Мнения

Теперь без «Евровидения». Ну и ЕВС с ним!

2 сентября стало известно, что Беларусь не будет участвовать в «Детском Евровидении-2021», которое должно пройти 19 декабря во Франции. Этой новости предшествовали куда более значимые события — за неполные два десятка лет участия нашей страны во взрослом «Евровидении» в этом году наша страна была впервые отстранена от него. А после этого произошло вообще беспрецедентное: исполнительный совет Европейского вещательного союза (ЕВС) принял решение приостановить членство Беларуси в этой организации.

18 января нашу страну лишили права проведения чемпионата мира по хоккею 2021-го года. Этому, в том числе, способствовала широкая информационная кампания, развернутая на Западе представителями т.н. «новой белорусской оппозиции» и ее организационных структур.

Ведь еще в октябре прошлого года был создан так называемый Белорусский фонд культурной солидарности, основная цель которого заключалась в оказании помощи представителям культурного сообщества Беларуси, пострадавших от действий «белорусского режима».

Буквально спустя несколько дней после известия об отмене ЧМ по хоккею в Минске этот фонд, также известный как BY_culture, запустил кампанию по исключению «Белтелерадиокомпании» из Европейского вещательного союза и лишению права трансляции и участия вещателя в «Евровидении». Соответствующее письмо было направлено в офис ЕВС. Если верить авторам письма, текст которого был размещен в одной из социальных сетей, целью кампании являлось недопущение представителей «Белтелерадиокомпании» к участию во встрече руководителей делегации «Евровидения», запланированной на 15 марта в Роттердаме (Нидерланды), и последующее исключение «Белтелерадиокомпании» из Европейского вещательного союза. BY_culture также напомнил, что председатель «Белтелерадиокомпании» Иван Эйсмонт, ранее уже включенный в санкционные списки ЕС, должен был возглавить белорусскую делегацию на «Евровидении» — что, по мнению активистов Фонда, было бы неприемлемо.

Примерно в то же время для поддержки инициативы лишить «Белтелерадиокомпанию» права участия в «Евровидении» в интернете был запущен флешмоб, участникам которого предлагалось писать в комментариях на страницах Европейского вещательного союза в социальных сетях требования по исключению «БТ» из этой организации, для чего использовать хештег #stopBT. По мнению авторов кампании, в случае успеха предполагалось, мало того, что белорусы не увидят трансляцию «Евровидения», но и белорусский артист, скорее всего, не поедет на этот песенный конкурс (как минимум, в 2021-м году).

17 февраля депутат Европарламента от Либеральной партии Швеции Карин Карлсбро предложила отстранить нашу страну от участия в «Евровидении-2021», снова напомнив, что глава «Белтерадиокомпании» Иван Эйсмонт включен в санкционный список ЕС, а государственная медиакомпания Беларуси якобы «также преследует своих сотрудников». По этим причинам, по мнению шведского депутата, нашу страну допускать к участию в «Евровидении» неправильно. Карлсбро предложила отправить соответствующее письмо в ЕВС и заявила старте кампании по сбору подписей за отстранение Беларуси от участия в данном песенном конкурсе.

9 марта «Белтелерадиокомпания» определилась с белорусским участником «Евровидения-2021» — им стала группа «Галасы ЗМеста» с песней «Я научу тебя», в которой были такие слова: «Я научу тебя плясать под дудочку, / Я научу тебя клевать на удочку, / Я научу тебя ходить по струночке, / Ты будешь всем доволен, рад всему».

C:\Users\user\Desktop\Угроза отлучения Беларуси от Евровидения была красочно оформлена.png
Угроза ЕВС отлучить Беларусь от «Евровидения» была оформлена красочно

Через два дня Европейский вещательный союз заявил, что данная песня не может быть представлена на конкурсе в ее нынешнем виде. Дело в том, что ЕВС проверил текст на соответствие правилам «Евровидения» и пришел к выводу, что «песня ставит под сомнение неполитический характер конкурса» и вообще — реакции на предлагаемую от Беларуси песню создают угрозу репутации «Евровидения». ЕВС также потребовал принять все необходимые меры и представить исправленную версию или вообще новую песню в соответствии с правилами «Евровидения». Если же белорусская сторона не выполнит это требование, то Беларусь будет дисквалифицирована с «Евровидения-2021».

