Мнения

Закрытый Интернет: как это работает в мире и будет ли работать в Беларуси

О суверенном Интернете и цензуре информации в последние месяцы говорят всё чаще. С одной стороны, изоляция цифровой паутины в рамках одной страны может разрушить первоначальную идею глобального охвата и обмена данными. С другой стороны, защита граждан от фейков и вбросов должна решаться на высшем уровне. Что же будет реализовано в Беларуси?

Суверенный Интернет в России

Активнее всего сейчас обсуждают проект т.н. «закрытого» Интернета в России. Его ещё называют «Великий российский фаервол» по аналогии с китайским. Законопроект вносит изменения в несколько нормативных актов и предполагает работу российских пользователей в Сети даже в случае агрессивных действий по отключению РФ от Всемирной паутины. А равно и «ручное» управление российским сегментом Интернета.

Законопроект №608767-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» был внесён членами Совета Федерации Л. Боковой, А. Клишасом и депутатом Государственной Думы А. Луговым 14 декабря 2018 года. С тех пор он претерпел ряд изменений, пока не был одобрен и направлен на подпись Путину 22 апреля 2019 года (подписан 1 мая).

При ознакомлении с текстом документа действительно бросается в глаза его нацеленность на изоляцию рунета и возможность управлять потоками информации. Например, в статье о Единой сети электросвязи Российской Федерации на федеральный орган исполнительной власти в области связи (Роскомнадзор) возлагают установление требований «при возникновении угроз устойчивости, безопасности и целостности функционирования на территории Российской Федерации информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и сети связи общего пользования». Операторы связи, в свою очередь, должны обеспечить выполнений этих требований.

А. Клишас
Один из авторов закона А. Клишас. Изображение: vdmsti.ru

Самое плохое, что закон не устанавливает перечень «угроз», возлагая полномочия по их идентификации на Роскомнадзор, не совсем подходящий для данной роли. Это открывает поле для злоупотреблений и возможности заблокировать, например, Твиттер за сообщение о России от Трампа.

Глава 7 законопроекта и вовсе вводит понятие неких «учений», в которых обязан участвовать Роскомнадзор. Можно ли в учебных целях заблокировать на пару часов YouTube? Вполне. Там же детализируется понятие «точки обмена трафиком». Это, видимо, намекает на возможность локального (местного) отключения от Интернета и запрет на присоединение к общему узлу сетям, не соответствующим требованиям законов.   

Глава 10 посвящена функционированию сетей связи в отдельных случаях (чрезвычайной ситуации и чрезвычайного положения). Именно здесь говорится о централизации управления при угрозах и концентрации всех полномочий у Роскомнадзора. В заключительной части законопроекта упоминается о создании национальной системы доменных имён «для хранения и получения информации о сетевых адресах и доменных именах».

Технический документ или бунт Роскомнадзора?

В принципе, для рядового пользователя Интернета новый документ не несёт никаких ранее неизвестных ограничений. Он даже не вводит новые правила комментирования, как это было сделано в Беларуси. Документ, скорее, технический, предназначенный для операторов связи и иных ответственных организаций. Да, он написан в угоду Роскомнадзору и позволяет в случае возникновения «угроз» централизованно управлять Сетью. А. Луговой так комментирует новацию:

«Мы создаём лишь замещающую инфраструктуру. То есть дублируем у себя в случае каких-то чрезвычайных обстоятельств, чтобы наши граждане продолжали иметь доступ к Интернету».

Характер потенциальных угроз законом не определён, но можно предположить, что они носят временный характер. И после устранения угрозы функционирование Интернета возобновляется в полном объёме. В частности, операторы определяют источник угрозы и блокируют её. Однако успехи Роскомнадзора в этой области вызывают большие сомнения.

Дело в том, что в вопросах «беготни» сайтов от регуляторов побеждают пока первые. Несмотря на попытки РКН блокировать сайт «Лукоморье», торрент-треккеры или мессенджер Telegram все они в той или иной степени доступны для обычных пользователей. Главная проблема ещё и в том, что сетевые адреса и маршрутизаторы в мире тесно переплетены. Просто так «выключить» Россию из общемировой паутины невозможно — это ударит и по самим «выключателям». Аналогично при попытках блокировок внутри страны начинаются проблемы с доступом к банковским услугам, сторонним приложениям и онлайн-сервисам.

