Мнения

Партии сказали «Надо!», что ответит им народ?

Парламентская республика фигурирует в проекте конституции штаба Тихановской, о начале регистрации своей партии заявил В. Бабарико, что-то похожее звучало и из уст высших должностных лиц. Означает ли это, что Беларусь способна быстро изменить форму правления (и мышления) в пользу децентрализованных органов власти?

Партии есть, но их как бы нет

Интрига вокруг перехода Беларуси к парламентской форме правления не утихает. Суету наводили как высказывания действующего главы государства (16 сентября 2020 г.):

«Давайте спокойно заниматься этой работой. Большое дело не делается впопыхах, оно должно вызреть. Ранее мы не занимались серьёзно партийным строительством. Не было запроса на партии».

Так и оппозиция в лице С. Тихановской и А. Лебедько, представившая в марте этого года проект конституции Новой Беларуси с однозначным указанием на переход к парламентской форме правления. Документ хороший, чего греха таить, но вот только в какой параллельной Беларуси найдётся столько нужных и искушённых в избирательной борьбе политических объединений?

Начнём с того, что по состоянию на апрель 2021 г. в Республике Беларусь официально зарегистрированы 15 партий. Это как находящиеся на слуху Либерально-демократическая партия О. Гайдукевича или партия «Белорусская социал-демократическая Громада» С. Черечня, так и ноунеймы вроде Белорусской социально-спортивной партии В. Александровича и Социал-демократической партии Народного Согласия С. Ермака. Есть две БНФ, если вдруг кому мало одной, коммунисты, «зелёные». Большинство партий зарегистрированы до 1996 г. и действительно устарели как морально, так и электорально.

С. Лущ. Изображение: teleskop-by.org

Неудивительно, что на фоне разговоров о переходе к «цивилизованной» парламентской форме правления тут же активизировались в первую очередь прогосударственные объединения. Так, 2 апреля (День единения России и Беларуси) подаёт на регистрацию документы в Минюст общественное объединение «Союз». Оно нацелено на углубление интеграции с Россией, а руководит им интересный персонаж С. Лущ. Причём Сергей Сергеевич сам скромно оговаривается, что в администрации президента в курсе его планов. 

О парламентских амбициях заявляет и общественное объединение «Белая Русь», готовое трансформироваться в Партию народного единства. Данный вопрос должны решить в ближайшее время. Говорит ли это о том, что намечается управляемый сверху «парламентский переворот»? Думаю, вряд ли. Слишком рискованно сейчас плодить даже вроде как «свои» объединения, потому как риторика некоторых из них может резко измениться, когда они почувствуют нашу любовь народную поддержку. Да и в конце концов, кто-то другой вместо бессменного должен будет стать премьером, а это вообще фатальная опасность.

Вообще, с сентября риторика первых лиц изменилась. Вот уже и Лукашенко оговаривался, что действующая Конституция не такая плохая и 30 марта на совещании по вопросу распределения полномочий органов власти заявил:

«Какой бы ни был здесь Президент, он будет главой государства с сильными полномочиями, потому что, если мы «растворим» будущего Президента (не меня это касается), имеются в виду полномочия прежде всего, стране не бывать. Она исчезнет».

А председатель Палаты представителей Национального собрания В. Андрейченко подтвердил, что «к изменению Конституции следует подходить крайне взвешенно, критично оценивая предложения, поступающие от различных социальных групп, нередко претендующих на мнение большинства (…) Убеждён, что потенциал действующей Конституции далеко не исчерпан».

Всё это подводит к тому, что никакой «вольной» парламентской республики «сверху» не предвидится, несмотря на инициативы экс-соратника В. Цепкало «Демократический союз» или «Нашей партии» от экс-кандидата в президенты А. Дмитриева. Если изменения в списке из 15 партий и произведут, то чисто косметические, введут туда «прогосударственные» элементы и устранят набившие оскомину вроде ОГП или БНФ. 

Снова «Вместе», снова «Разам»…

29 марта 2021 г. из СИЗО КГБ прилетела очередная весточка от несостоявшегося кандидата в президенты Беларуси В. Бабарико. Как оказалось, «нам нужна партия», а вовсе не бессмысленные при всей своей многотысячности уличные шествия. Это уже второе пришествие оппозиционной партии «Вместе» («Разам»), первое было ещё 31 августа при участии М. Колесниковой. Тогдашнее обращение В. Бабарико записали задолго до выборов и оно представляло собой запасной аэродром. Но забавно, что нынешнее заявление из СИЗО прилетело аккурат после двух неудачных попыток вывести людей на улицы 25 марта (День Воли) и 27 марта (первый выходной), хотя подготовлено оно было ещё 12 марта, если верить информации на сайте инициативы. Совершенно очевидно, что вариант с созданием партии «Вместе» был вынесен на понедельник при абсолютной уверенности, что людей на улицах в предшествовавшие дни не будет.

