Мнения

Миграционный кризис в Литве — белорусский ответ на санкции?

В текущем году Литва уже зафиксировала более чем двадцатикратный рост числа нелегальных мигрантов, пересекших белорусско-литовскую границу. С начала года и по сегодняшний день литовскими пограничниками было задержано около 2100 таких лиц, в то время как за весь 2020-й годы был задержан всего лишь 81 иностранец, в 2019-м – 46, в 2018-м – 104, в 2017-м – 72. Почему сейчас на белорусско-литовской границе сложилась такая ситуация и самое главное – как эта ситуация может развиваться в дальнейшем?

С начала текущего года ЕС ввел три пакета санкций в отношении ряда физических и юридических лиц нашей страны, после чего начал угрожать четвертым пакетом санкций, который уже был бы направлен не столько против конкретных предприятий, а уже в отношении сразу целых секторов белорусской экономики.

26 мая Александр Лукашенко, выступая в Овальном зале Дома Правительства перед парламентариями, членами Конституционной комиссии и представителями органов государственного управления с докладом по актуальным и острым темам внутренней и внешней политики заявил, что теперь западные страны будут самостоятельно осуществлять контроль за наркотрафиком и незаконной миграцией на границе с нашей страной.

«Мы останавливали наркотики и мигрантов — теперь будете сами их есть и ловить», — дословно сказал президент.

В ходе того же мероприятия министр иностранных дел Владимир Макей рассказал, что Беларусь рассматривает целесообразность своего участия в инициативе «Восточное партнерство», но самое главное – наша страна может приостановить взаимодействие с ЕС по борьбе с нелегальной миграцией и организованной преступностью.

Вообще-то попытки оказывать давление на ЕС через миграционную проблематику – это давняя практика официального Минска, а постоянное возвращение к ней означает, что данная тактика доказала свой успех. Ведь еще в сентябре 2012-го года на фоне кризиса отношений с Евросоюзом президент Лукашенко заявлял, что у белорусских властей нет финансовых возможностей в полной мере противостоять нелегальной миграции.

С 2015-го года Глава белорусского государства периодически открытым текстом требует от ЕС денег на обеспечение пограничной безопасности. В апреле 2017 года на фоне беспрецедентного миграционного кризиса в ЕС, Лукашенко выразил готовность помочь европейцам в его разрешении при условии финансовой поддержки и изменений подходов ЕС к Беларуси в области понимания демократии и прав человека. При этом сама наша страна была охвачена т.к. называемыми «тунеядскими протестами», что также вызвало резкую реакцию ЕС. Для полноты картины будет также уместно упомянуть, что в 2016-м году Польша обвиняла Беларусь в использовании чеченских мигрантов в качестве инструмента давления на Варшаву в политических вопросах (что, конечно же, не соответствовало действительности).

Начиная с 1990-х и до начала 2010-х годов белорусские пограничники ежегодно задерживали более двух тысяч незаконных мигрантов на границе и около пяти тысяч на подступах к ней, а потенциальных мигрантов (иностранцев с поддельными, чужими, негодными документами, нарушивших правила пребывания и транзитного проезда) — около двадцати тысяч.

Мы много лет были надежным форпостом ЕС на востоке и ответственно выполняли свои добрососедские обязательства по охране нашей общей границы, протяженность которой составляет 1250 километров. Промежуточным итогом такого партнерства явилось подписание договора об упрощении визового режима и реадмиссии между ЕС и Беларусью, вступивший в силу 1 июля 2020 года. Соглашение об упрощении визового режима облегчило для белорусских граждан получение краткосрочных виз для въезда в страны Европейского союза, поскольку визовый сбор был снижен до 35 евро, а для определенных категорий путешественников и вовсе был отменен. И хотя прошлый год был «ковидным» со всеми вытекающими из этого ограничениями на пересечение границ – когда-нибудь «корона» закончится и мир снова «поедет и полетит».