Ограничение интернета
Изображение: newizv.ru

Инициаторы поправок ссылаются на Стратегию Соединенных Штатов Америки в области кибербезопасности (2018 года). Она принята в ответ на якобы кибератаки из Ирана, КНДР, России, Китая и прочих. Россия восприняла этот документ как возможную попытку США отрезать РФ от информационных сетей. Хотя ни одного прецедента интернет-блокады до сих пор неизвестно. Как правило, решение полностью или частично блокировать внешний трафик исходит от правительства внутри страны (Китай, КНДР, ОАЭ).

Главный корневой сервер DNS

Аналоги китайского фаервола в российском законопроекте имеются. К ним относится система национальных доменных имен и контроль над передачей данных за пределы страны. Но если Китай изначально не выстраивал инфраструктуру на основе Интернета, то Россия уже давно и успешно является важным сегментом Всемирной паутины. И воздвижение «железного занавеса» означает окончательную изоляцию от мира и нанесение по собственному населению серьёзного удара. А там и до политических волнений недалеко.

Мировая коммуникация компьютеров

Закрытый Интернет на Западе

Попытки в той или иной степени регулировать интернет-среду предпринимают почти все государства. Приведём несколько наиболее ярких примеров.

Германия. Правительство ФРГ активно «воюет» с социальными сетями. Не так давно был одобрен законопроект, в соответствии с которым на соцсеть или интернет-ресурс могут возложить штраф в размере до 50 млн евро. Основание — публикация фейковых новостей, оскорбительных комментариев и разжигание вражды. Любая информация, не соответствующая немецкому законодательству, подлежит удалению в течение 24 часов с любых площадок с аудиторией свыше 2 млн человек в сутки.

Австралия. Власти этой страны высказались о необходимости доступа спецслужб к шифрованным элементам интернет-трафика. Это необходимо для минимизации террористической угрозы. Для начала предлагалось обязать разработчиков анонимных мессенджеров, соцсетей и других сервисов предоставлять данные по запросу от госорганов. Премьер-министр страны (тогда Малкольм Тернбулл) заявлял, что Интернет не может оставаться неконтролируемой зоной.

Франция. В стране действует «кибер-патруль». Представители этого подразделения МВД могут участвовать в обсуждениях, добавляться на форумы, в соцсети и мессенджеры и налаживать контакты с предполагаемыми террористами, «вести» их. Это нужно для деанонимизации подозреваемых и сборе доказательств для суда. Также с санкции суда допускается установка на ПК подозреваемых программ, сообщающих о действиях и посещённых ресурсах.

Чехия. На основе действующего законодательства в стране ограничено распространение информации, влияющей на подсознание, способствующей разжиганию ненависти по расовому, половому, языковому признакам, политическим убеждениям и религиозным предпочтениям. Интернет-услуги с демонстрацией сцен насилия и порнографии должны быть ограничены для детей и молодёжи. В противном случае поставщику услуг грозит штраф до 100 тыс. долларов.  

Италия. Наличие точек с бесплатным Wi-Fi ограничено и открытие каждой новой зависит от ряда бюрократических факторов. Все немногочисленные местные провайдеры контролируются властями. Для покупки доступа ко Всемирной паутине нужно предъявить документ, удостоверяющий личность. В основном все ограничительные законы были приняты после терактов в Испании и Великобритании 2005 года. Контент-фильтры действуют на некоторых файлообменниках P2P и происходит фильтрация сайтов онлайн-игр, не имеющих лицензию в Италии.

Facebook. Глава крупнейшей мировой социальной сети предложил правительствам разработать нормы, регулирующие распространение сообщений с негативным политическим оттенком, защиту информации, влияния на выборы и т.д. Это нужно для сохранения «лучшей составляющей» Интернета — возможности самовыражения и создания благоприятной среды для развития предпринимательства. При этом представленные в Интернете компании должны нести ответственность за соблюдение стандартов, касающихся нежелательного контента.

