Мнения

Протесты в Беларуси: пар постепенно уходит в гудок

Александр Телевич

Два дня подряд для белорусского режима ситуация выглядела очень серьезной: в воскресенье 16 августа в центре Минска собралось, по разным оценкам, от 50 до 200 тыс. его противников. В то же самое время на площади Независимости в митинге в поддержку президента Лукашенко участвовало лишь около 10 тысяч, аврально свезенных туда со всей страны. В тот же день в массовых акциях против действующей власти за пределами столицы приняло участие еще до 200 тыс. человек, причем мероприятия прошли во всех областных центрах, в большинстве крупных городов и даже в некоторых селах. В понедельник 17 августа существовала довольно высокая вероятность, что бессрочная забастовка с политическими требованиями начнется на ряде крупных предприятий страны… Неожиданно Александру Лукашенко удалось переломить ситуацию в свою пользу и даже нанести своим оппонентам несколько ответных ударов.

По истечении первой недели протестов несогласных с итогами выборов президента, брутального разгона протестующих и массовых задержаний простых граждан, случайно оказавшихся рядом, и, как естественный ответ на подобные действия властей, возникновения небывалой волны гражданского ненасильственного протеста, некоторые наблюдатели заговорили о возможности введения чрезвычайного или даже военного положения в нашей стране. Также среди вероятных сценариев развития ситуации иногда назывался т.н. венесуэльский при условии, что государственные институты и силовые структуры перейдут на сторону противников режима. В этом случае в стране могло установится двоевластие, потому как Лукашенко юридически все еще бы оставался действующим президентом, переизбранным на новый срок.

По мнению этих же наблюдателей, «абсолютное большинство народа требовало ухода Лукашенко», а тот ни в коем случае не собирался отдавать власть и даже не готов идти на компромисс. Как показали дальнейшие события, авторы подобных наблюдений явно переоценили действительное количество противников власти, равно как недооценили количество ее сторонников, а также не смогли (или не хотели) предвидеть, что Александр Лукашенко тактически переиграет своих политических оппонентов и сохранится в игре.

Утром в понедельник 17 августа Глава государства посетил Минский завод колесных тягачей (МЗКТ). На какое-то время создалось впечатление, что в первые минуты общения с довольно недружелюбно настроенной аудиторией до него дошло понимание, что он проиграл. Но это впечатление оказалось обманчивым. Например, на популярную в нынешнем политическом сезоне кричалку «Уходи!» Лукашенко флегматично ответил, мол, можете покричать еще. В тот день он показал толпе свою политическую волю и решительность и самое главное — что не боится толпы, причем толпы по отношению к нему враждебно настроенной. Конечно же, ему стоит лучше контролировать свои эмоции. Потому как, когда ему «кинули» провокацию, он не выдержал и буквально чуть не разорвал того, кто это сделал.

Во время встречи с трудовым коллективом МЗКТ Президент Лукашенко заявил: «Будет так, мужики, нам надо принять новую Конституцию, что мы хотим. И даже альтернативщики не были против. Вы ее должны принять на референдуме, потому что прежнюю Конституцию принимали на референдуме. И по новой Конституции, если вы хотите, провести выборы — и парламента, и президента, и новых органов власти». Напомню, соперники Лукашенко обвиняют его в фальсификациях выборов 9 августа, требуют его отставки и проведения новых свободных выборов президента под контролем международных наблюдателей.

На МЗКТ Лукашенко дал ясно понять, что ни в какую отставку он не уйдет, но готов к изменению политической системы в стране и переноса решения текущих вопросов с улиц и площадей в парламент и даже в систему местного самоуправления. Очень важно, чтобы сейчас не было непоследовательности в его курсе, которая в последние годы для него, к сожалению, в больше присуща: то мы вместе с Россией, то не вместе, то никаких новых выборов вообще, то может быть выборы и будут, но уже только после референдума по изменению Конституции. По этой же логике Александр Лукашенко должен быть последователен и по возможности действовать четко, а не сдавать позиции, как это было в понедельник 17 августа: в начале говорил про референдум по изменению Основного закона, а через час уже заявлял, что после референдума будут новые выборы. Оппозиция это все воспринимает как свидетельство возможной мягкости Лукашенко: противникам режима думается, что им нужно лишь немного поднажать и режим падет.

