Мнения

Парадоксы общественного мышления или Бабарико головного мозга

Александр Телевич

Кампания по выборам президента вышла на свою финишную прямую – до дня основного голосования остаются считанные дни. Некоторая часть белорусского общества уже пребывает в эйфории от полной уверенности, что существующий режим расшатан настолько, что вот-вот падет – теперь-то мы наконец заживем! Какими бы ни были результаты волеизъявления, хочется надеяться, что в будущем нас ждет еще немало интересных и насыщенных избирательных кампаний. Вот только проблема, что голосуем мы часто чем угодно, только не головой, к сожалению, останется.

Оговорюсь сразу: лично против Виктора Бабарико ничего не имею. Наоборот, в последние годы привык слышать и читать о нем только хорошее – он и сильный менеджер, и меценат широкой души, возвращавший в Беларусь картины французских художников, родившихся в Беларуси. Дело БелГазпромБанка… тут пусть компетентные органы разбираются, да и презумпцию невиновности пока что никто не отменял. На сегодняшний день, пока нет судебного решения, признающего Виктора Бабарико виновным в совершении каких-либо противоправных действий, гражданин Бабарико – официально честный человек.

По мнению ряда обозревателей, на нынешних выборах именно Виктор Бабарико мог стать наиболее серьезным соперником действующего президента, но ему было отказано в регистрации в качестве кандидата, что было вполне ожидаемо. В причины вдаваться не хотелось бы. Валерию Цепкало, который также, как и Бабарико, активно собирал подписи и ездил по регионам, в регистрации было отказано тоже. Блогер Сергей Тихановский был отлучен от участия в выборах еще раньше: у него просто не было возможности подать документы на регистрацию инициативной группы – он отбывал сутки за одну из несанкционированных акций, в которой участвовал ранее. Вместо него документы на регистрацию своей инициативной группы подала его супруга Светлана, группа которой была зарегистрирована и ей даже удалось собрать нужное для регистрации кандидатом количество подписей.

Через два дня после нерегистрации Бабарико и Цепкало было объявлено о совместной координации действий штабов Бабарико, Цепкало и Тихановской. На первый взгляд, казалось бы, что объединить действия штабов кандидатов легко, а вот объединить электорат трех довольно разных кандидатов буде гораздо сложнее. С одной стороны, потенциальные избиратели Светланы (и Сергея) Тихановских, сторонники Виктора Бабарико и Валерия Цепкало отличается, причем довольно сильно. Сочувствующие Тихановских — это люди, руководствующиеся принципом «кто угодно, только не он». Сторонники Бабарико и Цепкало — это граждане, нацеленные на рациональный выбор, которые хотели бы видеть в качестве президента эффективного менеджера, а не домохозяйку. Ведь Светлана Тихановская постоянно позиционировала себя в качестве технического кандидата, заявляя, что не претендует на должность президента, а участвует в кампании только ради моральной поддержки своего мужа.

И вдруг неожиданно для себя она оказывается на вершине общенационального протеста и получилось так, что именно вокруг Тихановской сосредотачивается протестный потенциал общества. Голосование за нее — это не выборы нового президента, а голосование против А. Лукашенко.

А это мы уже проходили. В 1994 году, когда во втором туре первых в истории Беларуси президентских выборов сошлись Вячеслав Кебич и Александр Лукашенко. Так вот многие проголосовали за Лукашенко только потому, что не хотели видеть президентом Кебича. Если кто-то считает, что кандидат А не достоин занимать избираемую должность, вовсе не обязательно голосовать за кандидата Б как за меньшее зло – для таких случаев есть замечательный вариант под названием «против всех». Иначе может получиться, что вначале создаем, а затем боремся с делами рук своих.

Существует мнение, что за годы правления Александра Лукашенко в нашей стране исчезло понятие публичной политики, вернее, она полностью свелась к существованию и действиям лишь одного актора – самого Лукашенко. Вот почему теза «кто угодно, лишь бы не он» имеет антитезу «никто, кроме него» — вся политика у нас по-прежнему де-факто вращается вокруг одного единственного политического деятеля.