В той или иной степени спецслужбы многих государств собирают и хранят до определённого времени сведения об активности всех или части пользователей в Интернете. Часто это обязанность возложена на провайдеров связи или руководство самих соцсетей, ресурсов и пр. В ряде стран информация о степени проникновения спецслужб в личную жизнь интернет-пользователей является закрытой и ни её объёмы, ни периодичность, ни сроки не разглашаются.  

АНБ контролирует интернет

Смогут ли «закрыть» Интернет в Беларуси?

Белорусские власти относятся к Интернету двояко. Например, недавно в Послании к белорусскому народу и Национальному собранию президент А. Лукашенко высказался однозначно:

«Сегодня основные угрозы государству формируются не на поле боя, а в информационном пространстве. Мы испытываем на себе нарастающее внешнее и внутреннее медиадавление. Ситуация давно требует принятия решительных мер по укреплению информационной безопасности страны, в первую очередь это касается сети Интернет — основного источника информации для большинства людей. (…) И если кто-то, а ко мне приходят разные люди с предложениями, хочет закрыть интернет, какой-то отдельный интернет создать, — это всё чепуха. Надо в интернете работать! (…) Не та ситуация в стране, не та обстановка, чтобы всех душить. (…) Боремся не с тем, с кем надо бороться, и не теми методами. IT-страна!».

Действительно, создавать в IT-стране, в которой многие программисты работают на аутсорсе, а также развивается законодательство о блокчейне и криптовалютах, изолированную интернет-«песочницу» недальновидно. Блокировка мессенджеров и сторонних ресурсов быстро развеет имидж передовой цифровой державы, вызовет проблемы с исполнением заказов и снизит прибыль того же ПВТ. Поэтому айтишников однозначно трогать не будут.

Министр связи и информатизации Беларуси про ограничение интернета

Другое дело обстоит с соцсетями, мессенджерами и нелояльными ресурсами. Здесь власти непреклонны — «дело Regnum», «дело БелТА», блокировка «Хартии`97» и отдельных групп в соцсетях, идентификация комментаторов, серьёзные поправки в закон о СМИ, введение статуса сетевого издания и прочее свидетельствует о жёсткой регуляции сферы. Но только той её части, которая посягает на монополию власти в сфере информирования населения о правильности курса страны.     

Сложнее всего с технической точки зрения будет блокировать мессенджеры. Даже всемогущий Роскомнадзор с их технологией глубокой проверки пакетов трафика (Deep Packet Inspection, DPI) пока не смог поставить хитрый Telegram под полный контроль. К тому же для развёртывания «блокирующей» инфраструктуры нужны колоссальные средства. В России называют суммы от 300 млн долларов США до 2 млрд долларов. От таких цифр даже в соседней стране в лёгком шоке, при сомнительной эффективности всего мероприятия. Вряд ли «лишние» пропорциональные суммы предусмотрены и в белорусском бюджете.

Белтелеком
Изображение: belarus.by

На внедрение всех технических новаций, обучение и найм специалистов понадобятся годы. Российский политик и общественный деятель Л. Волков уверен:

«Все, кто понимают технологическую сторону вопроса, понимают также, что если эту задачу реально решать, то надо закладывать миллиарды долларов и 3-5 лет как минимум. (…) Принимается истеричный и неработоспособный закон, по которому технически они [власти] сделать ничего не смогут, зато 30 млрд рублей надо освоить уже к 1 ноября 2019 года. Вот ради быстрого освоения 30 млрд он и принимается, больше ни для чего».

Хотя кое-что работало и много лет назад. Например, в ходе протестов в конце 2010-середины 2011 гг. белорусов просто отключали от сети «Вконтакте» (где координировались действия протестующих) и блокировали наиболее одиозный ресурс «Хартия`97». Сейчас локальные отключения наблюдаются в республике Ингушетия. Волнения местного населения там продолжаются не первый месяц, однако в республике действует двойная цензура. Официальные СМИ игнорируют протесты, а местные операторы связи ограничивают контакты с внешним миром (входящий и особенно исходящий трафик). Иными словами, если в Беларуси где-то будет накаляться обстановка (как, к примеру, в Бресте на фоне строительства аккумуляторного завода), возможно местное краткосрочное ограничение связи с внешним миром.

