Зараза к заразе не пристанет |
Мнения

Зараза к заразе не пристанет

Как победить коррупцию раз и навсегда

Оцените образность языка: зараза, которую необходимо выкорчёвывать! Сразу представляется раскидистое дерево, на каждой ветке которого сидит по какому-нибудь жутко важному чиновнику, выписывающему жутко важные бумажки с разрешением на жизнь. И примечательно, что президент сравнивает коррупцию с заразой именно на совещании про проблемы в здравоохранении. Вот только медики — не корчеватели всё же.

Методы Александра Григорьевича, по крайней мере, на словах, обращённых к чиновникам, в последнее время «жесточайшие»: там всё время где-то незримо ходит нквдшник с наганом, ну или в лучшем случае посадки, посадки и посадки. У либерально настроенной интернет-общественности уже серьёзно скулы сводит от фирменного привкуса 37-го года. Но президент непреклонен. Таков его стиль: или будет как он сказал (в смысле, как нужно народу), или все будут стёрты в порошок. А по отношению к коррупции у него приём один: корчевать (тут на заднем плане мелькают евангельские сцены с кострами из плохих лоз, устроенных рачительным виноградарем).

Однако если мы примем метафору, что коррупция — сорняк (ведь похожа, да? растёт сама, без всяких усилий, размножается мгновенно, всё благое губит на корню), то опытные земледельцы знают, что больше всего сорняки как раз и любят все эти корчевания: они так лучше всего размножаются и вообще чувствуют себя в тонусе. Переводя на язык наших реалий, это можно представить в виде замены лозунга «Тебя посадят, а ты не воруй» на лозунг «Ты воруй, но не попадайся».

Гораздо более точным будет сравнение коррупции с заразой. Действительно, коррупционер — это больной человек. Который ещё может и заражать всех вокруг. А если ты уж попадаешь в инфицированное сообщество, шансов остаться невредимым практически нет (или будешь, как в Средние века, ходить в маске с птичьим клювом). И методы к нему (как и к эпидемии в целом — а у нас тут даже не эпидемия, а уже вполне оформившаяся пандемия) должны быть врачебные, в первую очередь. И первым, конечно, будет изоляция — тут и говорить нечего. Но решение проблемы головной боли путём отрубания головы — это, согласитесь, немного нерационально.

Я всё к тому, что нужно назвать философией медицины. Мы, когда лечим, мы что делаем — уничтожаем симптомы или всё-таки приводим к целостности организм? Если просто симптомы убираем, то рискуем нарваться на серьёзнейшие осложнения. А если восстанавливаем тело и душу, то тогда и путь оказывается гораздо более длинным и сложным, и шаги на этом пути могут быть не столь очевидными. Зато на выходе мы получим действительно работоспособного человека, а не разваливающуюся рухлядь, работающую на таблетки. В общем, прописные истины, вот только, как говорится, воз и ныне там (а ВОЗ — вообще неизвестно где).

И если мы попытаемся увидеть корни болезни под названием «коррупция», то будем вынуждены признать: сам стиль жизни современный является патогенной средой, раздающий штаммы вируса направо и налево. Стиль этот очень просто называется: «Выгодно продай». С тех пор, как мы запоздало переняли у протестантов идейку «если ты такой умный, почему ты такой бедный» и этой идейкой заменили (интер-)национальную идею советского народа, мы обрекли себя на постоянное и безрезультатное корчевание.

Предвижу вскинутые брови (надеюсь, не камни): да, и у народов, не знакомых с протестантской идеей, тоже есть коррупция. И в Советском Союзе тоже была коррупция (особенно начиная с пресловутой «оттепели»), но масштабы, господа, масштабы! Да, понятно, что стремление урвать лучший кусок в своё гнёздышко присуще человеческой натуре (а точнее, животной её составляющей), но важно, как к этому на самом деле относятся в обществе. Если правят бал различные махинаторы, то по телевизору и на совещаниях можно сколько угодно кидаться красивыми лозунгами и грозить пальчиком: «Посажу!», на деле всё равно все будут тихо и самозабвенно воровать. Точнее, изыскивать всё новые и новые способы относительно честного отъёма денег у населения. А изобретательность человеческая воистину безгранична.

Так что, вы извините за громкие слова, но пока реальным смыслом жизни у людей не станет искреннее стремление к справедливости, пока это стремление не будет выстрадано и глубоко внутри осмыслено (для чего, кстати, нужен несколько иной интеллектуальный уровень, чем мы сейчас из себя «в среднем по больнице» представляем), надеяться на корчевание будет по крайней мере наивно. И это действительно достойная задача для государства. Для любого государства, называет оно себя социальным или предпочитает отмалчиваться по этому вопросу. Потому что без этого стремления любое государство будет разъедено изнутри собственными пороками, как Римская империя или Советский Союз.

У вас есть идеи, как заменить жажду наживы жаждой познания? У меня есть. Только это разговор такой, которого ни один фельетон не выдержит.

И возвращаясь к заголовку. Конечно, всё должно быть наоборот — и это к абсолютно здоровому (в первую очередь, духовно) человеку никакая зараза не пристанет (о чём, кстати, есть свидетельства в истории любого народа). Но можно к этому подойти и с той стороны, что по-настоящему здоровый человек обязательно (и, главное, честно) увидит изъяны в собственной душе, найдёт заразу. Да, святые всегда считали себя самыми большими грешниками — Достоевский об этом вполне развёрнуто написал.

Глеб Деев

Метки (тэги)
Показать больше