На следующий день «Белтелерадиокомпания» выступила с довольно пространным заявлением, что она «находится в непрекращающемся диалоге с постоянными службами ЕВС и как только будет принято окончательное решение о формате участия в «Евровидении», она будет готова ответить на все вопросы, связанные с организацией данного проекта». Скорее всего, в тот момент в «Белтерадиокомпании» решали, как действовать дальше, да и на требование ЕВС нужно было хоть как-то, но отреагировать.

Отказ организаторов конкурса принять песню белорусской группы прокомментировал даже Александр Лукашенко, по привычке назвав это «всего лишь очередным проявлением давления на страну извне». «Ну, только авторитета им добавили. Как говорят, хороший пиар. Ну, если что, так песню мы сделаем другую. Не вопрос», — резюмировал тогда Глава государства.

А один из участников группы «Галасы ЗМеста» Дмитрий Бутаков даже в сердцах заявил, что из-за претензий организаторов, страна может отказаться от участия в конкуре (при этом я не уверен, что в этом случае данное решение находилось бы только в компетенции группы). Впрочем, он также заметил, что вероятнее всего, текст композиции «Я научу тебя» изменен не будет.

C:\Users\user\Desktop\Galasy-ZMesta-780x470.jpg
Группа «Галасы ЗМеста»

19 марта в эфире одного из телеканалов Иван Эйсмонт рассказал, что «Галасы ЗМеста» не стали переделывать песню для «Евровидения-2021» и пишут новую. Кроме этого, переговоры между ЕВС, организатором «Евровидения», и «БТ» продолжались до вечера 18 марта, в результате сторонам удалось достичь компромисса и теперь «Галасы ЗМеста» готовят для конкурса новую композицию». При этом руководитель «Белтелерадиокомпании» добавил, что лично сам он не видит в песне никакого политического подтекста. Тем не менее по словам Эйсмонта, «каждый трактует, как ему выгодно» и, если верить слухам, дабы доказать то, что представленная белорусскими артистами песня имеет этот самый «политический подтекст», организаторам конкурса даже пришлось нанимать лингвистического эксперта (!).

26 марта стало известно, что в Беларуси выбрали новую песню для участия в конкурсе «Евровидение-2021» и в ближайшее время песню отправят в ЕВС, причем «Галасы ЗМеста» предложили взамен отклоненной сразу две новых песни. О названии новой композиции ничего не сообщалось, но было заявлено, что «публика сможет услышать песню на следующе неделе».

А уже 27 марта появилось заявление организаторов «Евровидения», гласящее, что нашу страну в этом году не допустили до участия в этом конкурсе по причине того, что новая песня, представленная Беларусью, также нарушает правила конкурса. В заявлении говорилось, что «Европейский вещательный союз и Reference Group, управляющий совет «Евровидения», внимательно изучили новую заявку, представленную БТРК, чтобы оценить ее право на участие в конкурсе этого года. Они пришли к выводу, что новая песня также нарушает правила конкурса и может нанести вред его репутации». ЕВС также объявил об исключении нашей страны из списка участников нынешнего «Евровидения» по причине того, что Беларусь не смогла представить композицию в положенные сроки.

Иван Эймонт тут же назвал отстранение Беларуси от песенного конкурса «политически мотивированным» и пояснил, что, мало того, что организаторы «Евровидения» не могут пояснить свои претензии к новой песне, так еще и ЕВС не соизволил указать «на слова, строки, куплеты», связанные с политикой, из-за которых песню нельзя допустить к участию в конкурсе.

C:\Users\user\Desktop\Ejsmont-780x470.jpg
Председатель «Белтерадиокомпании» Иван Эйсмонт

Чуть позже в программе «Клуб редакторов» Иван Эйсмонт назвал фарсом решение ЕВС о недопуске Беларуси на «Евровидение», а конкретно отстранение группы «Галасы ЗМеста» от участия в конкурсе — нарушением свободы слова. По словам главы «Белтерадиокомпании», поскольку никто из организаторов «Евровидения» так и не смог объяснить, какую строчку в песне белорусского артиста необходимо заменить, то у него сложилось впечатление, что Беларусь изначально не хотели допускать к участию в конкурсе.

Решение ЕВС о недопущении нашей страны к участию в «Евровидении» прокомментировал даже министр иностранных дел России Сергей Лавров. «То есть это цензура чистейшей воды: «Поскольку мы — непонятно какие, какие-то анонимные люди — в этой песне усматриваем какие-то намеки, мы вас не пускаем, давайте другую». Дают другую песню, и то же самое. Ну, что это за искусство, что это за культура, что это за демократия?» — задал вопрос глава МИД РФ. Российский министр высказал мнение, что действия организаторов «Евровидения» по отношению к Беларуси иначе как отвратительными назвать нельзя.