Александр Лукашенко, конечно же, не идеален. Всем не угодишь: противники есть у любой власти. Сегодня определенная часть общества действительно готова поддержать кого угодно, но только не Лукашенко. Отчасти эти люди уподобились девушке в возрасте «немного за тридцать», до этого не бывавшей замужем, и поэтому готовой связать свою жизнь чуть ли ни с первым встречным.

Если вернуться к «кто угодно, только не он», то одной из причин такого положения дел является, в частности, низкая политическая и в целом низкая правовая культура. Например, мне доподлинно известен случай, когда женщина, стремясь поставить подпись за Виктора Бабарико, посетила в Минске почти все места сбора подписей в его поддержку. Свои действия она объяснила тем, что это был ее гражданский долг. Большинство людей, даже далеких от политики, знает, что за одного претендента один и тот же человек может подписаться не более одного раза – то есть вторая и все последующие подписи будут признаны недействительными.

Или еще такое пример. Когда стало известно, что в первые дни августа Президент Лукашенко обратиться с ежегодным посланием к обеим палатам парламента, кандидат Тихановская также потребовала для себя право выступить перед той же аудиторией в тот же день, обосновав свое требование тем, что согласно Избирательного кодекса РБ все кандидаты в президенты имеют равное право выступать на предвыборных и иных собраниях и вообще обладают равными правами. Разумеется, все это так. Только Александр Лукашенко выступает на подобных мероприятиях не в качестве кандидата, а как государственный служащий.

В целом это нормально: подобное положение дел присуще трансформационным обществам, обладающим низкой, еще не сформированной политической культурой. Да и в более политически зрелых социумах такое тоже может произойти — но там на избирателя действуют куда более утонченно, ибо их избиратель уже опытный и на ладошки, сложенные в форме сердца, «поведется» едва ли. Наши же люди довольно легко «ведутся» на подобный популизм. 

Того же Виктора Бабарико в первые дни-недели его политической активности по некоторым ключевым моментам ряд обозревателей сравнивал с… молодым Александром Лукашенко. В свое время того же молодого Лукашенко сравнивали с молодым Борисом Ельцином, что, кстати, уже тогда было весьма спорно. В качестве примера приводили эпизод, когда Б.Ельцин, занимая пост первого секретаря Московского горкома КПСС, в отличие от госслужащих такого уровня, передвигающихся исключительно на «ЗИЛах-членовозах», неслыханное дело, стал ездить в троллейбусе.

Если говорить о Викторе Бабарико, как еще совсем недавно наиболее серьезном потенциальном сопернике действующего президента, то невольно напрашивается вопрос: каков процент людей, готовых проголосовать за Бабарико, знал о существовании Бабарико до его заявления о планах участия в президентской кампании? Предполагаю, что это процент невелик, то есть большинство людей, ставших сторонниками Виктора, были готовы доверить высший государственный пост человеку, о котором узнали несколько недель тому назад. Сейчас ситуация полностью повторяется, только вместо Бабарико – Светлана Тихановская, о существовании которой широкие массы узнали вообще лишь в мае нынешнего года.

Основа движения т.н. «сторонников перемен» это молодежь, родившаяся в промежутке с конца 1980-х и до самого начала 2000-х годов. Так вот те из них, с кем мне удалось пообщаться, независимо друг от друга, явно намекая на Лукашенко, говорили примерно одно и тоже, что «пора его сменить» и «это плохо, когда один и тот же человек находится по главе страны так долго». На мой вопрос «представьте себе, что Лукашенко больше не руководит страной — что будете делать дальше?» ответа не мог дать никто — в разговоре повисала неловкая пауза. Конечно же, подобные беседы никак не могут претендовать даже на некое подобие полноценного социологического исследования и проводились еще до публикации избирательной программы кандидата Тихановской, где есть пункт о назначении новых выборов президента в течении полугода, будет логичным предположить, что и сейчас фантазия сторонников перемен не простирается дальше, чем «назначить новые выборы президента, в которых примут участие Бабарико, Цепкало и Тихановский». Вот так — до основанья. А затем? А о том, что будет дальше, мы еще не думали.

