Мнения

ВНС — от вече к вечности

Всебелорусское народное собрание преподносилось как «высшая форма демократии и народовластия» и обещало, в том числе и конституционные сюрпризы. На деле же оно стало очередным «съездом КПСС» с овациями и всеобщим одобрением нынешней политики руководства страны.

Зачем собирались

ВНС прошло уже в шестой раз (до этого в 1996, 2001, 2006, 2010, 2016 гг.) и продолжило славные традиции съездов КПСС, которые также проводились каждые пять лет, начиная с 1961 г. Обычно на белорусских «вече» собирали представителей власти, трудовых коллективов и вообще «народа», подводили итоги пятилеток и обозначали основные направления развития на будущие годы. Президент произносил зажигательные речи (например, в 2001 г. был впервые провозглашён лозунг «За сильную и процветающую Беларусь»), делегаты дополняли, аплодировали и расходились на фуршет. Число выдвиженцев обычно составляло около 2,5 тыс. человек со всей страны.

IV Всебелорусское народное собрание 6-7 декабря 2010 г. Изображение: belta.by

Всебелорусское народное собрание и до 2021 г. подвергалось справедливой критике. Данный «сход» прямо не фигурирует в Конституции Беларуси (хотя на такую возможность косвенно указывает ст. 37 Основного Закона) и не детализирован никакими нормативными правовыми актами, делегатов на него выдвигают весьма специфическим и непрозрачным способом (в основном это лоялисты из списков местных администраций), а принятые декларации, по сути, не имеют никакой юридической силы. Однако VI ВНС поначалу обещало многое — от судьбоносных решений по поводу общественно-политического и экономического будущего страны до инсайдерских страничек из проекта новой Конституции. Увы, чуда не случилось, равно как и реального диалога с представителями альтернативной точки зрения.

«Мы не нахлебники и не страна-сателлит»

В итоге собрание вышло абсолютно декларативным и даже никакого намёка на «я ухожу» на нём не прозвучало. Впрочем, это было ясно с самого начала, ибо когда уходят, сайт президента не обновляют и не превращают его в витрину достижений А. Лукашенко. Скорее, лейтмотивом ВНС стало «мы всё делаем правильно и нас большинство, даже не сомневайтесь». Кульминации это достигло в высказывании:

«Мы белорусы, святой народ, мы готовы помочь каждому, но мы никогда не позволим кому-то помыкать нами. Хватит! 20 веков нас ставили на колени. Мы пришли к тому, что нам надоело стоять на коленях и кланяться. Мы будем строить свою страну и будем жить своим умом».

В остальном получился традиционный компиллят из сильных сторон (выстояли в пандемию и под санкциями, предотвратили мятеж-блицкриг, сохранили экономику и социальную ориентацию государства, поддерживаем семью и образование) с неизменным указанием на классических противников (Запад, «сошедший с ума мир», протестуны), а также апелляцией к 90-ым. Для тех, кто живёт в Беларуси хотя бы последние 20 лет, ничего нового не прозвучало — подборка шаблонов, озвученных ещё в конце прошлого века, плюс немного контрреволюции и реакции последних шести месяцев. 

Изображение: onliner.by

Тема конституционных преобразований, которая анонсировалась едва ли не как главная на ВНС, была затронута по очень и очень касательной линии. Даже в рамках проекта её задвинули на конец 2021 г., а там пока согласование, затем референдум, потом утверждение… Словом, вполне себе рабочий план до 2025 года:

«Подумать над возможностью корректировки Основного Закона, как я уже неоднократно об этом говорил. Еще одна тема — распределение властных полномочий, усиление роли местного управления и самоуправления. Мы должны максимально приблизить центры принятия решения к людям, обеспечить постоянную, эффективную обратную связь между властью и населением».

Несмотря на заявленную святость независимости и заверения в том, что мы ни под кого не ляжем, прозвучали и весьма двусмысленные заявления:

Пока мы с Россией — и она не одинока. Исхожу из того, что и Беларусь для России будет оставаться абсолютным приоритетом. Уверен, что и с ее стороны будет честное понимание наших устремлений к сотрудничеству с другими странами… Сегодня раскачивают и Россию. Попытки организовать и информационно раскрутить там массовые протесты, а потом, возможно, синхронизировать их с белорусскими митингами, подтверждают нацеленность внешних сил в том числе и на срыв интеграционных проектов.  В этих обстоятельствах только сплотившись, мы сохраним устойчивость наших стран. От связки Беларусь – Россия, Россия – Беларусь во многом зависит мирное и стабильное будущее региона.