Что касается России, то у нее самой отношения с этим конкурсом довольно сложные: достаточно вспомнить отлучение россиянки Юлии Самойловой от участия в «Евровидении-2017», проводившемся в Киеве, виной чему стал трехлетний запрет на въезд в Украину, полученный Самойловой от службы безопасности этой страны. В ответ на это российский «Первый канал» тогда даже отказался транслировать «Евровидение», что чуть было не стоило России права отправить своего представителя на соревнование в следующем году. В итоге ни ЕВС, ни Россия конфликт обострять не стали – Юлия благополучно выступила во втором полуфинале «Евровидения-2018», но в финал конкурса, к сожалению, не попала.

Будет уместным упомянуть, что изначально на «Евровидение-2021» от нашей страны должна была поехать группа VAL — именно она с песней «Да вiдна» получила право представлять Беларусь на «Евровидении-2020», впоследствии перенесенное на следующий год в связи с пандемией коронавируса. Правда, согласно правилам конкурса, в 2021-м году представлять свою страну могли музыканты, выбранные для 2020-го года, но уже с новыми песнями, либо новые музыканты. В конце сентября прошлого года Белтелерадиокомпания выступила с заявлением, где говорилось, что «Группа VAL уже и вправду не поедет на «Евровидение-2021» и произойдет это не потому, что на БТ что-то «сломалось» или лютует цензура, а потому, что у артистов группы VAL отсутствует совесть». Решение было принято после одного из интервью музыкантов, в котором артисты сказали, что «не видят своей карьеры при текущем режиме».

6 апреля так называемый Белорусский фонд культурной солидарности (авторству которого принадлежала идея лишить нашу страну «Евровидения-2021») неожиданно обратился к организаторам «Евровидения» с предложением пригласить белорусских артистов в Роттердам как гостей шоу, которое традиционно состоит не только из конкурсных выступлений, но и номеров гостей в интермедиях во время голосования и подсчета голосов, где нередко выступают участники и победители прошлых лет и различные приглашенные звезды.

«С учетом пожеланий слушателей и по результатам обсуждений в нашей команде мы пришли к выводу, что самым удачным вариантом будет совместное выступление уже известных поклонникам конкурса группы Naviband (участниками «Евровидения-2017») и проекта VAL вместе с оперной певицей Маргаритой Левчук» — говорилось в письме Фонда на имя генерального директора ЕВС Ноэля Каррана и руководителя конкурса «Евровидение» Мартина Остердаля. Для совместного выступления на «Евровидении» артисты выбрали песню «Love, Shine a Light», с которой Великобритания победила на конкурсе в 1997-м году, после чего эта песня стала, как утверждали авторы письма, «гимном объединения музыкальной Европы».

C:\Users\user\Desktop\val.jpg
Те самые «VAL», которые еще не знают, что «Евровидение-2020» будет перенесено на 2021-й год, а они – «потеряют совесть»

Само обращение в ЕВС с предложением разрешить белорусскому артисту выступить на «Евровидении» вне конкурса выглядело, по меньшей мере, странно. Ведь именно фонд культурной солидарности первым выступил за исключение «Белтелерадиокомпании» из ЕВС и лишение права трансляции и участия вещателя в «Евровидении» — при этом эта же структура выступила за участие, пусть и альтернативных, но все-таки белорусских исполнителей на шоу в Амстердаме.

На следующий день ЕВС деликатно отклонил предложение фонда культурной солидарности, мотивировав это тем, что программа шоу уже полностью утверждена, в том числе и выступления всех артистов в интервал-актах, но организаторы выражают надежду, что Беларусь вернется на «Евровидение» в 2022-м году, когда «ситуация в стране стабилизируется». Вместе с тем, ЕВС сообщил, что обеспокоен ситуацией в Беларуси и будет добиваться от «Белтелерадиокомпании» того, чтобы она соответствовала в своей деятельности ценностям, задекларированным в статуте Европейского союза вещателей.

