• 22.12.2017
  • 2785

Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

Ориентировочное время чтения: 22 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • Двухпроцентный рост ВВП вопреки прогнозам МВФ, инфляция, не ставшая двузначной, и, конечно, пресловутые «попятьсот» — на первый взгляд кажется, что белорусская экономика завершает год на подъёме. Однако если немного отвлечься от предновогодних лозунгов и обратиться к тем сферам, которые не очень любит озвучивать официальная статистика, нам откроется несколько иная картина.


    Красивые цифры к новогоднему столу

    Если обратиться к официальным СМИ, то в глаза бросается главная мантра — за 11 месяцев 2017 года ВВП в стране вырос на 2,2%. В прогнозе на следующий год прирост не менее впечатляющий — 3,5%. Эти показатели должны «утереть нос» прогнозистам из Международного валютного фонда, которые предрекали падение уровня ВВП на 0,8% в 2017 и рост на 0,6% в будущем году. Эксперты МВФ также прогнозировали, что уровень инфляции в Беларуси достигнет 9,3%, но на самом деле он окажется на 4% ниже. При этом в июле и августе зафиксировали дефляцию — нечастое явление для отечественной экономики. В прошлом месяце точный уровень инфляции не превысил 0,45%.

    И МВФ действительно оценил достижения белорусской экономики, признав её восстановление после двух лет рецессии. Но призвал не расслабляться и продолжить углубленные и ускоренные реформы в реальном секторе. В первую очередь это касается сектора госпредприятий.

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Динамика ВВП в Беларуси. Изображение: basnet.by

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Динамика инфляции в Беларуси. Изображение: 4esnok.by

    Год действительно выдался неплохой, особенно если сравнивать его с 2016 по конкретным показателям. Средняя зарплата в октябре 2017 года составила 841 б. р. (+17% по сравнению с январём, когда было 720 б. р.). В долларовом выражении это составляет 430 у. е., для сравнения год назад было 377. При этом правительство обещает в среднем по стране выйти на 1 000 б. р. до конца года, добавляя при этом, что речь идёт о т. н. «грязных» деньгах, то есть до вычета НДФЛ. Правда, увидят такую зарплату «не все и не сразу».

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Уровень средней зарплаты в Беларуси. Изображение: bdg.by

    В «копилке» стало больше «металла №1» — золотовалютные резервы страны увеличились на 53% по сравнению с декабрём 2016 года. Тогда у нас лежало 4,83 млрд долларов в золотых слитках, сейчас 7,41 млрд долларов.

    По состоянию на 20 декабря курс иностранной валюты составил 2,02 б. р. за доллар. Год назад он стоил 1,97. 3-5% колебания за год — это на самом деле неплохие показатели привыкшей к девальвациям страны.

    Трёхпроцентный прирост наблюдается в сфере сельского хозяйства, традиционно одной из самых убыточных. Объём промышленного производства в январе-ноябре вырос на 6,3% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. 11 из 13 отраслей превысили показатели прошлого года.

    Ставка рефинансирования за год снизилась с 17 до 11%, вернувшись на уровни крайне удачных 2005-2008, 2010 года, когда всё у нас было совсем хорошо. Снижение ставки говорит об увеличении банковской ликвидности (доходности) и доступности для населения и бизнеса кредитов.

    Солидные темпы роста продемонстрировал и экспорт. Пессимистичный сценарий предполагал рост 5-7%, а оптимистичный -15%. Министерство иностранных дел осторожно в оценках, потому как именно в ноябре 2016 начался скачок экспорта впервые после трёх лет падения, поэтому конец нынешнего года вряд ли сможет обогнать тот уровень. Отметим, что за январь-октябрь рост составил около 20%, но при это внешнеторговое сальдо всё равно отрицательное — мы по-прежнему больше покупаем, нежели продаём (около 1,7 млрд долларов, что на 30,9% больше, чем за аналогичный период прошлого года).

