Танцы с ЖКХ и вечно протянутая рука |
Мнения

Танцы с ЖКХ и вечно протянутая рука

В середине февраля белорусы получили «потяжелевшие» жировки за январь. Как оказалось, правительство повысило тарифы на субсидируемые и льготируемые услуги, мотивируя это ростом благосостояния граждан. На сколько ещё подорожают ЖКУ и почему этого не избежать?


Закат коммунального коммунизма

Повышение тарифов на ЖКУ правительство анонсировало в Постановлении Совета Министров Республики Беларусь №18 от 12.01.2017 года. Пункт 24 определил, что в 2018 году население будет возмещать 100% затрат по оказанию жилищно-коммунальных услуг. В прошлом году мы вплотную приблизились к реализации данного решения, компенсируя в среднем 75% затрат.

Долгие годы субсидируемые услуги были серьёзным козырем в рукаве власти, которая таким образом демонстрировала «подлинность» построенного в Беларуси социального государства. Сравнение всегда делалось не в пользу западных стран, где население давно и успешно покрывает 100% услуг ЖКХ. Белорусы же, даже в кризисные 2009 и 2011 годы покрывало не более 20% стоимости ЖКУ. Однако в 2012 году граждане должны были компенсировать уже 35% затрат.

Даже с учётом пятиразового роста тарифов в 2011 году не удалось выйти на прогнозный показатель в 30% компенсации. Тогда впервые заговорили о бессмысленности перекрёстного субсидирования и перекладывания финансов из кармана в карман. За ЖКУ брали больше с одних субъектов хозяйствования и меньше с населения. В результате удавалось внутренними силами дотировать льготные тарифы. Но субъекты хозяйствования закладывали повышенные тарифы в стоимость своих услуг и продукции. В итоге население всё равно переплачивало, пусть и не за ЖКУ, но за товары и услуги, произведённые внутри страны.

Изображение: store-domovita.by

ЖКХ оставалось одной из самых бездонных дыр бюджета. В 2013 году, например, туда направили 1,5 млрд долларов. Это покрывало 50-60% затрат, граждане — ещё 15% и остальные 30% возмещались за счёт перекрёстного субсидирования (то есть более высоких тарифов для юрлиц). При этом повышение должно было составить не более 25% или 7 USD в эквиваленте для стандартной «двушки». Ещё тогда, пять лет назад, было ясно, что повышение тарифов будет перманентно сопровождать население.

В те годы ввели дифференциацию тарифов, справедливо заключив что тот, кто потребляет больше, будет больше платить. Кстати, именно тогда, в 2013 году, принимались комплексные решения, в которых мелькали такие знакомые термины как «тарифы ЖКУ», «государственная адресная социальная помощь» и «предупреждение социального иждивенчества». В 2018 году под аналогичным «соусом» будет подан новый-старый Декрет №1 от 25.01.2018 «О содействии занятости населения». В 2013, так же, как и сейчас, планировали повышать тарифы на ЖКУ не более чем на 5 USD в эквиваленте с учётом доходов населения в среднегодовом выражении.

Но август 2014 года возвестил окончательный закат эпохи коммунального коммунизма.

Непопулярные меры под давлением МВФ

Трудно сказать, что было бы с платой за жилищно-коммунальные услуги в Беларуси без вмешательства МВФ. Разговоры о том, что население платит за них очень мало, шли давно. В августе 2014 года Совмин выработал план по стабилизации экономики на 2014-2015 гг. В нём промелькнуло решение о том, что к 2017 году население должно компенсировать 100% ЖКУ. Отметим, что на осень 2014 года размер их компенсации не превышал те же 35%.

До президентских выборов-2015 ни о каком повышении речи не шло. За «двушку» площадью 57,5 кв. м с двумя-тремя прописанными население платило около 40 долларов США в эквиваленте. При планируемом повышении стоимость услуг «взлетала» до 135 долларов, что было эквивалентно 25% от средней зарплаты по стране на осень 2014 (до зимнего обвала). Привыкшее к коммунальному «раю» население должно было испытать настоящий шок в течение ближайших двух-трёх лет.

