Новости

Суд по делу о взрыве на сахарном комбинате начался в Гродно

Суд над сотрудниками Скидельского сахарного комбината начался в Гродно. Троих работников комбината обвиняют в халатности, которая привела к смерти четырёх работников и причинила крупный ущерб предприятию, — сообщает Sputnik.

Заседание по факту взрыва на Скидельском сахарном комбинате состоялось в суде Гродненского района 11 февраля.

В аварии обвиняются главный инженер 60-летний Владимир Губаревич, начальник цеха , 65-летний Владимир Малашевич, заместитель начальника цеха готовой продукции 42-летний Сергей Грушевский (отвечал за противопожарную безопасность на предприятии).

Главный инженер и начальник цеха были взяты под стражу в апреле 2017 года. Всех троих выпустили на свободу в начале августа. Государственным обвинителем выступил, начальник прокуратуры по гродненской области  Андрей Сакомский. Он сообщил, что данное дело относится к категории менее тяжких потому следствие не могло более удерживать подозреваемых под стражей.

Губаревич, Грушевский и Малашевич обвиняются по статье 428 Уголовного Кодекса Республики  Беларусь (служебная халатность, повлекшая по неосторожности смерть четверых человек и уничтожение государственного имущества, повлекшие причинение ущерба в особо крупном размере). Обвиняемым грозит до пяти лет лишения свободы с последующим лишением права занимать определённые должности и виды деятельности.

Взрыв нанёс комбинату существенные имущественные потери в частности, было повреждено часть зданий и нарушена работа предприятия, ущерб был оценен в 590 тысяч рублей. Его будут взыскивать с обвиняемых в солидарном порядке. Двое из обвиняемых продолжают работать на этом же предприятии, однако занимают младшие должности. В частности Грушевский работает техником-технологом, Губаревич специалистом цеха, а Малашевич вышел на пенсию.

Как следует из показаний единственной из выживших, 56-летней женщин Марины Урбанович, взрыв раздался ночью 25 февраля 2017 года. Урбанович и ещё четыре женщины, погибшие при взрыве, работали в здании цеха готовой продукции.

«Ударил огонь, и они начали гореть живьем, потом сильный взрыв, чуть позже второй взрыв, слабее. Помню, начали сбрасывать с себя одежду», – вспоминает Марина Зеноновна.

Она рассказала, что помнит происшествие не полностью, так как теряла сознание. По мнению Марины Урбанович её, спасло то, что в ту ночь она надела старую хлопчатобумажную служебную одежду, а не новую синтетическую.

«На коллегах была новая форма, синтетическая, «стеклянные» костюмы. У меня на руках были резиновые перчатки, их сняли вместе с кожей. Я тогда помогала Лиле снимать майку, увидела, что с моими руками», – утирая слезы, рассказала Марина Зеноновна.

Судя из заключения экспертов, взорвалась находившаяся в воздухе сахарная пыль, взрыв произошел, когда сахар везли из производственного цеха на склад.

Все помещения были высокого класса опасности, но не смотря на это, в помещениях много лет происходило накопление взрывоопасной пыли. Ленточный конвейер вследствие его не герметичности являлся источником происхождения сахарной пыли. Вследствие чего пыль постоянно находилась в воздухе, и при этом вовремя не убиралась. Свидетельством плохой уборки было то, что пыль удаляли вручную, а не при помощи специального пылесоса.

По информации предоставленной обвинением вентиляция цеха также имела ряд дефектов, с одной стороны влажность из-за которой пыль налипала на стенки воздуховода, с другой один из механизмов очисти воздуха был выведен из использования, что и без того усугубило ситуацию.

«Иногда пыль была такой густой, что в метре невозможно было разобрать человека. Силуэт видишь, а кто перед тобой – не понятно», – рассказала на суде Урбанович.

Источником возгорания пыли и последующего взрыва могла стать как искра от производственного оборудования, так и накопившийся разряд статического электричества.

После взрыва все женщины были доставлены в больницу Минска и Гродно и введены в состояние медикаментозной комы, однако 4 из 5 скончались, не перенеся полученных ожогов. Единственная выжившая Марины Урбанович осталась инвалидом.

Один из родственников погибших написал иск о компенсации морального вреда в 120 000 рублей за потерю члена семьи. Остальные родственники и сама выжившая пока не воспользовались этой возможностью.

Подсудимые в свою очередь своей вины в случившемся не признали. Однако все свидетели со стороны потерпевших рассказали о том, что подсудимые знали об условиях работы в цеху, но ничего не предпринимали для того чтобы исправить ситуацию. О недопустимости работы в таких условиях работники цеха не раз сообщали вышестоящему руководству, в том числе на заводских собраниях.

«Считаю, что эти люди могли повлиять, чтобы этого не случилось, чтобы наши родители теперь были живы», – сказала дочь погибшей Лилии Ямонт.

Напомним, что уголовное дело по факту взрыва было возбужденно в первый же день происшествия. Следствие по данному факту длилось на протяжении полутора лет. Следователи допросили более 200 человек, провели множество экспертиз и изучили служебную документацию предприятия. Консультировались со специалистами из Польши и Германии. В деле фигурируют более 130 свидетелей.

Вам также может быть интересно:

Метки (тэги)
Показать больше