Мнения

«Каждый за себя»? Как Европа готовится к зиме

Европа, безусловно, найдет деньги, чтобы не замерзнуть и купить газ по любой цене. Другое дело, что ни за какие деньги не удастся перекупить чужой газ для нужд отопления.

Прохождение отопительного сезона в Европе (да и в целом в мире, учитывая связку через СПГ) — одна из основных тем для обсуждений в энергетике, констатирует колумнист РИА Новости Александр Собко.

Понятно, что просто не будет. В то же время делать точные прогнозы здесь имеет мало смысла, так как непредсказуемый фактор погоды влияет никак не меньше сокращения предложения и вводимых ограничений со стороны спроса.

Для иллюстрации достаточно посмотреть на долгосрочную динамику запасов газовых хранилищ в Европе, разброс зимнего спроса очень велик. В какие-то годы газа хватало впритык, а в какие-то теплые зимы запасы по окончанию сезона оказывались настолько большими, что это влияло на цены весь следующий период закачки.А ведь каждый закачанный, но не использованный в текущем сезоне кубометр для трейдера или поставщика газа это, во-первых, замороженные деньги, во-вторых, ненужная оплата услуг по закачке и хранению. Но рассчитать точный спрос всегда сложно из-за погоды.

Если же дефицит окажется серьезным, то особо интересно будет наблюдать, сохранится ли солидарность европейских стран. Первые признаки разлада мы уже видим. Направлений в схеме «каждый за себя» здесь может быть два. Во-первых, непредоставление газа из национальных хранилищ странам, испытывающим дефицит. Во-вторых, контроль над СПГ-терминалами или магистральными газопроводами, проходящими через ту или иную страну.

Ярким примером здесь является Польша, которая еще практически в начале сезона закачки газа почти полностью заполнила свои хранилища, а в начале августа забила их на 100 процентов. Но тем не менее уже заявила, что делиться ни с кем не собирается. Одновременно, проблема Польши в том, что у нее теперь нет ни контракта с «Газпромом», ни прямого доступа к российскому газу. И в случае реального дефицита реверсные поставки через Германию, которые используются сейчас, просто исчезнут.

Российские объемы (10 миллиардов кубометров в год) планировалось заменить поставками из Норвегии по новому газопроводу Baltic Pipe, но, по последним сведениям, заполнен он будет только на 35 процентов.

К слову сказать, самому «Газпрому» изначально был неважен этот новый трубопровод, так как общий объем поставок из Норвегии в Европу в любом случае не меняется. Объем газовых хранилищ в Польше — чуть менее четырех миллиардов кубометров, и легко прикинуть, что он действительно полностью понадобится стране самой в случае дефицита трубопроводного импорта.

Если же говорить о магистральных российских газопроводах в целом, то сложилась парадоксальная ситуация. Традиционно считавшийся самым политически надежным северный маршрут в Германию практически не работает («Северный поток — 2» не запущен по политическим мотивам ЕС, «Северный поток — 1» — на 20 процентов мощности).

Более того, с 31 августа «Газпром» будет три дня проверять оставшуюся работающую турбину на дефекты, и в случае проблем полностью остановится и «Северный поток — 1».

В то время как второстепенный «Турецкий поток» становится политически важным маршрутом.

Напомним, что после отказа в 2014 году Болгарии стать входом для «Южного потока» и заморозки проекта и появился проект «Северный поток — 2». А «Турецкий поток» (с половиной мощности от «Южного») был все же реализован, но по двум причинам.

Во-первых, уже был проложен сухопутный коридор по России, плюс «пропадали» трубы для морского участка. Во-вторых, только с помощью этого маршрута можно было поставлять газ на Балканы, в первую очередь в дружественную Сербию, без зависимости от украинского транзита. Но из-за небольшой мощности сухопутной трубы по Европе, понятно, что рентабельность проекта была умеренной.

