Закулисье Союзного государства: о чём (не) договорились Путин и Лукашенко |
Мнения

Закулисье Союзного государства: о чём (не) договорились Путин и Лукашенко

19 июня в Минске прошло заседание Высшего государственного совета Союзного государства. Общественность, к своему разочарованию, не дождалась громких заявлений и выстроила цепочку версий о происходившем за закрытыми дверями. Попытаемся и мы подслушать разговоры сильных мира сего.

1.png

Версия первая: Уже виделись

Отсутствие сенсационных заявлений можно объяснить простой причиной — президенты в последнее время довольно часто виделись. 14 июня Лукашенко летал на открытие ЧМ-2018 по футболу в Москву, 9-10 июня проходил саммит ШОС в Циндао. Чуть ранее, 14 мая, лидеры стран встречались в рамках ЕАЭС. И хотя никаких серьёзных двухсторонних обсуждений эти встречи не предполагали, вывод снова напрашивается сам собой — обсуждать-то особо и нечего.

foto_1-souzveche.ru.jpg
А. Лукашенко прилетел на матч открытия ЧМ-2018 в Москве. Изображение: souzveche.ru

Нет, на самом деле: в прошлом году товарооборот увеличился на 23,5%, достигнув 32,4 млрд долларов, российские инвестиции в Беларусь достигли 4 млрд долларов, белорусский участок газопровода признан значимым. Всё хорошо. Да, недоразумения с поставкой молочной и другой пищевой продукции имеют место, но это временные явления, не влияющие на братские отношения двух государств. А значит, в отношениях России и Беларуси наблюдается один спокойный и «памяркоуны» оптимизм.2.png

Значимых разногласий между странами нет, про союзный парламент, единую валюту, признание непризнанных геополитических изменений и прочее никто не заикается. В остальном — «люди работают, не мешайте!» Отсюда и отсутствие посланий народам обеих стран.

Версия вторая: Не договорились

Диванные специалисты по психологии тела, ссылающиеся на бестселлер «Новый язык телодвижений. Расширенная версия» Барбары и Алана Пиз, усмотрели в невербалике президентов одно — не договорились. Об этом свидетельствуют и зажатая поза А. Лукашенко со скрещенными щиколотками, и сцепленные в замок руки В. Путина. Собеседники друг другу явно не доверяют и испытывают от встречи негативные эмоции, уверены «аналитики».

Имитация президентом Беларуси буквы X скрещенными ногами подсказала и предмет разногласий — цену. Первой приходит в голову мысль о повышении экспортной пошлины на нефтепродукты. Но в её росте нет ничего неожиданного для России, учитывая рост фьючерсов на нефть. К тому же, все пошлины зачисляются в госбюджет и идут на погашение внешних долгов. А основным кредитором является как раз Россия. Значит, если и не договорились, то по другим позициям.

Каким? Не исключено, что камнем преткновения стала та же санкционная продукция, поставляемая в Россию под маркой Made in Belarus. Владимир Владимирович мог намекнуть или высказать открытое недовольство не совсем братским поведением. Александру Григорьевичу намёки могли не понравиться. Отсюда и закрытые позы.

foto_2-naviny.by.jpg
В. Путин и А. Лукашенко в ходе встречи в Минске. Изображение: naviny.by

Однако наиболее вероятной кажется версия об отклонении российской стороной просьбы о снижении цены на газ. В настоящее время она составляет 129 долларов за 1 тыс. куб. м. Беларусь ежегодно просит снизить цену до уровня Смоленской области (т. е. субъекта федерации), но положительного ответа не получает (что неудивительно). Возможно, президент Беларуси обратился за очередным кредитным траншем и снова получил отказ.

Не исключено, что и у В. Путина имелись поводы для недовольства и он также услышал отрицательные ответы. Скажем, на какое-нибудь симметричное размещение авиабазы под Бобруйском для сдерживания танковых бригад НАТО в Польше.

Вот и сидели главы государств, напряжённо замыкая конечности.

Версия третья: Испугались

Есть ещё одна достаточно конспирологическая теория, объясняющая нервозность лидеров России и Беларуси. Не исключено, что ВВП шепнул Александру Григорьевичу нечто такое, от чего тот пришёл в ужас. Например, что-нибудь о готовящемся в стране «бархатном» сценарии или проникновении диверсионных групп из сопредельных государств.

