Мнения

Одиннадцать друзей Штатов. Как и зачем создаётся Транс-Тихоокеанское партнёрство

В последнее время многие аналитики прочат крах Западного мира и Америки, как главного мирового жандарма. Однако вчера по информационным агентствам прошла информация о том, что были достигнуты окончательные соглашения по договору о создании Транс-Тихоокеанского партнёрства. Что это за объединение и насколько оно сможет помочь Америке вернуть роль «мирового жандарма» расскажет Глеб Шутов, старший аналитик Центра внешнеполитических и стратегических исследований. Автор ряда публикаций о Транс-Тихоокеанском партнерстве и его влиянии на процессы экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе:

— «Бумажный крокодил» пугает Китай? http://russiancouncil.ru/blogs/gleb-shutov/?id_4=1911

— Транс-Тихоокеанское партнерство будет определять глобальную повестку дня в ближайшее десятилетие http://www.soyuz.by/news/expert/8452.html

— Завершить нельзя затянуть http://zviazda.by/2014/10/59140.html

— Восемь вопросов о Транс-Тихоокеанском партнерстве (ТТП) http://geopolitics.by/analytics/vosem-voprosov-o-trans-tihookeanskom-partnerstve-ttp

Здравствуйте Глеб, расскажите что это за объединение, кто главный инициатор его создания и как долго к нему шли?

Здравствуйте, история Транс-Тихоокеанского партнерства начинается в 2005 году, когда Бруней, Сингапур, Чили и Новая Зеландия решили заключить соглашение, вступившее в силу в 2006 году. США присоединились к переговорам по ТТП в 2008 году, разочаровавшись ходом переговоров по ВТО в Дохе, в это время и чуть позже к переговорам присоединились и другие страны. Последней, в 2013 году, присоединилась Япония. ТТП представляет собой самый масштабный торговый союз, который охватывает не только привычные вопросы либерализации торговли товарами и услугами, но также и такие вопросы, как государственные закупки, охрана окружающей среды и прав интеллектуальной собственности, борьба с коррупцией, снижение роли государства в экономике и защита прав трудящихся.

C чем связано, что Соглашение подписано именно в данные временные сроки?

Азиатско-тихоокеанский регион буквально опутан сетями двусторонних соглашений, в настоящее время происходит создание более крупных проектов. Транс-Тихоокеанское партнерство — не единственное в этом роде. Также надо вспомнить продвигаемое Китаем Региональное всеобъемлющее партнерство, экономическое сообщество АСЕАН, Все эти три объединения планируется создать в течение 2015 года, тот, кто успеет сделать раньше, сможет определять торговую повестку дня для этого региона и, возможно, для остального мира.

Еще немаловажно, что соглашение о ТТП имеет шансы пройти сито Конгресса в основном при администрации Обамы, так как многие претенденты на пост президента США высказываются об этом союзе довольно негативно. Так что, по всем показателям, или ТТП заработает в 2016 году, или останется в истории.

Сколько стран сейчас туда входят?

В настоящее время, помимо США, в ТТП входят: Канада, Новая Зеландия, Австралия, Бруней, Вьетнам, Чили, Сингапур, Малайзия,Мексика, Перу и Япония.

Какие страны  смогут присоединится к Соглашению в краткосрочной и среднесрочной перспективе?

По моим прогнозам, в краткосрочной перспективе, т.е. в пределах до 2020 года к соглашению могут присоединиться: Тайвань, Таиланд, Южная Корея, Филиппины, в среднесрочной перспективе – некоторые латиноамериканские страны и, как ни странно Индия, которую США все чаще рассматривает в качестве перспективного партнера по сдерживанию Китая и гигантский сборочный цех для американских компаний.

Это объединение носит больше экономический или всё таки ещё и политический характер?