В конце апреля, то есть спустя месяц после недопуска Беларуси на «Евровидение-2021», гендиректор ЕВС Ноэль Карран в интервью одной из британских газет объяснил, почему нашей стране запретили участвовать в конкурсе. Причиной тому якобы стало то, что Беларусь неоднократно подавала для участия песни, призывающие «не выражать несогласие». По словам Каррана, решение было принято после изучения песен специалистами — в результате лингвистического анализа эксперты пришли к выводу, что текст песни «Я научу тебя» содержит «подсознательные политические подтексты и значения». При этом в качестве примера эксперты назвали строчку «Я научу тебя ходить по струночке». Вторая же песня, по мнению все тех же экспертов, вообще высмеивала протестующих, поэтому ее слова также были признаны чересчур политизированными. При этом Карран отметил, что «Это сложно, знаете ли, отслеживать песни на предмет политических сообщений. По нашему мнению, в данном случае все было достаточно ясно, особенно с учетом того, что происходит в Беларуси на фоне того, что произошло после выборов в прошлом году». Нужно заметить: оправдание довольно слабое. Скорее, это больше похоже на попытку «натянуть сову на глобус» — то есть хоть как-то попытаться оправдать свои действия.

C:\Users\user\Desktop\Ноэль Карран.jpg
Гендиректор Европейского вещательного союза Ноэль Карран

Вполне ожидаемо «Белтелерадиокомпания» отказалась транслировать «Евровидение-2021» — сообщение об этом появилось 17 апреля. Отказ от вещания был обусловлен прежде всего тем, что Беларусь не допустили к участию в конкурсе. «Мы не участвуем в конкурсе, и речи о трансляции не могло идти в принципе» — значилось в сообщении пресс-службы БТРК.

28 мая Исполнительный совет ЕВС (он же – организатор «Евровидения») вообще принял решение приостановить членство Беларуси и в частности «Белтелерадиокомпании» в Европейском вещательном союзе, членом которого наша страна являлась с 1993-го года. В пресс-релизе отмечалось, что причиной приостановки членства являлась обеспокоенность Европейского вещательного союза «текущей ситуацией», а особое беспокойство вызывало «распространение интервью, явно полученных под принуждением». Вероятно, имелись в виду признания задержанных участников несанкционированных массовых акций лета-осени 2020-года, а также подозреваемых в совершении иных противоправных действий, сделанные на камеру, которые действительно довольно часто демонстрировались по белорусским телеканалам. Сюда же, вероятно, можно отнести и интервью Романа Протасевича, сделанное почти сразу же после его задержания в минском аэропорту 23 мая и показанное в эфире белорусского ТВ. Другой вопрос, что факт записи этих интервью под принуждением необходимо еще доказывать, причем в каждом конкретном случае — при этом ЕВС в своем заявлении безапелляционно утверждал, что имело место принуждение. ЕВС также отметил, что внимательно отслеживает ситуацию, связанную с «ухудшением свободы СМИ в Беларуси», а материалы, распространяемые «БТ», вызывают «очень серьезные опасения». Тем не менее, Европейский вещательный союз великодушно дал нашей стране две недели на ответ, прежде чем решение ЕВС вступило бы в силу.

Судя по всему, ответа от белорусской стороны там так и не дождались, поэтому 30 июня «Белтелерадиокомпания» решением исполкома ЕВС была исключена из Европейского вещательного союза. В связи с этим уже с 1 июля БТРК утратила доступ к ряду услуг, предоставляемых союзом, которому, например, принадлежат права на трансляцию соревнований по восемнадцати различным видам летнего и зимнего спорта. Что касается биатлона – так здесь у ЕВС эксклюзивные права в плане трансляции всех соревнований по этому виду спорта, в том числе этапов Кубка мира и чемпионатов мира аж до 2026-года. Также у ЕВС есть права на трансляции соревнований по художественной и спортивной гимнастике европейского уровня по 2024-й год. 

Что же касается «Евровидения», то с учетом того, что в текущем году наша страна не транслировала конкурс после дисквалификации белорусских участников, то в 2022-м мы бы не смогли бы в нем участвовать. Теперь еще и не будет возможности получить право трансляции «Евровидения-2022» даже при всем нашем желании (вернее, если бы такое желание у нас вдруг появилось). Также могут возникнуть сложности и с международными новостями, так как служба новостей ЕВС предоставляет своим членам круглосуточный доступ к свежим материалам по всему миру. Например, о тех же спортивных соревнованиях или видео с пресс-конференций.

В целом же в современном мире значимость ТВ не столь высока, как это было в до прихода интернета в нашу жизнь – так что потери Беларуси от исключения из ЕВС на самом деле не так страшны, как это могло показаться на первый взгляд, и носят, в первую очередь, имиджевый характер.