Без формирования каких-либо новых наднациональных органов. Вся система органов Союзного государства создана. И она ещё не отработала свое. Она жизнеспособна. Она не может быть выброшена на свалку (…) Может быть, народы действительно возьмут за шиворот Лукашенко и Путина (а может, и других президентов) и скажут: мало этой интеграции! Пойдем дальше! Но нельзя перепрыгивать через этапы. Нельзя перенапрягать обстановку ни в России, ни тем более в Беларуси».

Это, пожалуй, самое интересное из того, что прозвучало с трибуны Дворца Республики. От шаблонности и противоречивости остального было довольно скучно, словно и не было никаких событий августа-2020, нерешённого кризиса легитимности и весьма туманного будущего.

Хорошая мина

В первый день львиную долю времени, превысив регламент раза в два, заняло выступление самого А. Г. Лукашенко (около 4 часов). При этом глава государства упорно продолжил играть в опасную игру «если я закрываю глаза и ничего не вижу, значит, ничего нет». Всё остальное было услужливо направлено на обеспечение массовки этого «театра одного актёра», и хотя президент сделал реверанс в сторону собравшихся:

«Вижу, какой атаке вы подверглись. Слушайте, и в «каратели» вас записывали. Вас запугивали и пугали. А потом включаю вечером или рано утром телевизор и вижу, как вы с открытым лицом в хорошем смысле слова наплевали на всех их и говорите то, что нужно стране. Я думаю, с такими в бой еще можно идти! И даже без оружия! Мы — победители. За нами — большинство народа. Нам не надо этого бояться, как вы и сделали. Вы — просто молодцы (…) Вы боретесь за свою страну. Пройдет совсем немного времени, и вы поймете, какую роль сыграли мы в становлении суверенной независимой Беларуси!». 

вряд ли он испытал сильное облегчение от присутствия 2 700 человек, включая знакомых людей в президиуме. Хотя внешне это, разумеется, не было заметно и своей уверенностью Лукашенко с лёгкостью заражал окружающих, шутил и продолжал затрагивать разные темы — от религии до энергетики. А заодно и проговорился-таки про условие своего ухода из власти:

«В стране мир, порядок, никаких протестных действий, не переворачивать страну, высказывать в рамках закона мнение (…) Я её просто так на поругание не отдам, буду я у власти или нет. Второе условие: если сложится так, что к власти придут не те, и у них будут другие взгляды, вторым пунктом мы запишем, что ни один волос с вас, сторонников нынешнего Президента, упасть не может».

Самое, пожалуй, удручающее в VI ВНС это то, что с трибуны произносились правильные, хоть и набившие оскомину, речи, но при этом не возникало сомнений в правильности всего сделанного и того, что планируется сделать в будущем по тем же позднесоветским кривоватым лекалам. Например, пусть планируется распределение полномочий внутри властной вертикали, но это лишено смысла, пока должности назначаемые, а не выборные. Или введение института уполномоченного по правам человека (омбудсмена) при отсутствии гарантий его правовой независимости. К тому же на второй день вместо тотального распыления полномочий уже заявлялось о том, чтобы «идти за лидером» и уже не так лихо передавать права и обязанности на места.

Кулуары VI Всебелорусского народного собрания. Изображение: sb.by

В заключение первого дня Лукашенко предложил придать Всебелорусскому народному собранию статуса конституционного органа, особенно на «переходные» периоды, вроде таких досадных формальностей как выборы президента.

Будущее тревожит нас

Даже такое предсказуемое и в целом рядовое ВНС наталкивает на мрачные мысли. Во-первых, если весной и далее протестная активность не разгорится с новой силой, власть продолжит игнорировать некоторую часть населения, имеющую альтернативный взгляд на политическое будущее страны, создавая тлеющие очаги недовольства. В этой связи хочется процитировать Г. Явлинского, а точнее отрывок из его книги «Периферийный авторитаризм. Как и куда пришла Россия»:

«Системы же застойного или демодернизационного типа имеют своим неизбежным следствием социальные и политические пертурбации взрывного, революционного характера. Обеспечивая видимую (а точнее, мнимую) стабильность на относительно коротком историческом горизонте, они не разрешают возникающие противоречия, а накапливают их до тех пор, пока те не приобретают масштабы, практически несовместимые с нормальным функционированием институтов собственно самой системы, и вызывают серьёзный политический кризис. Разрешение кризиса, если только его не удаётся отложить на время посредством каких-то паллиативных мер популистского и/или репрессивного характера, приводит, в лучшем случае, к краху системы и замене её на новую, более адекватную потребностям текущего момента. Либо, в худшем варианте, оно имеет своим следствием крах государственности в её прежнем виде и начало строительства новых государственных институтов «с нуля».