По мнению Я. Романчука, подобный ход продиктован исключительно лоббистами в сфере ЖКХ, которые запустили свои жадные пальцы в карманы домовладельцев. Он справедливо указывает на то, что тарифы оставались непрозрачными, никаких мер по снижению затрат принято не было. Энергетическая монополия в Беларуси, безусловно, очень сильна. При том что домохозяйства потребляют не более 20% энергии, на них хотят возложить ответственность за «халяву» и выжать все 100% компенсации тарифов. «Народец» в который раз выставили нахлебником и главным иждивенцем.

Однако есть ещё одна структура, которая давно и упорно толкает власть на непопулярные меры, особенно в сфере ЖКХ и тарифов. Она называется Международный валютный фонд. И хотя мы сотрудничаем с ним с 1992 года, именно за последние 3-4 года долговые обязательства перед фондом и, как следствие, жёсткие условия с его стороны, приобрели шокирующие размеры.

Деятельность данной структуры и её советы вызывают массу споров. Достаточно вспомнить, как кредиты МВФ поставили на колени Румынию в 1980-е и как она выплатила всё до цента (беспрецедентный случай в мировой экономике), оставшись буквально без штанов. Или пример Аргентины начала 2000-х, набравшей 132 млрд долларов для погашения старых долгов. Именно МВФ в 2001 году отказался выдать стране новые заимствования, чем вверг её в пучину хаоса.

Кристин Лагард (глава МВФ) и Александр Лукашенко. Изображение: tut.by

Впрочем, МВФ — это разговор особый. В случае с Беларусью нельзя сказать, что мы пляшем под дудку Фонда. Полученный в 2009-2010 гг. кредит в размере 3,5 млрд мы безболезненно выплатили. Долгие годы, начиная с 2011, всё ограничивалось программным мониторингом специалистами финансовой организации и переговорами. Они выдавали правительству рекомендации, а оно решало — исполнять их или нет. На новый виток отношения субъектов вышли в 2015 году, когда возобновились переговоры о выделении 3 млрд долларов США. Однако президент Лукашенко дал понять, что заимствования возможны не в ущерб политике социального государства и в интересах народа.

МВФ учёл это и был готов предоставить кредит с меньшей процентной ставкой, чем остальным странам. Но белорусское руководство не устроили не столько предложения по реформам (хотя и они, безусловно, тоже), сколько предлагаемый фондом метод «шоковой терапии». По поводу ЖКХ, в частности, высказывалось следующее: «Только тогда пойдём, когда будем уверены, что в результате, к примеру, повышения тарифов на ЖКХ, люди будут в состоянии заплатить по счетам». При этом, многое из рекомендаций МВФ было так или иначе выполнено: плавающий курс нацвалюты, повышение пенсионного возраста, частичная либерализация цен и т. д. Дешёвый кредит при этом, напомним, взят не был.

Так почему же, не загоняя себя в кабалу МВФ, государство всё-таки решилось на одну из самых непопулярных в народе мер — на повышение тарифов ЖКХ, а вовсе не на приватизацию или открытие страны транснациональным корпорациям?

Цена халявы

Переговоры с МВФ, несмотря на похвалы Фонда относительно успехов белорусской экономики в 2017 году, затянулись. Мы взяли деньги у китайцев, русских и ЕФСР (по сути, тоже у русских). Они не требовали никакой «ломки» социальных достижений минувших 25 лет, условия возврата сделали приемлемыми, а кредитные линии достигли (от Китая, к примеру) 15 млрд долларов. Такого МВФ предложить не мог.

Изображение: sb.by

Сложилась интересная ситуация. Под разговоры о необходимости погашения населением 100% стоимости услуг ЖКУ и попытке взять кредит МВФ тарифы начали поднимать. Объяснили это просто — вы начали больше зарабатывать («папицот»), а значит, способны и больше платить за жилищно-коммунальные услуги. Странное у нас в 2017 году получилось «обогащение». Едва-едва, с горем пополам, в среднем по стране вышли на 995 рублей заработной платы в декабре, как государство тут же вернуло себе начисленное в виде возросшей компенсации тарифов ЖКУ.