В ответ на известие об исключении из ЕВС «Белтелерадиокомпания» опубликовала довольно ироничный комментарий, что «с улыбкой и некоторым удовлетворением приветствует долгожданный факт приостановления сотрудничества». В пресс-службе БТРК также отметили, что ее председатель Иван Эйсмонт несколько десятков минут разговаривал с гендиректором ЕВС Ноэлем Карраном и за все время разговора он так и не смог предъявить ни одной внятной претензии к «Белтелерадиокомпании», кроме как: «вы причастны к этому» и «родители Протасевича считают, что он находится в заложниках». Правда, тот разговор никак не повлиял на решение международной организации, которая, как полагают в Минске, целиком принимает сторону некоторых стран. В завершении комментария БТРК были озвучены планы «сэкономить много миллионов евро и исполнить мечту большинства жителей Беларуси. Больше без Евровидения!».

2 сентября на сайте ЕВС появился список участников «Детского Евровидения-2021», где уже вполне ожидаемо не было Беларуси. А ведь представители нашей страны принимали участие в «Детском Евровидении» с самого первого конкурса, прошедшего в Дании в 2003-м году. При этом в 2010-м и в 2018-м годах данное песенное состязание даже проводилось в Минске. Белорусские юные артисты одерживали в нем победу также два раза: в 2005-м и 2007-м годах.

C:\Users\user\Desktop\9dc15e113560fe38c23b5611460364a6.jpg
Ксения Ситник, спевшая «О-а-о, только вместе мы большая сила» на «Детском Евровидении-2005», и победившая в нем

Но вернемся ко взрослому «Евровидению». Решение отправить на взрослое «Евровидение» группу «Галасы ЗМеста», да еще с довольно неоднозначной песней, было с нашей стороны своего рода троллингом «объединенной музыкальной Европы». «Галасы ЗМеста» является проектом КВНщиков из Барановичей, у которых на сайте имеется политическое заявление, довольно ясно дающее понять, на чьей стороне находятся музыканты: «Когда «под соусом» «политической борьбы» пытаются разрушить страну, которую мы любим и в которой живем, мы не можем оставаться равнодушными». Кроме того, многие песни группы были вдохновлены белорусскими протестам и политикой: в том числе, есть песни, посвященные так называемому Координационному совету, Павлу Латушко и Марии Колесниковой. В декабре 2020-го года группа выступила с первым сольным концертом в Минске, причем ни где-нибудь, а в знаковом месте – в Купаловском театре.

Да и кого бы мы ни послали сейчас на «Евровидение» — из-за бурных политических событий прошлого года организаторы конкурса рассматривали бы белорусского артиста и особенно текст его песни в поисках этой самой политики, что называется, под микроскопом. С другой стороны, где они в песне «Я научу тебя» увидели политический подтекст? Конечно же, при определенном желании в тексте действительно можно было увидеть политику – равно как и не увидеть. Автора текста сможет понять только тот, кто глубоко погружен в наши, белорусские реалии.

Разумеется, можно было воспользоваться предложением ЕВС и действительно слегка изменить текст песни, изначально представленной для участия в конкурсе. В новейшей истории «Евровидения» были подобные прецеденты: в 2009-м году в такую ситуацию попала Грузия, которой пришлось менять текст конкурсной песни, а в 2015-м название композиции пришлось менять Армении. Другое дело, что даже если бы «Галасы Зместа» сделали бы изменения в словах песни – то еще вовсе не факт, что новый текст удовлетворил бы организаторов «Евровидения-2021».

А вот на артистов из Украины, судя по всему, правило «Евровидение вне политики» не распространяется. Можно вспомнить «Евровидение» 2005-го года, проходившее в Киеве, на котором от Украины выступала группа «Гринджолы» с фактически гимном «первого Майдана» — песней «Разом нас багато», лишь слегка изменив ее текст, то есть убрав подчеркнуто политическую строчку про «Ющенко – это наш президент», а весь остальной текст остался прежним. Спустя два года на том же конкурсе артист, выступающий под псевдонимом Верки Сердючки, исполнил песню «Dancing Lasha Tumbai», да так, что многим послышались слова «Russia goodbye». В данном случае неприкрытой политики не было – ибо услышать можно всякое. А вот украинская певица Джамала на «Евровидении-2016» выступила с песней «1944» и даже выиграла его, при этом композиция была посвящена… гонениям в отношении крымских татар. Удивительное дело, но на тот момент никого из организаторов конкурса почему-то не взволновал ярко выраженный политический подтекст песни от Украины. Вероятно, это было, как сейчас стало модно говорить, «другое».

