Мнения

Что принесут нефтяные манёвры Беларуси в ближайшие годы

В последнее время белорусскую общественность, не говоря уже о политических силах, беспокоят последствия налогового манёвра России. Зачем он нужен и к каким последствиям для экономики Беларуси может привести?

Россия обнуляет экспортные пошлины

В середине лета 2018 года стало известно — экспортные пошлины на нефть в Российской Федерации будут снижены до нуля, но пропорционально увеличится налог на добычу полезных ископаемых. Процесс по снижению экспортных пошлин с 30% до 0% должен занять шесть лет и завершится к 2025 году.

Состав товарных вагонов с нефтью
Изображение: sputnik.by

Никакой «политики» в отношении, например, Беларуси в этом решении нет — это чисто экономический ход, направленный на пополнение федерального бюджета. Именно туда будет поступать налог на добычу полезных ископаемых в размере примерно 10,8 трлн российских рублей в течение первых 6 лет (около 160 млрд долларов США). Экспортировать нефть и газовый конденсат станет выгоднее. Г. Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России, заявил:

«Доля НДПИ в госказне существеннее, чем экспортных пошлин на нефть, которые планируется обнулить».

Потери в это время составят всего 3,4 трлн рублей (около 50 млрд долларов США). Цена нефти на внутреннем российском рынке в основном определяется ценой на мировом рынке за минусом экспортной пошлины и затрат на транспортировку. Таким образом, снижение экспортной пошлины спровоцирует рост цен внутри России, хотя граждан и успокаивают постепенным ростом, а не взрывным скачком до условных 100 рублей за литр бензина. Но нефть — это не только бензин, а ещё и вспомогательная продукция (асфальт, пластмассы и пр.) и повод для увеличения издержек почти во всех отраслях экономики.

Как нефтяной манёвр бьёт по Беларуси

Лихой экономический этюд от соседей, о возможности которого белорусским властям следовало было задуматься давно, вызвал бурю возмущения. Несмотря на многолетние попытки диверсифицировать поставки нефти, о которых мы расскажем ниже, только в 2018 году белорусские НПЗ получили 18 млн тонн нефти и вся она пришла из России. Долгие годы Беларусь сохраняла преференциальное положение — она могла закупать нефть без уплаты таможенной пошлины. В разные годы это составляло по самым скромным подсчётам Всемирного банка от 5 до 10% ВВП страны и позволяло ей называться в середине 2000-х чуть ли не «нефтяным раем».

В июле 2018 года российский Минфин заявил, что ежегодно теряет по 3 млрд долларов из-за «братской помощи». Это и есть те самые 5% от ожидаемого в Беларуси в 2018 году ВВП размером 60 млрд долларов. Именно этих нефтяных субсидий, которые, может, и невелики на первый взгляд, страна может плавно лишиться в течение ближайших шести лет.

Но это ещё не всё. Российская нефть для Беларуси начнёт дорожать. Это может вызвать взрывной рост и без того регулярно «прибавляющих в весе» цен на дизтопливо и бензин на внутреннем рынке. Заводы в Мозыре и Новополоцке уже не будут демонстрировать тех же прибыльных показателей нефтепереработки, стоимость товаров и услуг в стране также начнёт расти. При этом 70% переработанной нефти, как и ранее, планируют переправлять в Западную Европу и прежде всего в Германию.

Завод по переработке нефти НПЗ
Новополоцкий НПЗ. Изображение: pravdaurfo.ru

Заместитель начальника управления по ТЭК Аналитического центра при правительстве РФ Александр Амирагян отметил:

«При поставках российской нефти в Беларусь вывозные таможенные пошлины не платятся, то есть цена нефти в Беларуси равна внутрироссийской цене с прибавкой затрат на транспортировку. Данная схема очень выгодна белорусской стороне, так как они получают нефть по ценам ниже мировых, перерабатывают её и продают нефтепродукты в Европу по мировым рыночным ценам. С учётом того, что белорусские НПЗ имеют сравнительно высокий уровень глубины переработки нефти и выхода светлых нефтепродуктов (бензина, дизтоплива и прочего), существующая конфигурация обеспечивает высокую рентабельность всем участникам в Беларуси — нефтеперерабатывающим предприятиям и государству».

