Обзоры

Четыре танка СССР, о которых знают не все

Школа танкостроения СССР всегда отличалась большим разнообразием моделей. В 1980-е это вылилось в странную идею принятия на вооружение сразу трех основных боевых танков, но и до того Харьков, Ленинград и Нижний Тагил вовсю соревновались друг с другом, изобретая подчас весьма интересные машины. 42.TUT.BY вспоминает некоторые из них.

ИТ-1. Единственный серийный ракетный танк

Ракетный истребитель танков (часто называемый просто «ракетным танком») ИТ-1 был создан в конце пятидесятых годов. Это была неплохо реализованная в техническом плане идея, правда, устаревшая уже на стадии производства. Он остался единственным ракетным танком без пушки, пошедшим в относительно крупную серию и попавшим на вооружение.

В пятидесятых годах танковая мощь СССР, казавшаяся после мая 1945 года несокрушимой, начала вызывать некоторые сомнения. Самый массовый советский танк того времени, Т-54, со своей 100-миллиметровой пушкой уже не мог бороться на больших дистанциях с потенциальными противниками — американскими M48 и особенно M60.

Одним из вариантов было решение проблемы «в лоб»: создать более современный и лучше вооруженный танк (что и привело к разработке Т-62 и Т-64) или предложить абсолютно новое, перспективное решение.

В результате появились ракетные танки — предполагалось, что управляемое ракетное вооружение позволит машине обходиться без пушки и без помех уничтожать вражескую бронетехнику с расстояния 2-3 километров. Хотя ракета точнее снаряда, она малоэффективна на ближних дистанциях, гораздо дороже и габаритнее. И боекомплект ракетного танка состоял из скромных 12-15 ракет.

Зато попадать они могли несравнимо точнее, чем пушки даже новых советских танков. Несмотря на все трудности с управлением ракетами, на большой дальности до 3-3,5 км ИТ-1 (он же «Объект-150») мог уничтожать в 2-3 раза больше вражеской бронетехники, чем артиллерийские танки.

Казалось, что перевод танковых войск на новые, футуристично выглядящие и защищенные не хуже обычных машины — лишь вопрос времени. Однако, когда после девяти лет разработки комплекс ракетного вооружения 2К4 «Дракон» и сам «Объект 150» были запущены в производство и отправились в войска, оказалось, что перспективные ракетные танки бесперспективны.

Концепция танка без пушки, который не может толком оборонить себя на близких дистанциях и умеет только стрелять по врагам с огромного расстояния, критики не выдержала. Преимущества, обеспечиваемые управляемым вооружением, так и не смогли компенсировать недостатков (хотя в умелых руках ИТ-1 действительно был страшным оружием).

Более того, развитие и ствольной танковой артиллерии, и ракет привело к тому, что последние стало возможно запускать и из обычных пушек, что используется по сей день. Довольно удачным, в общем-то, ракетным танкам, в этом мире места не нашлось. Всего было выпущено чуть более 200 ИТ-1, из которых было сформировано несколько батальонов. Два из них, кстати, в БССР.

КВ-7. Три пушки, две или одна?

К началу Великой Отечественной войны с многобашенными танками уже наигрались, и концепция оказалась не очень впечатляющей. Несмотря на то, что в 1941 году балом правили однобашенные машины, все же была предпринята еще одна попытка увеличить огневую мощь методом «просто добавь стволов». Любопытно, что в этот раз многоствольным попытались сделать не танк, а самоходку. В итоге появилась артиллерийская установка КВ-7.

Новой моделью занялись уральские конструкторы. В качестве шасси для новой машины выбрали ходовую часть тяжелого танка КВ-1. С оружием мудрить не стали — наиболее мощными танковыми орудиями СССР были 76,2-мм пушки ЗиС-5 и Ф-34. В начале войны было малореально поставить на поток производство более крупных орудий, так что на танк просто решили поставить столько пушек — сколько получится. Для начала «Объект 227» вооружили сразу тремя 76,2-мм пушками. Тут же стало ясно, что три орудия во вращающейся башне — это перебор. В результате КВ-7 еще до рождения переродился из танка в САУ. Но даже в самоходку с ее просторным боевым отделением три крупных пушки не влезали.

Пришлось взять орудия помельче: 76,2-мм у КВ-7 осталась только одна, а по бокам воткнули две более скромные 45-мм. Прицеливаться при этом можно было из трех стволов разом — вразнобой не получалось. Кроме орудий, в самоходку установили еще три пулемета, и к декабрю 1941-го «Объект 227» был готов. Правда, стреляла САУ посредственно и залпом пушки работать не могла, что делало огонь даже из трех орудий не слишком быстрым. А еще огонь одних пушек сбивал наводку других. Количество стволов снова решили уменьшить.

