Вселенская история анафемы |
Мнения

Вселенская история анафемы

Как правильно рассылать проклятия и отлучать от церкви

Дисклеймер: Статью категорически запрещается читать тем, чьи религиозные чувства можно оскорбить. Вообще непонятно, как вас сюда занесло. Бегите скорее в благославляемые сегменты интернета!

История, конечно, гораздо древнее, но мы начнём с того самого человека, который был настолько отличен от людей своего времени, что мнения разделились. Одни считали его мессией, посланником Бога, а другие — искусным колдуном, шарлатаном и богохульником. Первые ходили за ним толпами в надежде избавиться от своих болячек, воскресить кого-нибудь из родных, ну или в крайнем случаем поесть хлеба и рыбы на халяву. Вторые в это же самое время предпринимали все попытки, чтобы найти его (хм, а как же толпы?), схватить и предать прилюдно анафеме.

Любопытный факт. По законам того жестокого иудейского времени всех, возводящих на иудейского бога напраслину, полагалось забивать камнями. Однако ревнители религиозного закона специально отправились к своим западным партнёрам, осуществлявшим вполне не крипто- контроль за описываемыми территориями. Цель у ревнителей была простая: убедить партнёров, что искомый индивид нарушает не только замшелый (уже тогда) Талмуд, но и вполне прогрессивные законы Римской Империи, призывая к свержению «конституционного строя». А это значит, что индивида надо не забить камнями (дёшево и сердито), а эффектно распять (что дорого — деревянный брус в пустыне тоже поискать надо, но ещё железные гвозди по тем временам можно было на какого-нибудь барана поменять; зато тело при этом не превращается в бесформенную груду мяса, а вполне пригодно к реанимации). Скормим этот факт нашим любимым конспирологам, а сами двинемся дальше.

Ревнители религиозного закона так старались в организации правильной анафемы, что аж рубаху порвали (Мф. 26:65), и, конечно, своего добились. Вот только Хороший Человек неожиданно для всех исчез. А потом стало происходить нечто ещё более удивительное. Одному из ревнителей в пустыне явилось сияющее нечто, лишившее ревнителя зрения и сказавшее, что надо теперь топить за Хорошего Человека. Ну что оставалось делать? Глаза чай не казённые. И сменил ревнитель имя, и сменил гнев на милость, и предал анафеме всех своих прежних коллег. И вообще, развёл такую бурную деятельность, прикрываясь именем Хорошего Человека, что даже львы присмирели и отказывались жрать людей на аренах.

Тут и западные партнёры подтянулись (неожиданно, да?). Усмотрели большой потенциал в поднявшейся движухе, особенно в той части, которая была добавлена переметнувшимся ревнителем: «Рабы, повинуйтесь господам своим, как самому Хорошему Человеку» (Еф. 6:5), сделали её своей государственной идеологией и под этими знамёнами продолжили привычное для себя завоевание мира. Главного по идеологии назвали папой.

К тому времени прошло уже лет 300, как Хороший Человек оставил нас. Те, кто понесли его имя в народ (и часто искренне считали, что и дело его продолжают), стали собираться на пленумы партии, которые гордо именовали Вселенскими (ну, что сказать, какие люди, такая и Вселенная). Главная цель у пленумов всегда была примерно одна: подвергнуть кого-нибудь ещё анафеме. Так, на самом первом Вселенском съезде прямым голосованием было принято считать, что Хороший Человек — бог, а все, кто с этим не согласен, пусть горят в аду. Заодно и по мелочи решили вопросов: о невозможности переселения душ и кому какие территории для окормления полагаются.

Дальше анафемские съезды проходили почти каждые сто лет, и всё время находились всё новые пакостники, которых нужно было немедленно заклеймить, осудить и запретить всем порядочным людям пожимать им руки. При этом, конечно, с трибун звучали высокие слова про дух святой, любовь к ближнему и крайнюю озабоченность немиролюбивыми действиями соседей.

Через тыщу лет после начала нашего рассказа расплевались уже по-крупному. Те, которые двинулись на Восток, совсем уже не поделили (чего — впишите сами) с теми, кто двинулся на Запад. И сказали, обосновавшиеся на Востоке: ну и горите вы в аду, анафема на вас, а мы создаём свою церковь, с блэкджеком с красивыми песнями и золотыми нарядами. А те, что остались на Западе, сказали: да и сами вы анафема, ну и пожалуйста, зато у нас денег больше, а вас сейчас турки разгонят. Турки действительно разогнали, но западники зря злорадствовали: в их среде появились молодые и горячие реформаторы, которые сами их предали анафеме, забрали наиболее активных и деятельных, а также все деньги, и умотали за океан строить новый Град на холме.