Иными словами, в данном случае Беларусь стала заложницей политики «хотим цены, как в России». Поскольку вырастут именно внутренние цены на нефть, республика никак не сможет повлиять на их уменьшение. Или всё-таки сможет?

Карточка с информацией об объёме экспорта нефтепродуктов Беларуси в 2018 году

Не роснефтью единой

Альтернативу российским углеводородам Беларусь пыталась найти давно. Эксклюзивность предложения РФ я уже обозначил, а покупать нефть по мировым ценам можно хоть у Норвегии, хоть у Венесуэлы, благо наши НПЗ могут перерабатывать 18 сортов нефти. Затем доставлять её в балтийские или одесские порты и дальше транспортировать по железной дороге. Вот только прошлые попытки демонстрировали явный популизм «альтернативности» российской нефти.

Венесуэла — на пике дружбы с У. Чавесом и в разгаре нефтяного конфликта, возникшего из-за введения Россией экспортных пошлин на «чёрное золото» в 2010 году, Беларусь обратила взор за океан. Оператором поставок со стороны Венесуэлы выступила PDVSA, а с нашей — Белорусская нефтяная компания. Планировали поставить 14 млн тонн нефти, но в итоге за 2010-2011 гг. через одесский порт прошло около 1,5 млн тонн. Были также движения через литовскую Клайпеду и эстонский порт Мууга. Причина отказа — колоссальные затраты на логистику. Однако российская сторона блеф оценила и сняла пошлины. С 2008 по 2017 гг. функционировало совместное венесуэльско-белорусское предприятие по добыче нефти и газа «Петролера БелоВенесолана», доля «Белоруснефти» в котором составила 40%. За это время добыли свыше 9 млн тонн нефти и 6,8 млрд куб. м газа. Вице-премьер И. Ляшенко, кстати, находился во время церемонии инаугурации президента Н. Мадуро в Каракасе 10 января и провёл с ним переговоры.

Азербайджан — в 2016 году через Одесский морской порт пришло около 560 тыс. тонн сырой нефти сортов Azeri Light и CPC Blend. Долгосрочного сотрудничества с Азербайджаном не получилось по банальной причине — Минск запросил солидный дисконт за углеводороды. Впрочем, активные продажи Баку РСЗО «Полонез» могут воскресить бартерные сделки, объектом торга которых со второй стороны станет нефть.

Иран — на этот нефтеносный край обращали внимание ещё в 2007 году, когда с помпой объявили о разработке месторождения Джофеир. Контракт на 500 млн долларов заключили «Белоруснефть» и Национальная иранская нефтяная компания. В течение трёх лет проводились изыскания, но в 2010 году стало ясно, что проект выходит «золотым». Иран же заявил, что Беларусь добывает 2,8 тыс. баррелей нефти в сутки, вместо оговорённых 3,5 тыс. Скоро США ввели санкции за сотрудничество с исламской республикой в сфере нефти. Летом 2017 года в Беларусь прибыли две партии иранской нефти объёмом 600 и 800 тыс. баррелей. В настоящее время любые договорённости между Минском и Тегераном рискуют натолкнуться на санкции США, что вызвало заморозку проекта.

Казахстан — казалось бы, вот и выход. Партнёр по ряду союзов и договоров. Однако осенью 2018 года посол страны Ермухамет Ертысбаев отметил, что возможности поставлять казахскую нефть в Беларусь нет. Это связано с тем, что между странами нет общей границы, а при поставке нужно будет пересекать территорию России. То есть, подключиться к «трубе», которая вела бы прямо к мозырскому или новополоцкому НПЗ нельзя. Казахстан предложил продавать бензин или гнать нефть для второстепенных нужд. Власти пока думают.