2 июня на заседании парламентского Комитета по нацбезопасности и обороне Литвы погранслужба наших соседей продемонстрировала видео, которое, по ее мнению, доказывает, что «белорусские пограничники пытаются скрыть факт незаконного пересечения границы». В ответ на это официальный представитель ГПК Беларуси Антон Бычковский заявил, что по данному факту комментировать особенно нечего, потому как «пограничный наряд, не скрываясь, открыто занимается инженерными работами на государственной границе, которые проводятся ежедневно в плановом порядке». Тем не менее, ситуация явно началась обостряться: впервые белорусских пограничников обвинили в непосредственном содействии нелегальной миграции.

14 июня в ходе известного брифинга в Национальном пресс-центре с участием Романа Протасевича начальник первого главного управления Госпогранкомитета Андрей Филатов назвал фейком информацию о недобросовестной охране госграницы белорусскими пограничниками, мотивировав это тем, что неизвестны ни дата, ни время, когда было сделано видео, обнародованное литовской стороной. Также в ходе брифинга была продемонстрирована сводная таблица по количеству задержанных нарушителей границы между РБ и ЕС за период с 2017-го по первый квартал 2021-го года. В завершении представитель ГПК подчеркнул, что «органы пограничной службы выполняют все обязательства по международным договорам и принятым соглашениям с сопредельными государствами и охраняют границу профессионально».

C:\Users\user\Desktop\FJKtYAc4rwm04Axp7IOnfHt6SH7zoNGJD2RTPQ3P.jpg
Та самая сводная таблица

Ранее, 5 июня, глава МВД Литвы Агне Билотайте заявила о резком росте количества нелегальных мигрантов, проникающих в эту страну через границу с нашей страной: только за первые пять месяцев текущего года в Литву проникло порядка 250 нелегалов, что втрое превышает показатели за весь 2020 год. В тот же день госпожа Билотайте обвинила белорусскую сторону в «ведении гибридной войны против Литвы».

10 июня стало известно, что литовском городе Пабраде началось строительство первого палаточного городка для нелегальных мигрантов, что было вызвано ростом потока нелегальной миграции в Литву. По словам литовской стороны люди, незаконно пересекшие границу с Беларусью, размещаются в Центре приема беженцев в Пабраде, рассчитанном на 240 человек, все места в котором оказались заняты. Работы по подготовке площадки для лагеря, в котором можно будет разместить около 350 человек, ведутся с помощью армии. Несколькими днями раньше литовские пограничники усилили охрану границы с Беларусью, на которую были переброшены пограничники с других участков границы, а также сотрудники Службы общественной безопасности.

C:\Users\user\Desktop\205195816_2812088982379147_4080092276527947174_n.jpg
Палаточный городок для нелегальных мигрантов в Пабраде

17 июня появилась информация о том, что Литва может построить забор на протяжении всей границы с Беларусью. Сообщалось, что рассматриваются два варианта заграждения: одиночный и двойной забор с колючей проволокой или сигнализацией. Общая протяженность белорусско-литовской границы составляет 678,8 километров. В настоящее время забор установлен на протяжении 78 километров, еще 92,5 километров — это водная граница. В итоге забор придется строить на участке протяженностью в 508 километров. По оценкам МВД Литвы, заграждение обойдется в 15 миллионов евро… И дело даже не в деньгах, а в том, что реализация такого проекта не может быть осуществлена за один день.

25 июня пресс-служба МВД Литвы сообщила, что сотрудники из Агентства внешних границ ЕС (Frontex) прибудут в Литву для оказания помощи в охране государственных границ. Прикомандированные офицеры будут работать в районе Капчяместиса и Друскининкая – то есть на наиболее «проблемных» участках белорусско-литовской границы. Они будут наблюдать за государственной границей Литвы в составе патрулей, старшими в которых будут офицеры Службы охраны госграницы. На тот момент для данной работы прикомандировали только шесть офицеров, но их численность будет постепенно увеличиваться. Планировалось, что к середине июля на границе будут работать уже 30 иностранных специалистов, которые должны были прибыть в Литву с собственным оборудованием, вооружением и транспортными средствами. Вот только как долго это усиление будет находится в Литве? И самое главное: 30 иностранных специалистов на 508 километров белорусско-литовской границы — это один человек на почти 17 километров пограничной линии. Так себе усиление, по крайней мере если исходить из имеющихся на данный момент цифр.