Сейчас сложно отделить политику от экономики. Как говорили классики, «политика- это концентрированное выражение экономики». Хотя текст Соглашения до сих пор остается тайной, но, по некоторым утечкам и тому краткому содержанию, которое выложили вчера в открытый доступ, понятно, что речь идет не только об экономике. Например, страны-участницы ТТП обязываются придерживаться определенных стандартов в трудовой политике и это обяжет, скажем, такую социалистическую страну, как  Вьетнам, допустить создание независимых профсоюзов. Также Соглашение предусматривает прозрачную процедуру госзакупок, способствует снижению роли государства в экономической сфере.

Можно сказать, что в последнее время государства уже не являются единственными субъектами политики, о себе, как о политических субъектах все активнее заявляют такие акторы, как ТНК и НГО. Соглашение о ТТП, по моему мнению, в определенной мере отражает этот тренд. Так, по нормам Соглашения, ТНК, сможет, например, подать в суд, скажем на правительство Мексики или любой другой страны-участницы партнерства.

Есть, конечно, и довольно странные аспекты ТТП. Например, на сайте Белого Дома опубликовано письмо за подписью восьми американских дипломатов, относящих себя к представителям секс-меньшинств. В письме указывается, что ТТП и другие торговые союзы должны содействовать защите прав секс-меньшинств по всему миру. Мне сложно представить,  как торговое соглашение будет способствовать пропаганде однополых связей или улучшению отношения к гомосексуалистам и лесбиянкам, но, дипломатам, видимо, виднее, на какие рычаги будут давить в этом вопросе.

Сегодня многие говорят о падении роли Америки в современном мире и всего западного мира, насколько ТТП сможет помочь вернуть Америке былое могущество?

Я думаю, что о падении США пока говорить рановато. Скорее всего, идет процесс переформатирования роли гегемона. Как стало недавно известно, аналитики корпорации РЭНД смоделировали конфликт в Азиатско-Тихоокеанском регионе и пришли к выводу, что, начиная с 2010 года, американские ВВС уже не смогли бы добиться перевеса над китайской авиацией в этом регионе. Скорее всего, США будут меньше играть роль «мирового жандарма», перенося ответственность по силовому сдерживанию соперников Америки на своих союзников и коалиции союзников. Этим союзникам США, конечно, будут оказывать военную поддержку, но прямо участвовать в военном сдерживании будут в меньшей степени. В пользу этой гипотезы может говорить например ремилитаризация Японии- одного из важнейших союзников США в АТР, усиление американо-индийской, американо-вьетнамской и вьетнамо-индийской дружбы против Китая.

Итак, вместо мирового жандарма, США будут пытаться играть скорее роль управляющего центра, роль «законодателя мод» для остального мира. ТТП в этом плане- пробный шар, так как предусматривает распространение выгодных для США стандартов и правил на довольно широкий круг стран.

Как связно подписание ТТП и ТТИП?

По моим прогнозам, Транс-Атлантическое торговое и инвестиционное партнерство между ЕС и США будет подписано примерно в течение полугода после начала работы ТТП. По моим ощущениям, европейцы немного притормаживали этот проект, ожидая, что же выйдет у США в Азиатско-тихоокеанском регионе. В глобальной системе разделения труда ТТП и ТТИП, конечно, взаимосвязаны и охватывают порядка двух третей объема мировой торговли. Причем, наибольшую выгоду от ТТИП получат как раз европейцы: прогнозируется, что выгода для ЕС будет составлять около 115 млрд. евро в год, а для США-95 мрлд.

Какое влияние ТТП и ТТИП могут оказать на реализацию проекта “Одного пояса и одного пути?

На этот счет высказываются разные мнения. Кто-то всерьез полагает, что ТТП и ТТИП не являются конкурентами, однако, если почитать китайских экспертов, а не белорусских и росссийских сторонников проекта «Одного пояса и одного пути», то становится понятно, что Китай опасается негативного влияния ТТП и ТТИП на продвигаемые им интеграционные проекты, в том числе, и на проект «Одного пояса и одного пути».