Беларусь — да, это очень забавно, но в минувшем году «Белоруснефть» выжала из местных недр 1,67 млн тонн сырья, что является рекордом для последних семи лет. Это, конечно, даже не 1/10 часть от необходимой для загрузки НПЗ, но звучит гордо. В 2019 году госкомпания намерена продолжить восходящий тренд и добыть 1,69 млн тонн. Кроме того, на 27,5% выросла и добыча на российском месторождении Янгпур. Здесь выжали 193 тыс. тонн. Напомним, это месторождение Беларусь купила за 110 млн долларов в 2013 году. Но себестоимость этой нефти высока и пока она однозначно идёт на экспорт.

Карточка с информацией о количестве открытых нефтяных скважин в Беларуси
Танкер перевозит нефть
Изображение: damen.com

Отметим, что сейчас в Беларуси выявлено 82 месторождения нефти. Отечественное «чёрное золото» залегает в пределах т. н. Припятского прогиба. При этом президент Лукашенко регулярно даёт наказы «искать лучше» и «копать глубже», надеясь обнаружить ещё какие-нибудь халявные полезные ископаемые.

Карточка с информацией про стратегию "Беларусьнефти" до 20205 года по добаче нефти

Миллиарды недополученных нефтедолларов

Проблемами нефтяного взаимодействия Минска и Москвы заинтересовался журнал Forbes. В тексте вспомнили о статье на РБК почти двухлетней давности, который со ссылкой на данные МВФ вывел объём российской помощи Беларуси в размере 106 млрд долларов только за период с 2002 по 2015 гг. В разные годы это составляло от 11 до 27% ВВП. Однако из года в год объёмы поддержки неуклонно сокращались, достигнув минимума в виде налогового манёвра.

Субсидии по нефти, в частности, в период с 2001 по 2016 гг. стоили российскому бюджету примерно 47 млрд долларов. Президент России

В. Путин прокомментировал это так:

«Это для нас не выброшенные деньги — это просчитанные шаги в расчёте на будущий результат».

К сожалению, российские лидер не уточнил, какие именно: безоговорочная поддержка во внешней политике и военной доктрине, возврат субсидий активами или вхождение в состав Российской Федерации в качестве субъекта. Оценка нефтяных потерь России, данная Forbes, кстати, выше. Журнал полагает, что только с января 2010 по октябрь 2018 года Россия продала нефть с убытком в размере 44,9 млрд долларов. В любом случае потери действительно колоссальные.

Россия даёт понять — многовекторные метания и блеф пора прекращать. Лукашенко завёл старую пластинку под общим лейтмотивом «не очень-то надо», но на деле оказывается, что «надо» и даже очень. При этом его не устраивает механизм компенсации, предложенный российской стороной, — межбюджетный трансферт. В этом случае прямые выплаты следуют из российского бюджета в белорусский. Механизм прозрачный и позволяет чётко контролировать суммы. Минск же настаивает на «особой» цене на нефть, оставаясь суверенным государством и не таким уж 100%-ным союзником России.

Цитата посла России в Беларуси Бабича М.

Помогут ли Китай и МВФ

Перекрыть потери от налогового манёвра можно было бы при помощи иных кредитодателей. Например, Китая. Недавно мы публиковали краткое исследование китайской общемировой экспансии и убедились, что иметь таких друзей хуже, чем некоторых врагов. Слишком велика цена такой «дружбы», в чём уже убедились не самые развитые страны мира. Со временем КНР потребует расплату по долгам, желательно в виде «Великого камня» и иных ресурсов.