C:\Users\user\Desktop\7f93073195a668876b15d92c4a3a3.jpeg
Граница Литвы и Беларуси находится посередине

И вот 21 июня становится известно, что ЕС ввел четвертый пакет санкций в отношении нашей страны: в новый санкционный список попали 78 физических лиц, а также 8 предприятий и компаний, среди которых – МАЗ и БелАЗ. Также почти сразу же против Беларуси были введены так называемые секторальные санкции, ограничивающие отечественную торговлю нефтепродуктами, калием, товарами, использующимися для производства табачных изделий, а также предполагающие некоторые иные ограничения. Правда, очень быстро выяснилось, что все не так уж и страшно, как могло бы быть, потому как секторальные санкции имеют ряд оговорок (например, они не распространяются на контракты, вступивших в силу до 25 июня текущего года, а главное: основной экспортный товар — калий с содержанием 40–60% K2O под санкции не попал), тем не менее, официальный Минск был обязан как-то отреагировать на очередной недружественный шаг со стороны ЕС.

Премьер-министр Роман Головченко тот час же пообещал «адекватные меры реагирования» на санкции ЕС, а Министерство иностранных дел Беларуси выступило с резким заявлением, в котором говорилось, что в ближайшие недели белорусской стороной будут запущены ответные меры. Тогда же некоторые обозреватели предположили, что речь может идти об ограничениях для работы западного бизнеса в нашей стране либо мы можем ответить намного более серьезно, вплоть до национализации крупных белорусских предприятий, принадлежащим резидентам ЕС.

В общем-то, возможности экономического ответа на западные санкции у нас весьма ограничены, а национализация того же А1, как предлагали некоторые «горячие головы», могла бы просто уничтожить нашу репутацию в плане инвестиционной привлекательности на долгие годы вперед. Апрельский запрет на ввоз и продажу товаров Skoda, Nivea и Liqui Moly как ответ на решение отменить проведение чемпионата мира по хоккею в Минске (ведь именно после отказа этих марок выступить спонсорами ЧМ в случае, если бы белорусская часть мирового первенства осталась бы в Минске, и было принято решение забрать у нас чемпионат) было, стало, скорее, ритуальным ответом нашей страны. От подобного протокольного запрета на распространение продукции этих марок большие массы людей, занятых в их производстве, не пострадают. Потому что белорусский рынок для них – это от силы несколько процентов от всех их рынков.

В итоге в ответ на санкции Запада мы «ударили» наших западных партнеров там, где они меньше всего этого ждали. 22 июня, выступая на церемонии по случаю 80-летия начала Великой Отечественной войны, Александр Лукашенко заявил, что Беларусь больше не будет защищать Европу от нелегальной миграции, наркотрафика и контрабанды. Белорусский лидер отметил, что в Литву, Латвию и в Польшу ринулись тысячи и тысячи нелегальных мигрантов, при этом эти страны требуют от Минска защитить их от контрабанды, от наркотиков. «Вы против нас развязали гибридную войну и требуете, чтобы мы вас защищали, как и прежде? Вы нас информационно душите, методично и коллективно. Рушите, пытаетесь убить нашу экономику и ждете, что мы будем тратить сотни миллионов долларов, как и прежде, на защиту ваших геополитических интересов?» — сказал Глава белорусского государства. По словам Лукашенко, «только безумцы» могут рассчитывать на помощь Минска в текущей ситуации. «Хотите, чтобы мы, как прежде, боролись, делайте в этом направлении шаги, а не пытайтесь нас задушить. Это бесперспективно», — резюмировал он. Ту же мысль президент Лукашенко повторил и 2 июля, честно сказав, что «мы не будем больше держать тех, кого вы гнобили в Афганистане, Иране, Ираке. У нас нет на это ни денег, ни сил, в результате ваших санкций».

27 июня министр внутренних дел Литвы Агне Билотайте заявила, что власти ее страны располагают доказательствами причастности белорусских пограничников к ситуации с увеличением нерегулярных мигрантов с территории Беларуси. По ее словам, перевозка одного человека «стоит» 15 тысяч долларов США. Официальный представитель Госпогранкомитета Антон Бычковский парировал эти, судя по всему, голословные обвинения литовской стороны бойкой фразой: «Обвиняете – предоставьте реальные доказательства». И, нужно заметить, что с того момента и до сегодняшнего дня каких-либо доказательств в поддержку слов главы МВД Литвы предоставлено так и не было.

