Протесты в Беларуси: «Марш свободы», закончившийся битвой
Мнения

Протесты в Беларуси: «Марш свободы», закончившийся битвой

Оппозиция продолжала видеть в российско-белорусских отношениях угрозу независимости. Нельзя сказать, что её опасения были так уж беспочвенны. Российская Федерация активно транслировала на нашу территорию свои каналы, тамошних политиков и министров мы знали, пожалуй, даже лучше своих. Да и разговоры о создании Союзного государства не прекращались, что на фоне стремительно дряхлеющего Ельцина провоцировало неопределённость в том, в каком виде в конце концов будет реализован «союз неравных». 

Читайте также:
Как это было: протесты в Беларуси. Часть I. 1988-1993
Как это было: протесты в Беларуси. Часть II. Начало эпохи Лукашенко1994-1998

7 августа чеченские боевики вторгаются в Дагестан, а в сентябре 1999 г. начинается полномасштабная контртеррористическая операция, более известная как Вторая чеченская война. Гремят взрывы домов в Москве, Волгодонске и Буйнакске, и вот в такую Россию, охваченную грохотом и страхом перед бородатыми воинами ислама, хотят уже далеко не все. Начинают распространяться слухи, что террористы могут прийти и в мирные дома белорусов, наших мальчиков станут отправлять «на войну», а Лукашенко и вовсе метит на место Ельцина после сдачи страны. Обстановка в республике очень нервозная, всё вокруг нестабильно, но отмобилизованная российская армия становится воплощением главной антиправительственной страшилки — если народ сейчас не скажет своего слова, то после Чечни придут «восстанавливать конституционный порядок» и к нам.

Первый «Марш свободы» в истории Беларуси. Изображение: 90s.by

На этом фоне в воскресенье 17 октября 1999 г. оппозиция собирает «Марш свободы». Руководили им В. Вечёрко (БНФ), Ю. Беленький (КХП-БНФ), Н. Статкевич (БСДП) и А. Лебедько (впоследствии ОГП). Они подали заявку в Мингорисполком о проведении шествия до площади Независимости и крупного митинга. Однако этот маршрут был отклонён и протестующим разрешили лишь собраться в сквере возле площади Бангалор. Тем не менее, организаторы сознательно решили игнорировать распоряжение горисполкома и объявили точку сбора у памятника Я. Коласу. 

В 12 часов дня у памятника действительно начали собираться протестующие. Дополнительным триггером стало и «окончание» президентского срока. Оппозиция отсчитала 5 лет с даты «единственных честных выборов» в 1994 г., власть же отсчитывала срок с изменения конституции в 1996 г. Из-за того, что кто-то стоял прямо на площадке, а кто-то «просто смотрел» с противоположной стороны улицы оценки количества пришедших на рандеву к «дядьке Якубу» различаются от 5 до 40 тыс. человек. Люди выдвинулись в сторону площади Бангалор, провели небольшой митинг и снова направились в центр города. Они развернули огромные бело-красно-белые полотнища и флаги ЕС, скандируя «Беларусь в Европу», «Долой диктатуру!» и пр. Вскоре начались жёсткие стычки с ОМОНом и милицией. 

Протестующие намеревались дойти до Площади Победы, однако повинуясь словам организаторов и обходя милицейские кордоны, вышли к мосту через реку Свислочь на Первомайской. Оттуда всего пара сотен метров до тогдашней резиденции президента. ОМОН дал понять, что дальше «ходоков» не пропустят. Статкевич и другие лидеры попытались развернуть толпу обратно на Коласа, но милиция тут же начала действовать. Выхватывали крайних и отставших, и грубо отвечали тем, кто пытался сопротивляться. По случайности или в рамках организованной провокации на набережной как раз перекладывали плитку и она была усеяна штабелями стройматериалов и камней. Начался получасовой обмен ударами.

В результате толпу рассеяли лишь с применением газа и спецназа. Милиция заявила о 56 травмированных со своей стороны, протестующие насчитали сотню раненых. Арестованными оказались 200 человек, на Статкевича завели уголовное дело, но потом отпустили под подписку о невыезде и штраф. Эпоха бурных протестных девяностых завершилась. В конце года в отставку ушёл Ельцин, Лукашенко так и не стал главой Союзного государства, а новый президент Путин был слишком занят чеченской кампанией и выстраиванием вертикали власти, чтобы много думать о Беларуси.  

