Мнения

Марионетки Адольфа Гитлера: кто управлял Латвией в годы нацистской оккупации?

Сторонники Латышского добровольческого легиона ваффен СС утверждают, что сражавшиеся на стороне фюрера латыши участвовали в борьбе за независимость Латвии. На самом деле легионеры удивительным образом совмещали войну за свободу и присягу Адольфу Гитлеру. RuBaltic.Ru разобрался, за что в действительности сражались латыши, как происходил призыв в легион и кто на самом деле в годы нацистской оккупации управлял Латвией от имени марионеточного латвийского самоуправления.

Латвийской государственности в годы нацистской оккупации не было. Латвия, Литва, Эстония и Беларусь вошли в состав нацистского рейхскомиссариата «Остланд» и были колониями в классической форме: из них выкачивались материальные ценности и промышленные ресурсы, немцы использовали рабский труд местных жителей. Взамен колонии не получали ничего, кроме концлагерей.

Карта Остланда с генерал-комиссариатами Эстланд, Леттланд, Литауен
Карта Остланда с генерал-комиссариатами Эстланд, Леттланд, Литауен

С целью придать колонизации Прибалтики вид законности нацистские чиновники решили создать национальные «самоуправления». В Латвии и Эстонии, которые носили названия генерал-комиссариатов «Леттланд» и «Эстланд» соответственно, самоуправления комплектовались из проверенных чиновников времен довоенной диктатуры (Пятса и Ульманиса). В Литве статус самоуправления был немного выше, однако суть от этого не менялась.

Коллаборационисты Прибалтики, занимавшие посты в марионеточных администрациях, прекрасно отдавали себе отчет в своем второсортном положении даже по сравнению с немецкими гебитскомиссарами (областными комиссарами отдельных регионов и городов, которые держали в своих руках все административно-хозяйственные рычаги).

Альфред Розенберг, министр Третьего рейха по делам восточных территорий Рейхсфюрер Генрих Гиммлер
Альфред Розенберг, министр Третьего рейха по делам восточных территорий Рейхсфюрер Генрих Гиммлер

В реальности контроль над восточными колониями гитлеровской Германии осуществляли — каждый в своей области — Альфред Розенберг (уроженец дореволюционного Ревеля, рижский студент, защитивший диплом архитектора в Москве, один из ведущих «специалистов» Третьего рейха по русскому и еврейскому вопросам) и Генрих Гиммлер (рейхсфюрер СС).

Куратором всех полицейских структур оккупированной Прибалтики от Гиммлера был палач Фридрих Еккельн, а куратором гражданских дел от Розенберга — Генрих Лозе, формальный глава Остланда, в подчинении которого находились руководители генерал-комиссариатов («Эстланд» — Карл Зигмунд Литцман; «Леттланд» — Отто Дрехслер, «Литауен» — Теодор Адриан фон Рентельн).

Беларусью управлял Вильгельм Кубе, который был ликвидирован в результате операции белорусских партизан.

Именно Еккельну, Лозе и Кубе, а не марионеточным самоуправлениям, имитировавшим правительственные органы, принадлежала вся полнота исполнительной власти.

 Фридрих Еккельн, руководитель войск СС и полиции порядка в Остланде, ответственный за проведение массовых карательных акций в Прибалтике и Беларуси | Вильгельм Кубе, нацистский наместник Беларуси, ликвидированный партизанами
Слева направо: Фридрих Еккельн, руководитель войск СС и полиции порядка в Остланде, ответственный за проведение массовых карательных акций в Прибалтике и Беларуси | Вильгельм Кубе, нацистский наместник Беларуси, ликвидированный партизанами
Оскар Данкерс, глава Латвийского местного самоуправления, на Нюренбергском процессе
Оскар Данкерс, глава Латвийского местного самоуправления, на Нюренбергском процессе

Впрочем, в начале лета 1941 года среди будущих марионеток уже началась конкуренция за должности. Одним из кандидатов на «управление Латвией» в составе Третьего рейха считался нацистский преступник Александрс Пленснерс, отличившийся в организации карательных акций против евреев Курляндии. Он получил прямую поддержку со стороны чиновников абвера в качестве декоративного правителя Латвии незадолго до начала нацистского вторжения в СССР.