На следующий день МИД Беларуси объявил об ответных мерах на санкции ЕС, введенных неделей раньше. Помните, о чем 26 мая в Овальном зале говорил министр Макей? Теперь наша страна официально приостанавливает свое участие в инициативе ЕС «Восточное партнерство», но самое главное — Беларусь начинает реализацию процедуры приостановки действия Соглашения о реадмиссии с ЕС, согласно которому наша страна была обязана принимать на свою территорию нелегальных мигрантов, пересекших границу между РБ и странами ЕС. Как уже говорилось выше, соглашение о реадмиссии было частью соглашения об упрощении визового режима, в результате чего стоимость шенгенской визы для граждан Беларуси значительно снизилась.

Хотя ЕС и имел формальное право разорвать договор об упрощении визового режима с нашей страной, тем не менее, представитель внешнеполитической службы ЕС Набила Массрали заявила, что Евросоюз этого делать не планирует. Мол, соглашение об упрощении визового режима — это один из наиболее важных инструментов для поддержания тесных контактов между жителями Беларуси и странами Евросоюза. Судя по всему, путем продолжения политики выдачи «дешевых» шенгенских виз заявителям из нашей страны, ЕС, в том числе, планирует поддерживать существующий уровень проевропейских настроений в белорусском обществе. Также в заявлении госпожи Массрали можно увидеть сигнал, что Евросоюз пока что не готов разрывать существующие договоренности между ЕС и РБ, давшиеся ему с таким большим трудом – ведь к их подписанию обе стороны шли не один год.

Правда, уже 12 июля еврокомиссар по внутренним делам Илва Йоханссон допустила, что в ЕС могут обсудить приостановку упрощенного визового режима для нашей страны. Вместе с тем еврочиновник указала на то, что речи о прекращении выдачи виз гражданам Беларуси, конечно же, не идет. Скорее всего, свое грозное заявление госпожа Йохансон сделала под впечатлением от свежих сводок о количестве нелегальных мигрантов, ежесуточно задерживаемых литовскими пограничниками в первых числах июля. Ведь если в двадцатых числах июня на белорусско-литовской границе задерживалось не более 50-ти мигрантов, то уже в первые дни второго месяца лета число таких лиц стало доходить до 150-ти в сутки.

В итоге 2 июля власти Литвы объявили в стране режим чрезвычайного положения в связи с притоком большого количества нелегальных мигрантов. Через два дня погранслужба Литвы заявила о без малого 1100 мигрантов, прибывших в Литву с территории нашей страны. В тот же день, масло в огонь подлил прогноз Белорусского союза журналистов (БСЖ), согласно которому до конца июля в Литву и Латвию могут прибыть более 5000 беженцев африканского и азиатского происхождения, а в случае открытия так называемого «польского коридора», число мигрантов в ЕС, прибывших через Беларусь, можно будет умножить на три.

На данный момент количество мигрантов, ежесуточно задерживаемых польскими пограничниками, по сравнению с «уловом» их литовских коллег выглядит намного скромнее: 6 июля на белорусско-литовской границе было задержано 40 нелегальных мигрантов, 8 июля – еще 49 человек. Тем не менее, число нелегалов, задержанных в Польше на границе с нашей страной уже почти в двое превысило показатель прошлого года: если за весь 2020-й год при нелегальном пересечении белорусско-польской границы было задержано 122 человека, что только за первые шесть месяцев текущего таких лиц уже было 238. Так что «страшилки» от БСЖ, касающиеся т.н. «польского коридора», не являются совсем уж безосновательными.

Но вернемся в Литву, где рядом с центром иностранцев в Пабраде для размещения мигрантов в экстренном порядке был построен палаточный лагерь. Проблема в том, что и этот, по факту уже второй лагерь, очень быстро переполнился – в итоге 5 июля стало известно о планах литовских властей начать строительство нового палаточного городка на 1000 мест. Также МВД Литвы обратилось в местным самоуправлениям с просьбой предоставить информацию о возможности принять мигрантов. Для размещения мигрантов литовские власти планируют построить модульные домики, а в Друскининкайском районе начнут строить ангары.

