Обрушение моста в Минске. Кто виноват и что делать?
Мнения

Обрушение моста в Минске. Кто виноват и что делать?

Люди замечают не то, что сделано – а то, что не сделано

В ночь с 7 на 8 января в Минске произошло обрушение одной из двух пешеходных частей путепровода через улицу Немига. Хочется надеяться, что будет проведено тщательное расследование причин случившегося и, что еще важнее — будут приняты все необходимые меры для того, чтобы не допустить повторения подобных инцидентов в будущем. При этом оппозиция вполне может использовать тему «падения моста на Немиге» против власти.

Что произошло

Слава Богу, что в силу времени суток (МЧС зафиксировало сообщение о произошедшем в 03:15) никто не погиб и даже вообще не пострадал. Движение для всех видов транспорта было оперативно закрыто на улице Немига от улицы Городской Вал до улицы Янки Купалы, а также на улице Ленина от проспекта Независимости и по проспекту Победителей — до улицы Мельникайте.

Уже утром 8 января была названа предварительная версия обрушения. По словам заместителя председателя Мингорисполкома Александра Дороховича это «усталость конструкций (в связи с работой метро и повышенной нагрузкой из-за скачков температур)». Дорохович также рассказал, что будет выяснено, кто и когда проводил экспертизу износа конструкций и давал заключение об их пригодности к эксплуатации (вероятно, речь шла об экспертном заключении по путепроводу, данном в 2021-м году). Кстати, следственный комитет Беларуси сразу же начал проверку по факту обрушения конструкций моста.

Практически сразу же после инцидента начался демонтаж обрушившейся части. Предполагается, что эти работы будут завершены за неделю. Параллельно с этим, по словам генерального директора ГПО «Горремавтодор Мингорисполкома» Дениса Глинского, будет вестись проектирование нового путепровода.

Новый путепровод вместо рухнувшего, скорее всего, построен будет быстро — Немига является важным транспортным узлом двухмиллионного города, который и без того нередко стоит в пробках. Достаточно вспомнить, что по уровню автомобилизации населения Беларусь занимает первое место в СНГ с 335 автомобилями на 1000 человек; в Минске, правда, этот показатель несколько ниже, чем в целом по стране – «всего лишь» 326 машин (!) на тысячу жителей. Можно спрогнозировать, что в ближайшие месяцы нагрузка на параллельные Немиге транспортные артерии может увеличиться в разы.

Путепровод над улицей Немига в начале проспекта Победителей (на момент сдачи объекта она называлась Парковой магистралью) был построен в 1962-м году. В 2017-м году на мостовом сооружении выполняли косметический ремонт: поменяли покрытие тротуаров и ограждающие конструкции, а также гранитную облицовку тумб.

Немного истории рухнувших мостов в мире и в Беларуси

К сожалению, мосты и путепроводы, по разным причинам, обрушивались и время от времени по всему миру продолжают это делать. Среди причин частичного либо полного обрушения специалисты называют: ветер (то есть недоучет ветровой нагрузки и даже аэродинамическая неустойчивость), потерю устойчивости элементов конструкции, ошибки в технологии ведения строительно-монтажных и ремонтных работ, перегрузку несущих конструкций, резонанс (этот пункт подробно изучается в школьном курсе по физике), усталость материала, деградацию материала (не следует путать с предыдущим пунктом) и неблагоприятное воздействие эксплуатационной среды, недостаточную надежность и расстройство соединений, несоблюдение установленных габаритов перевозимых грузов и ударов подвижной нагрузки (также известное как просто несоблюдение габаритов), отсутствие технического надзора, появление дополнительных усилий и деформаций из-за геологических, гидрологических и сейсмических явлений, разрушение автомобильных мостов во время паводка, навал судов на опоры мостов, воздействие на конструкции сооружения экстремальных (и форс-мажорных) нагрузок, таких как столкновение с авиационной техникой, скоростным поездом (например, крушение поезда у немецкого Эшеде в 1998-м году – крупнейшая железнодорожная катастрофа в послевоенной Германии), пожар, ураган, диверсию, повреждение в результате аварий проложенных по мостам коммуникаций и т.п. Также среди причин аварий мостов и путепроводов могут лежать ошибки в расчетах и даже использование некачественного материала (последнее не стоит путать с ошибками при строительстве).