За деанонимизацией комментаторов может последовать привязка пользователей мессенджеров к номеру телефона. В России такие правила вступили в силу с 5 мая. Теперь при регистрации в Viber, Skype, WhatsApp и др. пользователь должен ввести номер телефона. Мессенджер высылает ему код, а оператор мобильной связи проверяет наличие паспортных данных абонента в своей базе. При их наличии оператор делает отметку о том, что теперь данный абонент пользуется таким-то мессенджером.

Как это будет работать, пока неясно. Большинство сервисов для общения лежат вне российской юрисдикции и пока не прокомментировали новации. А вот мобильные операторы МТС, «Билайн», «Мегафон», Tele2 с готовностью выразили желание сотрудничать. В том, что белорусские компании также с готовностью возьмут под козырёк, сомневаться не приходится. Да и вообще часто российские законы становятся руководством к действию для белорусских нормотворцев и наоборот. Примером может стать «закон Яровой».

Не закрытый Интернет, а всеобщая идентификация

Вместо слишком явных мер по изоляции байнета власти могут поступить хитрее. С 1 января 2020 года в Беларуси начнётся массовая выдача ID-карт. Это нечто вроде внутреннего паспорта для пользования услугами госструктур, сервисами вроде заказа справки о состоянии здоровья и пр. Каждому обладателю присвоят уникальный идентификационный код, а дополнит его Белорусская интегрированная сервисно-расчётная система (БИСРС) с использованием биометрических данных.

Именно от этой карты могут оттолкнуться при введении обязательной идентификации комментаторов, пользователей мессенджеров и владельцев аккаунтов в соцсетях. Она позволит со 100%-ной вероятностью идентифицировать любого, кто оставит цифровой след в Сети.

Идентификация пользователей в Эстонии

Заместитель начальника управления по гражданству, паспортной работе и выезду за границу МВД П. Хрищенович так описывает этот документ:

«Сама ID-карта будет содержать три приложения. Первое — идентификационное, где будут все сведения о человеке: ФИО, дата рождения. Второе приложение — криптографическое. Это электронная цифровая подпись, которая позволит входить через БИСРС системы. Третье приложение соответствует международным требованиям ИКАО (Международная организация гражданской авиации)».

Подделать её практически невозможно из-за нескольких серьёзных степеней защиты. А значит и оспорить в суде авторство комментария, призыва или поста будет практически невозможно. В данном случае сработает презумпция виновности владельца ID-карты и никакие «я этого не писал, меня взломали» уже не помогут.

Изображение: iz.ru

Останется лишь приравнять мессенджеры и соцсети к «организаторам распространения информации» как это сделали в России. На них возложат обязанности по исполнению законодательства Беларуси, в том числе прекращение рассылок и блокировку аккаунтов, нарушающих действующие законы. Например, призывы к бойкоту, протесту, поддержку определённых политических сил и групп. Как всё это будет реализовано на практике — пока не знает никто. Но выстроить блокирующую инфраструктуру вокруг ID-карты очень соблазнительно.

Иными словами, ограничений по посещению сайтов почти не будет. Все, которые хотели, уже условно заблокировали («Хартия», «Спутник и погром», «Лукоморье»). Теперь захотят минимизировать общение, чтобы без крайней необходимости «острые» комментарии и посты не оставались анонимными. Проблемы возникнут лишь с тем, что ни Facebook, ни Telegram, ни ресурсы-анонимайзеры белорусским законам не подчиняются. Впрочем, их, а равно и пользователей внутри страны, могут припугнуть полным отключением от соцсети (как это сделали с «Вконтакте» и другими на Украине).

Исходя из последних законодательных изменений, власть намерена контролировать и точно знать, кто за какой публикацией стоит, особенно если они носят регулярный характер. Для этого будут предприниматься любые меры по дальнейшей деанонимизации пользователей и возложение обязанностей по передаче сведений от владельца интернет-ресурса (распространителя информации) заинтересованным органам. Точечными «посадками за репосты» уже никого не удивить, а скоро каждый будет ставить электронную цифровую подпись под любым транслированным во вне месседжем и отвечать за его содержание.

Леонид Мережковский

Вам также может быть интересно:

Метки (тэги)
Показать больше