• 07.11.2017
  • 540

«В белом венчике из роз…»

На 100-летие Октябрьской революции
Ориентировочное время чтения: 8 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • Мои сознательные школьные годы пришлись на время Перестройки и последовавшего уничтожения государства, в котором я родился. Соответственно, мои детские, полубессознательные, годы прошли под эгидой реальной святости имени Ленина и того дела, которое ему удалось совершить. Например, мы на полном серьёзе верили, что пушистые семена какого-то растения, плававшие в беззаботном летнем воздухе (мы их называли «солнышки»), если правильно загадать им желание, полетят прямиком в Мавзолей и опустятся где-нибудь рядом с телом вождя. Тогда желание и сбудется.


    Так вот, когда я немного повзрослел, то одно из главных открытий, которое мне удалось сделать в школе — это то, что коммунизм и есть то самое Царство Божье, о котором мы тогда узнавали урывками, из-под полы, довольствуясь слухами и кривотолками. Меня тогда почему-то никто не воспринял всерьёз, и когда я на очередном уроке литературы прочёл заключительные строки из поэмы Блока «12», то чуть не закричал: «Ну я же говорил вам!» Конечно, никому никакого дела там и тогда до этого не было.

    Но от мысли этой так просто не отмахнуться. Как получилось, что сто лет назад очень немногочисленная группа людей не просто смогла поднять власть, валявшуюся на земле (по их собственному утверждению), но и собрать под красное знамя этой власти много, очень много народу. Да и даже не народа, а народов. И не просто собрать, а вместе с этими народами начать строить жизнь, аналогов которой не было до этого в мире. И на определённом этапе добиться в этом впечатляющих результатов. Не словом, а делом (победой в самой страшной в истории войне) доказать, что принципы, олицетворяемые этим красным знаменем, вполне жизнеспособны. Успешны.

    И потом — ух! — всё похерить. Всё разрушить и довести до полного отрицания себя (эх, Гегель, подложил же ты нам всем свинью замедленного действия). Так что теперь все, кто понимает, что другого способа решения экономических и хозяйственных проблем нет, опять оказались в положении катакомбных маргиналов, про которых принято крутить пальцем у виска или повторять страшные заклинания «уравниловка-лагеря-фашизм».

    Метель. Ничего не понять. Всё где-то воет, мельтешит перед глазами, залепляет ноздри и сбивает с ног. Одно только понятно озверевшим от нищеты и подлости людям — так больше продолжаться не может. Не будут больше диктовать им условия какие-то оторвавшиеся от жизни ослеплённые собственной алчностью придурки, занявшие высокое положение. Не так должно быть на Земле. Об этом ещё 2000 лет назад говорил один очень хороший человек: «Князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так».

    Вот только образ этого хорошего человека был так исковеркан и «отфотошоплен» в рекламных целях, что узнать его в этой вьюге, в этой исторической круговерти было совсем не просто. А уж имя его однозначно приватизировали всё те же «цари», «хозяева жизни» и прочее отребье. Так что, когда обычный обозлённый вооружённый человек видит, как кто-то впереди размахивает его красным флагом, то подозрения возникают сразу: а вдруг провокатор, засланный казачок, пятая колонна? И реакция получается почти инстинктивная: «трах-тах-тах». И проверка пулями пройдена. Любопытно, как Блок в этом месте пользуется практически русским народным стилистическим оборотом: «И за вьюгой невидим, И от пули невредим». То есть, наш там человек. Вот только идёт он так впереди, что уже и непонятно, возглавляет ли он отряд, указывает ли просто дорогу или стремительно отдаляется, махнув и на этих рукой.

