Обзоры

Четыре проекта оружия Третьего рейха, о которых вы могли не знать

В прошлый раз мы рассказали о пяти проектах оружия СССР, о котором вы могли не знать. Теперь настала очередь «секретных» проектов противника Союза — Третьего рейха. Некоторые из них шли в серийное производство и отлично показывали себя на полях сражений. Другие же тянули на настоящее чудо. Но большинство объединяло то, что они поставлялись на фронт не там, не тогда и не в нужных количествах. 42.TUT.BY вспоминает о тех образцах «оружия возмездия», которые имели действительно большой потенциал.

Немецкий солдат с автоматом
Фото: de.wikipedia.org

Me-262 — самолет, не завоевавший небо

Me-262
После войны Ме-262 едва не приняли на вооружение в СССР

Реактивные и ракетные двигатели были сильной стороной германской промышленности. Дело в том, что, проиграв Первую мировую, немцы получили жесткий запрет на передовые военные разработки. Танки, боевая авиация, тяжелая артиллерия, первоклассный флот — все это было нельзя. А вот ракеты и реактивные двигатели было можно, потому что к моменту окончания Первой мировой практически никто пока не воспринимал ракеты как мощное оружие. Не очень интересовали большинство военных Антанты и реактивные самолеты. Поэтому разработки такого рода начались в Германии еще в двадцатых годах.

27 августа 1939 года в небо поднялся первый в мире самолет с турбореактивным двигателем, Heinkel He 178. Но успеха (впрочем, относительного), было суждено добиться другому самолету, реактивному «Мессершмитту» Me-262. Скорость машины составляла в теории чуть ли не тысячу километров в час, на практике удавалось добиться 820 км/ч летом и 870 км/ч зимой на серийных машинах — почти на четверть больше, чем у самых быстрых поршневых истребителей союзников. При правильной тактике ВВС союзников не могли ни перехватить, ни нагнать немецкую новинку.

Однако идея перевооружить люфтваффе на реактивную авиацию в 1942 году при налаженном производстве поршневых BF 109 и FW-190 казалась непозволительным авантюризмом. Хотя, пожалуй, это был тот случай, когда риск оправдан: «традиционная» немецкая боевая авиация не справлялась с армадами тяжелых бомбардировщиков, ровняющих с землей экономику рейха.

К идее массового производства реактивного самолета вернулись к концу 1943 года. Правда, чтобы попытаться превратить его в бомбардировщик — легкий, несущий сравнительно небольшие бомбы в 500 кг, и, казалось, совершенно неуловимый. В условиях, когда танковые армии СССР активно продвигались на Берлин с востока, а за Ла-Маншем готовилась десантная армада Дня Д, возможность безнаказанно бомбить объекты союзников казалась Гитлеру потрясающей. Те, кто пытался убедить фюрера, что как истребитель Me-262 в разы полезнее, или ничего не добивались, или вообще лишались кресел.

В результате отличный, хотя и «сырой» самолет оказался в чужой для него нише. И когда в августе 1944-го 262-й наконец сбросил первые бомбы на врага, результаты были ничтожны. В конце концов руководство рейха поняло, что задача истребителя истреблять, и в марте 1945-го его было запрещено переоборудовать в бомбардировщики. Правда, РККА и армии союзников уже шли по немецкой земле, и рейху оставалось жить считанные недели.

Разумеется, печалиться по этому поводу мы не будем: если бы Гитлер сразу ухватился за идею реактивного истребителя, то потери в советской и союзной авиации могли возрасти кратно. Но теоретическая возможность переломить в свою пользу воздушную войну у рейха, пожалуй, была, хотя это только продлило бы агонию гитлеровской империи.

Грозная «Красная Шапочка»

Х-7 Rotkaeppchen («Красная Шапочка»)
Фото: topwar.ru

Говоря о противотанковом «чудо-оружии» рейха, обычно имеют в виду либо простой «панцерфауст», он же фаустпатрон, либо более высокотехнологичный «панцершрек». А между тем у немцев был куда более совершенный, пусть и не доведенный до ума, способ бороться с танками СССР и союзников. А именно, первые в мире ПТУР — противотанковые управляемые ракеты.