Тем не менее политически все сработало. Сразу в три страны, которые сейчас сохраняют лояльность в условиях западного санкционного давления — это Турция, Сербия и Венгрия — газ поставляется именно через «Турецкий поток». Правда, в Европу из Турции газ поступает в Болгарию, но последние сообщения о том, что страна хочет вернуться к переговорам о покупке российского газа (после отказа платить в рублях и разрыва контракта), говорят в пользу того, что проблем как минимум с транзитом быть не должно.

Любопытно, что уже сейчас в Венгрии газа в подземных хранилищах (ПХГ) хватает на 141 процент от необходимого зимнего отбора и на 34 процента от годового потребления. Это много. При этом сами ПХГ Венгрии заполнены только на 60 процентов, а «Газпром» поставляет еще и газ сверх контракта — чтобы Венгрия могла закупить (и, вероятно, закачать) дополнительные 700 миллионов кубометров.

Видим обратную ситуацию с Польшей — стабильные российские поставки, при этом объем хранилищ в стране почти в два раза больше, чем в Венгрии, а потребление газа — в два раза меньше.

Таким образом, в газовом кризисе у Венгрии появляется особая роль. Она находится на стабильном маршруте поставок газа с переполненными по отношению к собственным нуждам, но пока недозаполненными в абсолютном объеме хранилищами. Не исключено, что страна, которая подвергается критике внутри ЕС как за внешнеполитическую, так и за внутриполитическую позицию, планирует как-то разменять зимой свои газовые избытки.

можно продолжать. Можно напомнить и о нейтральной Швейцарии, где Министерство энергетики уже заявило, что по условиям контракта в случае необходимости может подсоединиться к проходящему по ее территории газопроводу из Германии в Италию.

Еще один сюжет — Великобритания. Напомним, что у этой страны много терминалов по приему СПГ, но практически нет хранилищ. Поэтому летом континентальной Европе помогал поток СПГ, который импортировался на терминалах острова и далее через трубопроводы шел на континент. Но зимой такого потока не будет, более того, иногда зимой Великобритания сама импортирует газ с континента. На практике в последние теплые зимы такого почти не требовалось.

В подобных обстоятельствах неудивительно, что страны с выходом к морю, но без своих терминалов по приему СПГ стремятся ими обзавестись — лучше не рисковать, надеясь на то, что газ с соседских терминалов дойдет к ним. В первую очередь речь идет о Германии. Здесь уже в начале 2023 года планируется запустить два плавучих терминала.

Но главный вопрос — найдется ли для новых терминалов дополнительный СПГ. В течение всего 2022 года обсуждается, что Европа переманивает СПГ из Азии и таким образом компенсирует российскую недопоставку, в срок заполняя хранилища.

Но нужно понимать, что Азия при этом сократила импорт СПГ всего на 15-20 процентов, в основном в ЕС уходят спотовые объемы. Сможет ли АТР прожить на таком же сниженном импорте и зимой? В таком случае и Европе будет проще пережить отопительный период. Повторимся, очень многое будет зависеть от погоды, причем из-за перетекания СПГ — от погоды как в Европе, так и в Азии.

Мы осознанно не обсуждаем сейчас вопрос цены. Высокие цены в любом случае помогают сокращению спроса за счет экономии, отключения энергоемкой промышленности, что уже вовсю происходит. А в генерации электричества давно в разы дешевле топить мазутом, просто не везде это переключение возможно. Высокой ценой можно переманить даже часть СПГ из азиатских долгосрочных контрактов, предназначенных для промышленности.

А Китай, к примеру, может где-то вернуться к угольному отоплению, дополнительно сократив спрос на СПГ. Европа, безусловно, найдет деньги, чтобы не замерзнуть и купить газ по любой цене. Другое дело, что ни за какие деньги не удастся перекупить чужой газ для нужд отопления. Ведь зачем нужны деньги, если сам замерз.

Сделай Чеснок своим источником новостей в Яндекс.Новости или Google News. Подписывайся на наш телеграм. Только самые важные новости!

Популярное

Back to top button