В пользу срочности визита говорит тот факт, что Путин спокойно мог смотреть футбол (а 19 июня играли Россия и Египет), но почему-то предпочёл слетать в Минск. Визит не отложили и не перенесли. Возможно, Владимир Владимирович вовсе не такой уж заядлый болельщик, и на просмотр минимум трёх матчей с участием национальной сборной у главы ядерной державы просто нет времени. Но всё же — не хотел ли он сообщить Лукашенко нечто крайне важное?

foto_3-cezarium.com.jpg
Изображение: cezarium.com

Хотя вероятность насильственной смены власти, майдана и прочих форм переворота в Беларуси пока крайне мала, российские спецслужбы могут обладать собственными каналами информации. И косвенно это подтверждает наступление КГБ Беларуси на взяточников и коррупционеров. Сферы, в которых выявляли злоупотребления, не кажутся опасными (энергетика, медицина, авиация, был, правда, и инспектор по Гродненской области), но это может быть только началом. И новый виток задержаний пришелся как раз на время после визита В. Путина в страну.

Затем, 22 июня, общество всколыхнула оговорочка про опасность вхождения в состав «какого-то государства». Это связано с невыполнением экономических показателей прежде всего в районах. Беспокойство понятное: некие силы могут «поднять» народ, недовольный положением дел. Затем последовало указание на то, что могут развязать войну «как на Украине». Эмоциональное выступление свидетельствует о том, что определённые опасения у правящей верхушки имеются, хотя и высказаны они были вскользь. И это подводит нас к ещё одной версии.

Версия четвёртая: Доигрались

Не исключено, что за закрытыми дверями одна из сторон всерьёз подняла вопрос об утрате Беларусью суверенитета. На это мог намекнуть В. Путин, желая защитить «младшую сестру» от развёрнутых в Польше и Литве бригад НАТО. В этом случае, кстати, задолженность одного суверенного государства перед другим трансформировалась бы в задолженность перед федеральным бюджетом (то есть фактически исчезла). Я даже не говорю про то, что понятия «торговые войны» и «ограничение по ввозу молочной продукции» вспоминались бы как исторический анекдот.

По мнению некоторой части общества, наша страна и так уже фактически является «особым федеральным округом Белоруссией». Население говорит по-русски, болеет за сборную России по футболу, Путин — второй по популярности политик в стране, а российское ТВ (даже если это либеральный РБК) смотрят больше и охотнее белорусского. Беларусь интересна России как поле социально-экономических экспериментов. Это не дотационный регион, здесь есть свои производства, которые могут стать не конкурентами, а дополнениями к российским. Вхождение в состав РФ решило бы, по мнению российской стороны, многие проблемы и несогласованности. Всё стало бы проще — цены на газ, взаимные расчёты, месседжи внешнему миру, военные базы, признание непризнанных, поездки в Крым, цены на визы в ЕС, экономические факторы. Этот список можно продолжать до бесконечности.

Если у российского руководства есть планы по восстановлению СССР версии 2.0, реализуемые в рамках ТС, ЕАЭС и ОДКБ, то Беларусь является идеальным кандидатом для старта. Потом подтянутся Армения, Казахстан, Кыргызстан и т. д. Возможно, была затронута тема интеграции не в формате союзов и содружеств, а путём вхождения в состав Российской Федерации. Это и вызвало нервозность белорусского лидера, который пока всё-таки не готов к таким глобальным изменениям. При всех симпатиях, в народе могут не понять, плюс не хочется терять звание президента независимой Республики Беларусь в обмен на должность президента Белорусского федерального округа РФ.

3.png

Однако в тиши просторного кабинета могла прозвучать и набатная речь А. Лукашенко. Например, просьба об уменьшении внешнего долга в обмен на интересные России активы, предприятия и иные ништяки. В этом случае российский лидер мог занять жёсткую позицию и напомнить о том, что либо мы выстраиваем отношения как равноправные, но суверенные государства, либо Беларуси следует рассмотреть вопрос о вхождении в состав РФ в качестве субъекта федерации, пусть и с особым статусом. А это уже могло не понравиться Лукашенко.

foto_4-mir24.tv.jpg
Изображение: mir24.tv

Возможно, прозвучал и другой ответ. Что-нибудь связанное с прекращением многовекторных заявлений по той же Украине и Крыму. От белорусского руководства потребовали наконец определиться, «с кем вы». Это вписывается в озвученное официальное коммюнике о согласованности действий во внешней политике. Именно поэтому был напряжённо-спокоен Путин и нервно-озабочен Лукашенко. Пришло время выбирать.

И хотя впоследствии министр иностранных дел Беларуси В. Макей подтвердил святость независимости и суверенитета и тут же вновь одним разрядом реанимировал многовекторность белорусской внешней политики, осадочек остался. Его попытался нивелировать президент 3 июля, в День Независимости Беларуси, но все эти клятвенные заверения, совместные прохождения российских десантников и китайской роты почётного караула и желание отстоять независимость любой ценой кажутся слишком наигранными.

