Мнения

Почему мы такие или не только о параде на День независимости

19 декабря 2019 года Президент Александр Лукашенко провел заседание Совета безопасности, на котором обсуждались вопросы планирования обороны страны и дальнейшего развития белорусской армии. Глава государства еще раз напомнил, что «белорусская армия никогда никому не угрожала, не угрожает и угрожать не собирается. Она является инструментом недопущения войны, а в случае агрессии должна быть способна не только ее отразить, но и нанести неприемлемый ущерб противнику. Основное предназначение Вооруженных Сил заключается в защите суверенитета, независимости и территориальной целостности страны».

В последние дни декабря-месяца, наконец-то по-настоящему ставшего зимним, всегда приятно вспоминать о теплых и солнечных днях лета. Ведь именно 3 июля каждый год в центре Минска проходят грандиозные торжества по случаю празднования Дня Республики, неотъемлемой частью которых являются масштабный военный парад, творческое представление и праздничный салют. 

Порассуждать о целях, плюсах и минусах проведения данного мероприятия будет также актуальным в контексте постоянных стенаний некоторых представителей оппозиции на тему «возможной сдачи нашей страны России» и уличных акций в защиту независимости Беларуси, проходивших в Минске и нескольких других городах страны в декабре 2019 года.

Идея проведения военного парада 3 Июля имеет как немало сторонников, так и немало противников. Любопытно, что число последних, если верить некоторым источникам, пусть и незначительно, но увеличивается на протяжении нескольких последних лет. Основной аргумент против столь помпезного празднования – его дороговизна. Из года в год, мероприятие не только не становится более скромным по сравнению с предыдущими праздниками, а наоборот, его размах (и соответственно, примерная стоимость) лишь увеличивается. Зачем власть все это делает и именно так?

Существует распространенное мнение, что военный парад на День Республики проводится с целью показать всю мощь нашей армии и ее готовность защитить страну, если это потребуется. Речь идет о возможных внешних угрозах, часть которых в последние годы называют гибридными. В некоторых кругах активно высказываются мнения, что после «Крыма-2014» «Минск ощущает определенные угрозы со стороны Москвы». Подобные «страшилки» особенно часто появлялись в некоторых СМИ летом 2017 года во время подготовки к проведению совместных российско-белорусских учений «Запад-2017». Страшилки-страшилками, но в начале 2016 года были внесены изменения в нашу военную доктрину, вводящие в нее понятие «гибридных войн». 

Вообще получается довольно занятно: с одной стороны, в параде 3 июля принимают участие российские военные в качестве ключевых партнеров, а с другой – упомянутые выше показательные изменения в нашей военной доктрине. Собственно, про угрозу с востока никто прямо не говорит, как и наши западные соседи ни в коем случае напрямую не упоминаются. Но если сохраняется хотя бы минимальная вероятность угрозы, значит нужно, как говорили викинги, «свое оружие всегда содержать в полном порядке». И не только оружие, но и мышление в целом.

События марта 2003 года в Ираке, когда армия и народ в считанные недели просто «сдали» политическую элиту (да и, как оказалось, страну тоже) иностранной армии, судя по всему, многому научили белорусские власти. Один из видов обеспечения войск — морально-психологическое обеспечение (МПО). Это комплекс мероприятий, направленных, в первую очередь, на поддержание высокого морального духа личного состава. И вот, в случае чего, чтобы не произошло «как в Ираке в 2003 году», мероприятия по линии МПО в Беларуси проводятся постоянно, причем их целевой аудиторией является все население страны. Может поэтому так много социальной рекламы на бигбордах на тему «спасибо за чистое небо» и т.д. Объективности ради вынужден сделать предположение, что иногда для этих рекламных щитов просто нет коммерческой рекламы в достаточном количестве – вот и приходится заполнять их цитатами из Государственного гимна на фоне марширующих десантников. 

Из года в год высказываются предложения перенести парад из центра Минска на некое большое поле за пределами столицы. История знает немало удачных примеров проведения массовых акций с военным уклоном вне центра большого города: это и известные авиа-мероприятия в Тушино (в 1930-е годы это была отдаленная окраина Москвы), и военные парады на территории будущего берлинского аэропорта «Темпельхов» в XIX веке и так далее.