Летом 2019 года от одного молодого человека услышал примерно следующее: «в Украине появился Зеленский – теперь хоть у них есть шансы на лучшую жизнь». Дружище, неужели за свои 28 лет ты так и не понял, что лучшую жизнь для себя ты можешь создать только сам? Иначе получается всем известное «как бы мне ничего не делать, но чтобы у меня все было». А так, за редким исключением, не бывает. Мне реально жаль людей, связывающих желаемые изменения в стране в первую очередь с победой на выборах определенной политической силы или хотя бы с поражением другой. Разочарование от подобных заблуждений часто бывает горьким, а треск лопающихся иллюзий – пронзительно громким.

В той же Украине, если ничего не путаю, после победы «Оранжевой революции» в конце 2004 года первым «декретом» новой власти была… деприватизация «Криворожстали». Получается, что победившая в ходе народных протестов политическая сила просто отобрала крупную собственность у одних, чтобы передать ее другим. Блаженно-наивные ребята и девчата, мерзшие на тогда еще первом «Майдане» за «европейский путь Украины» поздней осенью 2004 года теперь могли быть свободны — свою задачу они выполнили и стали не нужны.

30 июля на концерте-митинге в поддержку кандидата Тихановской, проходившем в Минске в Парке дружбы народов, драматург Андрей Курейчик сказал, что «для того, чтобы победить дракона, нужно сначала убить дракона в себе», и напомнил, что эта мысль была высказана в конце 1980-х годов в фильме «Убить дракона». 

В этой связи мне вспомнился советский мультфильм «Дракон», снятый по мотивам сказок народов юго-восточной Азии. У мальчика, главного героя, сборщик налогов забрал в пользу Дракона последнее — дудочку и мячик, после чего наш герой решает сразиться с этим самым Драконом. По ходу мультфильма выясняется, что ранее многие храбрые воины, когда побеждали предыдущего Дракона, становились новым Драконом, так как были не в силах противостоять соблазнам, находящимся в сокровищнице, принадлежащей последнему. Победив Дракона, молодой человек берет из сокровищницы только то, что принадлежит ему по праву — дудочку и мячик. Тем самым он не превращается в Дракона, а остается человеком. Но это, скорее, исключение. Власть, к сожалению, слишком часто порождает драконов.

Сразу после заявления о совместной координации действий штабов Бабарико, Тихановской и Цепкало было объявлено, что Светлана Тихановская выступает за пересмотр дел осужденных по экономических статьям, пересмотр их дел «в честных и справедливых судах», а также за проведение новых «честных, справедливых, повторных, открытых выборов после 9 августа». Извините, а где гарантия, что эти суды будут действительно «честные и справедливые» и по каким критериям и кем это будет определяться? Я уже не хочу говорить о планах «пересмотреть дела осужденных по экономическим статьям» — да, давайте пересмотрим дела мошенников, взяточников, уклонявшихся от уплаты налогов в особо крупном размере и прочих прохиндеев, которые были несправедливо осуждены режимом Лукашенко. Простите, но с этой же логикой можно зайти очень далеко.

Даже если Тихановская вдруг одержит победу на этих выборах, то получится, если следовать, опять же, ее логике, что она одержала победу на нечестных выборах. Как Светлана поведет себя после победы? Ведь власть – это очень сладкая штука. Где гарантии, что после этого Тихановская действительно сложит свои полномочия и объявит новые выборы, как и обещала? Не станет ли она новым «драконом», против которого спустя какое-то время станет бороться часть ее недавних сторонников, будучи разочарованными теми или иными действиями президента Тихановской?

Штаб Светланы Тихановской продвигает в массы мысль о том, что противников действующего президента большинство, а, следовательно, у Тихановской есть высокие шансы на победу. Допустим, что «сторонников перемен» в целом и Тихановской в частности в обществе присутствует действительно достаточное количество, не позволяющее Лукашенко победить в первом туре выборов. Существует расхожее утверждение, что демократия это, в первую очередь, уважение мнения меньшинства. А противники действующей власти и по совместительству автолюбители, ездившие по улицам Минска поздним вечером 14 июля, в день отказа в регистрации кандидатами в президенты Бабарико и Цепкало, и громко сигналившие (напомню, все это происходило в середине рабочей недели) подумали о том, как отнесутся к такой форме их протеста граждане, которым утром 15 июля нужно было рано вставать на работу? Не думаю, что проблемы этих граждан нескольким сотням сигналящих автолюбителей были по-настоящему интересны.