Восточные же не сдались, и стали расширять свой бизнес. Обнаружили обширные территории сами знаете где, направили туда наиболее толковых пропагандистов (которые были настолько толковыми, что даже смогли внедрить туземцам новый алфавит!), и в целом всё пошло не так уж плохо. Правда, когда турки всё-таки забрали у восточных их столицу, люди с новым алфавитом сказали, что теперь «по праву чести» столица будет у них, но на это никто в цивилизованном мире особого внимания не обратил: мало ли что аборигенам в голову взбредёт, главное, чтобы отчисления вовремя делали и паломников присылали.

Аборигены же особо не дремали, а активно осваивали прилегающие территории во все стороны. И в сторону вечной мерзлоты, куда ни одному цивилизованному человеку и в мыслях не было лезть (пока не узнали свойства нефти, конечно), и в сторону бескрайних причерноморских степей, где был, как известно, проходной двор, и если у тебя не было военизированной охраны и правильных понятий, делать там тебе точно было нечего. К этому времени технология, использующая генетически заложенную страсть человекообразных сбиваться в стаи со «своими» и драться с «чужими», была отработана на твёрдую пятёрку, так что военизированные отряды снабдили правильными знаками отличия, объяснили, как выглядят неправильные, и пустили в чисто поле (точнее, они сами уж разбежались). На всё на это старшие восточные братья смотрели сквозь пальцы, потому что им турки уже стали платить зарплату и не мешать их мелкому частному бизнесу с недвижимостью (а делать какие-то лишние движения было уже совсем лень).

Ну и всё, в общем, шло своим чередом. С известной периодичностью находились новые враги, которых нужно было незамедлительно предать анафеме (и чем дальше, тем больше что западные, что восточные последователи Хорошего Человека изощрялись в жестоких способах наказать тех, кто отступал от придуманных ими законов и правил), всё больше устаканивались зоны влияния и источники дохода, в общем, как говорится, ничто не предвещало беды. Пока не подкрался стремительным домкратом научно-технический прогресс. А вместе с ним пришла новая напасть — глобализация (которая, на самом деле, была всегда, просто раньше двигалась так медленно, что можно было не замечать).

Пошли новые переделы территорий. Появился один сильно активный, у которого вообще в голове был какой-то индийско-арийский кавардак, но на пряжках своих солдат по согласованию с идеологическими отцами он разместил фразу «С нами бог». С этими пряжками он хотел объединить всю Европу, и те восточные, которые к тому времени оказались за границей на западе (на наших территориях к тому времени появились те, у которых по меткому замечанию поэта опять в голове отряда появился Хороший Человек «в белом венчике из роз» и которые нещадно погнали всяких господ в рясах и без), очень даже приветствовали действия этого бесноватого. У нас тут тоже хватало решительных мер. Сначала всех служителей культа предали анафеме со стороны государства, потом, во время Войны, анафему сняли, но и легитимность всё-таки совесть не позволила вернуть. А вот после того, как страну разрушили и предали анафеме всё, что было святым для этой страны, тогда уже и полностью реабилитировали (а главное — недвижимость вернули!) прежних идеологических батьков.

Кстати, знаете ли вы, что в 1965 году Папа и Вселенский Патриарх сняли друг с друга взаимные анафемы? Ну и что? Да, собственно, ничего. Глобализация же.

Так что нынешняя анафема, вылившаяся в то, что на Украине будет своя церковь с блэкджеком с принадлежащими ей лаврами и прочими объектами недвижимости и источниками приходского дохода, это, по сути, ничего нового. Это западные партнёры (которые и не думали никуда деваться и для которых совершенно не важно, в какие именно одежды рядиться на очередной хелловин) продолжают свою глобализацию, которая в их понимании только и может строиться на том, что все друг с другом в контролируемых пределах переругиваются, регулярно получая (из «центра») новую порцию поводов для взаимных анафем. И очень мило в данном ключе выглядят заявления московских идеологических начальников о том, что церкви, в которых ещё вчера можно было за умеренную плату получить свою дозу благодати (в виде причастия, например), теперь уже благодатью не обладают. Ну потому что была бумажка соответствующая подписана «наверху». А как узнать, получил ты благодать или нет? А только «повышая своё церковное образование, сиречь воцерковлённость». Только так. Что вы говорите? Благодать должна проявляться в самом человеке без всяких посредников? Да анафема на вас! Это ещё на Вселенском соборе лохматое количество веков тому назад было голосованием принято.

Наиболее важное в этой сказке заключается в том, что вселенская история анафем может проходить только под прямо противоположными лозунгами. Что Бог есть Любовь. Что Дух дышит где хочет. Что перед Богом все равны (а значит, и между людьми все должны быть равны). И какой же степенью виртуозности нужно обладать, чтобы умело лавировать между этими вроде бы незыблемыми и понятными всем истинами и претворять в жизнь всякое безобразие. Некоторые называют это диалектикой. Я бы использовал здесь какое-нибудь ругательство.

Глеб Деев


Метки (тэги)
Показать больше