Во время встречи с коллективом МЗКТ президент Лукашенко еще раз напомнил, что «никогда вы от меня не дождетесь, чтобы я под давлением что-то сделал». Тем не менее, для того, чтобы быстро понизить градус протестных настроений в обществе, власть могла бы как можно скорее представить проект новой Конституции, объявить о проведении референдума по ее изменению, а после – провести новые выборы (скорее всего, совмещенные парламентские и президентские) и, возможно, даже выборы губернаторов областей и мэров городов. Все это перезагрузит политическую систему страны, после чего Александр Лукашенко сможет спокойно уйти на покой, оставшись в истории Беларуси ее первым президентом и в теории — даже отчасти реформатором. Но на практике все несколько сложнее. 

14 августа находящаяся в Литве экс-кандидат в президенты РБ Светлана Тихановская объявила о создании Координационного совета (КС) для обеспечения трансфера власти. 17 августа был опубликован список первых белорусов, включенных в состав КС, а на следующий день состоялась пресс-конференция, на которой было озвучено, что этот представительный орган ни в коем случае не ставит цель захвата власти неконституционным путем. В списке членов КС довольно было много известных людей, пользующихся определенным авторитетом в демократической среде. Также у структуры есть президиум из семи человек и специально отсутствует пост председателя.

Существует известное выражение: хочешь погубить дело — создай комиссию. В новейшей истории очень похожая ситуация возникла осенью 1996 года во время противостояния Александра Лукашенко и группы депутатов Верховного Совета XIII созыва как раз-таки по вопросу проведения референдума по изменению Конституции. В ту группу оппозиционно настроенных парламентариев входило несколько десятков человек и все были яркими политическими деятелями, взгляды их различались (и порой довольно сильно), много сил и времени уходило на обсуждения, согласования и принятие компромиссных решений. А президент Лукашенко «играл» один, единолично принимая решения и в итоге выиграл. Да и вообще, сколько подобных инициатив, комиссий, клубов и даже круглых столов за годы противостояния с режимом Лукашенко было загублено представителями старой оппозиции!

18 августа во время заседания Совета Безопасности Президент Лукашенко в отношении вновь созданного КС сказал, что «мы это расцениваем однозначно — это попытка захвата власти со всеми вытекающими последствиями», а на следующий день еще раз напомнил, что «создание альтернативных, параллельных и прочих органов, тех же «сотен» с целью захвата власти карается законом». В итоге уже 20 августа Следственным комитетом было возбуждено уголовное дело по статье 361 УК РБ, максимальная санкция которой предусматривает до пять лет лишения свободы.

Но вернемся к теме возможного референдума по изменению Конституции и затем проведении выборов президента, о чем говорил Александр Лукашенко на МЗКТ 17 августа. Даже если форсировать процесс подготовки проекта нового Основного закона, то быстро все это сделать не получится.

26 июня во время общения с трудовым коллективом «Беларуськалия» Александр Лукашенко сказал: «Конституция — Основной Закон. Мы ее сделаем за два года. Несколько вариантов мне уже предложено — они не годятся. Люди просто боятся вносить более решительные изменения в Конституцию. Я думаю, нам это надо сделать. До принятия Конституции мы вообще много сделаем в плане передачи полномочий вниз — до председателей райисполкомов, губернатора».

Если исходить из того, что дела действительно обстоят именно так, то для того, чтобы подготовить новый вариант или сразу несколько вариантов Основного закона, потребуется определенное время. Также свой вариант Конституции вполне сможет попробовать подготовить и новая оппозиция – но это при условии, что Координационный совет не будет полностью разгромлен в самое ближайшее время. Затем было бы разумным провести общественное обсуждение — что меняем и как (хотя бы подобное обсуждению в трудовых коллективах проекта Договора о создании Союзного государства Беларуси и России осенью 1999 года).

