Рокировка в правительстве — время перемен или хорошо забытое старое? |
Мнения

Рокировка в правительстве — время перемен или хорошо забытое старое?

18 августа, в тихий летний субботний день, президент Беларуси сменил руководство Правительства, а также некоторых министров. Обыватели увидели в этом очередной «ператрус» и попытку возложить ответственность за провалы в экономике на конкретных лиц. Чего ожидать от нового кабинета простым белорусам и подует ли ветер перемен?

Знакомые всё лица

Если вам хорошо известны бывалые номенклатурщики, то никаких сюрпризов среди  назначенных в Правительство лиц вы не обнаружите. Все они мелькали на тех или иных должностях и с политического горизонта надолго не исчезали. Чтобы освежить память, предлагаю заглянуть в нашу табличку-шпаргалку:

Читайте также: Наше новое правительство

В первые часы после назначения электорат возлагал особые надежды на премьер-министра С. Румаса. Это не новый человек в Правительстве и экономике вообще. На исходе очень успешного для Беларуси 2010 года и не менее элегантно завершившихся президентских выборов его назначили вице-премьером, куратором экономической политики. Запомнился он смелыми либеральными заявлениями о приватизации, ослаблении роли государства в экономике, развитии предпринимательства, критикой Нацбанка. Однако к весне 2011 года в стране назрели кризисные явления, произошла трёхкратная девальвация. Румас предложил свой план по выходу из кризиса, который Лукашенко отклонил. 42-летний заместитель премьер-министра вскоре стал председателем правления Банка развития. Его вспоминали как олицетворение «рыночной экономики Мясниковича-Румаса» и «колоссальную потерю для правительства» (по словам А. Лукашенко).

foto_1-news.ru.jpg
С. Румас (слева) и А. Лукашенко. Изображение: news.ru

Румас известен как человек, несколько раз перечитавший книгу «Сингапурская история: из «третьего мира» в первый». Однако иллюзии касательно скорого превращения Беларуси в цветущий сад премьер развеял очень быстро, всего на второй день после назначения:

«Не стоит ожидать какой-то ревизии этих принятых решений либо революционных разворотов. Глава государства при назначении нового состава правительства сделал акценты на таких вещах, как дисциплина, порядочность и сплочённость. Кроме того, много внимания было уделено росту благосостояния населения: глава государства подчеркнул, что это основная оценка работы правительства».

26 августа шефа дополнил первый заместитель премьер-министра А. Турчин. Он подтвердил приверженность поставленным Лукашенко целям по удвоению ВВП Беларуси к 2025 году и выходу на среднюю зарплату в районе 1 000 белорусских рублей. Драйвером роста экономики, по словам Турчина, должен стать сектор услуг, и в первую очередь IT-сфера и транспортно-логистическая отрасль. Ему вторил министр экономики Д. Крутой, заявивший, что логистика, IT-сфера и транспортные услуги «станут нашими нефтью и газом».

Нельзя сказать, что предание сильно свежо, но верится в него по-прежнему с трудом. Турчин уже давно и местами успешно стучится в закрытую экономическую дверь с предложениями по либерализации. Это он продвигал Декрет о развитии предпринимательства, декриминализацию налоговых преступлений. А два года назад Турчин высказывал идеи, прямо противоположные основной линии новой индустриализации страны:

«Не стоит стремиться идти по пути создания масштабных производств, где будут заняты сотни человек. Можно создать 2-5 рабочих мест, например, в сфере обслуживания или ремесленничестве, решая тем самым проблему доходов для такого же количества семей».

Таким образом, вначале показалось, что сейчас сформировано либеральное «правительство молодых» (средний возраст назначенцев — 45 лет). Однако ждать прорывов от новых министров не стоит.

Это не смена курса

В первую очередь нужно помнить, что Беларусь — это президентская республика, приправленная жёстко выстроенной вертикалью и назначением президентом лиц на многие высшие госдолжности. Ему нужно лишь согласие Палаты представителей на назначение премьер-министра, остальные решения принимаются единолично. Это накладывает отпечаток в том числе и на функционирование Правительства. Оно просто физически не может пойти «против», иначе будет с криком и позором девальвировано на госканалах.

Далее, хотя это не совсем корректное сравнение с точки зрения логики, но вспомним предыдущее назначение С. Румаса и 2010 год. Тот год был относительно успешным в белорусской истории. ВВП был выше, чем сейчас, курс валюты стабилен, последствия кризиса 2008-2009 гг., казалось, преодолены. В конце года Румас становится замом премьер-министра, а уже к весне 2011-го кризисные явления в экономике становятся фатальными. Начинаются молчаливые акции протеста, доллары исчезают из обменников, цены растут, обгоняя зарплаты.

Впоследствии на правительство Мясниковича-Румаса и их коллегу П. Прокоповича возложили ответственность за недальновидную политику и накачивание экономики страны до состояния пузыря (вскоре лопнувшего). Возможно, и нынешнее назначение — это попытка положить подушку безопасности перед выборами и назревающим замедлением экономики. Чтобы потом можно было сказать: «ну дал я этим молодым либералам полномочия, и что? Опять поручения президента не выполнили, в рынок свой поиграли, и хватит». Скажем так, перестраховка, призванная лишить сомнений в курсе президента.