С МВФ отношения пока складывались неплохо, но эта организация обычно навязывает кредитуемым государствам очень непопулярные реформы. В первую очередь, повышение тарифов на ЖКХ и прочие социально-значимые услуги. Опыт Югославии, Аргентины, Мексики, Греции и прочих стран, бездумно ступивших на путь реформ, показывает, что из этого ничего хорошего также не выйдет. Перед выборами власть не пойдёт на жёсткие и ухудшающие положение населения реформы, какую бы кредитную линию ни обещал всемогущий Фонд.Ф

Таблица прогноза изменения структуры изъятий в Республике Беларусь
Изображение: belrynok.by

Дорога к европейским кредитам также закрыта. Ситуацию с правами человека очень осложнило «дело БелТА», смертная казнь не отменена и т. д. Евросоюзу хватает проблем накануне предстоящего Brexit, на который вообще неизвестно как отреагирует экономика как региона, так и мировая в целом, особенно в случае его жёсткого сценария. К тому же все соки тянут Румыния, Болгария и прочие португалии. Словом, не до Беларуси сейчас. Ну а дружба с Пакистаном, Зимбабве и прочими «альтернативными» рынками — это такие слёзы, о которых в приличном обществе G20 или ВТО вообще не принято упоминать.

Дружба дружбой, а табачок?

Нефтяной налоговый манёвр России, прямо скажу, произошёл очень невовремя. В 2019-2020 гг. должны пройти президентские выборы, и стабильность, а лучше рост экономики стали бы отличными программными тезисами. Но будущие два года обещают быть суровыми.

Белорусские потери от нефтяного манёвра будут ощутимыми. Как минимум, рост ВВП прекратится вообще, если не войдёт в лёгкий минус. Реальных альтернатив нефтяной «игле» за два года нельзя ни придумать, ни реализовать. Россия попутно намекает на тесную интеграцию в рамках договора о создании Союзного государства. И её позиция в рамках манёвра выигрышная на все сто. Это, кстати, подтвердил посол России в Беларуси М. Бабич:

«Мы, безусловно, будем этому только рады. Рады почему? Если наши партнёры найдут нефть дешевле российской, они больше заработают — и мы не можем этому не радоваться. (…) В ноябре 2019 года заканчивается модернизация двух белорусских заводов, то есть с 2020 года объём для переработки, на которые нужно будет поставить нефть, — 24 млн тонн. Если это будет российская нефть, то выпадающие доходы бюджета РФ возрастут. Поэтому, сколько наши партнёры найдут альтернативной нефти на свои заводы, такой же объём мы сможем продать в третьи страны, получив дополнительные налоговые доходы в бюджет».

Если Беларусь хочет цену на газ и нефть «как в Смоленске», то милости просим к реальной и ощутимой интеграции, а не разговорам. В этом случае будет всё — и компенсации, и внутренние цены, и кредиты. Если же Беларусь гордая и независимая, многовекторная, то пусть и решает экономические проблемы самостоятельно. И разговоры о потере «последнего союзника на западном направлении» следует прекратить, отделяя мух от котлет, политику от экономики.

В том, что белорусское руководство не диверсифицировало экономику все эти годы — исключительно его вина. Об этом нужно было думать после кризиса 2011 года, в крайнем случае — после санкций в отношении России в 2014 году. Жареный петух клюнул неожиданно только белорусские власти, их нежелание слышать месседжи из соседней страны и уверенность в неисчерпаемых источниках помощи играет с ними злую шутку накануне выборов, когда и пресловутое «папиццот» обещать уже проблематично.

Пока Беларусь может начать с простого — обнуления акцизов на нефтепродукты на внутреннем рынке и снижение/отмену экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Затем жалко апеллировать к общему рынку ЕАЭС, но при этом не получая преференций выгоднее, чем у любого члена Союза. Потеря российской нефти означает утрату конкурентоспособности в том числе и на российском рынке, и сокращение экспортных валютных поступлений, и проблему с выплатой кредитов.  

Продажа нефтеперерабатывающих заводов

Интересный вариант рассмотрели в российских, а затем и белорусских СМИ. РФ, якобы, связала возможность компенсации за налоговый манёвр с одновременной приватизацией НПЗ в Мозыре и Новополоцке. За «Нафтан» и долю в Мозырском заводе Беларусь хотела бы получить 10 млрд долларов. Это почти покроет размер потерь от манёвра.