    Оживление рынка труда не отрицают даже не совсем лояльные власти СМИ. Министерство труда сообщает, что на 1 декабря на учёте состояло около 24,1 тыс. безработных (в прошлом году их было 35,8 тыс.). Таким образом, число безработных в общей сложности упало на 32,6% или 0,6% от трудоспособного населения. В среднем на одного безработного есть как минимум две с половиной вакансии, тогда как год назад один человек едва претендовал на одно место.

    Отметим и рост розничного товарооборота на 3,3% в январе-ноябре 2017 года.

    «Официально-успешную» часть белорусской экономики образца 2017 года мы рассмотрели, теперь перейдём к проблемным моментам.

    Рекордный уровень госдолга — мы должны около 40% от ВВП

    Первый и самый главный повод для опасения — это рост государственного долга. Подробнее его мы рассмотрели в статье «Госдолг Беларуси достиг критического максимума», поэтому остановимся лишь на основных моментах.

    По состоянию на 1 ноября внешний государственный долг (то, что мы должны другим странам и финансовым институтам) составил 16,55 млрд долларов. На него приходится треть ВВП страны. Ещё 9,2 млрд мы должны контрагентам внутри страны, что составляет 8,8% ВВП.

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Поквартальная динамика валового долга Беларуси. Изображение: myfin.by

    О таких колоссальных цифрах мы не слышали за всю суверенную историю Беларуси. Если раньше, примерно до конца 2000-х, госдолг в принципе не пробивал планку в 10%, то после финансового кризиса 2008 года резко пошел вверх. Конечно, до уровня Греции и Италии с их 180% и 132% госдолгом по отношению к ВВП нам ещё очень далеко (в денежном выражении Греция должна и вовсе 326,4 млрд долларов). Однако повод для беспокойства есть, и весьма серьёзный.

    При этом дело не столько в одалживании средств, сколько в просадке экономики в долларовом выражении в течение 2015-2016 гг. Отдавать внешний долг также нужно в валюте, что проблематично для страны, чей экспорт за указанный период просел. Это достижимый результат при условии, что заимствованные денежные средства расходуются целесообразно и госдолг не выходит за рамки критических значений.

    В Беларуси проблемы и с первым, и со вторым. Средства, которые нужно направить на модернизацию, открытие принципиально новых производств и переобучение персонала, расходуются на поддержание заведомо устаревших и убыточных отраслей. Ранее программа социально-экономического развития 2011-2015 предполагала, что долг не должен превышать 25% ВВП, сегодня же эта планка повышена до 45%, но и она уже почти достигнута.

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Сравнение долга Беларуси с другими странами. Изображение: myfin.by

    Рост госдолга, а точнее необходимость его погашать, решается обычно двумя простыми мерами — сокращением социальных программ и сокращением инвестиций в народное хозяйство. При этом обслуживание высоких процентов по займам экономика в нынешнем состоянии и вовсе может не потянуть.

    Чтобы улучшить ситуацию, достаточно выполнить всего три пункта:

    • сейчас, когда экономика на сравнительном подъёме, рассчитаться по максимуму с кредиторами;
    • не брать внешние кредиты, не ожидая устойчивого и прорывного рывка в экономике;
    • обратиться к внутренним заимствованиям.

    Сокращается число индивидуальных предпринимателей

    Индивидуальных предпринимателей в Беларуси становится всё меньше и меньше уже третий год подряд. В 2015 г. их стало меньше на 8,2 тыс., в 2016 — ещё на 4,8 тыс. И сами предприниматели, и эксперты связывают это с действием Указа №222 «О регулировании предпринимательской деятельности и реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами».

    Количество ИП в стране не превышает 245 тыс. человек. Большая часть из них (около 80 тыс.) сконцентрированы в столице. Это огромная армия самозанятых людей, для которых не нужно «придумывать» рабочие места. По мнению председателя РОО «Перспектива», число «ипэшников» сокращается из-за того, что должные условия для ведения предпринимательской деятельности не обеспечены, по-прежнему существуют административные и налоговые препятствия.

