Мнения

Когда могут закончиться протесты в Беларуси?

Удивительное дело — волна уличного протеста в Беларуси не спадает. Возможно, воскресные акции противников режима, прошедшие в Минске 4, 11 и 18 октября были и не такими массовыми, как «Марш свободы» 16 августа, но именно в последние недели протест снова начинает радикализироваться. По субботам по-прежнему проводятся «женские марши». В ход пошла тяжелая артиллерия – на свои протестные акции стали собираться пенсионеры и даже (!) инвалиды. МВД грозит применением против протестующих летального оружия. 11 октября правоохранители применили светошумовые гранаты, а 12 октября во время «Марша пенсионеров» в отношении протестующих был применен слезоточивый газ. 13 октября экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская выдвинула ультиматум, в числе требований которого присутствует «Лукашенко должен заявить об уходе». Срок ультиматума истекает 25 октября, после чего оппозиция угрожает, что «вся страна мирно выйдет на улицы с Народным Ультиматумом, начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах». Насколько вероятно развитие событий по подобному сценарию?

Для того, чтобы продолжить разговор об уличных протестах, будет уместным вспомнить, как проходили в белорусской столице три последних воскресных марша противников режима, а также сказать несколько слов об иных видах протестной деятельности «сторонников перемен», или, как они сами называют данные действия, акциях солидарности.

4 октября в Минске «Марш освобождения политзаключенных», по ряду оценок, собрал не менее чем 100 тыс. участников. В некоторых местах столицы силовики пытались разогнать и задерживали протестующих, а также использовали водометы. Именно в ходе данного мероприятия было отмечено как минимум два инцидента, когда участники несанкционированной массовой акции умышленно выводили из строя водометы, после чего спецтехника переставала работать штатно. Признаюсь, было неприятно вдруг осознать, насколько эти машины, оказывается, уязвимы. Правда, уже в следующее воскресенье правоохранители исправились и каждый водомет уже сопровождала машина с экипированными сотрудниками МВД, способными оперативно пресечь попытки со стороны демонстрантов вывести из строя «поливочную машину». 4 октября на акции было задержано всего лишь около 130 человек.

11 октября в Минске прошел «Марш гордости», собравший, по разным оценкам, несколько десятков тысяч человек. Cиловые органы действовали намного жестче, чем в предыдущие недели: по мнению ряда наблюдателей, во второе воскресенье октября силовики провели настоящую «карательную операцию» против граждан страны по типу тех, что осуществлялись 9-12 августа. В Минск с утра было стянуто беспрецедентное количество военной техники, включая БТР с пулеметами. Были закрыты 9 (!) станций метро, перекрыты все перекрестки у центра и вокруг него, количество выставленных против протестующих людей в разной военизированной форме было рекордным.

Против протестующих снова применялись водометы, светошумовые гранаты, слезоточивый газ. В места столкновений выезжали скорые. Подобная жестокость в тот день применялась и против протестующих в других городах Беларуси – Гродно, Бресте, Жодино и некоторых других. В столице в районе станции метро «Пушкинская» имел место инцидент, когда протестующие попытались «отбить» задержанного у правоохранителей – в сторону милицейского микроавтобуса со стороны «гуляющих» граждан полетели подручные средства и несколько десятков лиц буквально набросились на транспортное средство и находящихся в нем людей в форме. Силы были неравны и правоохранителям не оставалось ничего другого, кроме как покинуть место происшествия.

В тот день МВД насчитало по всей стране 25 акций протеста, правда, в областных центрах они собрали от 30 до 150 участников. А вот общее количество задержанных составило свыше 700 человек. Правоохранители отметили, что по сравнению с предыдущими воскресными демонстрациями митингующих стало меньше. Но повысилась агрессивность толпы – протест явно перестает быть «мирным». К чести МВД, их официальный представитель принес извинения законопослушным жителям столицы за неудобства, доставляемые манифестантами.