На первый взгляд выглядит логичным каждую поправку к Конституции выносить на референдум в виде отдельного вопроса. Но если таких изменений намечается много, также будет логичным предложить гражданам проголосовать сразу за целый пакет изменений. Мне что-то подсказывает, что еще будет сломано много копий при определении процедуры голосования, подсчета результатов волеизъявления, приглашения иностранных наблюдателей и организации «независимого» наблюдения, как его называют оппоненты власти. 

Даже если референдум по изменению Конституции пройдет в будущем году, организовывать и проводить его будет, вероятно, уже новый глава ЦИК. Во-первых, нынешний руководитель Центризбиркома Лидия Ермошина сразу после парламентских выборов 17 ноября 2019 года сообщила, что планирует уйти в отставку весной 2021 года. Кроме того, у оппонентов белорусского режима, как внутри страны, так и за ее пределами, персона Ермошиной ассоциируется в первую очередь с массовыми фальсификациями в ходе большинства избирательных кампаний эпохи Лукашенко. Если снова доверить проведение плебисцита ЦИК под управлением Ермошиной – это может привести к усилению уличных протестов. Тем более, что сторонники перемен призывают отправить Лидию Ермошину в отставку и именно в этом вопросе власти вполне могут пойти им на уступки. Вы просили отправить главу ЦИК в отставку? Мы сделали. Пожалуйста, успокойтесь. Правда, как показали события минувшей недели, властям уже несколько удалось уменьшить протестную волну и на столь серьезные для собственного имиджа уступки власти теперь пойдут едва ли. Тем не менее, грядущий референдум будет проводить, скорее всего, уже новый руководитель ЦИК.

Некоторые обозреватели всерьез рассматривают возможность досрочной отставки Лукашенко после принятия новой Конституции и даже пытаются гадать, пойдет ли после этого на выборы нынешний президент или подготовит передачу власти приемнику. Сейчас об этом говорить еще рано. А делать предположения, кто будет участвовать в новых выборах в качестве кандидатов — тем более. Еще слишком много «если», «а» и «но». Также существует некоторая вероятность, что все эти заигрывания с обществом на тему «сначала изменим Конституцию, затем проведем новые выборы» на самом деле имели цель заглушить широкое протестное движение, развернувшееся после выборов президента.

Скорее всего, Александр Лукашенко останется президентом до 2025 года, то есть отработает очередной пятилетний срок полностью. Ведь с подготовкой изменений в Конституцию, их общественного обсуждения и последующим проведением референдума тянуть можно долго. Но то, что назрела необходимость изменить Основной закон в сторону уравновешивания полномочий ветвей власти, наверху явно понимают хорошо. Конституцию-1994 мы радикально поменяли на референдуме спустя да года. С того момента прошло уже двадцать четыре года. Мир сильно изменился, а вместе с ним изменилось и белорусское общество.

Теперь очень важно избежать раскола в элитах. Если увольнениями по собственному желанию некоторых сотрудников БТ и почти всего коллектива Купаловского театра можно было бы и пренебречь, то с осуждающими действия властей заявлениями на тот момент посла нашей страны в Словакии и в недавнем прошлом временного поверенного в Швейцарии так сделать не получится – все-таки слишком высокий ранг этих государственных служащих, пусть уже и бывших. Также 17 августа на ступенях белорусского МИД состоялся пикет двух сотрудников этого министерства рангом чуть пониже, в ходе которого они заявили о своей позиции. Через три дня после этого глава нашего МИД Владимир Макей выступил с довольно двусмысленным обращением к сотрудникам своего ведомства, в котором призвал смириться и ждать эволюции.

18 августа Президент Лукашенко наградил более трехсот представителей силовых ведомств медалью «За безупречную службу» трех степеней. В тот же день МВД Беларуси подчеркнуло, что материалы на награждение данных сотрудников были направлены в Совет Министров Республики Беларусь еще в марте 2020 года. Получается, что просто так совпало. Бывает.

Дальнейшие события минувшей недели дают право сделать предположение, что разброд и шатание в элитах прекратились.