Действительно, в век телевиденья и интернета столь массированное военное празднество вовсе не обязательно проводить у подножия стелы «Минск – город-герой». Вместе с тем, военный парад проводится именно в центре белорусской столицы. Возможно, из-за схожести картинки (движение в колоннах большого количества военных и боевой техники посреди города) наш парад часто сравнивают с аналогичными мероприятиями, проводящимися в столице Северной Кореи. Лично мне видится внешняя схожесть с размашистым празднованием 40-летия образования ГДР в сердце Восточного Берлина в октябре 1989-го года. А вот дальнейшие стремительные события в «нашей части Германии» никакого отношения к тому параду не имеют и тем более их не нужно пытаться искусственно переносить на сегодняшнюю Беларусь. Для запросов на столь радикальные изменения в обществе, как это было у восточных немцев в 1989 году, у нас сегодня просто отсутствует социальная база. В том числе, благодаря грамотным действиям нашей власти по линии все того же МПО: такое масштабное празднование Дня Республики, да еще подкрепленное демонстрацией военной мощи белорусской армии, наоборот, только конструирует и укрепляет патриотические настроения граждан.

Определенная степень милитаризированности нашего общественного сознания обусловлена нашей же исторической памятью. У нас на протяжении нескольких последних веков были то война, то подъем национального самосознания и часто следующее за ним народное восстание. Затем рефлексия (нередко длительная). Затем новый виток пробуждения национального самосознания, ведущий непременно к новому восстанию… А тут вполне могла и очередная война подоспеть, будучи развязанной либо иностранной страной, либо центром государственного образования, в которое на тот момент входили белорусские земли. Бывали, к сожалению, и предельно драматичные эпизоды, когда белорусам приходилось воевать против белорусов, трагическим образом находящихся по разные стороны воюющих сторон. Как это было, например, в 1944 году в битве под Монте-Кассино.

Определенная степень здоровой воинственности — это вообще часть нашего социокультурного кода. Когда сыну моего знакомого было лет 5-6, у этого ребенка почти не было военных игрушек. На мой резонный вопрос, мол, почему так, приятель ответил, что таких игрушек нормального качества попросту нет в продаже. А те, что есть – родители парня просто стесняются покупать: действительно, какому отцу захочется, чтобы его наследник играл с розовым танком?

Мое детство пришлось на 80-е годы ХХ века и игры в «войнушку» были абсолютно нормальным явлением, а ассортимент магазинов детских игрушек радовал «юных милитаристов» своей инвариантностью. В нашей культуре исторически принято воспитывать девочек как будущей матерей и хранительниц домашнего очага, а мальчиков – как будущих защитников Родины и своей семьи. 

Если в большинстве стран западной и центральной Европы служба в армии по призыву отменена, то в Беларуси она сохраняется. Да, в ее отношении звучит немало нареканий и нередко здравых предложений по ее реформированию и дальнейшему переходу к формированию армии по контрактному принципу, но не об этом сейчас идет речь. Для многих наших соотечественников служба в армии по призыву является одним из доступных пресловутых социальных лифтов. Наличие возможности службы по призыву вовсе не есть плохо – ведь если воспользоваться возможностью «отдать свой священный долг Родине», то после этого можно устроиться на работу в органы МВД (что особенно актуально для небольших населенных пунктов), либо получить некоторые иные бонусы от государства. В народе раньше даже было популярно выражение «парень, который не служил в армии, это как женщина, которая не рожала». Правда, за два последних десятилетия подобное отношение к проблеме постепенно отмирает, но по причинам уже несколько иного характера.

В некоторых странах Запада однополые брачные союзы не только разрешены, более того – лицам, состоящим в подобных браках, закон позволяет рожать либо усыновлять (удочерять) детей, признавая однополых супругов родителями ребенка в равных правах. Более того, существует «Всемирный День уничтожения военной игрушки» (также известен как «День отказа от военной игрушки»), отмечаемый 7 сентября… Вот вам и полное размывание традиционных ценностей семьи, исторически принятых в большинстве европейских обществ. К чести нас, мы пока что еще относимся к той части Европы, где детей в основной массе готовят к будущей взрослой жизни, в зависимости от пола ребенка, вкладывая в них традиционные роли.