Параллельно с «политической улицей» протестная активность продолжает проявляться во дворах посредством вывешивания национальной символики, появления изображений на стенах (муралов) общественно-политической направленности, совместного времяпровождения, чаепитий и так далее. В столице отмечались многочисленные попытки блокировки проезжих частей дорог, а самая резонансная произошла утром 16 октября, когда на несколько минут были заблокированы оба направления на МКАД в районе Ангарской.

12 октября в столице прошел более многочисленный, чем первый, состоявшийся неделей ранее, 5 октября, «Марш пенсионеров». После довольно жестких действий силовиков 11 октября вновь были применены спецсредства – светошумовые гранаты и перцовый газ – в данном случае уже против пенсионеров. На мероприятии было задержано почти 200 человек. 14 октября в Международный день матери состоялся «Марш матерей», 15 октября – первый марш людей с ограниченными возможностями. Задержания (на этот раз без применения спецсредств) осуществлялись и там – в частности, был задержан наблюдающий за маршем правозащитник.

C:\Users\user\Desktop\marsh_inv_20201015_d_img_4996_008.jpg

Каждый день продолжались акции во дворах, которые становятся все более многолюдными. В знак протеста против показательных избиений и массовых задержаний 11 октября, применения спецсредств против пенсионеров 12 октября и 13 октября проходили также протестные акции по вечерам в некоторых районах Минска, в Серебрянке и у универсама Рига – с разгонами и применением спецсредств.

Прошедшая неделя завершилась традиционным субботним женским маршем и маршем студентов, участники второго мероприятия пытались заблокировать движение автотранспорта на улице Козлова, а в воскресенье – довольно массовым «Маршем партизан», прошедшем в Заводском районе Минска и собравшем, по разным оценкам, от 10 до 60 тыс. участников.

Задержаний в выходные дни было меньше, чем неделей ранее: 17 октября — около 50 человек, 18 октября – около 150, в то время как число участников акций было существенно больше. В ходе «Партизанского марша» силовикам пришлось несколько раз стрелять в воздух резиновыми пулями, так как демонстранты бросали в них камни.

Еще 12 октября в своем официальном комментарии первый заместитель министра внутренних дел Геннадий Казакевич заявил о том, что «акции протеста, сместившиеся преимущественно в Минск, стали крайне радикальными, но это не испугает правоохранителей и не заставит их уйти с улиц. А если потребуется, то будут применяться и спецсредства и боевое оружие».

20 октября Президент Лукашенко также предупредил об ответственности за противоправные действия: «Мы в спокойном режиме найдем каждого. Современные средства позволяют это делать, что мы, кстати, и делаем».

И вот 13 октября экс-кандидат на пост президента Беларуси Светлана Тихановская объявила так называемый «Народный Ультиматум», основными требованиями которого являются: объявление главы государства о своем уходе, освобождение всех политзаключенных, а также прекращение милицейского насилия на улицах. Если до 25 октября все эти требования не будут выполнены, то вся страна мирно выйдет на улицы с «Народным Ультиматумом», а 26 октября начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах…

18 октября в программе «Главный эфир» на телеканале «Беларусь-1» фактически с ответом на «Народный ультиматум» оппозиции выступил начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Николай Карпенков, сказав, что в случае сопротивления сотрудникам внутренних дел или нападения на них силовики будут стрелять. «Осталась наиболее радикальная, консолидированная часть [протестующих]. После мягкого проникновения во дворы: после чаепития, развешивания флагов — увидели, кто способен на поступок, консолидировались, подпитали, как всегда, денежными средствами, где-то наркотиками, где-то алкоголем. И они уже, получается, выходят на митинги вооруженные, ножи, заточки, хорошие подготовленные металлические пруты и дубинки, и флагштоки, на которых они носят флаги — это хорошие металлические трубы, которыми если по голове, то и убить можно», — заявил начальник ГУБОПиК. Если вспомнить недавнее заявление замминистра МВД о возможности применения боевого оружия против участников протестных акций – то это не что иное, как последнее предупреждение на 25 октября и последующие дни и, если потребуется, недели.