На этот раз установка получила две одинаковых 76,2-мм пушки (и название КВ-7) — так стрелять проще, а скорострельность выше, чем у трехствольного варианта. Правда, на дворе была уже весна 1942-го — производство перспективной машины затягивалось. Да и перспективность ее уже выглядела не столь очевидной. Становилось понятно, что без создания более мощных орудий не обойтись. Так и вышло: войну в итоге закончили с Т-34-85, Су-100 и ИС-2 с могучей 122-миллиметровкой. Производить же КВ-7 никто не стал. Многопушечность, как и многобашенность, оказалась путем в никуда.

ИС-7. Самый тяжелый из советских

Сверхтяжелыми танками СССР, в отличие от Третьего рейха, не увлекался. Даже те машины, что в Союзе считались тяжелыми (ИС-2 и ИС-3) по массе были вполне сравнимы с немецкой «Пантерой», считавшейся средним танком. Одним из немногих исключений стал огромный ИС-7, хорошо известный поклонникам World of Tanks.

Изначально этот танк должен был стать венцом советского танкостроения, впитать все удачные решения конструкторов тяжелых машин и по возможности обойтись без неудачных. Курировал проект, кстати, не нарком танковой промышленности, а «хозяин» НКВД Лаврентий Берия. Главным конструктором был легендарный Жозеф Котин, создатель многих удачных советских танков того периода .

Разрабатывать ИС-7 начали почти сразу после окончания Великой Отечественной, летом 1945 года. Несмотря на огромную массу (танк весил 68 тонн, далеко превосходя предшественников), ИС-7 не имел какой-то особо огромной пушки в качестве основного вооружения — калибр орудия составлял 130 мм. Зато здесь впервые в истории советских танков была применена механизированная боеукладка. В результате удалось избежать проблем более ранних моделей ИС — низкой скорострельности из-за раздельного заряжания (использование механики увеличивало скорость стрельбы почти в пять раз!). Другим новшеством была система управления огнем. Несмотря на огромную массу, отмечалось, что танк очень маневренный и легко управляется.

В целом машина получилась одной из мощнейших в своем классе, возможно — самым мощным танком в мире. В 1949 году был даже оформлен заказ на 50 штук, который должен был выполнить Кировский завод. Но, видимо, между военными и танкостроителями велись некие подковерные игры, в результате чего ни одного танка из требуемой партии так и не собрали. Что печально — машина получилась явно очень и очень удачной. На сегодня сохранился всего один экземпляр в подмосковной Кубинке.

Объект 416. Советский «Фердинанд»

Танки с задним расположением башни не были характерны для советской конструкторской школы. Но попытки создать «что-нибудь этакое» предпринимались. Еще в конце сороковых годов отец Т-54 Александр Морозов предложил создать танк, который бы имел усиленное вооружение и повышенную защищенность при скромной массе в 30 тонн.

Достигнуть нужных параметров предлагалось, помимо прочего, размещением башни в задней части корпуса, созданием этакого советского «Фердинанда». Правда, танк пришлось почти сразу сделать самоходной артустановкой: деньги на САУ были, а на танки фонды у конструкторов уже показали дно.

На тот момент, как писал ведущий специалист по танкам Михаил Свирин, в СССР уже разрабатывалась противотанковая САУ с мощной пушкой — СУ-100П. Но ее недостатком была открытая башня: в условиях возможной ядерной войны такие установки точно были не лучшим вариантом. Морозов же хотел избежать этой проблемы.

Так в 1949 году появился «Объект 416», экипаж которого был надежно укрыт в герметичной башне. Машина вооружалась версией 100-миллиметровой пушки Д-10Т. Однако экзотично для СССР выглядящая башня оказалась довольно сложной, и возились с ней около трех лет. Тем не менее, к концу мая 1952 года опытную машину удалось собрать и приступить к испытаниям.

А здесь Морозова ждала неудача, причем довольно обидная. Недостатков у отлично выглядящей и перспективной в принципе машины оказалось много, и некоторые из них устранить было невозможно. Не удалось завершить даже пробеговые испытания — слишком много пришлось возиться с дефектами. Последующие ремонты выявляли все новые «баги», проблемы выявились и с ходовой, и с управляемостью, и с общей надежностью машины.

В результате «Объект 416» к 1953 году тихо закрыли. А ее конкурент Су-100П, несмотря на открытую башню, оказался намного удачнее, и работы над ним продолжались до начала 1960-х годов. Правда, в серию она тоже не пошла.

Вам также может быть интересно:

Метки (тэги)