42,58% Мозырского завода уже принадлежат российской «Славнефти». Она, в свою очередь, является «дочкой» «Роснефти» и «Газпромнефти». Российская сторона хотела бы получить полный контроль над заводами и тогда компенсировала бы потери белорусской экономики. Но, опять же, лишь на какое-то время.

Реальность этого плана вызывает большие сомнения. Белорусское руководство готово приватизировать только ущербно-убыточные предприятия, да ещё с таким социальным «грузом», что ни один инвестор в здравом уме не собирается их покупать. Акции Мозырского НПЗ выставляли в 2014 году (30%). Тогда стоимость пакета оценивали в 4 млрд долларов. Потенциальный покупатель (понятно, что речь шла исключительно о российских структурах) должен был обеспечить сырьём и Мозырский, и Новополоцкий заводы и построить ещё один завод, рассчитанный на переработку 8 млн тонн нефти в год. И, естественно, сохранить численность работников в Мозыре и высокий уровень их зарплат.

Понятно, что покупателей не нашлось. Сейчас же речь идёт фактически о «прощении» кредита на АЭС. Согласится ли кто-то в России на такую сделку? Очень сомнительно. Повторюсь, Россия не теряет вообще ничего, и делать подобные реверансы не в её интересах. Хотя прецеденты и были.

нефтяная труба
Изображение: belrynok.by

В кризисном 2011 году власти пошли на стратегический приватизационный ход — 50% акций концерна ОАО «Белтрансгаз» продали «Газпрому» за 2,5 млрд долларов. Тогда всё тоже началось с роста цены на газ для Беларуси и отсутствия консенсуса между сторонами. Разница между ценами для Беларуси и пресловутой Смоленской области составила 300%! Тогдашний первый вице-премьер Правительства РФ И. Сечин в мае 2010 года заявлял, что большого экономического смысла в выкупе оставшейся половины акций нет. Да и цена завышена. Тем не менее, Россия согласилась и аккуратно выплатила нужную сумму, да ещё и с гарантиями низких цен на сырьё на ближайшие годы.

Нынешняя ситуация с нефтью до боли похожа, только вот у России нет мотива для покупки НПЗ по указанным ценам. Если белорусский участок «трубы» планировали включить в «Северный поток», то с нефтью такой фокус не пройдёт. Давить на Россию абсолютно нечем кроме изящной риторики. И это, кажется, понимают по обе стороны.

Что же будет с Родиной и с нами

У белорусского руководства появляется уникальная возможность — соскочить с потерявшей былую прочность за последние годы нефтяной «иглы». На вопрос, чем её заменить, пусть отвечают те, кто пролоббировал возведение АЭС и нефтяную политику прошлых лет. Можно майнить биткоины, производить электромобили, дальше повышать прибыльность ПВТ. Простор для фантазии не ограничен.

В ноябре 2019 года завершается модернизация двух белорусских заводов, а с 2020 года объём нефти, которую можно поставить для переработки, вырастет до 24 млн тонн. Гнать такие объёмы за три моря — губительно и для бюджета, и для экономики: всё равно ничего не выиграем. А Россия в это время вовсе не приставляет нож к горлу, ведь, как отметил первый вице-премьер-министр финансов РФ А. Силуанов, Россия сохраняет поддержку белорусской экономики в виде кредитов, беспошлинной стоимости нефти и льготной цены на газ. А это «миллиарды долларов ежегодно».

Карточка про количество внутренней потребности Беларуси в нефти

Поэтому правительству в кои-то веки пора взять ответственность за принимавшиеся в прошлые годы и грядущие решения. Будет это новая распродажа активов, реальный шаг к интеграции в рамках отложенного на 20 лет Союзного государства или альтернативная нефть из Нигерии — посмотрим. Но решение нужно принимать уже сегодня, в противном случае замедление темпов роста ВВП до 2%, а следом за ним зарплат и всего остального покажется даже оптимистичным прогнозом.

Леонид Мережковский

Вам также может быть интересно:

Метки (тэги)
Показать больше