В первых числах июля был отмечен первый случай нападения мигрантов на литовских пограничников. Во время одного из задержаний 8 мигрантов вели себя агрессивно, пытались атаковать патруль литовского пограничного отряда и оказали сопротивление. Пограничникам пришлось применить слезоточивый газ и произвести два предупредительных выстрела в воздух. Тех, кто оказывал сопротивление, уложили на землю и надели наручники.

А неделей ранее, 23 июня, в центре регистрации иностранцев в Пабраде, вспыхнули беспорядки: мигранты не подчинились требованиям пограничников и попытались вырваться из центра. Для предотвращения бунта и беспорядков пограничники применили слезоточивый газ и два раза выстрелили в воздух резиновыми пулями из помпового ружья. В итоге мигранты вернулись в палатки, ситуация нормализовалась, медицинская помощь никому не понадобилась. Эти два эпизода красноречиво свидетельствуют, что ситуация с мигрантами на белорусско-литовской границе продолжает ухудшаться.

C:\Users\user\Desktop\_119320072_pabrade-konstantinsednevpostimeesgrupp.jpg
Мигранты в палаточном городке в Пабраде

Инцидент в центре регистрации иностранцев в Пабраде лично мне напомнил беспорядки в лагере мигрантов во французском Сангатте, имевшие место в 2001-м и 2002-м годах. Тогда мигранты предприняли несколько массовых попыток прорваться через ограждения в поезда, направлявшиеся в Великобританию, после чего Франция была вынуждена поставить охраняемые заграждения вокруг евротоннеля. В 2002 году центр для беженцев в Сангатте был закрыт, после того как Британия согласилась принять некоторых находящихся там мигрантов. По состоянию на 2002-й год там проживало 1500 человек. Порядок цифр очень близок к количеству мигрантов, перешедших белорусско-литовскую границу и находящихся в настоящее время в центрах содержания в Литве. К сожалению, нельзя исключать, что беспорядки, аналогичные произошедшим в Пабраде 23 июня, не могут повториться в будущем.

9 июля военные Литвы начали установку барьера на границе с Беларусью. Планируется, что ограждение будет установлено на 30-километровом наиболее проблемном участке белорусско-литовской границы. В тот же день появилась информация, что ЕС не планирует финансировать постройку этих заграждений – об этом сообщил представитель Еврокомиссии. Тем не менее, по словам еврочиновника, общеевропейские финансы, в первую очередь, направляются на целостные решения в части управления границами, которые должны гарантировать то, что «незаконные пересечения не останутся незамеченными», а также эффективно и быстро помогать в управлении миграционными потоками. Правда, тут же добавил, что Еврокомиссия готова в дальнейшем помогать Литве в этом вопросе, как в оперативном, так и в финансовом плане. 

Через два дня глава Frontex Фабрис Леггер сообщил, что он активировал механизм оказания экстренной помощи на границе и этот механизм в короткие сроки должен будет сформировать запрошенные Литвой силы охраны границы: в Литву будет отправлено подкрепление — переводчики, персонал для работы с мигрантами, вооруженные патрули. Для усиления контроля литовской границы с Беларусью будет отправлен вертолет из Польши, а также будет согласована отправка дополнительного вертолета из Германии. Вероятно, это и есть помощь «в оперативном плане», о которой говорил представитель Еврокомиссии.

C:\Users\user\Desktop\Migrants_in_Hungary_2015_Aug_018.jpg
Мигранты пересекают сербско-венгерскую границу (август 2015 года)

Глава МИД Беларуси Владимир Макей в интервью телеканалу Russia Today прокомментировал строительство Литвой стены очень просто, сказав: «Ради бога, пусть строят. На сей счет уже … все сказали». После чего еще раз напомнил, что из-за секторальных санкций Беларуси приходится изыскивать средства на финансирование проектов, выгодных «для общества и государства». И добавил, что пусть власти сопредельных государств теперь не обижаются на то, что к ним «побежали мигранты». Поскольку теперь «средства, которые выделялись на охрану границ» пойдут на «нужды простых людей».

