Мнения

Место под Вергинским солнцем

Греция опять недовольна названием, которое себе придумала Бывшая Югославская Республика Македония. И это повод чуть-чуть более пристально посмотреть, а что там на Балканах вообще происходит (точнее, происходило — а значит, будет происходить).


Вот хорошо было (на самом деле, нет, конечно) при Османской империи — все были под турками и никто особо не чирикал. Но как это чаще всего бывает, хозяин деградирует, слуги наглеют, и к рубежу XIX и XX веков балканские народы подняли бунт и турков с этой стороны Чёрного моря потеснили. И если с другими областями было всё более-менее понятно, то вот с теми территориями, которые сейчас не могут поделить название с Грецией, было непросто, потому что на них претендовали сразу три страны: Болгария, Греция и Сербия.

Чтобы конфликт стал ещё более напряжённым, кое-какими силами, постоянно предпочитающими делать вид, что их как бы и нет вовсе, усиленно вбрасывались всякие умопомрачительные теории про древний македонский славянский народ, к которому якобы и сам Александр Македонский принадлежал (вот он удивился бы!), и Кирилл с Мефодием на самом деле говорили на древнемакедонском, и это не македонский является диалектом болгарского, а совсем даже наоборот. Этим деятелям, конечно, далеко до исследований украинских псевдоучёных, утверждающих, что древние укры выкопали Чёрное море и про них писали ещё Гомер с Геродотом, но направление, в общем, точно такое же.

Кто был когда-нибудь в Югославии, знают, что места там просто замечательные: тепло, море ласковое, горы красивые. Так что, неудивительно, что пусто там никогда не было. Всегда находилось достаточно желающих в этих краях поселиться. А потом уже пошла геополитика: выход в Чёрное море, проблема чрезмерного усиления одной из сторон, наезд на мусульман и прочая, и прочая. Короче, в результате порешили так, что та область, которая вокруг города Салоники (по-гречески Фессалоники — реально родина К&M), отходит к Греции, а та часть, которая вокруг города Скопье (по-сербски Скопле), уходит к Сербии.

Тут как раз закончилась Первая мировая, и Франция приложила немало усилий к тому, чтобы на карте появилась Югославия, включающая в себя и Сербию, и Хорватию, и все остальные балканские республики. А уж после Второй мировой Сталин хотел туда ещё и Грецию включить, а чтобы было меньше споров между Югославией, Болгарией и Грецией, ту самую Македонию выделить в отдельное государство. Но Тито в последний момент по ряду причин со Сталиным разругался и просто, грубо говоря, использовал все «ништяки» Советского Союза, не пойдя ни на какие уступки вообще (в результате чего Греция так и осталась «за бортом»).

Ну а потом Союз порушили, начался парад суверенитетов, и Югославия, как мы все хорошо помним, была одной из первых и одной из самых показательных в этом своём ужасающем распаде. И опять, со всеми частями Югославии всё было худо-бедно понятно, а вот с этой — сложно, потому что ребята претендуют на греческую историю в качестве своей собственной. Вот и символ себе изначально взяли в виде красивого Вергинского солнца, который впервые обнаружили вообще только в 1977 году, когда раскопали гробницу Филиппа, папы Александра Двурогого. И как-то их не сильно смущало, что надписи на этой гробнице были на древнегреческом. Все, кто давно следит за украинским сериалом, знают, что сказали в этом случае македонские националисты: происки врагов, гибридная война, эллинская оккупация — и это почти не шутка.

Короче говоря, налицо ещё одна попытка поддерживать в тлеющем состоянии национальный конфликт, как это происходит в Нагорном Карабахе или с курдами, которые проживают на территории сразу кучи стран (но наибольшую проблему представляют для Турции). Да можно, в общем, далеко не ходить — тут же Косово под боком.

Греция никак не хочет, чтобы рядом с ней существовало государство, которое называется так же, как её собственная провинция. Потому что понятно, какой шаг будет следующим. Однако нужно отдать должно обеим сторонам — и те, и другие идут на заметные уступки. Так, Скопье переименовал свой аэропорт, лишив его имени Александра Македонского и назвав его просто «Аэропорт Скопье», и памятник в центре города называет просто «Всадник на коне»: хоть и очевидный эвфемизм, но всё же. И Афины тоже в результате пришли к тому, что не против употребления слова «Македония» в названии соседней страны, главное, чтобы рядом с ними стояли какие-нибудь слова, указывающие на географические приметы, а не на исторические.

Последнее на данный момент предложение югославских македонцев — Илинденская Македония — как раз даёт отсылку на историческое событие. Именно с Илинденского восстания начался отпор балканцев Османской империи, а значит, это первый шаг к той самой Югославии, которую мы потеряли. Но никак не к Греции (которую мы так и не обрели). Вот и негодуют радикальные греческие политики.

Однако официального решения Греции пока нет, так что будем следить за развитием этой ещё одной войны символов, разыгрывающейся прямо на наших глазах.

Глеб Деев

Показать больше