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Изображение: kontakt.by

    Действие 222 Указа попытались нивелировать Декретом №7 «О развитии предпринимательства». Касательно его принятия можно высказать два мнения. С одной стороны, очень хорошо, что подобный документ наконец приняли, и он, несомненно, поможет улучшению делового климата в стране. C другой стороны, почему он не был принят 10-15-20 лет назад?

    По мнению части экспертов, Декрет №7 скорее систематизировал требования к пожарной, санитарно-гигиенической и иным видам безопасности и избавился от атавизмов, существовавших со времен БССР, чем произвёл «революцию в бизнесе». Упростились способы ведения шести видов деятельности: торговли, строительства, проведения выставок, транспорта, рекламы и производства и обращения продукции. Новые налоги и сборы не будут вводиться до 2020 года. Как ожидается, сократится число проверок и контролирующих органов. Ослаблена уголовная ответственность за совершение экономических преступлений.

    Возможно ли одним документом провести «глобальное потепление» бизнес-климата? Едва ли. Тем более, что документ вступит в силу только весной будущего года. К тому же без комплексных и систематических реформ невозможно директивно «сверху» сформировать либеральную и открытую бизнес-среду.

    Декрет №3, ставший красной тряпкой для временно безработных

    Данное решение явилось следствием скорее политического, нежели экономического провала. Недоработанный текст Декрета «О предупреждении социального иждивенчества», истолкованный на свой лад обывателями и негосударственными СМИ, вызвал бурю возмущения. Едва ли не впервые с 2011 года на протесты вышли не только ангажированные оппозицией лица, но и простые люди.

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    «Марш тунеядцев» в Бобруйске. Изображение: tut.by

    Законодательный акт приняли 2 апреля 2015 года и цели в нём задекларировали благородные — «выставить счёт» тем, кто официально не трудоустроен, но при этом пользуется бесплатными социальными благами: медициной, образованием и т. д. Вначале т. н. «тунеядцы» восприняли декрет без особых опасений, как ещё одну непонятную норму. Но когда им стали приходить реальные «письма счастья» с требованием об уплате 20 базовых величин, это вызвало недовольство.

    Власть тут же усилила работу на местах, стала принимать граждан и «индивидуально» подходить к каждой ситуации. От уплаты налога освободили тысячи человек, хотя ранее налоговые службы направили около 470 тыс. заказных писем неработающим гражданам, потратив на это примерно 648 тыс. долларов США, Из них за 2015 год уплатили налог 62,7 тыс. граждан, а общий размер выплат составил 18,6 млн белорусских рублей. Впоследствии государство вернуло денежные средства 15,2 тыс. человек (около 4,5 млн б. р.).

    В Декрет начали незамедлительно вносить изменения и дополнения. Какие сюрпризы он приготовит почти 500 тыс. неработающих (по мнению облисполкомов) — остаётся только гадать. Очевидно, что до Нового года обнародовать окончательный текст документа не будут, дабы не портить людям настроение. По слухам, стоит ожидать оплаты в 100% объёме коммунальных и медицинских услуг неработающими гражданами. Будут ли там учтены все возможные «трудные жизненные ситуации» или весной неработающие опять, вместо того, чтобы спокойно работать (или не работать, пользуясь правом на труд), выйдут на улицы — пока остаётся неизвестным. В любом случае, ничего хорошего для экономики и трудоспособного населения подобные документы не предвещают.

    Драйвера роста белорусской экономики — есть ли они на будущий год

    Для обеспечения роста зарплат и ВВП нужна хорошо работающая экономика. Это в правительстве понимают. При этом рост ожидают от всех отраслей экономики. На это направлен в том числе и уже упомянутый Декрет о развитии предпринимательства. Но есть и ещё один «волшебный» сектор, на который возлагают большие надежды. Его обычно выражают всего двумя буквами — IT.