Однако так называемая «служба Розенберга» сделала ставку в поддержку полулатыша-полунемца Оскара Данкерса, который в Первую мировую войну был офицером Российской императорской армии.

Оскар Данкерс был кровно связан с балтийскими землями: сперва учился в Александровской гимназии в Митаве, затем окончил военную академию в Вильно в 1906 году.

В начале Первой мировой войны он отправился на фронт воевать против германской армии.

Во время сражений с кайзеровскими военными подразделениями Данкерс был несколько раз ранен и получил контузию. За мужество в боях он получил орден святой Анны III степени «За храбрость».

Данкерс короткое время пожил в Гельсингфорсе (Хельсинки), а уже в начале гражданского противостояния в Латвии был назначен на должность командующего 7-м Сигулдским полком, который отчаянно сражался с латышскими большевиками в 1919 году.

В годы межвоенной Латвии он, обладавший богатым опытом боевых действий в составе армии Российской империи, принял участие в формировании вооруженных сил Латвийской Республики.

Наступил тревожный 1939 год. По итогам соглашения между Латвией и Германией прибалтийские немцы должны были подвергнуться репатриации.

Поначалу Данкерс не планировал бежать из Латвии, однако после ввода советских войск в Ригу 17 июня 1940 года принял решение о выезде, вспомнив о своих немецких корнях.

Уже 21 июня 1940 года Данкерс отправился в Третий рейх, где его благосклонно приняли.

С большой долей вероятности, уже тогда у него было налажено тесное сотрудничество с людьми Альфреда Розенберга, который, будучи сам прибалтом, активно поддерживал своих соплеменников.

Почти год Данкерс был на примете у нацистских чиновников, планировавших операцию «Барбаросса». Однако после захвата Латвии вермахтом его кандидатура всплыла не сразу.

Латвия. Общение местного населения с гитлеровскими оккупантами
Латвия. Общение местного населения с гитлеровскими оккупантами

Среди тех, кто был на хорошем счету у оккупационных структур, можно отметить полковника Эрнеста Крейшманиса. Он в июле 1941 года на скорую руку сформировал переходный орган с претензией на власть под красноречивым названием «Центральный комитет освобожденной Латвии».

Впрочем, Крейшманис был не один. Конкуренцию ему составил Бернхард Эйнсберг, который ранее занимал должность министра сообщения. Его структура, «Временный административный совет», также поначалу рассматривалась как модель будущего квазиправительства, генерал-комиссариата «Леттланд». Однако они чем-то не пришлись по душе своим кураторам, и выбор Розенберга и его ставленника Лозе был сделан именно в пользу Оскара Данкерса.

Нацисты планировали создать консультативный орган из наиболее верных латышских сановников, который назывался бы «Советом доверенных лиц».

Влиятельной фигурой по-прежнему оставался полковник Пленснерс. Его поддерживали авторитетные представители вермахта, например, командующий тыловым районом группы армий «Север» Франц фон Рок.

Была еще и группировка, концентрировавшаяся вокруг юриста и политика Альфреда Валдманиса (бывшего министра финансов), однако немецкие военные и гражданские чиновники не доверяли ему, считая неблагонадежным.

Слева направо: Эрнест Крейшманис, конкурент Данкерса в борьбе за симпатии немецких оккупантов | Альфред Валдманис, генеральный директор юстиции в латвийском марионеточном самоуправлении | Александр Пленснерс, организатор карательных акций против евреев Курляндии, один из претендентов в борьбе за высокий пост в нацистской администрации Латвии
Слева направо: Эрнест Крейшманис, конкурент Данкерса в борьбе за симпатии немецких оккупантов | Альфред Валдманис, генеральный директор юстиции в латвийском марионеточном самоуправлении | Александр Пленснерс, организатор карательных акций против евреев Курляндии, один из претендентов в борьбе за высокий пост в нацистской администрации Латвии

Итак, борьба между кураторами Пленснерса и Данкерса вступила в решающую фазу. Один из ближайших доверенных лиц Пленснерса, полковник Виктор Деглавс, неожиданно покончил жизнь самоубийством. Вскоре после этого драматического события Данкерс оказался единственным фаворитом у оккупантов.