Работы над ними начались еще в 1941 году, причем они стоили компании BMW всего 800 000 марок (это цена трех танков «Тигр»). Но в данном случае, как и с истребителем, сыграл роль человеческий фактор. Почти вся Европа была покорена, армии вермахта стремительно продвигались на восток, а советские танки подбивались сотнями с помощью вполне традиционных вооружений. Более того, гендиректор BMW был не силен в подковерной борьбе, а в рейхе были очень важны личные связи конструкторов и глав производств с верхушкой нацистского аппарата (потому, например, дела у Фердинанда Порше или Эрнеста Хейнкеля шли блестяще). Разработку «оружия будущего» в BMW забросили, передав ее куда менее авторитетной в данном вопросе «Рурстали».

Вспомнили о перспективных ракетах в 1943 году, когда выяснилось, что СССР понемногу побеждает, а союзники уже готовы высадиться в Европе. Но время было безнадежно упущено. То, что можно было разработать в сравнительно спокойной обстановке 1941-го, двумя годами позже обернулось лихорадочными метаниями с изыскиванием ресурсов.

Тем не менее, знаменитый конструктор Макс Крамер начал работы над ракетой с детским названием Х-7 Rotkaeppchen («Красная Шапочка»). Оружие создавалось на основе управляемых авиационных ракет X-4, которые на тот момент были наиболее современным образцом подобных вооружений. Ракета снаряжалась, подобно «панцерфаустам» и «панцершрекам», кумулятивной боевой частью массой 2,5 кг, которая позволяла буквально прожигать броню даже тяжелых танков — до 200 миллиметров толщиной.

Небольшая ракета длиной около 80 см разгонялась зарядом в 3,5 кг пороха до скорости в 100 м/с, а два стальных одножильных кабеля позволяли корректировать траекторию снаряда. В теории Rotkaeppchen могла лететь на 1200 метров, но на практике ракета управлялась по проводам и, естественно, зависела от их длины и рельефа местности. В любом случае, это был громадный шаг вперед по сравнению с обычными противотанковыми гранатометами.

При этом «Красная Шапочка» не была ни несбыточной мечтой, ни супердорогим неперспективным проектом. Вопрос был только во времени. Разверни немцы массовое производство управляемых противотанковых ракет в 1941−42 годах, ситуация на Восточном фронте могла бы сильно осложниться.

По окончании войны порядка 300 опытных образцов было обнаружено на складах, о боевом использовании Rotkaeppchen достоверных сведений не имеется. А собственные ПТУР на основе «Красной Шапочки» производили в последующие годы уже союзники.

Управляемая бомба или противокорабельная ракета?

Управляемое противокорабельная ракета

Следующее оружие рейха — Henschel Hs 293 — стало родоначальником целых двух классов вооружений, широко применяемых сегодня — ПКР (противокорабельных ракет) и УАБ (управляемых авиабомб). В наше время ими никого не удивишь, но в начале Второй мировой таких ракет и бомб просто не существовало.

Хотя идея была на поверхности: если ракету или «планирующую бомбу» сбросить достаточно далеко от вражеского корабля, а потом каким-то образом ей управлять, не давая отклониться от цели, зенитная артиллерия противника просто не достанет до самолета-носителя. И ей придется довольствоваться малым шансом сбить бомбу в полете.

Работы над подобным оружием начались еще в 1940 году. Управляемый боеприпас оснащался ракетным двигателем, который разгонял бомбу до скорости в 190−250 м/с. Как только бомба улетала в сторону цели, в ее хвостовой части загорались пять трассеров, которые ярко светились и позволяли оператору на борту самолета управлять Henschel Hs 293 по радио или с помощью проводов «на глаз». Достигнув корабля противника, бомба могла немедленно «обрадовать» его боевой частью в 500 кг взрывчатого вещества, которая обеспечивала гарантированное поражение почти любой морской цели.