Может случиться и наоборот — руководство страны не доведёт контрреволюцию до конца, весной появятся новые триггеры недовольства и это опять вернёт нас в состояние августа-сентября 2020 г. Снова будут обещаны форсированные реформы и новая Конституция, клятвы об отсутствии желания держаться синими пальцами за власть и заверения о проведении выборов «как только, так сразу». Этот замкнутый цикл может бесконечно чередоваться активностями со стороны протестующих (весна-осень) и властей (осень-зима). Весь вопрос в запасе прочности обеих сторон и перетягивании «колеблющихся».

Изображение: belta.by

Во-вторых, власть явно отказывается от компромиссного диалога с оппозицией. Требования «протеста» в виде новых выборов, расследования фактов насилия, освобождения политзаключенных отметены, а в преддверии ожидаемых «красных» дат — Дня воли 25 марта и «Чарнобыльскага шляху» 26 апреля — продолжается тотальная зачистка протестного актива. Опять же, без более радикального плана и наличия сильных лидеров протесты так и останутся беготней по дворам и «маршами» картофелин и снеговичков на окраинах Минска. За полгода уже, наверное, все поняли, что так авторитарные режимы не свергают. Итог снова зависит от того, у кого больше решимости.

В-третьих, красной линией второго дня собрания, во время которого Лукашенко также брал микрофон суммарно часа на 3-4, стало одно-единственное слово — лояльность. Всех и во всём. Фактически, на самом верху официально подтверждено, что есть лояльные и все остальные бизнесы, профессии, люди. Первым гарантируется защита, финансовая помощь, награды и должности. Для вторых даже не обязательно проводить проверки по факту разбитых окон, за которыми висел БКБ-флаг. Нужно ли лишний раз комментировать, что это очень опасное разделение граждан собственной страны на «правильных» и «неправильных», которых, как стало очевидно к лету 2020 г., вовсе не пара десятков, а уже несколько сотен тысяч?

Наконец, очень тревожным звоночком является почти полное отсутствие осязаемых планов развития. В очередной раз прозвучал тезис об обеспечении стабильного среднего заработка на уровне 500 долларов США. И это при условии, что к нему и так шли 10 лет (и так не дошли), и 500 долларов образца 2010 г. — это не то же самое, что пять сотен баксов-2020 («зелень» тоже пожирает инфляция), и что у соседей наших зарплаты только росли. В Польше, например, в 2010 г. средняя з-п была на уровне 866 USD до вычета налогов, а в 2020 превысила 1 345 USD. В Литве в 2010 г. она составляла 480 EUR (после вычета налогов), а в к 2020 выросла до 927 EUR. Нам предложили лишь какие-то общие наброски, стандартные в принципе для любого социального и демократического государства.

Словом, для тех, кто скучал за массивными дверями этой закрытой вечеринки, осталось больше вопросов, чем ответов. Одно дело, когда подобное собрание пришлось бы созывать экстренно, под напором 200-тысячной толпы и крики заводчан «Уходи!», да ещё и приглашать на него «истинную» оппозицию. И совсем другое, когда можно не спеша подвозить на залитую реагентами площадь заложников эффективно выстроенной за 26 лет системы госкапитализма и гвардию закалённых патриотов. Разумеется, это возвращает былую уверенность в стабильности ситуации и реанимирует ореол любимого (и любящего) вождя. Однако в сложившейся на начало 21-го года ситуации подобное погружение в виртуальный мир может привести и вовсе к непредсказуемым последствиям. Трудно поверить, что власти на самом деле не замечают кипящий котёл под носом, но в ином случае непонятно, зачем они сознательно вызывают на дуэль протестный электорат, провоцируя его в том числе и такими мероприятиями как Всебелорусское народное собрание, а остальных призывая только сжать зубы, раздеваться и работать, желательно вечно.

Леонид Мережковский

Back to top button