Любопытно, что Светлана Тихановская и некоторые члены Координационного совета на протяжении прошлой недели предпринимали усилия по организации связи с протестными группами и убеждению их представителей в сохранении мирного характера протеста. Тихановская связывалась с заводскими коллективами, студентами и наиболее политически активными минскими дворами. Возможно, именно по этой причине «Марш партизан» 18 октября прошел относительно спокойно. А возможно, это было просто затишье перед будущими более радикальными действиями противников режима, попытка усыпить бдительность представителей правоохранительных органов…

Есть такое выражение: «прежде чем пугать кого-то, нужно понимать, что ты будешь делать в том случае, если он не испугается». Конечно же, требование к Александру Лукашенко «заявить о своем уходе» будет им проигнорировано и свои угрозы противникам власти придется исполнять. Призыв не покупать товары, произведенные предприятиями, «поддерживающими режим», для существования нынешней власти выглядит наименее страшными, а вот угрозы блокировки автодорог и даже железнодорожных путей в купе с перспективой общенациональной забастовки, на первый взгляд, звучат устрашающе. Другой вопрос – насколько такие угрозы реальны в действительности?

Что касается умышленного блокирования транспортных коммуникаций путем создания препятствий, установки постов или иным способом, то за это предусмотрен штраф до 10 базовых величин. Если же такие действия повлекли ущерб в особо крупном размере, в соответствии со ст. 310 УК РБ предусмотрена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы на срок до 3 лет. На этом в последние недели особо и акцентируют внимание госСМИ, поэтому очень хочется надеяться на то, что подобная работа с населением даст свои плоды и после 25 октября фактов умышленного блокирования транспортных путей будет не так много, как могло бы быть, если бы власти пренебрегли разъяснением сути данной статьи УК.

Интереснее дело обстоит с перспективой национальной забастовки, которая, как угрожает оппозиция, может начаться с 26 октября. С одной стороны, работники некоторых госпредприятий продолжают записывать публичные видеообращения с осуждением насилия и даже фальсификации выборов, но забастовочное движение пока не получает развития. Так, работники «Гродно Азота» и филиала «Завод Химволокно» записали видео, в котором они обратились к властям, руководству предприятия и всем белорусам. В сентябре-октябре было отмечено несколько случаев, когда работники «Беларуськалия» приковывали себя в шахте и отказывались выходить на поверхность по политическим мотивам.

Однако если вспомнить середину августа, когда градус политизации общества был намного выше нынешнего благодаря динамичной избирательной кампании альтернативного власти кандидата в президенты, а также распространяемой информацией о возможных фальсификациях выборов и чрезмерной жестокости силовиков при разгоне массовых акций 9-12 августа – даже тогда идея общенациональной забастовки в целом провалилась.

Сейчас ситуация иная – на некоторых предприятиях, коллективы которых могли бы быть склонны к участию в забастовках, персонал частично запуган и фактически отказался от борьбы. Где-то была проведена правильная идеологическая работа, благодаря которой расплывчатые и малопонятные призывы оппозиции «создать будущее для наших детей без диктатора, лжи и насилия» просто не находят отклика у работников.

Но самое главное: белорусское государство вернулось к бюджетной поддержке проблемного госсектора экономики, обосновывая вливания антиковидными мерами. В течении июня-сентября власти выделили существенные финансовые субсидии госкомпаниями (не менее BYN 2 млрд.) для поддержания уровня занятости и предупреждения рабочего движения, хотя ранее правительство планировало полностью сократить в ближайшие годы бюджетную поддержку убыточным предприятиям. Как говорится, если есть работа и зарплату выплачивают вовремя, то против чего, собственно, бастовать?