В июле 2014-го года, прямо в ходе чемпионата мира футболу, в бразильском городе Белу-Оризонти еще не запущенная в эксплуатацию эстакада обрушилась на загруженную проезжую часть, находившуюся ярусом ниже. В результате аварии 2 человека погибли и еще 22 получили ранения. Основной причиной катастрофы была названа та самая ошибка при строительстве.

Обрушение моста в Минске. Кто виноват и что делать? 2
Эстакада рухнула на автобус и автомобили в бразильском Белу-Оризонти

В августе 2018-го года в итальянской Генуе рухнул участок автомобильного моста протяженностью около восьмидесяти метров. Вместе с секцией моста десятки автомобилей, находящиеся в тот момент на нем, упали с пятидесятиметровой высоты на проходящие внизу железнодорожные пути. Само же крушение случилось во время сильной грозы из-за серьезных недостатков в текущем обслуживании объекта. При этом некоторые очевидцы утверждали, что мост обвалился после того, как в него ударила молния. Погибло 43 человека. Интересно, что тот итальянский мост был построен в 1967-м году, при этом некоторые исследователи причин катастрофы осторожно говорили о так называемой «местной специфике» Италии того времени: проще говоря, в основе катастрофы могла лежать коррупционная составляющая (по крайней мере, на момент строительства) и, вследствие этого, в 1960-е годы могло иметь место пренебрежение некоторыми строительными нормами (именно то самое использование некачественного материала либо даже его недостаток).

C:\Users\user\Desktop\0f2ead0a4f213b2c028b44c511137dff.jpg
Мост в Генуе. Вернее то, что от него осталось после обрушения.

Из недавних инцидентов, произошедших с отечественными мостами и путепроводами, пожалуй, самый известный произошел в декабре 2017-го года, когда на 8-метровом автомобильном мосту через Припять в Житковичском районе треснула плита перекрытия, после чего дорожное полотно по всей ширине просело почти на полметра. Мост, построенный в 1985-м году, закрыли для автотранспорта, а затем и для пешеходов. При этом основная проблема заключалась в отсутствии других автомобильных и пешеходных путей через Припять в регионе: на тот момент для того, чтобы попасть из Турова в Житковичи и обратно, необходимо было делать крюк в 300 (!) километров. Временно проблему решали понтонный мост и паромная переправа. Но это было возможно только до наступления зимних холодов: когда реку сковывало льдом, то люди снова оказывались отрезанными от соседнего берега.

Обрушение моста в Минске. Кто виноват и что делать? 3
Вот так выглядел «просевший» мост

Возникшую проблему решили быстрее, чем планировалось: отремонтированный мост был открыт чуть менее чем через год после трещины в той самой плите. На торжественной церемонии открытия Глава государства заявил, что поручил в первом квартале следующего года предоставить ему четкий план реконструкции мостов в стране. При этом тогдашний министр транспорта и коммуникаций Анатолий Сивак доложил о наиболее важных мостах на основных трассах, которые, по словам президента, «нужно реконструировать, модернизировать, менять». Таковых на тот момент было 32. Тогда же Александр Лукашенко рассказал:

«Сегодня мы договорились о том, что 3-10 мостов мы немедленно включаем в работу, создаем коллективы и начинаем ремонтировать и модернизировать, где-то менять. Это в дополнение к тем 20 мостам, по которым сегодня в стране уже идут работы. Таким образом, примерно 25 мостов в течение года мы будем делать. Средства на это мы найдем, если необходимо, то изымем из всех программ и направим их на мосты».