Эту версию президент опроверг в ходе выступления и назначения новых членов Правительства 31 августа:

«Идёт обсуждение после назначения нового Правительства: «Вот, это такое техническое, оно до выборов». Поверьте, назначая вас и других, я и не думаю, что вы доживёте до выборов, а потом всех мы поменяем. Глупость несуразная. Наоборот, я хочу, чтобы вы и после выборов, и после меня работали. Ведь вы — это новое поколение руководителей».

Лукашенко проявил осведомлённость о приписываемых руководству застойных явлениях:

«Должно быть обновление. Не должно быть застоя. Застой начинается в экономике, обществе с застоя в кадровой работе. Поэтому вполне естественно, что вы — нынешнее поколение руководителей — на 20-25 лет моложе. Это нормально. Ниже уже брать планку нельзя, потому что у них не хватит опыта».

Допустим. Но в белорусской политической системе Правительство — это исполнительная ветвь в дистиллированном виде. От него не ждут инициативы, а вот за невыполнение поручений президента, как мы узнали недавно, разгоняют быстро. Но дело даже не в этом, а в заведомо невыполнимых требованиях об удвоении ВВП и доведении средней зарплаты до 500 долларов США в эквиваленте.  

ВВП размером в 100 млрд через семь лет

2 марта 2018 года президент Лукашенко заслушал отчёт Правительства и вдруг заявил, что «нам кровь из носу надо достичь планки ВВП 100 млрд долларов. Только это позволит иметь зарплату 1 тыс. долларов и не скатиться в ловушку бедности».

После этого совещания кровь из носа действительно чуть не пошла у членов правительства. Откуда вообще взялась такая планка? Белорусская экономика на пике своего развития выходила на уровень 60 млрд долларов в 2008 году и невероятные 76 млрд в 2014 году. В прошлом году мы имели 52 млрд. При сохранении нынешних темпов роста ВВП — 3-4% в год — для удвоения валового продукта понадобится 30 лет, но никак не 7. Если хотим за семь, расти надо по 15% в год, но таких темпов не демонстрирует ни одна экономика мира, сопоставимо с нашей зависимая от внешних факторов.

2_09.png

На это в марте указывал и президент, отмечая, что не произошло ни роста конкурентоспособности товаров, ни внедрения инновационных технологий. «Ломимся в Европу с товарами, которые были изобретены ещё в СССР». Скажу проще: в 2016-2017 гг. нам просто везло. Цена на нефть была выше прогнозируемой, валютная корзина стабилизировалась, внешний спрос пошёл в гору, а кредитная линия от восточных партнеров продлилась. В 2018 тоже везёт, но надолго ли?

foto_3-eurasia.expert.jpg
Изображение: eurasia.expert

Часть экспертов полагает, что разогнанная на форсаже белорусская экономика движется к замедлению. Аналогично намекнул и ЕАБР. Скоростное движение сохранялось в течение шести кварталов — с конца 2016 года. Однако в конце лета нынешнего года темпы роста явно замедлились. На это указывает и разрыв выпуска — отклонение фактического ВВП от своего равновесного уровня. Если он отрицательный — резервы у экономики есть. Если положительный — впереди замедление роста. Во втором квартале показатель достиг значения минус 0,3%. Это значит, что впереди — выход на ноль и замедление роста.

4_09.png

Складывается парадоксальная ситуация. Новое ускорение невозможно без реформ и пересмотра существующего экономического уклада. Однако вышеназванные заявления говорят прямо — никаких радикальных реформ не предвидится. А значит в ближайшие годы продолжится игра во внешнеэкономическое казино — авось повезёт и выиграем. Надежда на инвестиции, IT и логистику должна сохранить прирост ВВП на уровне 2-3% в год. Но это возможно только в условиях благоприятной внешней конъюнктуры.

Есть, конечно, и второй вариант: искусственный рост, так хорошо знакомый нынешнему премьеру Румасу. И связан он, в первую очередь, с повышением средней зарплаты до 500 долларов США в эквиваленте.

5_09.png


Доходы населения превыше всего

Белорусская экономическая модель в качестве «священной коровы» и ориентира выбрала уровень средней зарплаты по стране. Под него в том числе набиралось и отправленное в отставку правительство. Со слов президента, его поручение дать людям «несчастную» тысячу рублей вызвало панику. Проблема в том, что под этот безусловно важный показатель часто подгоняется всё остальное. Реальные показатели экономического роста могут немного не дотягивать, но, например, зарплаты бюджетникам все равно растут. С чего бы? Учителя стали лучше учить, а врачи — больше оперировать?