    «Одним из драйверов экономического роста в 2018 году станет ИТ-сектор. В настоящее время проект декрета «О развитии цифровой экономики», предусматривающий в том числе максимально благоприятные условия для развития технологий блокчейн (включая майнинг и оборот криптовалют), а также комплексное правовое регулирование деятельности в данной сфере, согласован без замечаний всеми уполномоченными государственными органами Беларуси и внесён в установленном порядке на рассмотрение Президента», — пояснили в правительстве. Документ подпишут до конца 2017 года.

    Надежды правительства оправданы — ранее благодаря Декрету №12 «О Парке высоких технологий» удалось достигнуть режима невероятного благоприятствования для ИТ-сферы. В 2017 году резиденты ПВТ произведут продукции на 1 млрд долларов. Это при том, что в Парке работает всего около 170 организаций с численностью работников около 25 тыс. человек.

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Комплекс IBA в Минске. Изображение: iba.by

    На первый взгляд эффективность отрасли потрясающая, и можно смело класть все «яйца» в одну эту экономическую «корзину». Однако, как мы отмечали ранее в статье «IT-сектор: спорные достижения», превратить данную отрасль в спасительный локомотив всей экономики не получится. Скорее есть риск переболеть «голландской болезнью», когда на одну сферу возлагают слишком большие надежды, забывая про все остальные.

    Во-первых, резиденты ПВТ работают в основном не на нашу экономику, а на экономику тех стран, где решили сэкономить и привлечь дешёвых белорусских программистов для выполнения заказов. Образно говоря, это хорошие и надежные игроки в футбол, которые постоянно выдают выверенные пасы сопернику.

    Во-вторых, продавать именно товары, а не услуги, в IT-сфере у нас получается хуже. Внешнеторговое сальдо всё равно отрицательное, а значит всё равно отстаем, не догоняем и не развиваемся. Поэтому и полагаться на такую зависимую от внешних колебаний отрасль сильно не стоит, при всех её неоспоримо красивых цифрах.

    В том числе и поэтому в интервью старшего аналитика «Альпари» Вадима Иосуба и руководителя НИЦ Мизеса Ярослава Романчука сквозит пессимизм, и они в один голос утверждают, что повода для роста благосостояния белорусов нет.

    Зависимость от нефти, доллара и соседей

    Белорусская экономика остаётся зависимой от очень многих не поддающихся регулированию декретами и указами факторов. В первую очередь, мы очень зависимы от «чёрного золота», не являясь при этом его добытчиком, в отличие от Ливии или Катара. Обвал цен на нефть и отсутствие обозримой перспективы восстановления её прежней цены (90-100 долларов за баррель) стали ножом в спину «белорусскому экономическому чуду». И нож этот из спины мы пока не вытащили.

    В 2016 году НПЗ потеряли около 1,3 млрд долларов выручки. Низкие цены на нефть отрезали от ВВП ещё 1,65 млрд. Отойти от этого шока нам помогла, естественно, Россия. Рост её спроса позволил Беларуси нарастить несырьевой экспорт. А рост спроса, в свою очередь, произошёл за счет достигнутых ОПЕК договорённостей по искусственному дефициту нефти и, как следствие, росту её цены.

    Россия сократила долю нефтегазовых доходов в ВВП страны с 53% в 2014 году до 36%. Но это было временное явление, связанное с падением цен на нефть и нефтепродукты. С ростом цены на неё началось и увеличение доли в валовом продукте страны.

    Экономические итоги-2017 — всё ли так хорошо, как нам говорят по телевизору

    Наша экономика в этой части стала калькой с российской. Пока цена на нефть была нестабильной, на неё не возлагали больших надежд, заложив в бюджет-2017 цену на нефть в районе 35 долларов за баррель и курс российского рубля в районе 75 рублей за доллар. Однако доллар торгуется вблизи 60 рублей, а нефть стоит около 60 долларов за баррель. Эти «незаметные» драйверы оказали влияние и на рост белорусской экономики. Иными словами, надеялись на худшее, но получилось как всегда. В 2017 году нам просто очень везло, ведь при падении объёмов экспорта на 31% в течение первого полугодия, мы легко наверстали упущенное после повышения нефтяных цен.