C:\Users\user\Desktop\000019_3FEC38EF3368A58A4325833D0041A141_739475.jpg
Восстановленный мост через Припять в Житковичском районе (ноябрь 2018-го)

Как сообщала в те дни БелТА, в целом по стране парк мостовых сооружений на республиканских автомобильных дорогах насчитывает 2 259 сооружений (общей протяженности 104,9 тысяч погонных метров), включая 1 712 мостов, 481 путепровод, также 66 пешеходных мостов, переходов и скотопрогонов, есть одна паромная переправа.

Состояние мостовых сооружений на автодорогах общего пользования является острой проблемой в дорожной отрасли ввиду предельного значения их износа, а также высокой стоимости их реконструкции. Так, по результатам диагностики и осмотров в 2017-м году количество дефектов эксплуатационного состояния на республиканских дорогах осталось значительным.

В августе 2018-го года на 19-м километре МКАД в районе развязки улиц Бабушкина с МКАД и Игуменским трактом лопнула опора моста, после чего дорожное полотно путепровода просело, что затруднило движение по оживленной Минской кольцевой магистрали и прилегающим улицам и в целом нарушило транспортное сообщение в районе района Лошицы и промзоны Колядичи. Любопытно, но тот путепровод, как и упомянутый мост через Припять, также был возведен в 1985-м году. В итоге отремонтированный путепровод запустили к ноябрю того же года, то есть при нормативном сроке в пять с половиной месяцев все работы были выполнены за три месяца.

В начале 2020-го года специалисты обнаружили трещины в конструкции балок путепровода на пересечении улицы Орловской с проспектом Победителей в Минске. Сперва под ним поставили подпорки, а потом закрыли мост на ремонт, во время которого движение транспорта было круговым по съездам с моста. Отремонтированный путепровод был открыт в октябре того же года. Кстати, этот путепровод был построен в 1978-м году, а в 2002-м случился его капитальный ремонт.

C:\Users\user\Desktop\2374c4c92254d5270f5e46ea11e556e8.jpeg
Те самые подпорки

В мае 2021-го года обрушился мост через реку Рова (трасса Р67 «Борисов — Березино — Бобруйск») недалеко от деревни Новоселки: тогда по мосту проехал тяжеловесный грузовой автомобиль, вследствие чего и произошло обрушение пролетного строения. К счастью, обошлось без жертв. Не исключено, что имело место то самое несоблюдение установленных габаритов перевозимых грузов и ударов подвижной нагрузки, являющаяся одной из причин разрушения мостов и путепроводов. Новый мост построили в кратчайшие сроки — за три месяца.

В мае того же года обрушился железобетонный мост через реку Левая Лесная в Пружанском районе возле деревни Броды. И хотя по информации МЧС, обрушение данного моста не повлияло на жизнедеятельность населенного пункта, все вышеперечисленные случаи показывают определенную тенденцию. Не хочется делать негативный прогноз, но, боюсь, в ближайшие годы инциденты с мостами и путепроводами в нашей стране могут продолжиться. И дай Бог, чтобы обошлось без пострадавших и, тем более, жертв.

Почему в Беларуси мосты падают?

Основная проблема в том, что эти инфраструктурные объекты создавались в то время, когда мы с большего оправились от последствий второй мировой войны и у нас появились ресурсы «прокачивать» инфраструктуру (разумеется, без ущерба для космической программы и трат на оборону, также сильно «оттягивавших карман» бюджета одной шестой части суши). Вот почему значительное число данных технических сооружений была построена в 1960-80-е годы. Я сейчас не беру во внимание инфраструктурные объекты, созданные при царе и польскими властями в западной части страны в межвоенный период.

Ничто не вечно и все имеет свой определенный срок эксплуатации (даже при должном уходе). Помните, как было много техногенных катастроф по всему бывшему СССР 1990-х годах? Одной из причин чего, в том числе, было отсутствие необходимого облуживания инфраструктуры в первые годы после распада Советского Союза.