3_09.png

Это продолжение старой доброй традиции перекладывания из одного кармана в другой. Где-то в момент повышения зарплаты бюджетникам растут штрафы, налоги, стоимость услуг и т. д. Ни с какими реальными успехами в экономике это не связано. Сюда же можно отнести рост пенсий и пособий. Нагрузка на бюджет растёт, но с замедлением роста ВВП делать такие щедрые подарки станет всё сложнее. И опять останется одна надежда на внешние резервы.

foto_4-lider-press.by.jpg
Изображение: lider-press.by

Основная надежда, как всегда, на Россию и высокие цены на нефть. При этом в самой РФ в обзоре, подготовленном Центром макроэкономических исследований Сбербанка России, резких перемен в Беларуси в связи со сменой правительства не ожидают. Их связывают с «решительными шагами» к которым новое правительство явно не готово. Все они, по мнению экспертов, лежат в плоскости структурных дисбалансов. Хотя прогрессивное правительство и пообещало подготовить мероприятия по увеличению благосостояния низкооплачиваемых слоёв населения, сделать это имеющимися силами будет проблематично.

Новое правительство для борьбы со старыми проблемами

При выстроенной на сегодняшний день вертикали власти реформы в стиле «шоковой терапии» невозможны. Просто потому, что все сферы жизни директивно контролируются, и экономика не является исключением. Но экономика, в отличие от культуры, политики и идеологии, не всегда «слушается» и иногда очень ощутимо «брыкается». Некоторые явления и процессы действительно неподконтрольны, и изменить их не в силах ни Кобяков, ни Румас, ни Ли Куан Ю.

В последние годы белорусская экономика стала заложницей не самого стабильного российского рынка. Если он растёт, значит растёт и белорусский экспорт. Вступают в действие санкции, ухудшаются финансовые показатели в России — экспорт замедляется. Бывают и другие ситуации — когда Беларусь слишком увлекается многовекторностью, вступают в дело приёмы, намекающие на то, кто здесь хозяин. Из последнего: прекращение поставок нефтепродуктов. Пожировали пару лет за счет реэкспорта и высокой цены на «чёрное золото» — и будет. В январе-мае 2018 года за счёт реэкспорта бюджет получил около 680 млн долларов. Поступления хорошие, пусть вице-премьеры и говорят, что угрозы экономике нет. Ничего критического, конечно, но 1,5 млрд долларов для нашего бюджета — сумма немалая.

foto_5-2222136.by.jpg
Здание Совета Министров Беларусь. Изображение: 2222136.by

Вытащат ли экономику IT и логистика? Пока результаты скромные. Отрадно, что наряду с архаичным производством возникает параллельная экономика высоких технологий. Но работает она всё равно в правовом поле и общей парадигме отношений. И точечные декреты не в силах повлиять и разом изменить сложившийся порядок. Поэтому нынешнее правительство «либералов-рыночников» всё понимает, хочет большего, но займётся латанием дыр и подъёмом заведомо убыточных и дотируемых сфер. Главная из них — проблема долгов, которую нужно решить без приватизации и дефолта.

Неэффективность именно управления, а вовсе не белорусской экономики скоро станет хрестоматийным примером того, как не надо руководить. Темпы роста замедлятся, красивая статистика с госресурсов исчезнет. И если в это время Румасу удастся протолкнуть идеи сверхлиберализации, возможен и опережающий среднемировой уровень рост ВВП на 4-5%. Но ради этого нужно пожертвовать слишком многим. В том числе и закрытием убыточных производств и сломом вертикали власти.

Повод для оптимизма

Вариантов позитивных сценариев в сложившейся обстановке не так много. «Красные директора», большинство из которых старше членов нового кабинета, будут держаться за свои места и выполнять только поручения президента. Обновить нужно в том числе и людей на местах, свободных от неэффективных советских установок. Готовить кадры следует «снизу», а не назначать случайных управленцев, военных и прочих далёких от занимаемых должностей лиц.

Единственная возможность (без слома системы) — это создание параллельных структур и регионов (предприятий) с особым правовым статусом. Начало этим процессам положено в рамках ПВТ. Но ограничиваться одной сферой нельзя, нужно постепенно находить подход и для других отраслей (например, лёгкого машиностроения).

Преимущество нового кабмина в том, что его члены знают все «болячки» госсектора и способны подавить лобби хозяйственников старой формации. Но для этого ему нужен карт-бланш и от Лукашенко. Если последний действительно готов к переменам и оздоровлению закостеневшего госсектора, то на ближайшие годы его глазами и ушами должен стать именно Румас. На какое-то время Лукашенко следует делегировать ручное управление людям со свежим взглядом. У нас небольшая страна, но если президент опускается до конкретных прохудившихся крыш и незаасфальтированных дорог, это говорит как раз о недостатках выстроенной вертикали.

Если Румас с командой единомышленников пролоббирует наконец свежую переходную модель для белорусской экономики, нивелирует президентский страх, связанный с ликвидацией убыточных госпредприятий и производств, шансы есть. Параллельно нужно дать больше полномочий частному бизнесу, заступиться за них перед госструктурами и активизировать малое предпринимательство. Политическая воля и дар убеждения у нынешних министров присутствуют. И только в этом случае у экономики есть шанс с новыми силами вступить в третье десятилетие XXI века.

Леонид Мережковский


Метки (тэги)
Показать больше