    Для активизации извечного страха любого белоруса «а что будет с курсом доллара?» в этом году предпосылок не было. Не ожидается их и в 2018 году. Правда, именно в течение последних недель белорусский «зайчик» просел к любимой «зелени» и ещё больше к евро, но зато укреплялся к российскому рублю. Именно от движений всей корзины валют теперь зависит уровень конкретного благосостояния белорусов.

    Ситуация на внешних рынках нам неподконтрольна. Европейская валюта укрепилась по отношению к доллару. Российский рубль, напротив, дешевеет по отношению к ним. Эти колебания и затрагивают нашу валютную трёхлепестковую «кубышку». В скором времени будет наблюдаться обратный процесс. Если мировые рынки минуют финансовые потрясения, то не будет их и у нас. Если же нет, это станет дополнительным негативным фактором, как уже было в конце 2014 года.

    В ожидании чудес

    Наиболее близкий к действительности, как нам представляется, прогноз развития белорусской экономики на 2018 год сделал Всемирный банк. Он быстро среагировал на восстановление российской экономики, и как следствие рост белорусской, и считает, что рост ВВП продолжится и в будущем году. При этом его прирост достигнет 2,1% ВВП. Но любые расчёты и прогнозы имеют право на существование только при благоприятных внешних условиях, стимулирующих рост несырьевого экспорта.

    Если всё будет хорошо у основных торговых партнёров (прежде всего России и ЕС) и цена на нефть сохранится хотя бы на нынешнем уровне, то и у нас останется повод для оптимизма. В этом случае и ВВП подрастёт, и инфляция не выйдет за пределы однозначных цифр, и средняя зарплата продолжит рост. Принятие либеральных законов должно увеличить долю самозанятых и частного сектора. Если все эти экономические «звёзды» сойдутся, можно будет гордо отрапортовать о росте экономики и в будущем году.

    Однако не стоит забывать, что внешний госдолг достиг пиковых значений, а стабильность курсов валют и рынка в 2017 году во многом сложилась благодаря чистой продаже валюты населением (ее «проеданием»). По итогам только 10 месяцев 2017 года белорусы сдали на 1,735 млрд долларов больше, чем купили. Что будет, когда запасы опустеют и внутренний резерв истощится?

    Никак не решаются и самые главные проблемы экономики — нереформированная среда госпредприятий, финансовые риски, «дорогие» кредиты и слабая поддержка безработных. А без этого возможны лишь кратковременные и незначительные успехи и достижения, которые и будут выдаваться за очередное «белорусское чудо».

    Данные опасения дали повод некоторым экспертам усомниться в значимости достижений белорусской экономики в нынешнем году. Вероятнее всего, она вышла из рецессии и вошла в период стагнации. Выше 2-2,5% прироста ВВП при существующей экономической модели не «прыгнуть». А этот показатель ниже, чем в странах ЕС и России.

    Не исключено, что впереди нас ожидает очередной раунд «торговых войн» и иных потрясений, которые пока трудно предугадать. Потеря российского и европейского, а равно и любого другого рынка, серьёзно испортит статистику, и искать рынки сбыта снова придётся где-то на задворках — в Азии, Африке или Южной Америке. Иными словами, любой внешний негативный сценарий ударит по экспорту, а значит валютной выручке и обязательствам правительства перед белорусами.

    Леонид Мережковский

    Читайте также:

    Как буксуют автомобили

    Беларусь рассчитывает поставлять электроэнергию на рынок ЕАЭС

    Лукашенко: «Мы должны заставить работать тех, кто не хочет»

    Обнаружили ошибку? Выделите часть текста и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Теги: Бизнес Беларуси, Декрет №3, зарплата, малый и средний бизнес, МВФ, Экономика, экономика Беларуси
    Loading...