2000 — В попытках перевернуть страницу

Перезимовав после бурных событий поздней осени 1999 года в тёплых квартирах, белорусы уже не особо хотели протестовать. Стало ясно, что никто нас поглощать пока не собирается, белорусские солдатики в Чечню не поедут, а значит всё оказалось не так уж плохо. В конце концов начинался постепенный рост доходов, который выйдет на пик спустя 10 лет, и было очевидно, что экономические протесты уже невозможны. Политические же постепенно приобретали черты малочисленности и национализма.

Первой ласточкой стал «Марш свободы-2», который в этот раз решили провести 15 марта, в среду, вместо более привычного и многолюдного воскресенья. Дело в том, что в этот день оппозиция отмечала шестилетнюю годовщину принятия «настоящей» Конституции 1994 г. Что примечательно, Мингорисполком согласовал акцию «в защиту независимости, прав человека и демократии в Беларуси». Мирная акция прошла на удивление спокойно, в ней приняли участие по разным данным 15-20 тыс. человек. Однако оппозиция тут же заявила, что начинается «Весна-2000» и тем самым подписала себе приговор.

«Марш свободы 2». Изображение: c97.org

Уже через 10 дней на День Воли снова пройдут ожесточённые схватки с милицией. Основные события развернулись на Площади Якуба Коласа. На этот раз власти использовали собак, спецподразделения и военную технику. Избитыми и арестованными оказались свыше 500 человек. По воспоминания очевидцев, это не помешало 10 тыс. участников вновь собраться в Парке Дружбы народов в районе Площади Бангалор. С тех пор это место станет неофициальным компромиссом между властями, которые будут стараться запрещать любые шествия, и оппозицией, соглашающейся хоть на что-нибудь.

2001 — Вторые выборы и недовольные предприниматели

В 2001 году в Беларуси должны были состояться вторые президентские выборы. 7 июня Палата представителей приняла постановление о назначении плебисцита на 9 сентября 2001 г. Это были самые безальтернативные выборы в нашей истории, поскольку выдвинулось всего три кандидата: С. Гайдукевич, В. Гончарик и А. Лукашенко. Вообще инициативных групп было аж 22, однако большинству банально отказали в регистрации. Справедливости ради, более половины из них не смогли обеспечить нужное количество подписей, за что и были недопущены к выборам.

В результате А. Лукашенко набрал 75,65% голосов избирателей, что по официальным данным было эквивалентно 4,66 млн проголосовавших «за». Уже тогда сообщалось о превентивных мерах воздействия на оппозиционных кандидатов или «сочувствующих» частных лиц и организаций. Фактически, происходило многое из того, что будет привычным и 20 лет спустя — разгон и запрет на встречу с избирателями, увольнения за участие в гражданской инициативе «Независимое наблюдение», закрытие правозащитных организаций и точечное запугивание физлиц.

Впрочем, обстановка накалялась ещё до выборов. С 1 января в забастовку ушли предприниматели с вещевых рынков. Численность единовременно бастовавших достигала 200 тыс. человек. Требования бастовавших об отмене нового порядка таможенного оформления товаров из РФ не выполнили, некоторых арестовали. 

25 марта, в День Воли, на Юбилейной площади Минска собралось около 3 тыс. граждан. Участники пытались организовать шествие к проспекту тогда ещё Машерова, но наткнулись на ряды милиции и ОМОНа. В итоге они вышли к Стеле, однако вскоре начался разгон с задержаниями. На это ушло полчаса. Для сравнения, в Гродно в тот день вышло до 5 тыс. человек, в Витебске — около 100. 

На «Чарнобыльскi шлях-2000» 26 апреля на площади Свободы собралось не более 5 тыс. человек. На удивление, в этом случае удалось достичь компромиссного маршрута к Академии наук, а на всём пути следования не было ни единого милиционера. 

8 мая 2001 г. бастовали предприниматели и наёмные рабочие, преимущественно с рынков «Южный» и «Ждановичи», всего более 90 тыс. человек. 18 мая к ним присоединились и ИП с вещевого рынка «Динамо». Во всех случаях милиция осуществляла точечные задержания. 

Сидячий митинг в память о пропавших в Беларуси людях 4 сентября 2001 г. Изображение: epa.eu

Завершили тот сложный год столкновения протестующих с ОМОНом в районе Куропат. Там началась реконструкция автодороги без участия представителей Академии наук. Протестующие полагали, что асфальт кладут «на костях». В ходе двухдневных стычек 8-9 октября было задержано 45 активистов. Против них использовали в том числе слезоточивый газ.