Версия пятая: Застращали

Прошедшая 19 июня встреча и озвученные итоги кажутся скучными и краткими для российского и белорусского общества. Но, возможно, и предназначались они для совсем других ушей и эти уши восприняли всё как нужно. Страшилка о вхождении в состав «какого-то государства» (и это явно не Польша или Литва) должна была намекнуть натовским генералам, что скоро танки и самолёты с георгиевской ленточкой на бортах окажутся в непосредственной близости от Варшавы и Вильнюса. Беларусь — не самая большая страна в Европе по численности населения, но её территория достаточно обширна, чтобы в несколько раз сократить время авиа- и танкового бросков до баз «потенциального противника».

foto_5-ucarecdn.com.jpg
Изображение: ucarecdn.com

Поэтому алармистское заявление Лукашенко предназначалось в первую очередь Западу — будете пугать несоблюдением прав человека, санкциями и прочим, тогда мы войдём в состав РФ. Упаковано это было не в риторику «всем врагам назло», а продиктовано экономическими проблемами. Дескать, сами же ЕС и США толкают нас в объятия России, не давая денег и всячески унижая. В итоге мы становимся более зависимыми от восточной соседки, теряем вначале экономическую независимость, а затем и политический суверенитет.

5.png

В азартных играх подобное поведение расценивается как блеф. Иными словами, фактически в нынешних условиях никакой разворот к Западу невозможен. Однако ради финансовых преференций можно сделать вид, что нам никто не указ и нас можно купить.        

Версия шестая: Заскучали

Политика «высокого полёта» — на самом деле не так часто подбрасывает по-настоящему значимые инфоповоды. Возможно и в данном случае прошла стандартная протокольная встреча. Требовалось обсудить планы на ближайшую четырёхлетку, подтвердить согласованность действий, в том числе и в контактах с внешним миром. Всё это было проделано.

4.png

По инициативе А. Лукашенко в очередной раз обсудили снятие барьеров и изъятий во взаимной торговле. Президент Беларуси пожелал не выносить сор из избы, а именно: не распространять взаимные недоразумения из формата Союзного государства в ЕАЭС.

Вторым важным вопросом стало пересечение госграницы. Оказывается, там у нас тоже есть некие проблемы, скрывшиеся за невразумительной риторикой. Их тоже пообещали решить.

foto_6-unian.net.jpg
Изображение: unian.net

Путин в свою очередь ограничился ежегодной вялой декларацией о наращивании политической и экономической интеграции. Он подчеркнул нерушимую связь, сложившуюся между двумя странами почти во всех областях и пожелал выйти на оборот во взаимной торговле в размере 50 млрд долларов.

По итогам официальных заявлений создалось впечатление, что руководство обеих стран усиленно поддерживает жизнь в организме, относительно которого само не знает — жить ему дальше или тихо уйти в небытие. На всякий случай поддерживает, но осознаёт, что давно упёрлось в политический тупик.

Закрытые двери большой политики

Об истинных мотивах двухчасового общения президентов за закрытыми дверями мы не знаем. В принципе, два часа общения — это не так много. Можно обсудить отпуск, поговорить о футболе и хоккее, дружно поругать Евросоюз и США. А можно изменить геополитический статус какой-нибудь небольшой державы.

Политика такого формата, разумеется, имеет право на секреты. Вот только часто в ходе принятых решений бывают затронуты интересы простых граждан. Белорусские власти усердно стараются на допустить нагнетания протестной атмосферы, недовольства и, что самое важное, — раскола общества. Однако подобные разговоры, при всей симпатии к России, могут пробудить те силы, которые вовсе не хотят становиться гражданами «особого федерального округа Белоруссия».

Нужна ли России ещё одна республика в составе? Вопрос довольно спорный. Одна часть общества наверняка приравнивает Беларусь к Крыму и Абхазии и в действующих экономических условиях не желает «кормить» ещё одну дотационную республику. Заявления о том, что РФ кормит нашу страну и так звучат при каждом удобном случае (и не лишены оснований). Другая часть, возможно, только порадуется, если «русский мир» вернётся к «исконным» границам и устранит существующее по их мнению «недоразумение» на карте мира. Соответственно, гипотетическое вхождение Беларуси в состав России вызовет раскол и в российском обществе.

Поэтому о вхождении в состав России пока речь не идёт. Но это относится только к существующему положению вещей. У власти в Беларуси стоит пророссийский лидер, вероятность того, что он быстро «переобуется», ничтожна. Однако если вдруг в политическом поле страны произойдут изменения, то перебросить несколько дивизий для защиты «русскоязычного населения» и российских военных баз, думается, не составит труда.

Этим сценарием постоянно стращают антироссийские «эксперты». Но нужен ли он, этот сценарий? Почему мы не сможем мирно существовать и с Западом, и с Востоком в рамках одного общего дома под названием планета Земля?

Леонид Мережковский

Метки (тэги)
Показать больше