Мнения

На государство, у которого есть сильная армия, не нападают

«Народ, который не желает кормить свою армию, будет кормить чужую» – эти слова приписываются французскому императору Наполеону Бонапарту.

Не претендуя на историческую достоверность, все-таки можно предположить, что прежде, чем произнести свою фразу, ставшую знаменитой, великий полководец успел ознакомиться с не менее знаменитым выражением древнеримского историка Корнелия Непота (I век до н.э.).

Оба высказывания означают, что если есть желание жить в мире – всегда нужно быть готовым к отстаиванию своих интересов, в том числе и в вооруженной борьбе. Как правило, на государство, у которого есть сильная армия, не нападают. Зачастую боеготовая армия – единственный, но действенный контраргумент для потенциального агрессора.

Казалось бы, само время превратило афоризмы великих людей в аксиомы, но спустя века находятся те, кто подвергают постулаты сомнению. Например, задаются вопросом – чего добился Наполеон? Оставил страну разгромленной, почти без мужского населения и Парижем, наполненным русскими казаками? Ведь именно он, французский император, бросил ресурсы не только Франции, но и всей Европы на создание самой сильной армии мира. Не устарели ли эти догмы для современности, когда нападение одной страны на другую – из ряда вон выходящее событие, вызывающее огромные волны возмущения и отрицательные последствий для нападающего?

Как показывает опыт первых десятилетий 21-го века, не устарели и остаются весьма и весьма актуальными.

Спустя всего лишь год после начала нового столетия теракт 11 сентября 2001 года позволил под прикрытием лозунга «Война против терроризма» осуществить вторжение войск США в Афганистан.

В 2003 году военная коалиция во главе с США, в составе которой были войска Великобритании, Канады и Польши (всего 48 стран), вторглись в Ирак с целью свержения президента страны Саддама Хусейна.

В 2011 году авиация США и стран НАТО (Великобритания, Франция, Италия и Канада) нанесла ракетно-бомбовые удары по Ливии в целях поддержки оппозиции и свержения «братского вождя и лидера революции» Муаммара Каддафи.

В 2014 году военная коалиция во главе с США при активном участии Великобритании, Канады и других стран вмешалась во внутренние дела Сирии с целью свержения президента страны Башара Асада.

И это только наиболее значимые локальные войны и вооруженные конфликты начала третьего тысячелетия. За последние десятилетия США и их союзники более 50 раз применяли военную силу. Операции проводились с решительными целями и перерастали в локальные вооруженные конфликты. При этом все отчетливее проявлялась тенденция, когда целью США и их союзников становилось не физическое уничтожение противника или инфраструктуры государства, а полное подчинение руководства и элиты страны-жертвы своей воле.

Это достигалось применением различных технологий и средств воздействия. Среди них – устрашение, деморализация и подавление жертвы демонстрацией военной мощи.

Ситуация изменилась в 2014 году, когда решительными и бескомпромиссными действиями по защите русскоязычного населения на юго-востоке Украины и возвращению Крыма Россия продемонстрировала, что больше не намерена оглядываться на Запад, сверяя свой каждый шаг. Проще говоря – перестала бояться.

Сделав определенные выводы, «западные партнеры» экстренно принялись обновлять свой парк вооружений и военной техники, наращивать численность национальных вооруженных сил.

За предыдущие семь лет мировые оборонные расходы устойчиво демонстрировали непрерывный рост и в 2020 году достигли $1,93 трлн., что почти на $180 млрд. больше, чем показатель 2010 года, составивший $1,75 трлн. Естественно, что лидером здесь выступает блок НАТО.

Общие затраты гоударств-членов НАТО в 2020 году выросли на 5,9 % по сравнению с 2019 годом, достигнув пика за последние пять лет – $1,092 трлн. Из них $784,952 млрд. израсходовали США (в 2019 – $730,1 млрд.). Примечательно, что наиболее высокие темпы роста военных расходов за последние шесть лет наблюдаются в странах Балтии и Восточной Европы. Например, в Литве – 179,9 %, в Латвии – 165,6 %, в Эстонии – 39,9 %.

За прошлый год в Польше и Прибалтийских республиках рост оборонных расходов составил 5,6 % – то есть практически в три раза больше, чем средний показатель в мире.

Поэтому оставаться безучастными, когда вдоль границ Союзного государства происходит последовательное наращивание боевых потенциалов вооруженных сил Польши, стран Балтии и Украины, непростительно ни России, ни Беларуси.

В этих условиях России и Беларуси нужны сильные армии. А чтобы армия была сильной, расходы на нее необходимо увеличивать. При этом львиная доля этих средств должна пойти на развитие национальных вооруженных сил, в том числе за счет освоения новых технологий в сфере вооружений и военной техники.

Владимир Вуячич

Back to top button