Предположим, что эти же «сторонники перемен» одержат победу на выборах – не начнутся ли с их подачи репрессии в отношении бывших приспешников режима Лукашенко или даже простых белорусских граждан, которых в целом все устраивает и поэтому они голосуют за действующего Главу государства? Тихановская в своей программе декларирует, что «после моей победы на выборах в течение переходного периода страной будут управлять те же чиновники, что и сейчас, за исключением тех, кто грубо и откровенно нарушал закон». Получается, в случае победы Тихановской, части нынешней номенклатуры люстрации избежать все равно не удастся? «Сторонники перемен», конечно же, ратуют за «народное единство» (недавно тот же Валерий Цепкало заявлял о создании комитета с подобным названием) и прочее «всем сестрам по серьгам». А на самом деле получается, что «уж мы их душили, душили»? Так чем тогда они лучше Лукашенко, некоторые чиновники которого, как это указано в программе кандидата Тихановской, «нарушали закон» и должны быть отстранены от работы?

Не скрою, мне понравилось высказывание Дениса Мельянцова о том, что «каким нужно быть клиническим идиотом, чтобы убедить себя, что рейтинг Лукашенко 3% и остальные 97% — это прогрессивные, демократические, проевропейские белорусы». Разумеется, довольно резкая форма пусть останется на совести автора высказывания, но он в целом очень хорошо видит корень проблемы.

С другой стороны, в последние дни и недели людей с белым браслетами на руках становится все больше. Или вот такой пример. Несколько дней тому назад у себя в подъезде я встретил молодую женщину, которая, по ее словам, самостоятельно распечатала листовки кандидата Тихановской и сейчас клеит их по подъездам окрестных домов на двусторонний скотч, купленный за свой счет. Если человек делает это бесплатно, а, следовательно, за некую идею – это уже проблема. Сегодня все эти белые ленточки и лозунги типа «Уходи», «Надоел», «Перемен!» в виду своей массовости действительно несут определенную угрозу для власти. Отсюда вытекает серьезный вопрос: как белорусские власти вообще могли допустить возникновение подобной ситуации? Скорее всего, после выборов наверху будет проведен серьезный разбор полетов, на основе которого будут приняты определенные кадровые и даже управленческие решения.

Мне в целом представляется, что власть сама уже созрела для проведения трансформаций, за которые сегодня также борются и «сторонники перемен». Просто волна, возникшая в обществе весной-летом нынешнего года может подтолкнуть власти делать это быстрее, чем планировалось ранее и во время общественного обсуждения грядущей новой версии Конституции нам вполне могут предложить ту же норму про «не более двух сроков на посту президента для одного и того же лица», за что сегодня ратуют новые оппозиционеры (да и старые тоже). Вполне вероятен вариант перераспределения полномочий в сторону усиления законодательной власти за счет одновременного ослабления власти президента. Не исключен даже вариант избираемости глав определенных административных единиц и еще много чего интересного.

В конце июня председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Андрей Савиных неспроста сказал, что «Проблемы у вертикали власти есть. Это и сбалансированное распределение полномочий и ответственности, это возникающее в ряде ситуаций превалирование ведомственных интересов над национальными, это склонность к регулированию всего и вся, это недостаточное владение важными компетенциями, это «закрытость» власти, это отставание структуры и методов управления от глобальных тенденций и требований текущей ситуации. Как мне представляется, это происходит из-за того, что система управления слишком медлительна и не всегда успевает реагировать на происходящие изменения и вызовы».