Виктор Дмитриевич сразу признался:

«Я никогда не состоял ни в какой партии и не предполагал, что такая форма объединения людей имеет право на существование в XXI веке. Но беларусы показывают, что я был не прав».

Что, в общем-то, лишний раз подтверждает абсолютную политическую безграмотность потенциальных лидеров Новой Беларуси. Далее призывают вступать в свежее объединение, чтобы не растерять добытые очки грядущей победы. К основателям сразу возникает вопрос: какой смысл создавать партию сейчас, когда режим зацементировался и продолжает репрессивное воздействие? Ведь скорее всего партию не зарегистрируют точно так же, как не зарегистрировали в своё время самого Бабарико. Да и сам по себе факт появления партии в президентской республике значит гораздо меньше, чем в парламентской, не говоря уже конкретно о Беларуси. А если вы вдруг победите, то и никакая партия будет не нужна. 

Скриншот сайта vmeste.party

Получилось странно. Вместо того, чтобы анонсировать партию хотя бы в 2019 году, бабарикинцы вначале попытались ворваться на президентский Олимп за несколько месяцев до выборов, потом швырнули людей на улицы, а теперь откатились к «законным рычагам» воздействия на власть. При этом предлагается вместо децентрализованных инициатив (КОТОСов, дворовых маршей, индивидуальных актов неповиновения) вернуться к собранному в одном месте «шабашу». Действительно, давайте облегчим работу ОМОНу, пусть прям по партийному списку всех и арестовывают. 

Виктор Дмитриевич усиленно рекламирует свой 20-летний опыт менеджера (и нулевой, по его же признанию, политический). При этом он готов продолжать борьбу даже в случае отказа в регистрации партии, ну и по традиции пока не представил даже примерную программу будущего развития. Исключение составляют, конечно, обязательные постулаты про победу и построение Новой Беларуси («благосостояние, уважение и безопасность»). Особенно умиляет вот эта строчка:

«В Беларуси живет богатый народ, и поэтому она — богатая страна». 

Кому как не обладателю домика площадью 870 кв.м, раскинувшемуся на 45 сотках, этого не знать. Впрочем, разве можно ожидать от новой партии чего-то иного, кроме стандартного неолиберального социал-демократического плана? Этакого популистского «за всё хорошее против всего плохого и пусть никто не уйдёт обиженным». Вот только стоило ли ради такой банальщины устраивать многотысячное шоу, поломавшее реальные судьбы многих белорусов?

Таблетка от диктатуры

Люди, которые начали интересоваться политикой с мая 2020 г., с готовностью набросились на идею парламентской республики, как якобы максимально правильную и подходящую для Беларуси. Дескать, вот то, что нам надо, лекарство от узурпации и пр. В качестве успешных примеров условно справедливо приводят Польшу, Чехию, Венгрию и вообще значительную часть европейских стран. Дескать, вот скинем диктатуру и заживём как немцы, итальянцы или хотя бы обитатели Балкан. Что ж, такая вероятность действительно присутствует, однако важно помнить, что в той же Чехии некоторые партии были созданы ещё при Австро-Венгрии, как, например, Социал-демократическая партия (ČSSD, 1878 г.), а их коллеги из Германии ведут отсчёт с 1863 г. В тех странах, где опыта партийного строительства не было, они, в основном существуют 20-30 лет.

Однако радетели парламентской республики в упор не замечают проблемных моментов этой формы правления. Приведу лишь самые явные примеры. 

Протесты в Армении против политики Н. Пашиняна. Изображение: ria.ru

Армения. В 2018 г. в стране гремит максимально бархатная революция. Она происходит спустя всего 2,5 года после Конституционного референдума, в числе вопросов которого было и превращение Армении в парламентскую республику. Это была хитрая попытка президента С. Саргсяна остаться у власти уже в качестве премьера, обойдя ограничения на переизбрание. Это ему удалось, что вызвало массовые протесты весной 2018 г., уход в отставку и назначение Н. Пашиняна премьер-министром (главой) страны. Однако трёхлетнее правление честно избранного парламентом лидера завершается позором и скандалом. Проигранный конфликт в Нагорном Карабахе, разлад с собственным Генштабом, плохо реализованные неолиберальные реформы, не до конца побеждённая коррупция привели к тому, что уже в апреле этого года Пашинян уйдёт в отставку. Выборы в парламент пройдут в июне 2021 г. и кто окажется у руля Армении на этот раз — одному Богу известно (возможно снова Пашинян). Это будут третьи выборы в законодательный орган за 4 года и делается это исключительно для того, чтобы «перетасовать» состав депутатов, но только в пользу действующего премьера, пока его сторонники составляют большинство в Нацсобрании. Грубо говоря, будучи уверенным в своей победе (подавляющее количество парламентариев сейчас за него), Пашинян легко уходит в отставку. На новых выборах опять побеждает альянс «Мой шаг» и при помощи иных групп поддержки его опять избирают премьер-министром. Вот вам и вся парламентская «таблетка», а в стране между тем идут разговоры о том, что неплохо бы вернуть президентскую форму правления, как и повсеместно в СНГ-ЕАЭС. 