А теперь самое интересное – почему «Народный ультиматум» появился именно сейчас? Судя по всему, группа лиц, которая имеет влияние на Тихановскую, понимает, что протест в ближайшем будущем может выдохнуться. Во-первых, большинство рядовых участников массовых акций поймет, что их действия не приносят никакого результата (ну походили, покричали – а Лукашенко как был президентом, так им и остается). Во-вторых, грядет ноябрь, а за ним зима – протестовать на улице станет просто холодно, а водометы, поливающие при нулевой температуре воздуха участников шествия, будут только способствовать осознанию у последних бессмысленности участия в протестах. Иными словами, ситуация зависла и, чтобы придать новый импульс протестному движению, оппозиция вынуждена идти на обострение конфликта. Тут либо пан, либо пропал.

C:\Users\user\Desktop\13ff033a-fc87-49b3-b92b-9ca727966012.jpg

Форма «ультиматума» сама по себе исключает возможность ведения диалога между властью и оппозицией, о необходимости которого еще совсем недавно заявляли члены Координационного совета. А ведь 10 октября Президент Лукашенко провел сенсационную встречу с арестованными оппозиционерами в СИЗО КГБ, в ходе которой обсуждались вопросы конституционной реформы. Глава государства четыре с половиной часа общался «с членами так называемого Координационного совета и объединенного штаба», в числе прочего заявив, что «Конституцию на улице не напишешь». Спустя несколько дней после этого были выпущены под домашний арест трое из двенадцати участников встречи – Юрий Воскресенский, Дмитрий Рабцевич и Илья Салей. 19 октября также стало известно о том, что из СИЗО КГБ были выпущены под домашний арест политтехнолог Виталий Шкляров и член Президиума Координационного Совета Лилия Власова. И сама встреча, и изменение меры пресечения ряду лиц есть не что иное, как жест доброй воли белорусской власти по отношению к своим оппонентам. Правда, выпусти под домашний арест хоть Виктора Бабарико, это уже ничего не изменит: противники власти выбрали путь на эскалацию конфликта.

C:\Users\user\Desktop\5QshhT2l1JsXiWyw-780x470.jpg

На этой неделе появилась информация, что власти планируют провести в воскресенье 25 октября в Минске многотысячную акцию в поддержку Александра Лукашенко, но в пятницу 23 октября президент высказался против проведения подобного мероприятия по причине сложности обеспечения безопасности участников митинга. Вполне логичным будет предположить, что власти не исключают силовое решение в отношении участников традиционной воскресной акции оппозиции в столице и привозить в Минск несколько десятков тысяч своих сторонников в этот день было бы для власти, мягко говоря, недальновидно.

В последние недели участились факты насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов, распространение угроз в соцсетях и мессенджерах по отношению к силовикам и даже членов их семей. Буквально на днях неизвестные подожгли родовой дом командира ОМОН ГУВД Мингорисполкома Дмитрия Балабы, расположенный в Молодеченском районе Минской области, в котором тот родился и вырос. Кроме этого, отмечены и другие инциденты, относящиеся к правоохранительным органам и их сотрудникам. Так, в Минске расписали и запенили авто жены милиционера (подозреваемых почти сразу поймали). В Волковыске недавно сожгли автомобиль и строящийся дом милиционера. В Бобруйске подожгли опорный пункт милиции, в Жодино здание прокуратуры, в Барановичах также пытались поджечь прокуратуру. А оскорбительные для сотрудников правоохранительных органов надписи на стенах домов и остановках общественного транспорта, вероятно, видели очень многие наши сограждане.

Поражаюсь выдержке и долготерпению наших силовиков. Правда, существует еще одно мудрое выражение: «невозможно долго дразнить человека, у которого в руках находится оружие». Хочется надеяться, что порядок на улицах Минска и других городов будет наведен с минимальным ущербом для всех сторон конфликта. Ведь все уже просто устали от происходящего.

Александр Телевич

Back to top button