Членские взносы, дотации государства и налоги на партийных «функционеров» составляют до трех четвертей партийного бюджета. Остальное партии добирают за счет коммерческой деятельности, а также пожертвований. 

Схожим образом обстоит дело в Англии, Франции и других европейских странах. В России представленная на различных уровнях власти системная оппозиция в лице КПРФ, ЛДПР и др. партий служит, по крайней мере, пока неплохим клапаном, позволяющим обществу, хотя бы частично, выпускать пар недовольства и радикализма. 

Цена вопроса

Очевидно, что закон об оппозиции способен улучшить общественный климат. Во взаимоотношениях противоборствующих в политическом процессе сторон большое значение приобретает поиск соглашения на основе обоюдных уступок. Правящий класс и оппозиция должны искать пути для выработки общей ценностной платформы. Вне этих путей вряд ли возможно справиться с нависающей над белорусским обществом угрозой политического раскола. Пока власть и оппозиция вместо договоренности пытаются убрать друг друга с политической сцены, историческая, государственная субъектность Беларуси будет оставаться под угрозой. 

Силы, движимые региональными или глобальными интересами, всегда готовы использовать внутренний раздрай в стране с тем, чтобы получить выгоду: геополитическую, экономическую или территориальную. Достижение компромисса между властью и оппозицией имеет свою цену. Между прочим, самая успешная оппозиционная партия России КПРФ, набравшая на последних выборах в Госдуму около 19 %  голосов, по оценкам экспертов получит за 5 лет бюджетную поддержку в размере 4 млрд. рублей.

Еще раз отметим, либо оппозиция получает внутреннее финансирование, в том числе, из бюджета, либо ищет материальную поддержку на стороне и в этом случае может быть вовлечена в политические сценарии, которые с системной точки зрения спорны. Закон об оппозиции может регламентировать эту проблему, направить в русло приемлемых решений для обеих сторон.

Суммируем сказанное. Белорусской правящей элите, если она хочет сохранить и удержать общество от разрушительной турбулентности и создать условия для цивилизованного транзита власти, предстоит развивать и претворять в жизнь концепцию конструктивной системной оппозиции и делать это не формально. Идя по пути политических преобразований, не менее верным будет декларировать и помочь подготовить практическую почву для деятельности реформистски ориентированной части контрэлиты в системном политическом поле. 

Во-первых, это отвечает запросам критически настроенной части общества. Кто-то должен артикулировать и продвигать ее интересы на уровне системных политических отношений. Пусть этим занимается ответственная системная оппозиция в лице конкретных партий, претендующих на эволюционное переустройство, а не переворот.

Во-вторых, появление конструктивной системной оппозиции  естественным образом лимитирует маргинальную деятельность непримиримых политических сил, ограничит проявления радикализма, направит протестную энергию в русло реформистской идеологии. Работая с конструктивной оппозицией, правящая элита разделит с ней бремя защиты от атак со стороны радикалов, поощряемых извне. Кроме того, выход на политическую сцену системной оппозиции будет знаменовать обновление белорусского общества в соответствии с императивами европейской политической культуры.  

21 января 2022 года

Back to top button