2002 — Протесты «по инерции»

2002-ой год стал иллюстрацией того, что поддерживать тлеющее пламя общенационального условно мирного протеста можно бесконечно, но вряд ли это что-то даст. Кроме того, стала приобретать черты традиционности модель, при которой протестующие просят разрешения у Мингорисполкома на проведение шествия в центре, а им отказывают и предлагают взамен Площадь Бангалор и Парк Дружбы народов.

В частности, именно так произошло 15 марта, когда митингующие попытались отстоять честь в очередной раз попранной (по их мнению) властями конституции. Организатором выступила Белорусская социал-демократическая партия (Народная Грамада). Всех отправили на Бангалор, однако организаторы не послушались и стали собираться у памятника Якубу Коласу под БЧБ-флагами и партийными штандартами. Почти сразу в кольцо их попытались взять крупные силы органов правопорядка, но митингующие успели стартовать по улице В. Хоружей. Однако на пересечении Варвашени-Куйбышева их всё-таки блокировали, а затем окружили силами внутренних войск и ОМОНа. Не считая задержания Н. Статкевича, особых стычек в этот раз не было.

Разумеется, не забыли митингующие выйти и накануне Дня Воли. Выходили 24 марта, потому как это было воскресенье, а 25, в понедельник, как известно, белорусам не до протестов, им на работу надо. Акция уже была вовсе не такой многочисленной, как празднования предыдущих лет. Собралось хорошо если пара тысяч человек, которых на выходе из Купаловского сквера без труда блокировали десятки омоновцев. Милиционеры в штатском приказали В. Вячорке и В. Ивашкевичу свернуть БЧБ-флаги и вообще не совершать противоправных действий. Флаги убрали и направились на свидание к памятнику Якубу Коласу, но дойти не смогли, будучи вновь заблокированными у Площади Победы. Милиция начала рандомные задержания и стала рассеивать толпу. В итоге в РУВД Центрального и Советского районов оказалось около полусотни человек.

«Чарнобыльскi шлях-2002» прошёл относительно мирно, малочисленно и спокойно. Небольшое количество участников прогулялось от столичного здания Академии наук к универсаму «Рига», где они почтили 16 минутами молчания жертв аварии на ЧАЭС (это была как раз 16-ая годовщина). А вот предшествовавшее ему пятничное шествие 19 апреля прошло более жестоко. На площади Якуба Коласа собралось до 1 тыс. человек, которые выдвинулись к резиденции президента. На каком-то отрезке пути они вступили в столкновения с милицией и устроили потасовку. Итог: около полусотни задержанных и доставленных Советское РУВД, десятки избитых.

Изображение: citydog.by

Также весной и летом проходили акции в поддержку пропавших людей (Гончара, Завадского, Захаренко). В них принимали участие десятки неравнодушных. Однако главное событие года произошло 1 сентября, когда началась общенациональная забастовка предпринимателей. Полностью или частично бастовала подавляющая часть белорусских рынков, ярмарок и торговых площадок, включая «Червенский», «Купаловский» в Минске и городские рынки Могилёва, Гомеля, Мозыря. Выступали «ипешники» за сокращение перечня товаров, подлежащих сертификации и гигиенической регистрации, а также снижение стоимости данных процедур и ускорение их проведения.

Бастовали предприниматели около недели. По итогам был созван «круглый стол» с представителями власти для решения наиболее конфликтных вопросов. Серьёзных уступок добиться не удалось и поэтому с 1 октября отказ от работы снова стал звучать на рынках. На сей раз «до конца» простояли 9 дней, а учитывая что так или иначе в забастовке участвовали до 120 тыс. человек, бюджет не досчитался 10-15 млн долларов единого налога. Принципиальных уступок от властей добиться не удалось, зато до лета 2003 г. отложили закрытие рынка на стадионе «Трактор». 

2003 — Две основные даты протеста

К 2003 году протестная активность окончательно приобрела черты, которые определят её характер на много лет вперёд. В частности, у оппозиции появилось две обязательные ежегодные даты — 25 марта и 26 апреля. В эти дни выход на шествие или митинг стал обязательным. Остальные даты плавали и зависели от сроков назначения выборов, подписания каких-то значимых документов или сделанных заявлений. Быстрого способа мобилизовать людей и распространить информацию ещё не существовало, а на печатную агитацию и наклейки фонды выделял всё меньше средств. Соответственно, спонтанных акций было в разы меньше либо они были очень малочисленными.