9 июля президент Лукашенко во время встречи с коллективами государственных СМИ еще раз напомнил, что «совершенствование начинается именно с Конституции, а не с майдана» и затем продолжил мысль более развернуто: «Мы должны сделать новую Конституцию. Да, прошло много времени, нужны определенные изменения. Правда, вы мне скажете, какие нужны вам изменения. Подходы и предложения могут быть разные, включая перераспределение властных полномочий. Только надо при этом понимать, что надо за это будет отвечать, во-первых. А во-вторых, не допустить столкновения ветвей власти. Я же через это прошел».

Получается, что если доверить Александру Лукашенко еще один президентский срок, то за эти пять лет власть сможет начать трансформации и довести их до логического завершения, проверить, работают ли они. И не нужны ни «Плошча», ни, тем более «Майдан». Эволюцию вместо революции, кстати, обещал и Виктор Бабарико в начале кампании по сбору подписей в свою поддержку. 

30 июля в Минске на предвыборный митинг кандидата Тихановской и концерт собралось, по разным оценкам, от 18 тыс. до 63 тыс. человек. Даже если в действительности на мероприятии было 25-30 тыс. человек – это тоже немало. Столь значительное число людей присутствовало там по следующим причинам: это и эффект новизны, и мода, и чисто спортивный интерес — для многих участников это вообще первые политические митинги в их жизни, а еще — теплое лето и просто хорошая погода. Вы попробуйте собрать столько же людей в середине февраля. Правда, в процентном отношении к общему количеству жителей Минска, обладающих избирательным правом, даже если допустить, что на концерте и митинге собрались те самые 63 тыс. человек – это будет лишь 5% от 1 миллиона 241 тыс. избирателей Минска.

В середине июля Вадим Гигин процитировал слова президента США Дональда Трампа, сказанные тем в ответ на информационные шумы негативной направленности в его отношении: «Вы знаете, это агрессивная часть общества, но за меня проголосует молчаливая Америка». А ведь у нас есть «молчаливая Беларусь» — люди, которые не ходит на митинги, а стоят у станка или крутят баранку по 8 часов в день. Зачастую этих людей почти не видно, а про белые ленточки они вообще могли не слышать. Но именно они и решают.

Хотелось бы обратить внимание на еще один очень важный и неприятный момент, а именно «слезы Вероники Цепкало». Во время своего выступления 30 июля на упомянутом выше митинге супруга экс-претендента в кандидаты в президенты Валерия Цепкало Вероника рассказала историю о том, как «20 лет назад против ее матери, когда у нее был рак третьей стадии, сфабриковали дело и затем она (мать) лежала на полу под присмотром двух надзирательниц, прикованная к батарее именно той рукой, которая была прожжена химиотерапией». После это Вероника добавила: «с тех пор я ненавижу эту власть». Рассказывая эту историю, супруга неудавшегося кандидата в президенты несколько раз пыталась картинно рыдать. Хочу заметить, актриса из нее довольно никудышная.

Это только один из примеров манипуляции общественным сознанием, которые позволяют себе альтернативные кандидаты на нынешних выборах. Происходили ли описываемые Вероникой события на самом деле? Почему она молчала столько лет и рассказала об этом только сейчас перед многотысячной толпой? Я очень не люблю, когда мной пытаются манипулировать, тем более, когда делают это, читая явно заготовленный заранее текст. И еще вопрос – сама ли она писала текст своего выступления или ей кто-то помог?

А вообще страшно, что еще можно ввести в уши людям и они это «съедят» и начнут действовать. Это сейчас «Любiм. Можам. Пераможам». Если очень захотеть, то можно попробовать, например, «натравить» православных на католиков. Или при желании негативно зарядить и направить сознание титульной нации в направлении той или иной этнической группы, допустим, стремительно растущей в последние годы китайской диаспоры. Например, та же Вероника Цепкало в своей речи, в том числе, спросила: «почему участки земли отдаются иностранцам бесплатно, а мы, белорусы, проливавшие кровь за свою землю, должны за эти участки платить?».

9 августа нам предстоит сделать свой выбор. Пожалуйста, не позволяйте собой манипулировать и сделайте свой выбор осознанно. Помните, что этот товар в течении ближайших пяти лет обмену и возврату не подлежит.

Back to top button