Китайский экспорт на две трети обеспечивается комплектующими из Японии и стран АСЕАН, создание ТТП сделает более выгодным торговлю в рамках союза, что приведет к падению товарооборота с КНР, так что в результате этого может «просесть» китайский экспорт. И это при том, что китайская экономика сейчас переживает явно не лучшие времена.

Если говорить о ТТИП, то можно обратить внимание на такой показатель, как  ESI (Export Similarity Index), по оценке, опять же, китайских экспертов, этот индекс довольно высок для китайских и американских товаров на рынке ЕС. Проще говоря, и США, и КНР поставляют и хотят поставлять на европейский рынок почти одни и те же категории товаров. Учитывая то, что ТТИП даст преимущество американским производителям и поставит перед китайскими товарами барьер высоких стандартов, конечно, китайский экспорт в ЕС пострадает, а значит, упадет и значимость транспортного коридора из КНР в ЕС, т.е. наземного шелкового пути.

Насколько оправданна трактовка ТТП как однозначно антикитайского пакта?

Однозначно антикитайским назвать его сложно, все-таки создавался он в 2005 году без цели насолить Китаю. Другое дело, что участие США в проекте может давать основания заподозрить его в антикитайской направленности. Да и сам президент США Барак Обама, уговаривая конгрессменов дать ему дополнительные полномочия по заключению торговых соглашений, по моим подсчетам трижды, с апреля по июнь стращал американцев «китайской угрозой». В частности, Обама говорил, что глобальные правила торговли должны устанавливать США, а не страны вроде Китая.

Но, помимо риторики, есть и мнение экспертов, например, Эван Медейрос, один из наиболее влиятельных американских экспертов по Азии, высказывался полжительно насчет присоединения КНР к ТТП, да и Барак Обама заявлял, что он в общем-то, не против присоединения Китая к проекту, если Китай будет соответствовать высоким стандартам ТТП.

На каких принципах строиться это новое объединение?

Официально- на принципах транспарентности, свободе торговли товарами и услугами. Если говорить о том, на каких принципах будут строиться отношени между странами-участницами, то сторонники ТТП сказали бы, что речь идет о равноправном партнерстве в общих интересах.  Если же спросить мнения, скажем, антиглобалистов, то они сказали бы что речь идет об отказе стран-участниц от части суверенитета и создании чего-то вроде неоколониальной империи с США и, в особенности, ТНК в качестве метрополии, так как стандарты и правила ТТП, если верить антиглобалистам, написаны в Вашингтоне под диктовку корпораций.

Насколько правы те или другие, покажет время.

Верно ли, что основным бенефициаром (выгодоприобретателем) от Соглашения будут являться США или менее развитые страны тоже смогут получить выгоду?

Основную экономическую выгоду, как ожидается, извлекут Малайзия, Вьетнам и Япония, которые смогут максимально нарастить свой экспорт в рамках ТТП. Например, примерно 60 % вьетнамского экспорта текстиля сейчас приходится на страны-участницы ТТП, но в этих странах существуют довольно высокие таможенные барьеры, например, в США вьетнамский текстиль облагается 18% таможенной пошлиной. Обнуление пошлин, конечно же, подстегнет экспорт вьетнамского текстиля, но, в то же время, обнажит вьетнамский рынок для еще большего проникновения, например, молочной продукции из Новой Зеландии, так что, скажем, вьетнамская компания Винамилк, будет рассматривать ТТП как вызов. Я бы сказал, что выгоды и потери понесут не конкретные страны (те же американские автопроизводители вряд ли обрадуются усилению конкуренции со стороны японцев), а определенные отрасли, каждая страна имеет как сильные сегменты экономики, так и откровенно слабые, неконкурентоспособные. Эти слабые отрасли пока что поддерживаются на плаву благодаря протекционистской политике, но со временем, в том числе и благодаря ТТП, будет происходить переформатирование структуры экономик стран-участниц. Например, можно предположить, что японские производители риса, не выдержат конкуренции со стороны Вьетнама, также съежится и вьетнамское молочное производство под натиском новозеландских производителей. Короче говоря, можно предсказать складывание новой системы разделения труда в рамках ТТП с постепенным отмиранием в странах-участницах нежизнеспособных отраслей. Это будет способствовать росту взаимозависимости экономик стран-участниц партнерства.

