Мнения

Принудительная конституция вместо бессмысленного бунта

Руководство Беларуси настойчиво пытается вернуть общество в правовое русло и убаюкивает его скорым принятием новой Конституции. Возможно ли увести людей с улиц в ближайшее время и окажут ли изменения позитивное влияние на будущее страны?

Мы тебя заставим Конституцию любить

Впервые о возможности внесения изменений и дополнений в действующий Основной закон президент А. Лукашенко заявил 15 марта 2018 г. (по «случайному» совпадению в День Конституции Республики Беларусь). Примечательно, что в тот день разговор зашёл о создании крупной провластной партии по образцу «Единой России», только на базе отечественного РОО «Белая Русь». Лукашенко выступил против этого, хотя идею многопартийности не отмёл:

«Если мы готовы сегодня создать настоящую многопартийную систему, надо начинать с Конституции» (…) Сложится ситуация, что надо будет быстро, в течение года, выдать на-гора новую Конституцию, положить перед народом на стол — голосуйте (я сторонник только всенародного референдума), а у нас наработок не будет». 

Очередные возможные крупные изменения (как в 1996 и 2004 гг.) поначалу были восприняты обществом довольно вяло. Наверное, именно поэтому почти два года процесс не двигался ни в какую сторону. Ситуация резко изменилась после 9 августа 2020 г.

Когда начались довольно массовые, особенно по сравнению с прошлыми годами, выступления, власть заметалась. Выступили как разные слои населения, включая представителей электората, считавшегося лояльным (учителя, врачи, спортсмены), так и предприятия, имевшие вид «витрины» достижений белорусской экономической модели (МТЗ, МЗКТ, «Беларуськалий»). Именно в этот момент руководство извлекло слегка запылившиеся проекты и вдруг объявило о скором принятии новой Конституции. Причём начало агрессивно проталкивать идею о том, что документ будет принят в любом случае, по воле народа или без оной. 

22 октября экс-судья Конституционного суда А. Марискин во время круглого стола «Конституционная реформа в Беларуси: новые возможности развития страны» проговорился:

«Есть, правда, ещё вариант, про который мало говорят, он связан с возможностью принятия, я подчёркиваю, новой Конституции. В самой Конституции говорится, что новая (хоть там и нет такого слова) Конституция может быть принята в обычном порядке без проведения референдума. Это дело парламента, президента, каким путём идти и какие перемены учитывать».   

Как же так, спросите вы, ведь для изменения Конституции, особенно некоторых системообразующих разделов, обязательно нужен референдум? Для неюристов поясню — народ оказался в очень хитрой правовой вилке, вряд ли умышленно заложенной авторами Конституции 1994 г., но так удачно всплывшей именно сейчас, когда она больше всего нужна. Беда в том, что в Основном законе активно используются понятия «изменения и дополнения» и этот механизм обновления Конституции прописан в ст. 140 и отработан в 1996 и 2004 гг. Во-первых, указано, что они могут быть проведены через референдум, а также упомянуты четыре раздела, которые можно изменить только после обращения к народу. Но при этом ничего не говорится о механизме принятия полностью нового документа, а точнее очень расплывчато упомянуто в той же ст. 140. Судья Марискин (а за ним, надо полагать, и весь Конституционный суд) элегантно применил метод «аналогии закона» и таким образом оставил белорусов без референдума по принятию нового документа, имеющего высшую юридическую силу. Для принятия новой Конституции (с полностью новым текстом) достаточно всего 2/3 одобрительных голосов Парламента и это действительно может быть проделано максимум до мая 2021 г. А там новые выборы, новый президент… 

Изображение: sb.by

Помогут ли правовые реформы

Если идея новой Конституции озвучивалась ещё пару лет назад, то идея «партийного строительства» начала форсированными темпами реализовываться прямо сейчас. Словно чёртик из табакерки вынырнула первая потенциальная оппозиционная пророссийская партия новой волны «Союз». На самом деле в виде одноимённой гражданской инициативы она существует уже пять лет, но забавно, что про движение показали сюжет на государственном телеканале именно в смутные дни октября. 

Первый кирпичик в основании будущего белорусского партийного здания энтузиазма у населения не вызвал. Уже на следующий день на сайте «Союза» вышла статья «А караван идёт…», указывающая на то, как быстро на неё накинулись не только «западники», но и казавшиеся вполне лояльными персоны вроде Э. Мирсалимовой, члена Республиканской партии труда и справедливости. Начало многообещающее, а ведь ещё даже не появились проевропейские и натовские объединения, партии пиратов, либертарианцев и популистов разного уклона. Зато о создании проправительственной партии заикнулся 21 октября председатель РОО «Белая Русь» Г. Давыдько («похоже, что нам нужно формировать партию. Правоцентристскую партию с хорошим левым молодёжным крылом, с социальными гарантиями»). 

