• 07.06.2018
  • 638

Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

Ориентировочное время чтения: 9 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • «“Неудобный” театр» — так называлась встреча с режиссёром, актёром, постановщиком и руководителем Центра белорусской драматургии и театральных проектов Центра «АРТ Корпорейшн» Александром Марченко. В первый день лета в книжном магазине «Логвінаў» он провёл со зрителями честный разговор о «театральных» сложностях в Беларуси, «неудобных» (или даже неугодных) спектаклях, своих проектах и книгах, которые рекомендовал бы прочесть.

    Такой разговор по душам был во многом приурочен к премьере его постановки «С училища». Эту социальную пьесу написал Андрей Иванов — номинант  Российской Национальной театральной Премии «Золотая Маска» в 2018 году в категории «Лучшая работа драматурга». Её главные герои — «дикая» ПТУшница Танька, которая во что бы то ни стало хотела любить, её преподаватель Серёжа — желал во что бы то ни стало улучшить своё материальное положение.

    Сама пьеса, на мой взгляд, о пустом прозябании некоторой молодёжной «прослойки», о желании уехать из страны, о скуке, ради утоления которой она (эта прослойка) способна на невообразимые поступки. В произведении много культурных белорусских кодов, хорошо всем знакомых. Но вместе с тем, оно показывает и малознакомую нам неблагополучную часть жизни белорусского общества, которая, тем не менее, существует. И даже порой проникает в жизнь так называемой «золотой молодёжи».

    Вот что говорит о пьесе (ну и о своём спектакле, соответственно) сам Марченко.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    Фото со встречи с Александром Марченко

    — Эта история о том, как человек, оказавшись в сложной ситуации, делает выбор. Он постоянно проходит через путь нарушения непостижимого нравственного закона.

    Ещё Кант говорил о том, что человек всегда знает, как поступить правильно, даже когда очень хочется сделать неправильно. В общем, мне кажется, что эта пьеса как раз про то, что человек чувствует, как нужно сделать, но всё время наступает на одни и те же грабли. У героя в пьесе есть несколько возможностей, как он может эту ситуацию изменить. Но он этого не делает.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    На вопрос: каково это — совмещать работу в Центре белорусской драматургии и Центре визуальных и исполнительских искусств «АРТ Корпорейшн», Александр отвечает, смеясь:

    В лучших традициях белорусского менталитета: где-то кажется, что сейчас наступит паранойя. Работа в этих двух проектах — это совершенно две разные планеты.

    В проектном театре ты можешь реализовать то, что хочется тематически. Но ты не застрахован от технических трудностей, потому что всё происходит на энергии единомыслия. И если этой энергии не станет, то всё может рухнуть, так как нет постоянных финансовых и технических возможностей. Они находятся сиюсекундно.

    В антрепризном — больше технических возможностей, но органичен репертуар. Нужно обязательно говорить про любовь во всех её проявлениях.

    В государственном — технические возможности на данный момент самые сильные в Беларуси: там есть театральные цеха, бюджет, определённый график, атмосфера. Но в гостеатре всё должно быть как бы «беззубое». Нежелательно поднимать политические и остросоциальные темы. Ни в коем случае нельзя выводить зрителя из равновесия. Его обязательно нужно оставить в балансе.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    Но есть некоторые спектакли, где этот острый разговор, о котором упомянул Александр, всё же происходит на сцене гостеатров. Кто-то из присутствующих вспомнил постановку белорусского драматурга Евгения Корняга «Спектакль №7» на сцене Республиканского театра белорусской драматургии.

    — Этот спектакль относится к невербальному театру. Так что: не проговорено, не прозвучало — извините! Здесь уже красота в глазах смотрящего, есть возможность для разной интерпретации. А когда появляется слово, которое маркирует конкретные явления, оно даёт больше возможностей для того, чтобы предъявлять претензии.

    Поэтому «АРТ Корпорейшн» для режиссёра в каком-то смысле порой становится отдушиной. Да, приходится репетировать в разных помещениях, так как у Центра пока нет своего помещения. Но такова реальность многих независимых театральных площадок.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    —  Что находят «неудобного» в ваших спектаклях?