Как, по Вашему мнению, может выстраиваться линия сотрудничества ТТП и КНР?

По моему мнению, отношения между ТТП и КНР могут идти двумя путями: Китай может быть изолирован от ТТП или же включен в ТТП в той или иной форме.

То есть, по линии ТТП — КНР есть две стратегии:

1. ТТП без Китая. В этом случае есть риск обрыва ряда производственно-сбытовых цепочек региона, дальнейший исход производств из КНР в страны ТТП, усиление роли таких развивающихся стран, как Вьетнам и Индия, использование ТТП как инструмента сдерживания Китая в регионе.

2. ТТП+Китай. В этом случае Китай будет сотрудничать с ТТП, не присоединяясь, так как ряд стандартов ТТП Китай вряд ли будет способен принять. Однако, такое партнерство будет идти на пользу странам-участницам, в той или иной мере активно торгующим с Китаем в настоящее время. Также сотрудничество по формуле ТТП+1 будет катализатором социально-экономических и, кто знает, политических преобразований в Китае. Причем преобразований в том ключе, в котором это выгодно США.

Так что я полагаю, что, если США будут намерены проводить эффективную и прагматичную политику, то в их же интересах не оставлять Китай «за бортом», а предложить КНР формулу сотрудничества с ТТП.

Причем, если принять на веру гипотезу о фракционной борьбе в КНР, такое предложение стоило бы сделать до XIX Съезда КПК, на котором будет, как ожидается, зафиксирован окончательный расклад сил в политической элите Китая. Реформистские силы в Китае, по моему мнению, только выиграли бы от формулы ТТП+1 и это, соответственно, ослабило бы позиции тех сил, который настроены на соперничество с США, усиление роли КНР в АТР и сближение Китая с Россией, т.е. той группы, которую возглавляет Си Цзиньпин.  Но, это если принять на веру отдающий конспирологией концепт о войне элит внутри КНР. 

 Может ли подписание соглашения повлиять на те интеграционные объединения куда сейчас входит наша страна?

Наш мир взаимосвязан и взаимозависим, естественно, что влияние ТТП на ЕАЭС и на проект «Одного пояса, одного пути» будет. Например, Вьетнам является страной-участницей ТТП и, в то же время, участником Соглашения о зоне свободной торговле с ЕАЭС.  Весьма вероятно, что участие Вьетнама в ТТП скажется на его торговых отношениях со странами ЕАЭС в рамках зоны свободной торговли.

О влиянии ТТП на перспективы «Одного пояса, одного пути», я говорил ранее. Добавлю, что лично я не спешил бы особо с созданием инфраструктуры Нового шелкового пути до тех пор, пока не будет окончательно ясна участь ТТП и ТТИП, так как создание этих проектов может существенно повлиять на рентабельность создаваемой в рамках проекта Нового шелкового пути инфраструктуры. Проще говоря, падение китайского экспорта в ЕС  может сделать так, что через нашу территорию будет проходить меньший поток китайских товаров, чем это задумывалось изначально. Поэтому, участвуя в проекте Нового шелкового пути, по моему мнению, стоит присматриваться к ТТП и ТТИП, заблаговременно учитывая какие вызовы или преимущества могут нам нести эти проекты.

 Насколько Беларусь готова к тем вызовам, которые принесет подписание Соглашения о ТТП и ТТИП?