25 июля 1941 года был сформирован «генерал-комиссариат «Леттланд», а 21 августа 1941 года на должность председателя «местного самоуправления» (или «Латвийского центрального совета») был назначен Оскар Данкерс. Для достижения компромисса Валдманиса оставили в качестве «генерального директора» юстиции. Все «генеральные директора» самоуправления не имели права голоса, а их роль была чисто совещательной. Решения, связанные с экономикой, административными назначениями, сельским хозяйством, принимались исключительно немецкими чиновниками.

Слева направо: Оскар Данкерс, глава Латвийского местного самоуправления, на Нюрнбергском процессе | Альфред Валдманис, генеральный директор юстиции в латвийском марионеточном самоуправлении
Слева направо: Оскар Данкерс, глава Латвийского местного самоуправления, на Нюрнбергском процессе | Альфред Валдманис, генеральный директор юстиции в латвийском марионеточном самоуправлении

Вскоре нацистские руководители Остланда поставили перед местной «властью» задачу сформировать для противодействия Красной Армии Латышский добровольческий легион ваффен СС (Lettische SS-Freiwilligen-Legion).

Об этом прямо заявляли немецкие чиновники, которые не строили никаких иллюзий относительно судьбы латышей, литовцев и эстонцев в составе Третьего рейха: их функция была связана с исполнением рабочих обязанностей в полурабских условиях. Только ограниченное число конъюнктурных чиновников могло попасть в категорию избранных, да и то до поры до времени.

Именно эти «генеральные директоры» из местного самоуправления должны были начать масштабную пропагандистскую кампанию в поддержку участия в добровольческом легионе среди латышской молодежи, массовое сознание которой и без того было пропитано нацистской идеологией.

Участники Латышского легиона ваффен СС и их поклонницы.
Участники Латышского легиона ваффен СС и их поклонницы.

После осложнений, с которыми столкнулись нацистские войска в войне с СССР, немецкая администрация начала формирование национальных легионов из жителей оккупированной Прибалтики.

В работе по комплектации этих легионов (в том числе и латышского) немцам должны были помогать избранные ими латыши.

3 ноября 1942 года состоялось первое закрытое совещание, посвященное формированию латышского легиона. На нем высший руководитель СС и полиции в генерал-комиссариате «Леттланд» Вальтер Шрёдер потребовал от Данкерса написать обращение к Фридриху Еккельну (куратору всех полицейских структур оккупированной Прибалтики, протеже Генриха Гиммлера), чтобы тот санкционировал формирование Латышского добровольческого легиона.

Данкерс не посмел противиться. На совещании присутствовал и Валдманис, который заверил немецких кураторов, что под предлогом обещания суверенитета Латвии он сможет обеспечить мобилизацию ста тысяч добровольцев — по сути, пушечного мяса для гитлеровской Германии.

Плакат с надписью «Ты тоже должен бороться за Латвию», призывающий вступить в Латышский легион
Плакат с надписью «Ты тоже должен бороться за Латвию», призывающий вступить в Латышский легион

В свою очередь, Оскар Данкерс осторожно высказал мысль о политической автономии края. Немецкие нацисты отнеслись к скромным намекам представителей латышской элиты весьма прохладно. Да и такого рода опереточная «элита» нужна была немцам только для того, чтобы легализовать свои военные преступления и показать всем, что латыши сами хотят формирования национального легиона. Ни о какой реальной независимости и даже о частичной автономии не могло быть и речи. И это было понятно всем нацистам — и немецким, и латышским.

Только часть народонаселения пребывала в плену пропаганды, развязанной по предварительному сговору реальными и фейковыми руководителями Остланда.

24 февраля 1943 года Еккельн, получивший челобитную от Данкерса, выступавшего от имени латышского народа с просьбой о формировании легиона, дал добро.