У меня вообще сложилось ощущение, что в настоящее время градус протестных настроений в обществе начинает поддерживается искусственно. Например, в ход пошли откровенные «фейки» про множество неопознанных трупов в моргах, появившихся там после протестов 9-12 августа, а также что 16 августа в Минске во время шествия от стелы на проспекте Победителей к площади Независимости в районе ГУМа силовиками осуществлялись задержания граждан. Сюда же можно отнести появившуюся информацию о том, что некоторые из задержанных женщин в изоляторах временного содержания были изнасилованы – Следственной комитет РБ даже начал проверку данной информации, хотя каких-либо письменных заявлений от пострадавших не поступало.

Уже вечером вторника 18 августа в Минске было в разы меньше сигналящих машин с бело-красно-белыми флагами по сравнению с первыми днями противостояния. А шедший утром среды 19 августа дождь еще больше остудил градус протестов: ОМОН мягко оттеснил от проходной МТЗ группу граждан, призывавших шедших на смену работников завода к участию в забастовке, а несколько особо ретивых агитаторов даже задержали.

Уже сейчас можно констатировать, что идея всебелорусской забастовки провалилась, даже несмотря на то, что в течении недели все еще наблюдались некоторые волнения на таких предприятиях, как Беларуськалий, БМЗ, ГродноАзот, Нафтан, МАЗ, Минский моторный завод. Вдобавок 22 августа во время своего посещения Гродно Александр Лукашенко вообще заявил, что готов, пусть и временно, закрыть бастующие предприятия. Судя по всему, упомянутые предприятия очень скоро вернутся к прежнему ритму работы – их работникам ведь нужно кормить семьи и платить по кредитам.

Вот даже забастовка в издательском доме «Звязда» в итоге отменилась – для ее проведения в соответствии с законом не удалось собрать минимально необходимый 51% голосов членов трудового коллектива. Негативные последствия от забастовки и увольнения по собственному желанию части коллектива БТ также удалось успешно сгладить: во-первых, часть программ просто временно перестала выходить эфир, а во-вторых — часть «просевших» рабочих мест была оперативно замещена профессионалами из соседней России.

Любопытно, что власть смахнула пыль с тезиса эпохи раннего Лукашенко о том, что бело-красно-белый флаг это, оказывается, «знамя, под которым фашисты в годы Великой Отечественной войны совершали свои преступления». Также будет небезынтересным упомянуть, что в ходе одного из совещаний Лукашенко «прошелся» по «программе оппозиции», озвучив лишь некоторые из тезисов, касающихся планов до довольно быстрому переходу употребления белорусского языка во всех сферах общества, запрета вещания российских телеканалов на территории Беларуси, восстановления Белорусской автокефальной церкви и так далее. Новосозданный Координационный совет тут же поспешил «откреститься» от этой программы — но, как говорится, у многих граждан осадок остался.

Затем власть пошла в наступление на своих оппонентов, постепенно начав выдавливать их с их же традиционного поля, а именно — проведения массовых уличных акций. Так, организаторы пилотных митингов сторонников действующей власти 18 августа в Могилеве и Гомеле уже также имели на вооружении гигантские государственные флаги (в Могилеве такой флаг даже разместили на фасаде областного исполкома), а уже на следующий день довольно массовые митинги-концерты прошли во всех областных центрах и некоторых других крупных городах. Если на провластный митинг на площади Независимости 16 августа активистов в пожарном порядке свозили со всех регионов, то мероприятия «За Беларусь», прошедшие на прошлой неделе, были проведены на совсем другом организационном уровне. Сторонникам власти даже удалось перенять у оппонентов режима идею езды с флагами на машинах – но только с государственными, а не с историческими. В итоге все эти четко выверенные действия властей позволили Президенту Лукашенко уже в пятницу 21 августа во время посещения агрокомбината «Дзержинский» заявить, что «в ближайшие дни» он решит проблему с ситуацией в стране.