Да, с 1 июля 2016 в Беларуси, спустя более чем десятилетие дискуссий на эту тему, наконец-то появилась альтернативная служба. И это замечательно, что у военнообязанных граждан, но нежелающих брать в руки оружие по религиозным соображениям, теперь есть возможность отслужить «альтернативно», но в общей массе такой вид прохождения службы погоды не делает – данный вариант замены срочной службы в ВС РБ пока что выбирают единицы призывников. 

В этой связи мне вспоминается забавный анекдот. Если представители сексуальных меньшинств так любят парады, по почему они не хотят служить в армии? 

Действительно, парады у нас, что называется, в крови. Например, достаточно вспомнить парады физкультурников на Красной площади в Москве в 1930-е годы или известный парад партизанских формирований, прошедший в только что освобожденном от немецко-фашистских захватчиков Минске 16 июля 1944 года. Справедливости ради необходимо отметить, что проведение того партизанского парада ставило перед собой вполне прозаичную задачу, а именно: вывести из лесов всех партизан и лиц, причисляющих себя к таковым. Кто не вышел из лесу – тот подлежал уничтожению. 

А вообще наши парады – это один из наших национальных брендов (пусть, отчасти, это и является наследием советской эпохи, обильно сдобренным нашим суверенным колоритом). Ведь как «человек западный» видел СССР? Очень часто только по телевизору, где ему показывали картинку с парада на той же Красной площади по случаю 7 ноября. Примерно так, как мы сейчас привыкли видеть Северную Корею. Конечно же, подобное сравнение выглядит не очень «модным». Но, очень надеюсь, что объективным. 

Не скрою, но мне было забавно слышать, как в одном из рекламных роликов Сочи как города-кандидата на проведение зимней олимпиады 2014 года, задорно составленного из «штампов» о России, и поэтому хорошо понятных западной аудитории, таких как Хохлома, «в России медведи по улицам ходят», звучало также «мы помним известные парады».

В последние годы в Беларуси много говорится о стимулировании въездного туризма. В туристическом бизнесе есть довольно узкий сегмент – event-туризм: это когда люди специально приезжают для того, что стать свидетелем того или иного события или даже самим поучаствовать в нем. Быть может, это может прозвучать не совсем патриотично, но торжественное мероприятие в Минске на День Республики и следующие за ним народные гуляния вполне могут стать одним из «магнитов» для привлечения иностранных туристов. Например, военнослужащие Роты почетного караула, виртуозно «жонглирующие» винтовками – действительно бесподобны. Конечно, можно возразить, что солдаты индийской армии на одном мотоцикле на свой День Независимости вытворяют и не такое – но тут уж кому что больше нравится. И если Индия далеко – то Минск вот он, всего каких-то 550 километров к востоку от Варшавы. 

И совершенно не нужно стеснятся, что вслед за «коробками» воинских подразделений и колонной военной техники до 2018 года следовали трактора и прочая сельхозтехника, а за ней – телевизоры с холодильниками на грузовиках. Были бы мы бразильцами – это мог бы быть кофе в мешках, были бы исландцами – была бы селедка в бочках. Можно, конечно же, спорить, но в нашем есть параде свой, неповторимый шарм. Кстати, именно в 2018 году организаторы «гражданского» парада отказались от «трешевого» по мнению многих обозревателей участия в мероприятии «унитазов на грузовиках», вернее, данный формат празднования в тот год благополучно перекочевал из столицы в регионы. 

Цели проведения парада 3 Июля условно можно разделить на внутренние и внешние. Если внешние можно примерно выразить словами известной песни про «броня крепка и танки наши быстры» (а дальше — пусть наши соседи и иные иностранные партнеры додумывают себе сами), а также картинкой, наглядно демонстрирующей всем злопыхателям, что в экономике у нас в полный порядок, раз страна проводит такие парады, то с внутренними целями дело обстоит куда интереснее. 

