• 09.11.2017
  • 495

«Всех этих слов на русском нет»

К вопросу о чистоте языка
Ориентировочное время чтения: 9 мин.
Отправим вам материал на:

Ссылка на статью будет выслана Вам на email

  • Как-то помогал я в рождественской постановке одной воскресной школы, и шут меня дёрнул в ответ на какое-то предложение ответить «окей». Можете представить, что тут началось — мне тут же была предъявлена целая куча мала всяких посконно русских аналогов, а заодно и были сделаны печальные выводы о том, как же можно так не любить собственный язык и прочая и прочая. Ответ, конечно, не заставил себя ждать. Я тут же припомнил моим дорогим православным товарищам все «евангелия», «евхаристии», «ангелов» и прочие слова, так уютно расположившиеся в их повседневной речи. В тот раз инцидент, что называется, «замяли для ясности».


    «Всех этих слов на русском нет»

    Яркий пример глупого языкового пуризма. Изображение: http://vk.me/

    Как видно из заголовка, проблема отнюдь не нова. Наша «энциклопедия русской жизни» (на всякий случай для молодёжи — речь идёт о романе в стихах «Евгений Онегин» А. С. Пушкина) не раз обращает внимание читателя на факт присутствия в нашей речи слов заимствованных, не родных нам по сути. Причём, что немаловажно, процесс показан двояко. Один раз с явным сарказмом, когда Пушкин употребляет слова «панталоны, фрак, жилет», которых де-юре в то время в языке не было, но сами слова пишутся уже по русски, а к французскому les pantalons присобачено вполне русское окончание множественного числа именительного падежа. Другой раз, напротив, слово vulgar приводится в оригинальном английском написании и даётся совершенно искренняя надежда, что слову этому у нас не быть в чести. Ан нет, и «вульгарный» стало тоже вполне нормальным русским словом, хотя, конечно, хочется до сих пор, чтобы ни слова, ни, главное, явления, которое это слово обозначает, в нашей жизни не встречалось.

    Можем пойти ещё дальше. Вот был Ломоносов, один из первых теоретиков языка, который на полном серьёзе поделил речь на «штили»-стили по, в общем-то, формальному признаку. Есть церковнославянские (считай, южно-славянские, хоть и родственные, но всё же заимствованные слова), значит, штиль высокий, официальный, государственный. Нет их, а тем паче присутствуют старые, исконные русские слова (у которых, по правде говоря, и значения были всё приземлённые, неотвлечённые), значит штиль низкий, годящийся лишь на ярмарках да в кабаках. А с церковнославянским ещё интересный момент — куча слов там оказывались кальками греческих, то есть, вроде корень русский, а сама конструкция слова — греческая. Так что, такие слова, как «Вселенная», «возражение», «исподтишка» и прочие с приставками «раз-», «воз-», «из-» и другими или состоящими из двух корней, это всё не исконные наши слова, всё следы влияния греков. Влияние это, как видим, гораздо более существенное, чем просто появление нового слова: они прям в наше словообразование залезли. Ну или мы их пустили.

    И вот здесь мы выходим на один очень важный момент. Вот этот процесс заимствования — он больше про вторжение или про ассимиляцию? Вот, предположим, если татаро-монгольское иго всё-таки было, то кто кого победил — «татаро-монголы», раздававшие ярлычки, или русские, которые этих «монголов» вобрали в себя, растворили в себе, смешали со своим генокодом и даже не икнули. Зато насколько словарный запас обогатился! Причём, доходит даже до курьёзов. У нас почти полноправно существуют русское «конь» и тюркское «лошадь», русское «пёс» и тюркское «собака». Только не надо говорить, что это гендерное различие (эти пары будут «жеребец-кобыла» и «кобель-сука» соответственно), это различие скорее стилистическое: «лошадь» и «собака» это общевидовое именование, а слова «конь» и «пёс» несут уже определённую эмоциональную окраску.

    Как одно и то же языковое явление может совсем по-разному трактоваться

    В общем, на данном этапе имеет смысл сказать, что в русском языке (как и в русской нации) совершенно невозможно отделить исконное от заимствованного. Мы постоянно вбираем в себя (фактически тащим в рот) всё, что оказывается вокруг нас. Так появляются «русский грузинской национальности», датчанин, составивший важнейший словарь живого великорусского языка, большой русский поэт Мандельштам, изучивший русский только в 16-летнем возрасте. Новые (иностранные) слова спокойно входят в нашу жизнь, потому что появляются новые явления, которые нужно этими словами обозначать. И ещё непонятно, кто оказывается в выигрыше: мы, у которых есть и «образ», и «имидж», или англоговорящие, у которых есть только image (и примеров таких буквально тыщи).