Израиль. Пример того, как парламентская система абсолютно не работает в казалось бы демократической стране. Б. Нетаньяху, лидер партии Ликуд,  является премьер-министром фактически с 2009 г. (до этого с 1996 по 1999 г). При этом правительство формировалось в 2013, 2015, дважды в 2019 и один раз в 2020 г. А Нетаньяху, несмотря на судебные преследования по обвинению в мошенничестве, взяточничестве и злоупотреблении доверием, выражавшиеся в принятии подарков в обмен на услуги, ограничении деятельности одних СМИ и лоббировании интересов других, фактически правит Израилем более 15 лет. В этом он значительно превзошел легендарных Д. Бен-Гуриона (13 лет), И. Рабина (6 лет), Г. Мейер (5 лет), да и вообще всех премьеров Израиля. 

Италия. Страна с 2018 г. не вылазит из парламентского кризиса. Тогдашние выборы не позволили создать сильные союзы, что привело к временному альянсу популистов из движения «Пять звёзд» (2009 г. создания) и Лиги Севера (из правых, 1989 г.). В 2019 г. «Лига» отказалась от поддержки избранного премьер-министром Конте и тот заявил о намерении подать в отставку, но ему поручили сформировать новое правительство. Уже в сентябре только появившийся союз Демократической партии (2007 г.) и «Свободных и равных» вернул Конте на пьедестал, что не понравилось бывшему премьеру М. Ренци, который решил создать новую партию. В итоге начались дебаты и несмотря на выраженное парламентом доверие правительству, Конте снова вынужден был подать в отставку в январе 2021 г. Вскоре последовало вмешательство президента С. Маттареллы, его переговоры с лидерами мелких партиек и в феврале Председателем Совета Министров стал М. Драги. Надолго ли?

И это не считая похожих историй в Греции, Грузии, Великобритании и многих других счастливых парламентских республиках.

Есть такая партия

Всё изложенное указывает на то, что сделать из Беларуси парламентскую республику по щелчку пальцев не получится. Мало того, что в стране нет опыта партийного строительства родом хотя бы из XIX века, так ещё и непродолжительный период существования РСДРП-КПСС и тем более современных блёклых партий не даёт никаких поводов для оптимизма. Мы просто не знаем, каково это — голосовать за партии в условиях плюрализма мнений. И соратники Виктора Дмитриевича, конечно, могут излучать оптимизм (1 000 заявок собрали за 4,5 часа), но, как мы уже кажется все поняли, интернет-активность не равна активности реальной.

Возможно, нам выкатят абсолютно стерильный парламент (мало чем отличающийся от нынешнего) с условно избранным премьером Р. Головченко. Однако над ними будет «висеть» Всебелорусское народное собрание с почётным председателем А. Г. Лукашенко, которое сможет экстренно собираться и отменять совсем уж спорные решения, ведущие страну «не туда». Да ещё и обладать правом роспуска этого самого парламента с запретом неблагонадёжных партий. В общем, так и будем мы голосовать не голосуя по списку из 15 утверждённых и «настаяшчых» партий, а не вот этих вот деструктивных прозападных объединений, ведомых тамошними кукловодами.

XXV съезд КПСС в 1976 году. Изображение: russiainphoto.ru

Откровенно говоря, в любом случае быстро изменить выстроенную за 26 лет очень специфическую форму правления с сильной президентской властью весьма сложно. На нас либо обрушиться невероятное количество популистских краснобаев и будет как в Украине зарегистрировано под 350 партий, из которых активничают 50, а представлены в Раде всего 10, ещё и свободные места есть. Либо это будет бесконечная свара между фракциями, блоками и альянсами при внешней идентичности для наблюдателя всех этих социал-демократических образований и неолиберальных адептов. Все будут лить в уши обывателю одинаковые сказки о красивой жизни, может быть распределяться по принципу «евроцентристы-невероятные» и «пророссийские-недобитые ябатьки», а в итоге начнут формировать коалиции и продвигать угодных себе людей. Может на пару лет, а может и на 11 лет как М. Тэтчер в Великобритании или на 16 как А. Меркель в ФРГ. 

И это без учёта типичной болячки парламентариев — невозможности договориться о кандидатуре премьера, особенно в случаях, когда ни одна партия не добывает вожделённого большинства в парламенте. Словом, хотите посмотреть, что там происходит, приходьте до нас в Раду. Примеры стран с многовековыми парламентскими традициями (Великобритания, Германия, Греция) это, конечно, хорошо, но как вы собираетесь имплементировать их опыт на Беларусь, чья независимость отмечает в этом году 30-летие? И сможете ли вы объяснить работяге с МТЗ разницу между «Социал-демократическим союзом» и «Либерально-демократической партией» когда они появятся уже в Новой Беларуси? 

Back to top button