Несмотря на, казалось бы, раннее начало работ, доводка конструкции шла до лета 1943 года. Но, как обычно, с принятием на вооружение немного опоздали. Превосходство союзников на море и в воздухе понемногу становилось подавляющим. Обычными бомбами достать корабли было почти нереально: сотни зенитных орудий выстраивали настоящую стену огня. Немцам оставалось рассчитывать только на управляемые боеприпасы.

И они показали себя вполне результативно: процент попаданий составлял до 50% от выпущенных бомб. Правда, неуязвимость самолетов, выпускающих Henschel Hs 293, оказалась преувеличена: заметив их, союзники поднимали собственные самолеты с ближайших аэродромов или авианосцев и начинали настоящую охоту за носителями бомб.

Уже 27 августа 1943 года британский шлюп HMS Egret был замечен с бомбардировщика Do 17, который нес новые бомбы. Единственной Hs 293 хватило, чтобы пустить «Эгрет» на дно. Узнав о новинке, союзники не стали рисковать и отвели свои противолодочные силы сразу на 400 км западнее, что очень облегчило жизнь подводным лодкам кригсмарине. Всего же от управляемого авиационного вооружения союзники потеряли поврежденными или потопленными десятки кораблей. А после войны и противокорабельные ракеты, и управляемые бомбы заняли достойное место в оснащении ведущих флотов планеты.

Electroboot XXI — опоздавшие властелины глубин

Electroboot XXI

В начале войны немецкие подлодки добились колоссальных успехов на коммуникациях, несмотря на свою сравнительно невысокую численность и вполне ординарные боевые качества. Но через пару лет «счастливые времена» остались в прошлом, а с февраля 1943 года кригсмарине начал терять десятки подлодок в месяц.

В мае того же года погибла 41 субмарина, и немцы встали перед фактом, что существующими методами войну на море не выиграть. Уже имеющиеся подлодки были неспособны долго идти под водой, а, следовательно, большую часть своего плавания сравнительно легко обнаруживались авиацией и противолодочными кораблями.

Первой ласточкой новых времен стала «субмарина Вальтера» с парогазовой турбинной силовой установкой. В таком двигателе перекись водорода разлагалась на воду и кислород, что позволяло питать дизели подлодки под водой и двигаться в погруженном состоянии с огромной скоростью. Правда, со столь же огромным расходом топлива (в 25 раз больше, чем обычный движок), что давало очень низкий радиус действия. Но начало было положено: подлодки научились сравнительно долго и очень быстро передвигаться под водой.

В результате часть решений Вальтера оставили в силе, а двигатель убрали, заменив на дизель и разместив в корпусе лодки вместительные аккумуляторные батареи. Так появились знаменитые Electroboot XXI. Как и предшественницы, такие субмарины могли ходить на глубине с большой скоростью (17,5 узла, против максимум 8 узлов у легендарных U-boat седьмой серии). Лодки могли погружаться глубже, чем предшествующие типы, сутками идти на глубине и даже впервые в истории обеспечивали экипажу неплохой уровень комфорта.

Для уничтожения противника у «электроботов» было целых шесть торпедных аппаратов с боекомплектом в 22 торпеды, которые можно было пускать с глубины до 50 метров. Вопрос, как обычно, встал о серийном производстве лодок типа XXI. Изнемогавшая под стратегическими бомбардировками и ударами Красной армии Германия не могла обеспечить нужных темпов выпуска революционных субмарин.

Ответственный за строительство Electroboot автомобильный промышленник Отто Меркер предложил производить разные их части на разных заводах, а потом собирать поточным методом. Неплохая, в общем-то, идея в условиях постоянных бомбежек обернулась полным провалом, и к моменту капитуляции рейха к бою было готово всего 12 субмарин, а на разных стадиях готовности были секции еще для тысячи (!).

Опять-таки, остается порадоваться, что у немцев «не взлетело»: новые десятки потопленных кораблей и судов вряд ли спасли гитлеровскую Германию, но сильно бы увеличили количество людского горя.

TUT.BY

Вам также может быть интересно:

Метки (тэги)