Проблему явно видят и ее масштаб осознают наверху. В апреле 2020-го года при посещении ОАО «Стеклозавод «Неман», Александр Лукашенко поручил в ближайшее время восстановить 12 проблемных мостов на республиканских дорогах, как всегда, высказавшись по вопросу в своей оригинальной манере:

«Это даже важнее, чем борьба с коронавирусом. Психоз должен быть вокруг мостов. Нам надо за короткий промежуток времени все эти мосты восстановить».

И ведь ни в коем случае нельзя сказать, что власти ничего не делают. Например, тот же путепровод на развязке улицы Орловской и проспекта Победителей в Минске относится к числу проблемных в связи с тем, что при его строительстве применялась клеевая технология. На данный момент на МКАД уже завершилась реконструкция трех путепроводов, построенных по такому же принципу (упомянутая выше развязка в районе Лошицы, и путепроводы на 2-м км и 24-м км Минской кольцевой автодороги). При этом были проблемы с мостами и в других регионах страны. Учитывая это, сооружениям такого типа уделяется повышенное внимание, вследствие чего они подвергаются регулярному контролю. А вот на ремонт всего и сразу, скорее всего, у государства на данный момент просто не хватает ресурсов. И как бы наверху не хотелось бы «свои деньги выделять и забирать откуда только можем, чтобы восстанавливать мосты» (что было озвучено президентом на открытии все того же восстановленного моста в Житковичах в ноябре 2018-го года), достаточного количества средств для решения указанной проблемы сейчас, видимо, просто нет.

Если в 2000-х годах мы строили ледовые дворцы и новое здание Национальной библиотеки, то в 2010-е замахнулись уже на более масштабные проекты (та же БелАЭС), параллельно с этим строя третью линию минского метро. При этом также шла работа по возведению новых зданий, в первую очередь — для органов госуправления, но также (по мере наших скромных возможностей по сравнению с теми же россиянами) продолжали возводиться новые школы, больницы, иные объекты. Например, Минск получил, как минимум, четыре новые транспортные развязки: на пересечении проспектов Жукова и Дзержинского, Денисовской с Маяковского, на пересечении улицы Тимирязева со вторым кольцом и проспекта Независимости — с улицей Филимонова. В Бресте появился Западный обход, а в Гродно — Восточный мост. Список введенных в строй только в последние годы объектов можно продолжить. И эти объекты могут прослужить еще нескольким поколениям белорусов.

А вот про инфраструктурные объекты, построенные предыдущими поколениями, получается, как-то позабыли? А они, как и люди, не молодеют. Беда пришла откуда не ждали: обрушилась часть путепровода не где-то на периферии, как это случалось прежде, а в самом центре Минска. И вот уже даже некоторые конструктивные критики действующей власти прямо называют данный инцидент не иначе как позором, как минимум, для столичных властей. А усталость конструкций (если исходить из предполагаемой причины случившегося) – вещь вполне себе предсказуемая и довольно просто поддающаяся анализу. При этом проводятся экспертизы, на основе которых делаются заключения о пригодности к эксплуатации. Но мосты почему-то продолжают падать и делают это даже уже с определенной регулярностью. И все это повод задуматься о более глобальной проблеме: инфраструктура изнашивается быстрее, чем реконструируется и обновляется.

Политическая карта в руках оппонентов власти

В это связи есть еще такой нюанс: любой подобный инцидент в силу нашей белорусской специфики тут же становится политическим. Данный путепровод обрушился не просто в центре Минска, а в районе многострадальной Немиги — буквально в нескольких шагах от места трагедии 30 мая 1999-го года, когда в давке в подземном переходе погибло 53 человека, а еще около 250-ти получили травмы. Утром следующего дня, 31-го мая 1999-го, Глава государства в своем обращении даже специально акцентировал внимание своих политических оппонентов на том, чтобы они «не пытались разыграть политическую карту» по причине произошедшей трагедии, в которой погибли дети.