Здесь во главу угла положено укрепление морально-патриотического духа, как военных, так и гражданских. Народ любит зрелища, тем более, если для него они еще и условно бесплатные. Например, в июне 2017 года Президент Лукашенко приказал не жалеть средств на организацию военного парада ко Дню Независимости и провести его на высоком уровне. Противники власти в целом и идеи проведения парадов в частности утверждают, что для рядового гражданина сие мероприятие ни разу не бесплатное – за него де-факто платит каждый житель страны. Кроме того, в экономике страны далеко не все гладко и в нынешней ситуации было бы экономически целесообразно провести мероприятие гораздо скромнее, а в идеале – вообще отказаться от подобных помпезных и дорогостоящих торжеств. Меньше праздников – больше новых станций метро, а еще лучше – жилья для молодых семей и прочего улучшения инфраструктуры. А тут деньги на воздух в прямом смысле: после сухопутных войск обычно проходит парад воздушных судов и вечером – красочный и долгий салют. 

Но в итоге даже меня при всем моем довольно критичном отношении ко многим действиям белорусской власти обуревает гордость за страну, когда я вижу 3-го июля летящие над Минском самолеты и вертолеты (причем их много и они – разные). Значит работает. Цели мероприятия по конструированию и укреплению патриотических чувств у населения и высокого морального духа у военных достигнуты. 

Но вернемся на землю. Проведение парада стоит действительно немало — называются суммы, начинающиеся от 10 миллионов долларов США в эквиваленте. А с другой стороны, в масштабах страны — это не так уж и много. И «цена» парада явно не идет ни в какое сравнение со средствами, выделяемыми на оборону. А испорченное дорожное покрытие во время подготовки и проведения парада каждый год, равно как и вывернутый при ДТП с танком фонарный столб во время репетиции парада-2017 – это просто «издержки производства». Конечно же, тяжелая бронетехника, передвигающаяся в городских условиях на довольно высоких скоростях – это в определенной степени действительно небезопасно. А самолеты, летающие над жилыми домами – тем более. Но это все является неотъемлемой частью мероприятий, направленных на укрепление патриотической составляющей общества, о которой я писал выше. А вот информация о фактах, когда пожарные машины не смогли проехать в месту их вызова из-за перекрытого главного проспекта столицы по причине репетиции парада, отчасти могут способствовать некоторому росту общественного недовольства идеей проведения парада в центре Минска. 

В июле 2017 года петиция с требованием прекратить проведение военных парадов в Минске, размещенная на сайте «Удобный город», набрала чуть больше 9000 тысяч подписей. В 2016 году петицию с таким же требованием подписало лишь 3000 человек. Вполне возможно, что в авторы петиции-2017 просто лучше разрекламировали свою акцию. А может, им просто помог инцидент с «танком и колонной освещения». В любом случае власти стоит прислушиваться к мнению этих нескольких тысяч граждан, подписывающих в интернете подобные петиции. Особенно, если общественная озабоченность данной проблемой в последующем продолжит расти. 

Во время проведения праздничного салюта 3 июля 2019 года произошла трагедия: погибла женщина, несколько человек пострадало. К чести белорусской власти, негативный резонанс в обществе удалось очень быстро заглушить, быть может, в первую очередь благодаря тому, что власти не стали замалчивать произошедшее и его трагические последствия. Тем не менее, данный инцидент может стать еще одним камнем в огород сторонников столь масштабного празднования праздника именно в центре столицы. Сюда же можно отнести критику авиапарада над жилыми кварталами столицы: даже при всей надежности современной авиации и чрезвычайно высоким требованиям безопасности использования воздушных машин конкретно в параде 3 июля многие опасаются возможной трагедии в воздухе и, следовательно, на земле. Не дай Бог, конечно же, но если что – в этом случае реальные имиджевые потери для власти будут несоизмеримо серьезнее, нежели заработанные «репутационные очки» от проведения парадов в целом.