И, собственно, всё. Без должного внимания осталась главная претензия всех плательщиков ЖКУ — их непрозрачность и непонятный механизм формирования. Например, не секрет, что в городе Минске вода из-под крана отличается по качеству в зависимости от того, в каком районе вы проживаете. Директор УП «Минскводоканал» даже отказался пить воду, набранную из-под крана во Фрунзенском районе, зная о её свойствах. При этом тарифы везде одинаковые, поскольку «вода есть вода». Именно тарифы на водоснабжение и водоотведение (канализацию) резко подскочили в январе без всяких объяснений.

Осталось только выяснить, надели ли наручники тем, кто «от балды» считал нам тарифы в начале 2016 года и положили ли президенту обоснованные расчёты, ведь ситуация с недовольством рискует повториться. Да, уголовные дела регулярно возбуждают десятками. Завышенная стоимость покупки оборудования, злоупотребление властью, взяточничество — к концу 2017 года ЖКХ стало настоящей «золотой жилой» для любителей обогатиться. С января по ноябрь 2017 года в стране выявлено в 5 раз больше преступлений, чем за аналогичный период 2016 года. А сколько не выявлено…

Повышение тарифов ЖКУ на 15-20% в январе 2018 года (в некоторых жировках на 15-20 белорусских рублей в эквиваленте вследствие перерасхода в первую очередь воды и электричества), как ни странно, не вызвало бурю возмущения. Люди довольно спокойно «проглотили» индексацию, как неизбежное и, вздохнув, перечислили указанные в итоговой графе суммы. Известно, что половину января действовали льготные тарифы и лишь с 19 числа началось начисление по повышенному разряду. А значит февральские «жировки» будут ещё «тяжелее».

Большинство новых тарифов ввели в действие 5 января 2018 года. При этом за электричество население компенсирует 80%, а за отопление — около 20%. А значит, пространство для роста тарифов и, как следствие, возможного недовольства есть.

Пространство для реформы

Однако вместо того, чтобы правительство вначале рапортовало о средней зарплате в 995 рублей в декабре, повышало под этим лозунгом тарифы на ЖКУ, а затем вновь снижало ее до 859 б. р. в январе, хотелось бы видеть реальные реформы. Ибо, как известно с древних времён, отбирать у населения деньги и повышать тарифы, чтобы пополнить бюджет, сродни изъятию глины из фундамента дома для ремонта крыши.

Пока основная реформа «сверху» сводится к двум моментам — ликвидация перекрёстного субсидирования и компенсация населением 100% тарифов на ЖКУ. 44% субсидий уходят на отопление и горячую воду. Выскажем мысль о том, что нам очень не повезло с климатом и никто не в силах сократить долгие и холодные белорусские зимы, тянущиеся порой по полгода.

При этом изношен каждый третий километр теплотрасс, канализационных и водопроводных труб, что даёт о себе знать порывами и потерей до 18% воды (в 2016 году). Госконтроль отметил, что при нынешних темпах замены понадобится 50 лет (а там уже снова придётся менять уложенные трубы). Платить за всё это будем, конечно, мы, потребители.

Прорыв трубы в Минске. Изображение: sputnik.by

Тарифы, хоть и утверждены законодательными актами, по-прежнему не являются для населения прозрачными. Они «сформированы с учётом резервов снижения стоимости жилищно-коммунальных услуг, выявленных межведомственной рабочей группой, созданной Комитетом госконтроля по поручению главы государства», но не учитывают особенностей пользования некоторыми услугами и в основном просто делятся на всех, исходя из понесённых затрат.

Единая диспетчерская служба по столице 115.бел также не решила многих проблем. Организации ЖКХ «оптимизировали» со 141 до 58, сократив количество работников на четверть. Сделали попытку передать часть функций частным компаниям, но, по словам председателя Мингорисполкома Андрея Шорца (бывшего, кстати, в прошлом министром ЖКХ), частник все проблемы сферы не решил. Чисто в подъездах по-прежнему не везде и не у всех.

Что же можно сделать? Оговоримся сразу, что однозначно верных рецептов в данной сфере пока не придумали.