Также может произойти и сейчас, когда еще не полностью улеглось недовольство части общества реакцией властей на события 2020-го года, тем более, что на повестке дня находится референдум по новому проекту Конституции и в наборе с ним — возможные козни со стороны оппозиции, направленные, если не на срыв голосования, то хотя бы на дискредитацию идеи референдума и так далее. Общественно-политическая ситуация, на фоне которой происходят подобные катастрофы (которых, при выполнении определенных действий, вероятно можно было бы избежать) не самым лучшим образом влияют на отношении масс к действующей власти.

Например, год назад, в январе 2021-го, когда в ряде регионов (в минских Дражне, Степянке и Малиновке, а также в Солигорске, Дзержинске, Витебске, Борисове, Фаниполе, Орше) из-за аномальных для белорусского климата холодов произошли аварии на теплотрассах, то многие «несогласные» довольно активно критиковали власть (в данном случае за то, что та в -18 не досмотрела «за трубами» и те лопнули). Даже если допустить чисто гипотетически, что после августа 2020-го года функции первого лица государства выполнял (или выполняла) некто иной, кого бы тогда сделали виноватым в ситуации с лопнувшими теплотрассами «сторонники перемен»? Также если сейчас С. Тихановская (опять же, если допустить такой фантасмагорический вариант), стояла бы во главе страны, неужели занятие этой должности априори являлось страховкой от разрушения путепровода на Немиге?

C:\Users\user\Desktop\2730ad2a61d90cf48d900743298a1439.jpeg
Путепровод на Немиге во время одного из протестных маршей
(август-сентябрь 2020-го)

Спустя несколько часов после инцидента с путепроводом в сети интернет начала появляться явно фейковая информация, что «чуть ли не лично президент Беларуси запретил дорожникам проводить нормальное обследование этого моста и проводить там ремонтные работы» — по крайней мере именно в такой формулировке корреспондент агентства «Минск-Новости» попросил отреагировать на «городские сплетни» уже упомянутого выше гендиректора «Горремавтодора» Дениса Глинского. На что тот ожидаемо ответил, что первый раз такое слышит. Разумеется, подобные фейки не выдерживают совершенно никакой критики по причине полного отсутствия в них логики. Это как если обвинить «сторонников перемен» в том, что они ходили по тому самому путепроводу во время одного из своих протестных маршей летом-осенью 2020-го, и, тем самым, способствовали обрушению одной из двух пешеходных частей этого сооружения через полтора года после этого. И здесь, кстати, фактов намного больше, нежели голословное обвинение первого лица государства якобы в запрете обследования упомянутого путепровода: потому что эти «хождения» действительно имели место, что можно очень легко подтвердить фото- и видеоматериалами.

Все это шутки. А вот если бы при обрушении путепровода пострадали бы люди? Напомню, район Немиги утром и вечером является весьма загруженным, как автотранспортом, так и пешеходами. А если бы инцидент произошел на несколько часов раньше, когда плотный поток транспорта, не то что движется, а, бывает, просто стоит ровно под упомянутом путепроводом? В этом случае шутки про «протестунов», расшатывающих своими оппозиционными хождениями шестидесятилетний путепровод, были бы уже абсолютно неуместны.


Исходя из реалий сегодняшнего дня, модернизация транспортной инфраструктуры, доставшейся нам в наследство от БССР, на ближайшее десятилетие является одним из серьезнейших вызовов для действующей власти. А если на сегодняшний день для этого нет достаточного количества средств – то будет полезным в целом еще тщательнее следить за состоянием подобных объектов. И это не только вопрос жизни и здоровья граждан, но, вместе с тем, и вопрос политического будущего нынешней власти. Ведь люди, к сожалению, в первую очередь замечают и помнят не то, что сделано (а властью сделано очень много хорошего) – а именно то, что не сделано. А оппоненты – тем более. Политические последствия от обрушения даже еще лишь одного моста или путепровода, при определенных условиях, могут стать для действующей власти фатальными.

Back to top button