Изображение: rosbelsoyuz.su

Заметно, что действующая власть всеми способами пытается оправдать применение силы, выставляя её как ответ на попытки свержения конституционного строя, и уводит часть населения в сторону подконтрольных центру «реформ и перемен». Делается это в первую очередь для самих силовиков и их руководителей. Им, как юристам, проще объяснить правовое строительство и противопоставить его «оголтелому» уличному насилию. Однако на протестное движение, главным лозунгом которого выступает пресловутое «Уходи!», такие юридические заигрывания в условиях, когда законы перестали работать, не действуют. Они намерены вначале освободить кресло президента, а потом уже думать над конституциями и прочими скучными, но важными вопросами. При этом очевидно, что спускаемая «сверху» реформа явно нацелена на Восток.

А зачем это всё России

Любопытно, что к конституционной реформе подталкивает Лукашенко и его коллега из РФ В. Путин. Вообще, сторонники пессимистической версии развития страны всё видят в однозначных тонах. Если после ухода Лукашенко страна возьмёт курс на Запад, то мы быстренько пройдём «шоковый» путь девяностых по примеру Венгрии, Прибалтики и Украины, оптимизируем (развалим) все устаревшие предприятия, а более-менее работающие распродадим, начнём торговать землёй, лесом и другими ресурсами, до 1 млн работников уедут в Европу (почти все навсегда), в общем, стране придёт самый настоящий рыночный швах. Не лучше будет и ситуация в случае продолжения союзного строительства с Россией: передел прибыльных заводов между олигархами с Востока, закрытие убыточных предприятий, переход на российский рубль, выравнивание цен, постепенное поглощение и инкорпорация в состав РФ с сохранением ВВП на уровне Московской области. Конечно, на деле всё не так просто.

С одной стороны, Россия не хочет терять последнего союзника в регионе и надеется, что ситуация разрешится в положительном для неё ключе. Лукашенко, конечно, слишком норовистый и крепко надоел своими высказываниями и многовекторными метаниями, однако скамейка запасных им вычищена надёжно. Адекватной замены действующему президенту нет. Если же вместо Лукашенко придёт более-менее пророссийский кандидат, лишний голос в ООН и гарант исполнения обязательств в рамках Союзного государства, это тоже будет отлично. Именно в расчёте на это Беларуси и выделены средства в размере 1,5 млрд долларов США. Всё-таки проще сейчас поддержать страну и потом делать ей маленькие «подарки» за лояльность, чем позволить захлебнуться на мелководье политического кризиса и затем вливать в ту же лояльность уже многие миллиарды. 

На это косвенно в очередной раз намекнул пресс-секретарь президента РФ Д. Песков. 26 октября, в протестно-забастовочный белорусский понедельник, он заявил:

«Мы по-прежнему не собираемся вмешиваться в эти события и считаем, что никто не должен в эти события вмешиваться (…) Не нам, наверное, делать какие-то оценки. Оценки нужно делать и выводы белорусскому руководству». 

С другой стороны, опыт Украины и Армении подсказывает Путину, что «покупки» союзников дорого обходятся и без того не слишком обильной казне. Проще предоставить возможность новым правителям поиграть в демократию, а потом ждать на троне пока они сами не приползут за кредитами и скидками. Путин явно играет вдолгую и после решения проблемы с собственными переизбраниями предпочитает вмешиваться в дела других республик весьма дозированно. Он также должен рассчитывать на лояльность населения, на что чуть ранее и намекнул его пресс-секретарь Д. Песков: 

«Для Путина и для России главное — это не отношения двух президентов, не отношения лично с Лукашенко. Главное — это отношения с братским для нас белорусским народом. (…) Если какая-то страна готова, например, предложить Беларуси такое же сотрудничество экономическое, такие же отношения взаимозависимости и взаимной выгоды, как Российская Федерация, тогда — да, есть шанс на то, чтобы в этой конкуренции занимать какие-то лидирующие позиции. Но с другой стороны, вы же прекрасно знаете всю глубину союзнических отношений во всех планах Москвы и Минска. Сейчас до этого уровня вряд ли какая-то из стран может подняться». 