Например, 12 марта прошёл т.н. «Народный марш «За лучшую жизнь!». Это была среда, большинство людей работали, поэтому вышло лишь около 5 тыс. человек. К ним, правда, присоединились всё те же 100 тыс. белорусских предпринимателей, которые не вышли на работу, но на это в среду точно никто не обратил особого внимания. Акция завершилась относительно мирно и спокойно. 

День Воли, выпавший на вторник при температуре 6 градусов Цельсия, собрал всего около тысячи человек. В стране начинались тучные нефтяные годы и людям было уже просто не до протестов, многие самозабвенно зарабатывали на первые квартиры и «Мерседесы». 

«Чарнобыльскi шлях-2003». Изображение: rferl.org

На «Чарнобыльскi шлях-2003» 26 апреля объединённый штаб всех оппозиционных партий сумел вывести пару тысяч человек. Это была суббота и власти традиционно запретили маршрут, предложенный оппозицией. В результате неразберихи, попыток собраться у памятника Якубу Коласу, а затем выдвинуться к Академии наук, а оттуда — к Парку Дружбы народов, удалось привлечь лишь несколько тысяч человек. Впрочем, акции проходили и в других городах, вроде Гомеля, Витебска, Бреста, Орши, но собирали тоже немного.

2004 — изменение Конституции и затишье перед бурей

В 2004 г. произошло, пожалуй, единственное, но очень важное событие — 17 октября проходили выборы депутатов в Палату представителей Национального собрания и одновременно выносился вопрос о снятии ограничений на президентское кресло двумя сроками. И если выборы в прозванный уже тогда «карманным» парламент мало кого интересовали, то фактически право Лукашенко избираться бесчисленное количество раз стало триггером к новым протестам.

Первый сбор прошёл 18 октября, ещё до объявления предварительных итогов выборов и референдума. Протестующие смотрели их в прямом эфире на большом экране, установленном на Октябрьской площади. «За» отмену ограничений двумя сроками проголосовали по официальным данным 87,97% избирателей, а это 5 548 477 человек. При этом 5 тыс. человек, оспаривавших данные ЦИК, тут же начали скандировать «Позор!». Вскоре они сформировали колонну и двинулись к площади Независимости и Дому правительства.

Изображение: oboz.by

Однако дорогу им быстро преградил ОМОН, начавший зачистку. Люди попытались пройти к Администрации президента, но затем организовали стихийный митинг прямо у Дворца республики. В 19-30 колонна попыталась пройти к зданию КГБ, чтобы потребовать освобождения задержанного лидера движения «Зубр» Е. Афнагеля. Тогдашний председатель КГБ Л. Ерин даже вышел к протестующим и принял делегацию из нескольких человек, включая и П. Северинца (тогда ещё лидера «Молодого Фронта»). Вскоре Афнагель был отпущен.

Сборы на Октябрьской площади продолжались до 30 октября. Численность протестовавших стремительно уменьшалась, не достигая в последние дни даже пары сотен. Милиция с лёгкостью разгоняла малочисленные группы людей, часть избивали и арестовывали. С наступлением холодов акции протеста прекратились окончательно.

***

Отличительной чертой протестов этой пятилетки стало постепенное уменьшение численности недовольных до «привычных» значений 2010-ых гг. О десятках тысяч митингующих теперь можно было только мечтать, в лучшем случае набиралось 5-10 тыс. постоянного актива БНФ, «Молодого фронта», «Зубра» и прочих. Замелькали фамилии Северинца, Некляева, Статкевича. Однако в стране начинались «тучные» нулевые, зарплаты росли и лезть в политику стало немодно. Бело-красно-белые флаги начали ассоциироваться исключительно с националистически настроенной оппозицией, которая быстро теряла привлекательность для обычных белорусов. Также ими были выбраны две даты — 25 марта и 26 апреля — в которые шествия проводились ежегодно. Окончательно оформился запрет на проведение любых оппозиционных массовых мероприятий в какой-либо иной точке, кроме Парка дружбы народов. Власть продолжила выстраивать пресловутую «вертикаль», которая станет опорой на долгие годы. Протестная активности превращается в нечто маргинальное.

Леонид Мережковский

Back to top button