У нашей страны действительно был еще один вариант – просто отказаться от участия в «Евровидении-2021». Ведь в этом году от участия в конкурсе уклонились, по разным причинам, а том числи и из-за финансовых проблем, целых десять стран: Андорра, Армения, Босния и Герцеговина, Венгрия, Люксембург, Марокко, Монако, Словакия, Турция и Черногория. При этом в последние годы отказы от участия в конкурсе стали обыденным делом, равно как и последующие возвращения стран на конкурс. Беларусь могла стать одиннадцатой, но мы решили идти до конца. В итоге не мы снялись с конкурса, а нас отстранили от участия в нем. Причем, как считает руководство БТРК – по надуманным причинам, указанным выше.

Любопытно, что почти сразу же после известия об отстранении нашей страны от «Евровидения» министр культуры Анатолий Маркевич назвал альтернативой этому конкурсу «Славянский базар в Витебске». Вариант, кстати, не самый плохой, кроме того, мы являемся его хозяевами и при его организации никоим образом не зависим от мнений наших зарубежных партнеров. Конечно же, «Базар» не столь красочный и более официальный, а, следовательно, менее демократичный, чем «Евровидение». И самое главное: он проигрывает ему в степени интерактивности, в отличие от своего всеевропейского собрата, где каждый зритель может голосовать за понравившегося участника «смсками» (кроме артиста из своей страны). Чем, во многом, и объясняется успех конкурса «Евровидения» у европейских домохозяек.

С некоторой натяжкой «Славянский базар» можно сравнить с конкурсом песни «Тюрквидение», проводящийся с 2013-го года, и в котором могут участвовать как тюркские страны и регионы, так и любые другие страны и регионы, представитель которого является тюрком по национальности. При определенном желании и наличии достаточного количества ресурсов через какое-то время «Славянский базар» можно раскрутить как альтернативу Евровидению — вот только нужно ли?

Ведь мы, во многом, уже переросли «Евровидение». Если хотите – наигрались в него. Помню, как белорусский комментатор трансляции «Евровидения-2003» радовался за Украину, дебютировавшую на конкурсе в тот год, при этом с гордостью сообщив, что на будущий, 2004-й, в «Евровидении» примет участие белорусский исполнитель (!). Тогда это звучало как фантастика. Дебютировали мы неудачно. А вот спустя три года наш Дмитрий Колдун даже занял на «Евровидении», проходившем в Финляндии, шестое место (что на сегодняшний день является наивысшим достижением Беларуси на этом конкурсе).

C:\Users\user\Desktop\1024px-Kolduneurovision2007.jpg
Шестое место Дмитрия Колдуна на «Евровидении-2007», по всей видимости, еще долго останется нашим наивысшим достижением на этом конкурсе

А в последние годы было как: мы едем на «Евровидение» с таким-то артистом. Ну и что? Или даже так: что, опять? Все дело в том, что мы начали участвовать в «Евровидении», едва разменяв второе десятилетие жизни в своем собственном государстве и восторг от факта участия наших музыкантов в «конкурсе типовой европейской попсы» был, во многом, проявлением болезни роста. Сейчас пошел уже четвертый десяток лет существования суверенной Беларуси – у многих «детей независимости» уже даже есть свои дети.

Похожая ситуация была с чемпионатом мира по хоккею 2014-го года, проводившемся в Минске. Первый раз принимать у себя столь масштабное спортивное мероприятие было большой честью, при этом это было очень почетно и еще более – волнительно. Когда же в 2017-м году стало известно, что ЧМ по хоккею 2021-го года снова пройдет у нас (пусть и на паях с столицей соседней Латвии), восторга было уже на порядок меньше: ведь был у нас уже чемпионат, причем совсем недавно. Быть может, подобными об настроениями можно объяснить, в общем-то, довольно спокойную реакцию общества на январское известие о переносе минской части хоккейного первенства планеты в Ригу. Нас лишили чемпионата? Ну и ладно.

Подобное можно отнести и к истории с отстранением Беларуси от «Евровидения» и последующим исключением «Белтелерадиокомпании» из Европейского вещательного союза. Как-нибудь переживем. Тем более, что мы уже давно переболели «Евровидением» и переросли его. Нужно двигаться дальше.

Александр Телевич

Back to top button