Строительство «стены» на белорусско-литовской границе 13 июля прокомментировал представитель Госпогранкомитета Антон Бычковский. По его словам, в ГПК Беларуси отнеслись с пониманием к тому, что Литве пришлось строить ограждение из-за нелегалов. Однако, как уточнил представитель Госпогранкомитета, Беларусь еще весной озвучила проблему роста незаконной миграции. Тем не менее тогда ее никто не услышал. Поэтому в ГПК считают, что Литва в какой-то мере сама спровоцировала увеличившийся поток нелегальных мигрантов.

Как говорится, лучшая защита – это нападение. В тот же день литовский министр обороны Арвидас Анушаускас заявил, что нелегальных мигрантов в Беларуси инструктируют «люди в камуфляже», которые рассказывают, как уничтожить документы, а также как вести себя во время первичного опроса, что можно говорить, а о чем лучше промолчать. Источником этой информации, со слов министра, выступили… сами задержанные нелегалы. А Сейм Литвы пошел еще дальше и официально признал наплыв мигрантов из Беларуси гибридной агрессией против Литвы, после чего даже принял соответствующую резолюцию, которая, в том числе, предлагает считать каждого иностранца из третьих стран, пересекшего нелегально границу и не имеющего документов, вероятным участником этой самой гибридной агрессии — и далее все в таком же духе.

Количество задержанных литовскими пограничниками мигрантов в последние время день ото дня довольно сильно различается. 6 июля было задержано 131 человек, 9 июля – 37, 10 июля – 31, 13 июля – 56, 15 июля – 57, 16 июля – 107, 17 июля – 121, 18 июля – 41, 19 июля – 32 человека. Стабильно одно: ежесуточно в Литве задерживаются десятки мигрантов и где гарантия, что эти цифры не вырастут в самое ближайшее время? Ведь лето только лишь пересекло свой меридиан, а власти Литвы уже отметили более чем двадцатикратный рост количества лиц, попавших на литовскую территорию нелегально, по сравнению с цифрами прошлого, «ковидного» года, когда мир почти остановился и самолеты не летали. Более того, допускаю, что некоторым отдельным мигрантам или даже целым группам таких лиц все же удается благополучно пересечь границу и уйти вглубь Литвы и далее – на запад. Это косвенно подтверждают сообщения литовских СМИ, рассказывающих о том, как жители приграничных районов встречали людей «нелитовской» наружности, спрашивавших у них, в какой стороне находится Париж. Тогда насколько нужно умножать имеющиеся цифры задержанных мигрантов, чтобы увидеть реальный масштаб проблемы?

C:\Users\user\Desktop\0622-migrantai1-54285.jpg
Одна из групп мигрантов, задержанная литовскими пограничниками

При этом существует достаточно высокая вероятность напряжения внутренней ситуации в Литве по причине усиления ксенофобских настроений в литовском обществе в случае взрывного роста числа мигрантов, аккумулируемых на литовской территории, что при определенных условиях даже может угрожать политическому будущему сил, находящихся сейчас у власти в этой прибалтийской стране.

Еще один важный аспект. Значительное число мигрантов попадают на территорию Литвы без документов, поэтому об их гражданстве и стране происхождения можно судить только с их слов. На середину июля вообще неидентифицированными оставались более пятисот человек. Также отсутствие бумаг осложняет и без того долгий процесс рассмотрения заявок на статус беженца – ведь даже при наличии документов он может длиться несколько месяцев. А пока рассматривается вопрос о предоставлении или отказе в убежище, мигранты не имеют права работать, но Литва обязана обеспечить их жильем и питанием: содержание каждого человека в центре временного содержания (учитывая затраты на охрану и обеспечение порядка) обходится Литве примерно в 20-30 евро в день. Несложно посчитать, в какую сумму в годовом исчислении обойдется содержание только более двух тысяч уже находящихся в Литве мигрантов – и это без учета тех, которые могут оказаться на литовской территории в ближайшее время.

C:\Users\user\Desktop\Wien_-_Westbahnhof,_Migranten_am_5_Sep_2015.jpg
Мигранты на Западном вокзале Вены, ожидающие поезда в Мюнхен (сентябрь 2015-го года)

Для подавляющего числа мигрантов Литва – не более, чем страна транзита. Вот только подав прошение на получения убежища, мигрант обязан дожидаться решения в той стране, в которой он его и подавал. И что будут делать с теми, кому откажут в предоставлении убежища? Ведь, опять же, большинство задерживаемых мигрантов в Литве не имеют при себе каких-либо документов, что крайне затрудняет даже теоретическую высылку в страну, гражданами которой они являются.