Но даже при всех мерах безопасности, применяющихся при подготовке и проведении празднования Дня Республики, отношение в обществе к столь грандиозному и дорогому мероприятию может поменяться с плюса на минус. При определенном стечении обстоятельств (например, при ухудшении экономической ситуации в стране) возможно усиление критического отношения к идее парадов в духе известного «для чего нужны наши ракеты на Кубе если у нас в продаже нет мяса?». Конечно, мы живем сейчас в иной общественно-экономической формации, когда мясо в магазинах есть, как правило, всегда – просто можно не иметь денежных средств для его приобретения. Но учащение в народе подобного «роптания» будет сразу «минус один к карме» власти. То есть, с одной стороны, проводя каждое лето столь масштабное и дорогое культурно-просветительское мероприятие, коим является парад, власть стремиться направить общественное сознание в морально-патриотическое русло, нужное ей, в то время как противники власти, критикуя идею парада за его дороговизну и потенциальную опасность, называя его не иначе как «пир во время чумы», могут попытаться направить отношение масс в свое, «оппозиционное». Что-то вроде приснопамятного «не стоило передавать в дар Египту Асуанскую плотину, коль самим нечего кушать скоро настанет».

Столь «точечная» критика в целом не может подорвать позиций белорусской власти – но может добавить еще одну каплю в чашу народного терпения. И чтобы как-то выпарить эту совершенно ненужную каплю (да, по большому счету – и незаслуженную; власть ведь в том числе и для нас старается, организуя такие парады) нашей власти придется дополнительно «насыпать конфет» обществу: как вариант, попытаться ускорить выполнение плана «всем реально по 500», может как-то еще. Ведь степень уровня патриотизма – понятие эфемерное, а разбиваемый из года в год асфальт центральных улиц столицы, тем более в нынешний век, когда каждый человек с мобильным телефоном может выступать как «сам себе медиа», видят все. 

Вместе с тем, небезынтересным будет упомянуть и о творческом представлении, продолжающем торжества в след за военным парадом. Если в 2019 темой представления стало 75-летие освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, то в 2018, и это очень интересно, превалировала тема «года малой Родины»: особенно органично смотрелись дети с гербами населенных пунктов страны, вместе соединяющихся в конце представления в государственный герб Республики Беларусь. В 2016 году представление называлось «Са святам, любая Айчына», основным мотивом которого была «вышиванка»: на участниках выступления были «вышываныя» рубахи, полотнища-«вышиванки» были использованы в качестве элементов танца. В 2016 году данное представление продолжило общий тренд на т.н. «мягкую белорусизацию», запущенный белорусскими властями. 

Проведение парада 3 июля как механизм воздействия на общественное сознание несет в себе множество скрытых возможностей. Например, вдруг наша власть, по неким конъюнктурным причинам, которые сегодня еще могут вообще не существовать, в один прекрасный июль захочет еще больше, чем есть сейчас, дистанцироваться от т.н. «русского мира» и в одном из будущих парадов по случаю Дня Республики примет участие подразделение, реконструирующее, допустим, «Крылатых гусар» — элитные кавалерийские части армии Речи Посполитой, при непосредственном участии которых в 1610 году была взята Москва? Собственно, а что тут такого – у нас, вообще-то, очень древние (и не менее славные) воинские традиции… 

Это конечно же из области фантастики. Пока что. Но, простите, кто из участников и зрителей того парада в Восточном Берлине в октябре 1989 года мог предположить, что уже через месяц Берлинская стена станет частью истории? Вот и мы сегодня не можем предугадать, куда нас выведет кривая дорожка т.н. «мягкой белорусизации», время от времени то сворачиваемая, то разворачиваемая снова белорусскими властями. Но давайте хотя бы на минуту представим себе строй «крылатой гусарии» на параде 3 июля в Минске… метаморфозы отношения к нашей истории наверху могут быть поистине удивительными. Даже становится интересно, чем тогда станут упрекать нашу власть ее противники и какие аргументы будут выдвинуты против этих парадов со стороны национально-ориентированной части общества?

Празднование Дня независимости именно в таком формате являет собой одну из социальных технологий, используемых белорусской властью в последние годы, и эта довольно действенная технология помогает ей доносить свои посылы обществу и остальному миру. Поэтому расслабьтесь: парады 3 июля будут проводиться в нынешнем формате еще, как минимум, на протяжении нескольких ближайших лет, правда и без «крылатых гусар». По крайней мере, до определенного момента.

Александр Телевич

Метки (тэги)
Кнопка «Наверх»
Закрыть