  • Создание органов самоуправления и кондоминиумов из числа жильцов. Органы управления «на местах» способны оперативнее решать возникающие проблемы. Это в теории. На практике же скоординировать людей не всегда удаётся (или, скорее, всегда не удаётся, можете попробовать сами), равно как и найти устраивающих подрядчиков. В итоге основные функции по обслуживанию населения в сфере ЖКХ ложатся на плечи тех же модернизированных ЖЭСов. Заявления вроде «частникам давали возможность заниматься ЖКХ, но они не потянули» изначально нацеливают на устранение любой частной конкуренции. Государство всё равно хочет контролировать непрозрачную сферу со стабильным спросом на услуги. Конкуренты в лице самоуправленцев и частников ей не нужны и все разговоры об обратном — лукавство.
  • Равные условия для частных и государственных организаций, открытая конкурентная среда. Соответственно, государство не должно считать частников «неспособными» поддерживать порядок в коммунальном хозяйстве, отдельно взятом доме, а создавать равные условия и не чинить препятствия при входе частных организаций на рынок жилищно-коммунальных услуг.
  • Формирование прозрачных и понятных дифференцированных тарифов. Казалось бы, этот вопрос закрыт, начиная с 5 января 2018 года. И вроде госорганы терпеливо всё объясняют. Но ещё в конце октября 2017 года президент Лукашенко требовал вновь пересчитать и проконтролировать тарифы. Гарантий того, что в третий раз их посчитали «правильно», нет никакой. По-прежнему всё считается «в среднем» без учёта износа, энергоэффективности дома, качества воды, удалённости от мест обезвреживания ТБО. И здесь, как отмечают эксперты, не стоит бояться верхнего предела тарифов.
  • Сокращение издержек, переход к энергоэффективному жилью. В ходе капитального ремонта следует больше внимания уделять комплексным мерам по снижению теплопотерь и экономному расходу тепла и электричества, а не только утеплению фасадов и замене батарей отопления. При этом панельные дома 70-90-х гг. постройки и вовсе оборудованы такой схемой отопления, что в 25-градусный мороз даже при максимальной подаче тепла всё равно в квартире холодно.
  • Снижение иждивенческих настроений населения. Граждан пора приучать к тому, что они являются собственниками помещений и прилегающих территорий. Что «своё» не оканчивается за порогом квартиры. Для этого, опять же, нужно устранить доминирующую роль государства и признать, что оно не в состоянии следить за каждым подъездом и коридором даже через уполномоченных сотрудников.
  • Внесение предоплаты за пользование ЖКУ. Эта мера также рискует стать непопулярной у населения, но только она позволит снизить размер задолженности за услуги. Внесение предоплаты в качестве компенсации за жёсткие и неизменные тарифы и последующая доплата по итогам месяца за потреблённое сверх установленного давно является нормой в странах Европы и США.

По лезвию бритвы

Учитывая то количество времени, которое упущено на пустопорожние реформы и их откат, безболезненно провести реформу ЖКХ уже не получится. Население постепенно подготовили к компенсации 100% тарифов за услуги. Однако неповоротливая госструктура, оставшаяся практически неизменной, не может обеспечить прозрачность этих самых тарифов и достойное качество услуг.

Не будет преувеличением и то, что отчисления на капитальный ремонт тут же проедаются (спасибо инфляции) и вовсе не накапливаются жильцами конкретного дома себе на «счастливую старость», а инфраструктура изношена и средств на её замену банально нет. Аварийное латание дыр и труб пока продолжается, но рвётся всегда там, где тонко и с этим при существующей системе ничего не поделаешь.

А значит отложенная «шоковая терапия» сферы ЖКХ неизбежна. Примет ли она вид товарищества собственников, созданных владельцами частных квартир в многоквартирных домах, будет ли ими управлять «уполномоченный» из ЖЭС — время покажет. Ясно одно — в существующем виде жилищно-коммунальная сфера существовать уже не может, поскольку она не устраивает ни граждан, ни правительство, ни МВФ. Что касается тарифов, хотелось бы после ввода в строй атомной электростанции увидеть адекватное месту и времени снижение затрат на электроэнергию, а также другие по-настоящему разумные идеи по изменению существующего положения вещей.

Леонид Мережковский

Метки (тэги)
Показать больше