Пока работал договор о реадмиссии – таких лиц еще можно было возвратить в Беларусь – но сейчас это будет, скорее всего, невозможно. Поэтому все пребывающие сейчас в Литву мигранты так и останутся там в обозримом будущем. И это при условии, что многим из них не удастся сбежать из мест временного содержания и все-таки добраться до стран вожделенной западной Европы (куда подавляющие большинство из них, собственно, и стремится).

Кстати, по данным Института экономики Германии, содержание одного мигранта обходится в 2500 евро в месяц – и это только прямые расходы. На сегодняшний день в той же Германии находятся 270 тысяч человек, не имеющих статуса беженца и по данным за 2019-й год их содержание обошлось немецкому правительству в 8 (!) миллиардов евро. Судя по всему, в ЕС не до конца не понимают, что перспектива разорвать белорусско-европейское сотрудничество в вопросах противодействия нелегальной миграции ударит, в первую очередь, по самому же ЕС. В этой связи вспоминается миграционный кризис 2015-го года, когда в течении одного года в Европейский союз прибыло, по разным оценкам, от 1 до 1,8 миллиона беженцев и нелегальных мигрантов (для сравнения, в 2014-м году их было всего 280 тысяч).

Разумеется, количество мигрантов из стран ближнего Востока, оказавшихся в Литве в текущем году, пока что не идет ни в какое сравнение с тысячами африканских мигрантов, еженедельно штурмующих южные морские границы ЕС. Но где гарантия, что уже в ближайшее время миграционные потоки из той же Африки не могут быть перенаправлены в ЕС через нашу страну? Ведь по степени риска пересечение сухопутной границы между Беларусью и Литвой не идет ни в какое сравнение с перспективой утонуть в Средиземном море на утлом суденышке…

C:\Users\user\Desktop\7b56498dc6f6df1dce2526048dece245.jpg
Средиземноморский путь мигрантов в Европу

6 июля Александр Лукашенко в ходе совещания о противодействии санкциям заявил, что Беларусь продолжит заниматься пограничными вызовами, но только в той мере, в какой это будет ей выгодно. Речь идет о ядерном нераспространении, борьбе с нелегальной миграцией, контрабандой и международной организованной преступностью. Глава государства отметил, что не собирается удерживать в Беларуси мигрантов, которые направляются в ЕС, но допустил возможность переговоров в вопросе совместного противодействия нелегальной миграции. «Еще раз подчеркиваю: мы, как занимались на границе основными вызовами, которые были раньше, так и занимаемся. Но мы это будем делать так, как это выгодно нам и на сколько финансово мы сможем это обеспечить. Если кто-то хочет больше — пожалуйста, мы готовы сесть за стол и договориться, на каких условиях мы это будем делать», — сказал он.

В тот же день Глава МИД РБ Владимир Макей еще раз анонсировал приостановку соглашения о реадмиссии с ЕС в скором времени, после чего добавил, что вопрос уже запущен. Вместе с тем Макей подчеркнул, что Минск всегда оставляет форточку, говоря именно о «заморозке» действия соглашения, а не о его разрыве – причем делается это в первую очередь не для себя, а для западных партнеров.

Хочется надеяться, что в один прекрасный день наши западноевропейские партнеры поймут, что в санкционном давлении на Беларусь они зашли слишком далеко и, во-первых, санкции не приносят ожидаемых для них результатов, а во-вторых – бьют по самому же ЕС, причем с неожиданной стороны (например, увеличение в десятки раз числа нелегальных мигрантов в Литве и Польше) – после чего санкции ЕС в отношении белорусских предприятий могут быть отменены. Это, по ряду причин, сможет довольно быстро остановить поток нелегальных мигрантов в ЕС через нашу территорию. Вот только как скоро это произойдет и сколько еще тысяч (или десятков тысяч?) мигрантов окажется в той же Литве, до того момента, когда ЕС приостановит действие своих санкций?

Александр Телевич

Back to top button