    «Всех этих слов на русском нет»

    Но теперь по закону жанра нужно и ложку дёгтя внести. Очень часто заимствованная лексика (если даже не просто иностранный язык) является средством обособления некоторых социальных групп. Ну, например, всем известно, что бóльшая часть блатного жаргона состоит из ассимилированных слов идиша, а знать в «Войне и мире» Толстого принципиально говорит по-французски, и это неотъемлемые страницы великого русского романа. Нечто подобное мы видим и сейчас, когда так называемый «офисный планктон» вовсю пересыпает свой разговор не то что англицизмами, а просто целыми конструкциями, взятыми из современного английского. Этому, кстати, очень способствует тот факт, что многие офисы являются филиалами транснациональных корпораций, в которых общение по работе на английском языке — закон.

    «Всех этих слов на русском нет»

    Вот Лев Пирогов в своей блестящей заметке «Халды-балды эдюкейтмент» очень наглядно показывает, что сложившийся «русский английский» является языком местной элиты, так называемых «эффективных менеджеров», у которых и картина мира несколько отличная от нашей с вами (я надеюсь), и, соответственно, способы решения возникающих проблем тоже абсолютно специфичны (и социоисторически отлично объяснимы). И здесь, без сомнения, мы видим и обратный процесс: язык, принятый как правила игры, меняет образ мыслей и действий человека. В принципе, с появлением византийского христианства в нашей жизни тоже наверняка произошло нечто подобное.

    Но вот вопрос: а можно ли с этим бороться, и если бороться, то как? Говорят, что в каких-то камерах предварительного заключения запретили арестантам общаться на фене. Это, конечно, очень смешно. Смысл ведь не в том, чтобы они не разговаривали на своём языке, а в том, чтобы не было таких элементов, которые на таком языке разговаривают (если вам тут почудились расстрелы и прочие массовые репрессии, уверяю вас, вам почудилось). То есть, вопрос не в том, чтобы законодательно что-то запретить (как у нас любят), а в том, чтобы культура (и субкультура впоследствии) поменялась. А это задача, на полном серьёзе, глобального масштаба.

    «Всех этих слов на русском нет»

    Фото: abogatenkov.ru

    Потому что тот английский, который де-факто стал сейчас языком межнационального планетарного общения, намертво прикручен (просто произрастает из неё) к определённой культуре, для которой весь этот «эффективный менеджмент» — совершенно естественный и единственно возможный способ решения проблем. Мы в определённый момент своей истории сделали шаг к тому, чтобы русский стал другим языком планетарного общения. Правда, «спутником», по большому счёту, дело и ограничилось, да и тот сейчас уже заменён «сателлайтом». Потому что к моменту запуска спутника мы уже начали постепенный откат к контрреволюции, известной под именем «перестройка» (и это было уже последнее русское слово, принятое на Западе, такой прощальный отравленный комплимент).

    Но, безусловно, у нашей культуры, у того нашего самосознания, которое не перестаёт маячить за лесами, за горами «культурного сотрудничества» с «прогрессивными народами», есть потенциал, способный привести всё к такой ситуации, когда русские слова в других языках будут повсеместно заимствованными. Вот только для этого нам самим этим языком (читай: мировоззрением) нужно овладеть в полной мере.

    Глеб Деев

    Читайте также:

    «В белом венчике из роз…»

    Про слово «жесточайше»

    Игорь Растеряев — настоящий русский поэт

    Обнаружили ошибку? Выделите часть текста и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

    Если Вам интересна эта информация — жмите "мне нравится", оставляйте комментарии и делитесь ей с друзьями в группе Вконтакте: https://vk.com/4esnok_by

    Подписывайтесь на нас в Живом Журнале: http://4esnok-by.livejournal.com/,

    Фейсбуке: https://www.facebook.com/groups/4esnok/

    Твиттере: https://twitter.com/4esnok_by

    Одноклассниках: https://ok.ru/group/54150698631417

    Лучшая награда - это репост!

    Вы можете поддержать общественно-политический журнал «Чеснок» финансово:

    Благодарим за интерес к нашим публикациям!

    Теги: Общество, Польша, язык
    Loading...