• 09.09.2016
  • 959

Узбекистан осиротел

Умер Ислам Каримов. Каримов был у власти с 1989 года, он из когорты постсоветских среднеазиатских лидеров, которым пришлось строить независимые государства на обломках СССР.
Ориентировочное время чтения: 7 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • Глеб Шутов
    Старший аналитик Центра внешнеполитических и стратегических исследований

    Любая власть решает две основные задачи: защита суверенитета и обеспечение благосостояния. Упрощенно эти задачи можно выразить так: «защитить страну» и «накормить население». С первой задачей Каримов успешно справился. Во-первых, он встал над клановым делением и не допустил в стране гражданской войны по таджикистанскому сценарию. Во-вторых, Каракалпакстан при Каримове остался в составе Узбекистана, хоть в начале 90-х там были сильны сепаратистские настроения. Так Узбекистан избежал своей войны за территориальную целостность на подобие чеченской кампании. В-третьих, при Каримове Узбекистан сохранил светский характер власти. Но с экономикой у Каримова вышло не так хорошо- подтверждением тому служат тысячи трудовых мигрантов-узбеков. Узбекистан- одна из самых «молодых стран» региона- средний возраст гражданина- 27 лет, а уровень безработицы высок.

    О преемнике Каримова пока ничего не известно. В соответствие с Конституцией Узбекистана, до президентских выборов страну возглавит спикер верхней палаты парламента. Сыновей у Каримова нет, хотя иногда пишут о сыне от первого брака. Младшая или старшая дочь вряд ли имеют шансы на президентское кресло. 

    Значимых политиков в среднеазиатской республике не так уж много и большинство экспертов склоняется к тому, что Каримова сменит нынешний премьер-министр Шавкат Мирзияев.  В качестве альтернативных кандидатов иногда называют главу узбекистанских спецслужб Иноятова и вице-премьера Азимова. Нельзя исключать и прихода к власти человека, который пока что находится «в тени», как результата компромисса между основными политическими силами республики.

    Кто бы ни стал президентом Узбекистана, преемнику Каримов придется нелегко. Ведь прежний президент оставил довольно сложное  наследство- о четырех сценариях дестабилизации Узбекистана после Каримова- в моем материале на Имхо.клубе . Наиболее опасным вариантом развития событий является просачивание в Узбекистан радикальных исламистов. При наихудшем развитии событий возможно создание среднеазиатского филиала ИГИЛ. Узбекистан, находящийся в сложной политической ситуации рискует стать катализатором такой радикализации. Нестабильность может выйти за пределы Узбекистана. И тут стоит вспомнить, что эксперты уже бьют тревогу по поводу угрозы единого террористического подполья в Кыргызстане и Казахстане. В этих республиках, действительно, в последнее время участилось совершение терактов, а спецслужбы регулярно заявляют о раскрытии очередных террористических ячеек. Если в Узбекистане начнется политический кризис, это будет угрожать евразийской безопасности и даже реализации масштабного китайского проекта «Экономического пояса и пути».

    У Ташкента были довольно сложные отношения с соседями, а также с Россией и США. Тем не менее, Барак Обама, комментируя кончину Каримова, выразил уверенность в том, что «в истории Узбекистана открывается новая глава».

    И Обама во многом прав. Преемнику Каримова не удастся стать «вторым Каримовым» и дописать начатую им главу истории независимого Узбекистана. Даже если преемник будет  заверять в продолжении курса прежнего лидера. Ведь времена изменились, меняется и роль главы государства постсоветских республик. Преемник харизматичного лидера, а Каримов был таковым, редко обладает такой же степенью авторитета и харизмы, как его предшественник. На смену «отцам народов», как показывает история, довольно часто приходят более скучные, более рациональные управленцы, которые не то что не хотят, а и не могут вести страну тем же курсом, что их ставший легендарным предшественник.

    Первые президенты постсоветских республик вроде Каримова строили новые государства на обломках великой страны. Они сыграли роль отцов разом осиротевших народов Советского Союза. Тип лидерства-харизматичный. Политическая культура- патерналистская. Во внешней политике- выстраивание отношений с Западом при попытке сохранять экономические связи с другими республики и с Москвой. Отношения с бывшим «Центром» выстраивались на достаточно противоречивой основе- с одной стороны, лидерам не удалось избавиться до конца от авторитета Москвы, взращенного в советскую пору, с другой стороны,  лидеры постсоветских республик часто опасались утраты недавно обретенного суверенитета и пытались играть на противоречиях России и Запада, России и Китая, Запада и Китая.

    За четверть века многое изменилось. Стало понятно, что патерналистская политическая культура хороша для обретения единства в трудную пору, но она чревата социальным иждивенчеством, которое будет тормозить экономическое развитие страны. Отношения между мировыми центрами силы охладели до «новой холодной войны» и политика балансирования уже не так выгодна как прежде. Все чаще от неопределившейся страны требуют занять четко выраженную позицию, а балансирование и нейтралитет начинают мало-помалу вызывать раздражение у более сильных партнеров. Харизматичные лидеры, которые обещали навести порядок и спасти страну от хаоса, свою работу выполнили. Теперь странам нужен внятный образ будущего, нужна программа экономического роста на долгие годы. Вместо прежних угроз, актуальной стала угроза международного терроризма. Решать проблемы безопасности и экономики в отдельной стране становится все сложнее. Решить эти задачи можно только сообща, вступая в региональные объединения. Но интеграция  довольно часто пробуксовывает из-за фобий о якобы «утрате суверенитета» и стремления  отгородить свой рынок забором протекционистских мер от зарубежных конкурентов. К сожалению, носителями таких идей иногда выступают и постсоветские лидеры- ведь при Каримове Узбекистан выходил из состава ОДКБ и покинул тогда еще Таможенный Союз. А сам Каримов два года назад высказывал опасения по поводу того, что членство в ЕАЭС может стоить суверенитета:

    «Они говорят, что создают лишь экономический рынок и ни в коей мере не откажутся от суверенитета и независимости. Скажите мне, разве может быть политическая независимость без экономической независимости?»

    Довольно странные опасения на фоне того, что развитые страны уже создали или активно стремятся к созданию экономических блоков: Евросоюз, продвигаемые США Транс-Тихоокеанское и Транс-Атлантическое партнерства, продвигаемые Китаем проекты Регионального всеобъемлющего экономического партнерства и «Нового шелкового пути»… Иначе как постсоветскими фобиями такое отторжение объективных процессов экономической интеграции назвать сложно.

    Уход Каримова может означать начало смены лидерских поколений. Лидер нового поколения будет рационально-прагматичен. Он не будет бояться интеграции, ведь интеграция, как объективный процесс, ведет того, кто хочет интегрироваться, а упирающегося – тащит. Новый постсоветский лидер будет избавлен от фобий по поводу Москвы и иллюзий по поводу Брюсселя и Вашингтона. Хорошо бы, если бы новый лидер Узбекистана подошел к будущему страны рационально и понял, что для Узбекистана, если он хочет сохранить безопасность и развивать экономику, нет альтернативы вступлению в ОДКБ, ЕАЭС и участию в проекте «Пояса и Пути».

    Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Теги: В мире, Политика
    Loading...