О том, насколько готова страна говорить сложно. Я могу судить по опыту своего общения с белорусскими экспертами на эту тему. Когда полтора года назад я, один из первых в Беларуси, начал изучать ТТП, то в основном, отношение белорусских экспертов, с которыми мне приходилось общаться было скептическое. Они не верили в то, что такой «торговый Левиафан» вообще может существовать. Чуть позже, когда стали просматриваться контуры ТТП, отношение к этому проекту стало меняться — ТТП стали расценивать в качестве орудия США по сдерживанию Китая, а Китай ведь – наш стратегический партнер. Так что отношение поменялось от недоверчивого к негативному. Судить об отношении белорусских экспертов к ТТП по публикациям лично мне крайне сложно, так как, мне не попадались публикации на эту тему белорусских авторов, кроме моих собственных. Возможно,  я плохо искал. В России вопросом ТТП интересуются куда более активно, есть ряд интересных точек зрения, с которыми я не во всем согласен.

Лично мне хотелось бы верить, чтобы наша страна была готова избежать негативных последствий от  работы ТТП и ТТИП и, в оптимальном варианте, смогла извлечь из этого определенную выгоду. Но для этого надо, чтобы наше экспертное сообщество всерьез занялось изучением этой темы. Пока что такого интереса, повторюсь, лично я не наблюдаю.

 Как ТТП может затронуть интересы простых граждан Беларуси, далеких от глобальных экономических и политических процессов?

Самый очевидный пример – это свобода Интернета. Есть такая антиглобалистская страшилка насчет того, что в странах ТТП могут начать привлекать к уголовной ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности в Интернете. Проще говоря, достал человек «экранку» нового голливудского блокбастера — выложил ее на торрент-раздаче, а за это его посадили в тюрьму. Насколько эти страшилки окажутся правдой — можно будет судить тогда, когда в открытом доступе мы увидим полный текст Соглашения о ТТП, а не только его краткий конспект.  Но, конечно, пользователям Интернета надо готовиться к тому, что эпоха бесплатного контента подходит к концу. Так что придется или заранее запастись пиратскими видео и музыкой на всю оставшуюся жизнь, или готовится платить за просмотр киноновинок. 

И последний вопрос — как случилось, что Вы стали заниматься изучением Транс-Тихоокеанского партнерства?

Да, как я дошел до жизни такой. Дело в том, что я одно время довольно плотно занимался вьетнамской проблематикой, участвовал в работе конференций ИВ РАН и ИДВ РАН по данной тематике, выпустил в соавторстве с российским ученым монографию, в которой анализировал риск «цветной ревоолюции» в СРВ.  В любом страноведческом исследовании крайне важно не только заниматься анализом документов и фактов, но и общаться с жителями той страны. Так я начал общаться со многими вьетнамцами, публиковался во вьетнамском общественно-политическом журнале на темы связанные с международными отношениями в Азии. Среди моих вьетнамских друзей появился и один известный во Вьетнаме, да и в Беларуси бизнесмен,  мы часто обсуждали экономические перспективы Вьетнама и именно он полтора года назад посоветовал мне плотно заняться изучением Транс-Тихоокеанского партнерства.  С тех пор моя жизнь, по крайней мере, ее сетевая составляющая, довольно сильно изменилась.  Если нормальный человек, заходя в интернет обычно первым делом проверяет личную почту и соцсети, то я начинал свой сетевой сеанс с просмотра информации о ТТП за 24 часа, раз в неделю я готовил краткий анализ информации о ТТП. Пришлось читать и книги о ТТП и ТТИП на английском. Насколько эта зацикленность полезна — покажет время, если благодаря моим исследованиям наша страна сможет избежать угроз и что-то полезное извлечь, значит, я занимался ТТП с максимальной пользой. Если же этого не удастся достичь, все равно, само по себе изучение такого вопроса как Транс-Тихоокеанское партнерство, помогло мне подтянуть английский язык и в какой-то степени дисциплинировало  мой ум, так что, даже если ТТП не пройдет сито Конгресса США и останется лишь на бумаге, я все равно буду в выигрыше.

Кнопка «Наверх»
Закрыть