В общем, Путин с интересом собирается наблюдать, за счёт чего экс-домохозяйки собираются формировать бюджет Беларуси, понимая, что вариант у них всего один — идти на поклон к России. Или нет?

Изображение: ria56.ru

Румынские и литовские инвестиции

25 октября на YouTube-канале мужа С. Тихановской «Страна для жизни» вышло обращение экс-кандидата в президенты. Тихановская включила традиционную мантру «заграница нам поможет» (ибо вариантов всего два: либо Россия поможет, либо Европа с США) и выдала (с 25-37 по 26 минуты видео):

«Многие страны ЕС, в частности Польша, Румыния, Литва, подготовили проект помощи по будущим реформам. Разговор идёт о миллиардах долларов. Многие частные компании готовы предоставить план инвестиций будущей Беларуси».

Забавно, что неглупая в общем-то девчонка уверена в некоем финансовом величии таким стран как Литва (из которой сбежало/умерло с 1991 г. более 1 млн человек, чей внешний долг составляет 37% к ВВП, а безработица превысила 9,6% в августе этого года) или Румыния (убыль населения почти 4 млн с 1991 г., госдолг 35% ВВП при снижении последнего на 12% за два квартала этого года, с безработицей среди молодёжи 17%). 

Для понимания процессов, происходящих в бывшей Восточной Европе рекомендую замечательную книгу А. Носовича «История упадка. Почему у Прибалтики не получилось?». Хотя речь там идёт о Литве, Латвии и Эстонии, этого достаточно, чтобы понять, что в ЕС, чем дальше от «центра» (Германии и Франции) — тем хуже. В Прибалтике хуже, чем в Чехии, Венгрии, Румынии, а у последних всё не слава Богу на фоне Австрии, Бельгии или Нидерландов. И, судя по всему, места для Беларуси нет и в единой европейской семье. Зато деиндустриализация (под маркой постиндустриализма) и национальные пожары нам обеспечены.

Направо пойдёшь…   

В одном неравнодушные точно правы — Беларуси, какой мы её знали до лета 2020 года, больше не будет. Часть народа пожелала перемен, неважно каких, неважно с кем. А это значит, что в ближайшее время нас ждёт как минимум очень серьёзная просадка экономики при сомнительных политических бонусах. Почитайте хотя бы о местных выборах в Украине 25 октября — наши южные соседи откровенно не понимают, как можно опять избирать городским головой Харькова Г. Кернеса, а в Киеве голосовать за Кличко. Даже по коротким и эмоциональным постам видно, какая «демократия» гуляет по Украине вот уже шесть с лишним лет. 

Белорусская экономика действительно не очень конкурентоспособна и самостоятельно выстоять не сможет при любом раскладе. А сейчас она стала ещё и высокорисковой. На мой взгляд, власти совершают ошибку, пытаясь делать вид, что ничего не происходит и выставляя на первый план конституционную реформу. Следовало бы давить на показатели, действительно искать и находить драйверы роста. Но, к сожалению, власть на это дело откровенно «забивает», а протестующие не совсем понимают, кто в конечном итоге будет оплачивать площадный банкет.

Изображение: rosbalt.ru

Ошибочно полагать, что это будет делать ЕС, ослабленный пандемией и Brexit. Они 10 лет не принимают Черногорию, 11 лет Албанию, 15 лет Северную Македонию, зачем им Беларусь? Кстати, этого не скажешь про НАТО, который более охотно прирастает новыми членами. Но наивно надеяться и на Россию, которая также уже не та, что в 2013 г. и тем более в середине нулевых. Тамошние дельцы заинтересованы в своевременном возврате долгов и готовы даже рефинансировать их, но не более. По сути, России всё равно, кто будет у власти, желательно, конечно, более лояльный, но гораздо важнее, чтобы расчёты происходили вовремя, а экономическая зависимость не ослабевала.

Поэтому народные волнения, на которых, собственно, и не звучат экономические требования от слова вообще, вряд ли заглядывают в будущее Беларуси. А оно обещает быть и не самым демократичным, и тем более экономически нерадужным. Просто в силу неизбежных перемен и желания сменить власть любой ценой. Как показывает история, редко это приводило к росту здесь и сейчас, а если и приводило, то неизбежно следовал «взрыв» надутого пузыря (литовские инвесторы и румынские промышленники соврать не дадут). И все восточноевропейские «тигры», выбравшие священный путь демократии, оказывались на поверку жалобно скулящими у брюссельских ворот котятами.   

Леонид Мережковский

Back to top button