На прошлой неделе неожиданно стало увеличиваться количество выявленных случаев заражения коронавирусной инфекцией, причем показатель прироста за сутки рос с каждым днем: 18 августа — 84 новых случаев, 19 августа — 128, 20 августа — 149, 21 августа — 161, 22 августа — 174, 23 августа — 183. А еще в конце рабочей недели произошло ослабление курса белорусского рубля по отношению к трем основным валютам. Что ж, противники власти хотели перемен – пока что перемены такие.

В воскресенье 23 августа в Минске на площади Независимости собралось несколько десятков тысяч протестующих, после чего часть из них проследовала к стеле на проспекте Победителей. Подножие стелы было заранее оцеплено по периметру сотрудниками МВД и даже Минобороны, перед которыми были выставлены ограждения и растянута колючая проволока. В тот же день имели место довольно массовые собрания оппозиционно настроенных граждан в некоторых крупных областных центрах. В Минске и в других городах милиция постоянно напоминала протестующим, что их мероприятия нарушают законодательство о массовых собраниях. В Минске от стелы группа протестующих прошла до Дворца независимости, но там ей путь преградили механизированные подразделения МВД, и колонна манифестантов пошла обратно в центр Минска, затем разошлась. Не исключено, что 23 августа мы увидели лебединую песнь протестов лета-2020 и далее уличные протесты против нынешнего белорусского режима пойдут на спад.

Также интересно и то, что на митинге возле гостиницы «Планета» выступил Павел Латушко и, в числе прочего, предложил начать отзыв всех депутатов палаты представителей, которые не высказывают своего мнения и позиции, вероятно, по отношению к довольно жестоким разгонам протестующих 9-12 августа. Ход, безусловно, сильный. Но, вместе с тем, сложный, ресурсозатратный, и самое главное — долгий.

На стороне Александра Лукашенко играет, пожалуй, самый сильный союзник – время. Сейчас противникам режима дают возможность «выпустить пар», вдоволь накричаться и намахаться флагами, возможно даже – на все ближайшие пять лет. Расчет делается на то, что протестующие очень быстро устанут собираться каждые выходные (про то, чтобы делать это «каждый день», речь даже не идет), потому что быстро поймут, что такие действия ровным счетом ни к чему не приводят: Президент Лукашенко по-прежнему исполняет свои должностные обязанности. Участников мирных протестов даже никто не задерживает – да пусть хоть ближайшие 4-6 месяцев протестуют под контролем милиции, которая обязана не допускать провокаций как против протестующих, так и против представителей МВД.

Постепенно к большинству протестующих придет осознание, что выборы закончились — пора переводить жизнь в стране на привычные рельсы. Хотя бы потому, что эти протесты никоим образом не мешают нынешнему Главе государства выбирать галстук для инаугурации. Вопрос, возникающий каждый раз по окончанию политического сезона: какого цвета будет этот галстук? Мой прогноз: красный либо бордовый. Кстати, 19 августа ЦИК сообщил, что инаугурация президента Беларуси Александра Лукашенко состоится в течение двух месяцев, то есть, вероятно, не позднее 19 октября.

В пятницу 21 августа не вышла газета «Народная воля» — по официальной версии, в типографии «Белорусский дом печати» сломалась техника. По этой же причине ранее в той же типографии не были напечатаны целых три номера газеты «Комсомольская правда в Беларуси».

22 августа был заблокирован доступ к 72 сайтам, среди которых белорусское подразделение спортивного ресурса Tribuna, сайты «Радые Свабода», незарегистрированного правозащитного центра «Вясна», телеканала «Белсат», Euroradio, штаба Виктора Бабарико, проекта «Честные люди», платформы «Голос», штаба Валерия Цепкало, «Виртуального Бреста», ряда политических и общественных движений, многие сайты VPN-сервисов и так далее.

Невыход двух вышеуказанных газет и блокировка такого количества, главным образом, общественно-политических интернет-ресурсов свидетельствует о том, что власти начали серьезно закручивать гайки. Насколько жестко эти гайки будут закручены и как долго этот процесс будет продолжаться — зависит от того, какие именно выводы сделала для себя действующая власть после событий мая-августа 2020 года.

Back to top button