    Бывает, меня спрашивают:  «А почему ваш герой уезжает из страны?» А что, разве это не так, что они уезжают? По разным причинам. Замалчивать некоторую проблематику по-прежнему остаётся актуальным у нас в стране.

    Существуют ещё и детские вопросы по поводу нецензурной лексики. Уж сколько раз, как говорится, твердили миру: не от любви большой к мату люди, воспитанные на Чехове, это делают. Не от того, что им хочется отдать дань моде. Просто существует профессиональная необходимость. Например, когда мы говорим о людях, которые могут быть воплощены на сцене только таким техническим путём, речевой характеристикой. Поэтому (условно) если девочка из Шабанов заговорит на выхолощенном русском языке — это будет неестественно.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    Почему для вас так важно исследовать в своих постановках момент «здесь и сейчас»?

    Потому что я никак не могу соотнести себя с «там и тогда». Я живу сегодня, чувствую или не чувствую тоже сегодня. Иногда от некоторых проявлений жизни возникает желание спрятаться. Темперамент у меня не героический, я даже лентяй.  Но для того чтобы не спрятаться под одеяло, приходится сосредотачиваться всё время на «здесь и сейчас». Потому что только таким способом можно удержаться в реальности.

    А постановки о «здесь и сейчас» могут изменить реальность?

    Если человек будет концентрироваться на этом, то он будет становиться более осознанным. А когда он становится более осознанным, то, соответственно, ситуация меняется. Тогда он делает что-то с реальностью, а не с образом реальности.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    Какие нас ещё ждут постановки проекта ТОК?

    Если нам всё удастся, то скоро вместе с Женей Корнягом реализуем постановку по пьесе «Blondi», которую он писал вместе с Димой Богославским в лаборатории Центра белорусской драматургии. Это  авторская Женина идея, которую он рассказал Диме.

    Женя мыслит категориями пространства, действия, тела, слова ему не очень нравятся по каким-то причинам. И Дима ему написал все эти сцены: диалоги, монологи и так далее. Если всё получится, то к концу календарного года мы рассчитываем всё сделать.

    https://www.youtube.com/watch?time_continue=4&v=II1dPJuT1YI

    Возможно вы читали что-то из издательства «Логвінаў»? Посоветуете что-нибудь?

    Последние три года я в неприличном количестве читаю практически одни пьесы. Очень мало читаю пока художественной литературы. Но из того, что читал или с чем довелось недавно познакомиться, порекомендовал бы белорусский перевод книги Андрея Москвина «Театр, который мы потеряли 1920-1930: отобранная память». Это исследование, читая которое, чётко понимаешь всё, что в 30-х годах происходило. За счёт того, что в книге собраны судьбы этих потерянных героев, масштаб трагедии становится ещё более ощутимым.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    Думаю, стоит прочитать книгу Альгерда Бахаревича «Сабакі Еўропы». Произведения Валентина Акудовича, Алеся Рязанова, Игоря Бобкова. Из ожидаемых многими хочется сказать про антологию Светланы Алексиевич. Скоро появится книга «Колер Беларусі» Михала Анемпадистова.  Здесь ещё была как-то книга Артура Клинова «Город солнца», которую хорошо возить в подарок кому-нибудь за границу.

    Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»Режиссёр Александр Марченко: «Я считаю, что не может быть истины в последней инстанции»

    Существует ли какая-то цель или идеология, которую вы преследуете своими постановками?

     Есть. Она вся вмещается в одну фразу: я считаю, что не может быть истины в последней инстанции. Соответственно, и идеологии тоже. Но мне важно, чтобы зритель из зала ушёл изменённым: исходя из контекста собственного восприятия. И мне совсем неважно, чтобы он изменился в ту сторону, в которую мне хочется. То есть, если он поменялся совершенно в непредсказуемом направлении, для меня это всё равно достигнутая цель. Значит, какая-то трансформация с ним всё же произошла.

    Виктория Гомза

    Фото автора

    Обнаружили ошибку? Выделите часть текста и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Теги: Культура, Театр, ТОК
    Loading...