В дальнейшем, когда началась активная «реклама» легиона с целью поднять его престиж в глазах латышских молодых людей, Данкерс регулярно встречался со своим опекуном Дрехслером (главой генерал-комиссариата). Он даже предпринимал попытки шантажировать последнего, уверяя, что темпы мобилизации вырастут в зависимости от приближения сроков провозглашения «независимости» Латвии.

Дрехслер, в свою очередь, отделывался формальными отговорками или же откровенно игнорировал попытки своего визави увязать мобилизацию и независимость.

В итоге Данкерс как выступающий от имени завоеванного и колонизованного латышского народа безропотно подписывал все документы, касавшиеся мобилизации и пополнения легиона.

 Календарь, пропагандирующий борьбу с большевизмом среди участников Латышского легиона. Регулярно переиздается в современной Латвии.
Календарь, пропагандирующий борьбу с большевизмом среди участников Латышского легиона. Регулярно переиздается в современной Латвии.
Рудольф Карлович Бангерский, полковник Российской императорской армии, генерал-инспектор латышских войск СС
Рудольф Карлович Бангерский, полковник Российской императорской армии, генерал-инспектор латышских войск СС

В связи с созданием легиона еще один латышский военачальник получил «серьезное» назначение. 30 апреля 1943 года генерал-инспектором всех войск СС генерал-комиссариата «Леттланд» стал бывший полковник Российской императорской армии Рудольф Бангерский. Он прошел Первую мировую и Гражданскую войны и был удостоен ряда медалей и орденов за отвагу и героизм. В июне 1940 года Бангерский, близкий когда-то Александру Васильевичу Колчаку и понимавший, чем это ему грозит при власти Советов, предпочел исчезнуть из поля зрения новой администрации.

К лету 1941 года, когда нацистские оккупанты уже вступили в Латвию, Бангерский вернулся к активной политике, примкнул к группировке Валдманиса и вскоре занял должность его помощника в директорате финансов «местного самоуправления». Его близость к военным кругам и косвенное сочувствие «перконкрустовцам» определило симпатии к нему со стороны нацистских кураторов.

Впрочем, обещанные Валдманисом «сто тысяч» добровольцев так и не удалось привлечь, несмотря на активную пропагандистскую работу местных радиостанций и пронацистской газеты «Тевия», чьи корреспонденты без устали расхваливали удаль и доблесть легионеров.

В то же время идея «суверенитета» Латвии была творчески использована рейхсфюрером Генрихом Гиммлером, который весной 1943 года в условиях, когда «молниеносная война» сошла на нет, а вермахт потерпел ряд болезненных поражений, пошел на прямой блеф, расплывчато пообещав автономию латышам, но только в обмен на широкомасштабную мобилизацию.

Газета «Тевия» (Отчизна), главный пропагандистский орган нацистской администрации в Латвии
Газета «Тевия» (Отчизна), главный пропагандистский орган нацистской администрации в Латвии.

Однако в итоге с марта по август 1943 года в латышские войска СС было принято 22,5 тысяч человек, а во вспомогательные структуры вермахта было зачислено около 12,7 тысяч. Примечательно, что 6 тысяч человек уклонились от призыва.

Наконец, в Ригу в сентябре 1943 года приехал сам Гиммлер, который встретился с Бангерским и «клятвенно» пообещал ему, что в обмен на планомерную мобилизацию в ускоренные сроки Латвия сможет рассчитывать на настоящую автономию.

Вскоре после беседы с рейхсфюрером Рудольф Карлович выступил с обращением по радио, в котором горячо призвал неравнодушных латышей примкнуть к легиону. В эфире прозвучали его слова: «Фюрер сказал, что народ, в котором обнаружилось столько отличных бойцов, не должен оставаться в тени».

Любопытно, что параллельно в «Немецкой газете в Остланде» вышло другое обращение к латышам, сделанное якобы от имени Бангерского. Автором обращения был Еккельн, который даже не считался с латышскими военными чиновниками.

Впрочем, Рудольф Бангерский обижался недолго… Вскоре он продолжил произносить пламенные речи, в которых дезинформировал латышскую молодежь. В качестве приманки в Латышский добровольческий легион использовалась ложь о суверенитете под нацистским протекторатом.

RuBaltic

Вам также может быть интересно:

Метки (тэги)