    Идея, которая тогда всех подняла, это та же идея, что и сейчас ощущается многими, как единственно возможная для реального единения всех. Это, конечно, справедливость. Но справедливость штука ох какая непростая. Вон, в Польше Министерство юстиции называется «Министерство справедливости», а толку-то. Или, например, Крым: любому нормальному человеку понятно, что это справедливое решение (и вот вам — «крымский консенсус»), а с точки зрения «министерств и ведомств» — ай-яй-яй и санкции. И главная ошибка, которая была сделана тогда, сто лет назад, ошибка принципиальная, важнейшая, из-за которой всё и пошло в результате наперекосяк, заключается в том, что если человек унижен и оскорблён, если он оказался на самом дне общества, это совсем не значит, что он лучше стал разбираться в справедливости.

    В том-то и дело, что справедливость — это отображение всего многообразия законов существования реальности на данную конкретную ситуацию. Мир всё время меняется, значит, и законы всё время меняются, и всё это необходимо чувствовать, постоянно корректировать то направление движения (и способы этого движения!), которое является по-настоящему верным. Справедливость, как и истина, всегда ситуативна. Вспомним другую замечательную попытку описать нашего хорошего человека, «Мастера и Маргариту» Булгакова, когда на вопрос Пилата «что есть истина?» Иешуа отвечает: «Истина прежде всего в том (игемон), что у тебя болит голова, и ты малодушно помышляешь о смерти». Это ж надо чувствовать! А потом ещё уметь эти чувства обработать и выдать на их основании правильное решение.

    То есть, чтобы быть справедливым, нужно быть Человеком. А для этого нужно неустанно вот это вот всё в себе развивать: культуру чувств (и чувства меры, в первую очередь), интеллект, творческие способности. Это вам не «отнять и поделить». И, в общем, до поры до времени у многих, кто был по-настоящему охвачен идеей справедливости, все эти идеалы и были. Невыражаемые, непроговариваемые, потому что о таких важных и хрупких вещах не так-то и просто говорить, чтобы не запачкать пошлостью и банальностью. И получилось, что те, кто реально это ценил, предпочитали об этом не говорить, зато вовсю распевали петухами те, для кого всё это было набором красивых штампов, девизами, лозунгами и транспарантами.

    Эти профессиональные болтуны, только на первый вид безобидные, а сами суть волки хищные в овечьей шкуре, довольно быстро (по историческим меркам, конечно) заняли все необходимые ключевые позиции в государстве (и занимают до сих пор — уже не в одном государстве, а во многих его обрубках, к сожалению), предварительно устроив большую чистку под видом борьбы с врагами народа. Не будем вдаваться в конспирологические подробности, но Перестройка по большому счёту была именно контрреволюцией, победой тех, кто не мог допустить, чтобы Справедливость восторжествовала.

    И вот что ещё очень важно. Тот хороший человек в венчике приходил с одной целью — вернуть людей к их Отцу, от которого они по разным причинам отвернулись. Озлобленные вооружённые люди сто лет назад сделали не менее важную вещь — уничтожили власть бессовестных паразитов, этим хорошим человеком прикрывающихся. Но вместе с водой выплеснули и младенца. Наша задача теперь — всё расставить на свои места. Чтобы и коммунизм, и Царство Божье, да не в рекламных проспектах о загробной жизни, а здесь, у нас, в наших домах и сердцах. Всем остальным мы уже наелись.

    Глеб Деев

    Читайте также:

    Чувство меры для чайников

    О том, как меняют отношение к репрессиям

    «Жесточайшая гуманизация»

    Обнаружили ошибку? Выделите часть текста и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Если Вам интересна эта информация — жмите "мне нравится", оставляйте комментарии и делитесь ей с друзьями в группе Вконтакте: https://vk.com/4esnok_by

    Подписывайтесь на нас в Живом Журнале: http://4esnok-by.livejournal.com/,

    Фейсбуке: https://www.facebook.com/groups/4esnok/

    Твиттере: https://twitter.com/4esnok_by

    Одноклассниках: https://ok.ru/group/54150698631417

    Лучшая награда - это репост!

    Вы можете поддержать общественно-политический журнал «Чеснок» финансово:

    Благодарим за интерес к нашим публикациям!

    Теги: Революция 1917
    Loading...